Главная » Книги

Востоков Александр Христофорович - Стихотворения, Страница 6

Востоков Александр Христофорович - Стихотворения


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

nbsp;
  
   Дарит победы им несправедливы:
  
   30
  Они, при всех своих делах,
  
  
   Нередко суть в ее очах
  
  
  
  Разбойники счастливы,
  
  
  Что? - в страхе всю когда Италию представлю,
  
  
  Весь Рим в крови - добром я Силлу помяну?
  
  
  И Македонского за то царя прославлю,
  
  
  За что я Аттилу как варвара кляну?
  
  
   Приму я храбрость ту за добродетель,
  
  
   Что в грудь мне хладно меч вонзит?
  
  
   И должен я того хвалить,
  
   40
   Кто общих бед содетель?
  
  
  Какие видим мы черты в бытописаньях,
  
  
  Завоеватели свирепые, о вас?
  
  
  О дерзких замыслах, обширных начинаньях -
  
  
  Законных здесь царей престол тиран потряс,
  
  
   Опустошает ратник сел обилье,
  
  
   Огнем стремится грады стерть -
  
  
   Там стар и млад приемлют смерть,
  
  
  
  Там жен и дев насилье.
  
  
  О, неразумные! о, сколь мы слепо судим,
  
   50 Когда уже сии нас подвиги дивят;
  
  
  Ужели царь велик в уничиженье людям,
  
  
  И только ль славе он, вредом гремящей, рад,
  
  
   Что грабежом себе, убийством стяжет?
  
  
   Сей образ на земле богов
  
  
   Одним ли верженьем громов
  
  
  
  Свою нам мочь окажет?
  
  
  Но пусть бы не было без ратных дел возможно
  
  
  И без трудов стяжать едину, прочну честь, -
  
  
  Скажите, кто свои победы мог неложно
  
   60 К искусству своему и к храбрости причесть?
  
  
   Кому случайность тут не помогала?
  
  
   Неопытен, строптив Варрон
  
  
   Навлек Эмилию урон,
  
  
  
  Прославил Аннибала.
  
  
  Кому же истое припишем мы геройство
  
  
  И слава, собственно, кому принадлежит?
  
  
  Царю, в ком правота и мир - суть сердца свойство.
  
  
  Который подданных блаженством дорожит;
  
  
   Льстецов тенетами не уловленный,
  
   70
  Прямой Отечества отец,
  
  
   Приемлет Тита в образец
  
  
  
  К щедроте ежедневной.
  
  
  Пусть тот, кто в храбрости всю добродетель ставит,
  
  
  Себе бы Сократа вообразил царем,
  
  
  Что вместо Клитова убийцы царством правит:
  
  
  Примерный царь, - не царь, но бог сиял бы в нем,
  
  
   Который осчастливит миллионы;
  
  
   Но сколько бы, напротив, мал
  
  
   На Сократовом месте стал
  
   80
   Завоеватель оный!
  
  
  Престаньте ж, витязи, хвалиться тщетным видом
  
  
  Лавровых сих венцов, на них же кровь и прах!
  
  
  Тиран, сообщник хитр Антонию с Лепидом,
  
  
  Вотще б рассеевал по всей вселенной страх:
  
  
   Он Августом отнюдь бы не нарекся,
  
  
   Когда б, в противность прежних дел,
  
  
   О правде он не порадел
  
  
  
  И в милость не облекся.
  
  
  Несчастием свое геройство искусите,
  
   90 О пресловутые геройские главы!
  
  
  Измену счастия, не изменясь, снесите!
  
  
  Пока оно вам льстит, дотоле мочны вы!
  
  
   Но в малом чем запнет вас рок противен -
  
  
   Личина сорвана долой,
  
  
   Исчез блистательный герой,
  
  
  
  И слабый смертный виден.
  
  
  Немногие тому усилия потребны,
  
  
  В завоеватели кто хочет быть включен;
  
  
  Но тот, кто победить умеет рок враждебный,
  
   100 Заслуживает быть Великим наречен.
  
  
   Ничто его достоинств не отъемлет;
  
  
   Тивериевых шум побед
  
  
   И Варуса постигший вред
  
  
  
  Он равнодушно внемлет.
  
  
  В несчастья никогда дух бодрый не теряя,
  
  
  А упоение благополучных дней
  
  
  Всегда спасительной боязнью умеряя, -
  
  
  Биемый вихрем бед, он глубже и сильней
  
  
   Во добродетели укоренится,
  
   110
  Фортуна может нас забыть,
  
  
   Но мудрый должен твердым быть:
  
  
  
  Судьба переменится.
  
  
  Вотще Энею зло Юнона умышляла:
  
  
  Премудрость! ты ему покров необорим:
  
  
  Его потомков ты в несчастьях укрепляла,
  
  
  Доколе наконец победоносный Рим
  
  
   Пунически сверг стены в прах - сторицей
  
  
   Своих героев смерть отмстил
  
  
   И тамо лавры возрастил,
  
   120
   Где были кипарисы.
  
  
  1805
  
  
  
  19. ГИМН УСЛАЖДЕНИЮ
  
   (Из Лафонтеновой "Amours de Psyche...")
  
  
   О Душенькино порожденье,
  
   Которого она Амуру родила!
  
  
   Божественное _Услажденье_,
  
   Без коего б и жизнь не жизнью нам была!
  
   Всех тянет твой магнит, всему дает движенье.
  
   Мы для тебя несем опасности, труды:
  
  
   И полководец, и простой воитель,
  
  
   Последний раб и мощный повелитель -
  
   Все пореваются для сей единой мзды.
  
  
   Когда б и нам, питомцам Аполлона,
  
   Себя хвалы молвой приятной не пленять
  
  
   И льстивого сего для слуху звона
  
   За весь наш труд себе в награду не вменять,
  
  
   Зачем бы нам и сочинять?
  
   Что пышно славою у нас именовали,
  
  
   Сей Олимпийских игр венец,
  
  
   Чем победителей увенчевали,
  
   Не Услажденье ль то? Не ты ль кумир сердец?
  
   И в самой неге чувств приманка не твоя ли?
  
   Начто ж и Флорины рассыпаны дары?
  
  
   И златозарен Феб восточный,
  
  
   И вечер стелет узорочны
  
   Ему из легких туч по небесам ковры?
  
  
   Начто ж Помона снеди сочны
  
  
   И Бахус славные дает пиры?
  
   Тебе пременен вид богатыя природы,
  
   Зелены пажити и сребряные воды,
  
   Где ходишь с кроткою задумчивостью ты.
  
   Твои же чада суть художества изящны,
  
   Их звуки сладкие, их формы и цветы.
  
   А милых девушек забуду ль красоты!..
  
  
   Они твои священницы всегдашни.
  
   О ты, которому в Элладе фимиам
  
   Курился радостный под ясным небосклоном,
  
  
   Которому учились там
  
  
   И с Эпикуром, и с Платоном,
  
   О Услаждение, приди, приди и к нам.
  
   Не презри с нами жить: не будешь здесь без дела.
  
  
   Есть игры, есть любовь у нас,
  
  
   Есть музыке и книгам час;
  
   Мы шумны города и тихи любим села,
  
  
   И, словом, всё, чем жизнь весела
  
   В разнообразностях своих оттенена;
  
   И меланхолию, - в иной час и она
  
  
   Есть Услаждение прямое.
  
   Так осчастливь же нас присутствием своим,
  
  
   Психеино дитя драгое,
  
   А чтоб насытились вполне блаженством сим,
  
  
   Продли нам веку вдвое, втрое,
  
  
   Сто лет уж ровно оточти...
  
   Чтоб сыту быть тобой, нам мало тридцати.
  
   <1807>
  
  
   20. БОГ В НРАВСТВЕННОМ МИРЕ
  
   Да воспоет иной, с Клопштоком и Мильтоном,
  
  
   Миров и ангелов творца;
  
   Или ко всецарю, в мольбе, псаломским тоном,
  
  
   Свое и наше воскрилит сердца:
  
   Природы в чудесах его изображает,
  
   Величием его наш разум поражает.
  
   Я в мире нравственном содетеля пою.
  
   Не нужно отлетать мне в сферы неизвестны.
  
   Земля, на коей мы дышим, -феатр нетесный,
  
  10 Где узрю, господи, премудрость я твою!
  
   В деяньях, в помыслах искать тебя я буду,
  
  
   И в заблуждениях людских.
  
   Ты сам невидимо присутствуешь повсюду;
  
   Всё к исполнению намерений твоих!
  
  
   Тобой рождаются, цветут, падут народы.
  
   Что пало, вновь взойдет, и плод даст, что цвело.
  
   Из свитка вечности ты развиваешь годы,
  
  
   Несущи благо нам и зло.
  
   Зло? - но оно таким для нас, для малозрящих!
  
  20 Противно детям так целебно питие,
  
   Чем против воли их, в болезнях, им грозящих,
  
   Блюдут родители их нежно бытие.
  
   _Из нечетов лишь чет, из хаосов порядок_ -
  
   Сии ты всем вещам законы начертал!
  
   Ты хочешь, чтоб покой был утружденным сладок,
  
   И да не п_о_жнет тот, кто нивы не вспахал.
  
   В трудах и бедствиях лишь доблесть познается,
  
   И мудрость лишь одним неленостным дается.
  
   Но если видится нам злобы торжество,
  
  30 Неправосудие коль правду угнетает,
  
   Лукавство простоте коль сети соплетает,
  
   Коль жертва сильного слабейше существо, -
  
   Злодеев счастию завидовать не будем!
  
   Земные благи все оставим в их руках:
  
  
  Недостает сим жалким людям
  
  
   Первейшего из благ -
  
   Спокойствия души и сердца неукорна.
  
   Блажен владеющий сокровищем таким!
  
   Он если бы и пал плачевной жертвой злым,
  
  40 Ему и смерть триумф - им жизнь гнусна, позорна.
  
  
  
  Их души под бичом твоим.
  
   Незримые твои удары настигают
  
   Повсюду их. Вотще от оных убегают,
  
   Жегомой совестью душе ища прохлад
  
   В стяжаньях, в роскошах и в шуме ложной славы!
  
  
   Им всяко место, всякий час им ад,
  
  
   Коль путь оставлен ими правый.
  
   Но тот, кто столько зол, что совесть заглушил,
  
   Наказан самою бесчувственностью будет.
  
  50
  Помрет он скотски, так, как жил,
  
   И заслуженного в сем мире не избудет
  
  
   Ни злой, ни добрый человек.
  
   Откуда мы пришли, куда пойдем - не знаем;
  
   Но не без бога наш земной проходит век:
  
   Не глас ли божий мы в самих себе внимаем,
  
  
   Глас одобрений и упрек?
  
   Не богом ли самим в нас светит разум здравый
  
   Сквозь мрак безумия, с которым он в борьбе?
  
   Сквозь беснование разврата добры нравы
  
  60 Идут из века в век - не по его ль судьбе?
  
   На всех твоя судьба, о боже, оправдится:
  
   Без воли твоея ничто не совершится,
  
   А воля есть твоя - порядок всех вещей.
  
   И ежели доднесь убийственных мечей
  
   И огнедышащих бойниц не покидаем,
  
  
   Средь мира даже тысящью смертей,
  
   Распутством, завистью, враждой себя снедаем, -
  
   В том не иное зрю, как благотворный ветр,
  
   Который бурями стихии очищает,
  
  70
  Застаиваться им мешает.
  
   Он минет - и земля из освеженных недр
  
   Нам жизни новые произведет с избытком,
  
   И новый разольет нектар в эфире жидком.
  
  
   Железо лютыя войны
  
  
   Раз_о_рет недро тишины,
  
   И улучшается народов целых жребий.
  
   _Бич Божий_ - Аттила и грозный Тамерлан
  
   Не н_а_век претворят края цветущи в степи;
  
   Коммод какой-нибудь, неистовый тиран,
  
   80 На человечество наложит тесны цепи
  
   На малый токмо час. Оно все узы рвет
  
   И с новой силою к добру свой _и_мет ход.
  
  
  Как мир физический живет _движеньем_,
  
  
  Моральный мир живет к добру _влеченьем_,
  
   И в боге обое соединенны суть.
  
  
   Он движитель систем планетных,
  
   Малейших и больших - равно нам неприметных;
  
   И он же всем к добру, ко счастью кажет путь;
  
  
   Вернейшим счастия залогом
  
  90 Свой истый огнь - любовь вложивый в нашу грудь,
  
   Не посему ли ты наименован _богом_ {1}
  
  
   Издревле от языков всех,
  
   Которы естества смотрели чудный бег,
  
   Там солнце и луну, там звезды, метеоры,
  
   Здесь многоплодные поля, леса и горы, -
  
   Младенческие их недальновидны взоры
  
   В одних явлениях живоподобных тех
  
  
  
   Тебя искали
  
   И поклоненье им со страхом воздавали,
  
  100 Но мы, питомцы опытных времен,
  
   Превыше ставшие природных феномен,
  
   Которы мыслию берем в свое подд_а_нство
  
  
   Стихии, время и пространство, -
  
   Познали, что сей мир, толикого добра
  
   Вместилище, сей мир, толико благолепный,
  
   Есть преходящая и грубая кора,
  
   Под коею живет духовный мир бессмертный,
  
  
  А оного душа и центр есть ты,
  
   Источник истины, источник красоты!
  
  110 Велик в явлениях физической природы,
  
   Ее же действием и ходом правишь сам,
  
   Но более велик в явлениях свободы,
  
   Тобой дарованной моральным существам!
  
   Дар драгоценнейший! Дабы они равнялись
  
   С тобой - своим бы лишь рассудком управлялись
  
  
   В набрании себе путей:
  
   Рабами ль быть, или - царями быть страстей,
  
  
   В судьбе души своей всевластны,
  
   Почтенны и тогда, когда чрез то несчастны, -
  
  120 То заблужденный шаг свободы был,
  
  
  Она ж всегда святее принужденья.
  
   Инстинкт звериный чужд порока, заблужденья,
  
   Зато лишен и тех парящих к богу крил,
  
   Которы суть удел свободных, умных сил.
  
  
   Как орлий птенцы расправят
  
  
   Растущи перья мышц своих,
  
  
   С веселием гнездо оставят,
  
   Где воспиталося слепое детство их, -
  
   Так точно человек, познав себя _духовным_,
  
  130
  Уже не прилеплен к земле:
  
  
   Мерзя всем тленным и греховным,
  
  
   Подымет ангельски криле -
  
  
   И в лоно бога возлетает,
  
   И черплет в полноту души оттоль _любовь_,
  
   Которую потом на ближних изливает
  
  
   Посредством дел своих и слов.
  
  
   Любовию он строит грады,
  
  
  Триумф и славу общежити_я_,
  
  
   Ведет людей к законам правды,
  
  140 Их _человечество_ им чувствовать дая,
  
   Любовью силен он над поздними веками;
  
  
  И за священные дары ея
  
   Достойно иногда могли прослыть _богами_
  
   Благотворители, наставники людей.
  
   Таков божественный был древле Моисей, {2}
  
   Законодатели, святители, пророки,
  
   Которых чистая душа и ум высокий -
  
   Изображения суть бога самого, -
  
   Достойнейшие те возвестники его!
  
  150 Венец на сей земле всех божиих творений
  
   Есть человечества неутомимый гений,
  
  
   Ему же покорен весь свет.
  
   Трудам и розыскам его пределов нет;
  
   Упорнейшие он преграды разрушает,
  
  
   Себя и мир усовершает...
  
   Зачем? - Изящное и доброе любя,
  
   Он в мире и в себе желает зреть тебя!
  
   О, если бы - кого зрит в мире вездесущим,
  
   Того он зрел всегда в душе своей живущим
  
  160
  И шествовал того путем, -
  
  
  Счастлив бы человек был в мире сем!
  
   Его в объятия свои зовет Природа
  
   И наслаждения чистейшие сулит,
  
   Всяк возраст жизненный и всяко время года
  
  
  
  Разнообразно веселит.
  
   Забота бледная подчас его тревожит,
  
   Болезнь и бедствие хотят его препнуть, -
  
  
   Но трудность в нем охоту множит
  
  
   Ко храму счастья досягнуть.
  
  170 Любовь к отечеству и должность гражданина,
  
   Любовь семейная, отца, супруга, сына -
  
   Рождают много слез, но сколько ж и отрад!
  
   А с бедным иногда и плакать кто не рад!
  
   И все те сладости любовь нам доставляет, -
  
   Любовь, которая симв_о_л твой составляет,
  
  
  
  Всесохраняющий отец!..
  
   Да принесут тебе все люди дань сердец!
  
  
   Как утренний туман, исчезнет
  
  
   Мрак умственный, душевный хлад,
  
  180
  И солнце милости воскреснет,
  
  
   Чтобы проникнуть в самый ад.
  
   Тогда твоя любовь землей возобладает,
  
   Всех, всех обрадует златой ее восход,
  
   Ожесточеннейший в лучах ее растает,
  
  
   Как в теплом солнце вешний лед.
  
   <1807>
  {1 На трех известнейших нам коренных языках - греческом, немецком и славянском - примечено сие сходство этимологии: "феос" от глагола "фейн" (бежать), Gott от geht (идет), "бог" от "бегу", см. Лом<оносов> "Ритор<ика>",  83.
  2 Моисей, названный в Библии человеком божиим, прослыл у аравитян и у других соседственных народов некиим богом, о коем дошло от них предание в Грецию под именем Аравийского Вакха, завоевателя Индии.}
  
  
  
  
  21. К ЗИМЕ
  
  
  
   В ноябре 1808 года
  
  
   Приди к нам, матушка зима,
  
  
   И приведи с собой морозы!
  
  
   Не столько их нам страшны грозы,
  
  
   Сколь сырость, нерешимость, тьма,
  
  
   В которых гнездится чума!
  
  
   А от твоих лобзаний розы
  
  
   У нас взыграют на щеках,
  
  
   Из глаз жемчужны выжмешь слезы!
  
  
   Положишь иней на висках,
  
  
  10 И мы - как в сребряных венках.
  

Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
Просмотров: 276 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа