Главная » Книги

Бенедиктов Владимир Григорьевич - Переводы, Страница 6

Бенедиктов Владимир Григорьевич - Переводы


1 2 3 4 5 6 7

ве ты даешь, прохладой веешь;
  
  
   От чумы храня струю потока,
  
  
  30 Бережешь былинку от припека,
  
  
   Испокон веков даруя плод,
  
  
   Всё еще людской ты любишь род.
  
  
   Пальма, ты, и в сербское поморье
  
  
   Заглянув, в нем робко поселилась
  
  
   И - хоть север дует в междугорье -
  
  
   На скалах средь терний вкоренилась;
  
  
   Но здесь рост твой невысок бывает,
  
  
   В холоду твой плод не дозревает,
  
  
   Внесена для тщетной красоты,
  
  
  40 Никому здесь не полезна ты.
  
  
   Много есть в саду родного края
  
  
   Чуждых зелий, корни их широки,
  
  
   Из тебя они, земля родная,
  
  
   Лучшие вытягивают соки.
  
  
   Что за прок, что в вербную неделю
  
  
   Твой алтарь украсят и постелю
  
  
   Эти зелья? Благовонный цвет
  
  
   Кстати ль там, куска где хлеба нет?
  
  
   Прочь от иноземщины! Бог каждой
  
  
  50 Дал земле что нужно на потребу,
  
  
   Чтоб туземцы голодом и жаждой
  
  
   Не томились, - благодарность небу!
  
  
   Каждому простой свой корм всегдашний
  
  
   По нутру и мил свой быт домашний.
  
  
   Бархат, сласти... Тот не дорожит
  
  
   Ими, кто за соколом следит!
  
  
   Сербский край! умом, красою, силой
  
  
   И могучей речью ты от бога
  
  
   Наделен, чтоб в мире славно было
  
  
  60 Племя сербов. Отвергая строго,
  
  
   Что плетет хитро немецкий разум,
  
  
   Не тянись к египетским оазам;
  
  
   Покажи родной свой миру плод, -
  
  
   Все пусть видят твой юнацкий род!
  
  
   В слепоте мутят наш мир злочинцы,
  
  
   Совести разорваны все узы;
  
  
   Крест нам смяли греки и латинцы,
  
  
   Честь, науку - немцы и французы;
  
  
   Вера ж всё чиста в тебе святая,
  
  
  70 И, душой как золотом блистая,
  
  
   Ты внимай лишь сердцу в дни тревог -
  
  
   И с тобой пребудет вечно бог!
  
  
   <1867>
  
  
  
   Жован Сундечич
  
  
  
  
  (1823-1900)
  
  
  
  485. САБЛЯ СКЕНДЕРБЕГА
  
  
   Прочь - и царский двор, и нега,
  
  
   Чуть Мехмет заслышал весть,
  
  
   Что у бана Скендербега
  
  
   Дар волшебный - сабля есть -
  
  
   Чудо сабля - без направок
  
  
   Ездока с конем вналет
  
  
   Перерубит, да вдобавок
  
  
   В землю на локоть войдет!
  
  
   Царь горит желанья зноем,
  
  
   Как бы саблю приобрести
  
  
   Вмиг прослыл бы он героем
  
  
   С этим дивом, - то-то честь!
  
  
   Вот с приветствием отправил
  
  
   К бану грамотку султан -
  
  
   Просит, чтоб ему доставил
  
  
   Эту саблю храбрый бан.
  
  
   Скендербег препон не ставит
  
  
   И к Мехмету саблю шлет:
  
  
   Пусть-де он себя прославит,
  
  
   Саблю грозную возьмет!
  
  
   Царь Мехмет усы разгладил
  
  
   И, оружием звеня,
  
  
   Руку выправил, наладил
  
  
   На удар и - на коня.
  
  
   Сел - и челяди проворной
  
  
   Отдал царственный приказ,
  
  
   Чтоб был раб представлен черный
  
  
   На коне ему сейчас.
  
  
   Крикнул - мигу нет потери,
  
  
   Встрепенулась слуг гурьба -
  
  
   И уж тащат эти звери
  
  
   Злополучного раба.
  
  
   И едва предстал он целью -
  
  
   К конской гриве царь припал,
  
  
   Предан лютому веселью,
  
  
   Замахнулся... поскакал...
  
  
   Ан напрягся так, что глазу
  
  
   Ясно виделось, что - вот
  
  
   Не раба, а трех он сразу
  
  
   Верховых насквозь проймет.
  
  
   Но - не диво ли? - султану
  
  
   Ведь и тут не удалось, -
  
  
   Грозный всадник жертве рану
  
  
   Только легкую нанес.
  
  
   Зашипел он, пронят злобой,
  
  
   И - домой. Давай писать.
  
  
   Рассержен постыдной пробой,
  
  
   Рад он всех бы искусать.
  
  
   Вновь летит письмо султана
  
  
   К бану, склад его таков:
  
  
   "Скендербег - злодей! Обмана
  
  
   Твоего открылся ков.
  
  
   Гнили кто ж не обнаружит?
  
  
   Саблю ты прислал не ту,
  
  
   Шлю назад ее, - пусть служит
  
  
   Дрянь тебе на срамоту!"
  
  
   Скендербег, посланье это
  
  
   Получив, захохотал
  
  
   И на грамоту Мехмета
  
  
   Свой ответ готовить стал.
  
  
   Сел писать, усы смеются,
  
  
   И не пишет он, а так
  
  
   Строчки сами ливмя льются:
  
  
   "Не сердись-де, царь-юнак!
  
  
   Не вини меня и сабли
  
  
   Не хули! Всё та ж она,
  
  
   Но руки твоей ослабли
  
  
   Мышцы - в этом вся вина.
  
  
   Сам я с пояса отправил
  
  
   Эту сталь к тебе - ей-ей!
  
  
   Но при этом не доставил
  
  
   Я тебе руки моей.
  
  
   Пусть же злость тебя не гложет!
  
  
   Не храбрись вперед слегка!
  
  
   Верь мне; сабля не поможет
  
  
   Там, где немощна рука".
  
  
   <1871>
  
  
  
  Жован Иованович Змай
  
  
  
  
  (1833-1904)
  
  
  
   486. ДЕВА-ВОИН
  
  
  Сокол ищет, где бы сесть на отдых,
  
  
  На высокой ели не садится.
  
  
  Сел внизу, где бел шатер раскинут.
  
  
  Под шатром сидит девица-воин,
  
  
  Пьет вино да песни распевает,
  
  
  И, звуча, напев ее удалый
  
  
  Будит силы в крыльях соколиных.
  
  
  Услыхав ее, двенадцать турок
  
  
  Подошли, посматривают косо
  
  
  И кидают ей крутое слово:
  
  
  "Сука, сучка! девка молодая!
  
  
  Пьешь вино ты - туркам в оскорбленье,
  
  
  Ты поешь - над турками смеешься...
  
  
  Где и пить и петь ты научилась?"
  
  
  - "А какое до того вам дело? -
  
  
  Им девица-воин отвечает. -
  
  
  Больно вы уж спеси понабрались!
  
  
  Знать хотите - так скажу вам правду:
  
  
  Двум юнакам сербским я служила,
  
  
  Двум юнакам - Милошу и Марку;
  
  
  Пить вино у Марка научилась,
  
  
  Песни петь - у Милоша, - два дара!
  
  
  Два уменья - от двоих умелых!"
  
  
  И сверкнула девица очами,
  
  
  И схватила саблю боевую...
  
  
  Сокол смотрит: турки врознь - мгновенье -
  
  
  И двенадцать их голов скатились...
  
  
  "Уж не сон ли?" - думает... А дева
  
  
  Пьет вино да песни распевает.
  
  
  <1871>
  
  
  
  Николай Петрович Негош
  
  
  
  
  (1841-1921)
  
  
  
   487. ТУДА! ТУДА!
  
  
  Туда! туда! За горы голубые,
  
  
  Где моего властителя был двор!
  
  
  Там, говорят, сбирался в дни былые
  
  
  Наш вечевой, юнацкий наш собор.
  
  
  Туда! туда!.. О Призрен, слава края!
  
  
  Дай мне взглянуть - побыть в твоих стенах!
  
  
  Меня зовет страна моя родная -
  
  
  И я пойду с оружием в руках!
  
  
  Туда!.. С развалин царского чертога
  
  
  Скажу врагу: "От крова моего
  
  
  Прочь ты, чума! Скопилось долгу много, -
  
  
  Пришла пора мне выплатить его!"
  
  
  Туда! туда! За этими горами
  
  
  Есть, говорят, цветущий, светлый край
  
  
  С дечанскими священными стенами,
  
  
  Молитва там душе дарует рай.
  
  
  Туда! туда! За выси те крутые,
  
  
  Где небо в свод скруглилось голубой!
  
  
  Туда! туда! В долины боевые -
  
  
  В наш сербский край мы путь направим свой!
  
  
  Туда! туда! За этими горами
  
  
  Нас кличет юг, герой маститый наш:
  
  
  "Сюда! ко мне! - растоптанный конями,
  
  
  Взывает он. - Месть - долг священный ваш!"
  
  
  Туда! туда! - И на костях турецких
  
  
  За кости юга сабли иззубрим
  
  
  И сталью этих сабель молодецких
  
  
  Оковы бедной рай сокрушим.
  
  
  Туда! туда!.. За этими горами
  
  
  Гроб Милоша-героя мы найдем...
  
  
  Там мир душевный обретется нами
  
  
  И серб не будет более рабом.
  
  
  <1867>
  
  
  
  488. ЗАЗДРАВНЫЙ КУБОК
  
  
   Пью во здравье! Многи лета!
  
  
   Век наш краток, юность - май
  
  
   Нашей жизни. Пей, взывай
  
  
   И стреляй из пистолета!
  
  
   То - земли родимой плод.
  
  
   Здравствуй, милый мой народ!
  
  
   Пей - и здрав и весел буди!
  
  
   Пей, земляк, пока в гульбе
  
  
   Не покажутся тебе,
  
  
   Словно мошки, мелки люди!
  
  
   То - земли родимой плод.
  
  
   Здравствуй, милый мой народ!
  
  
   Будь для нас примером, Марко,
  
  
   Королевич наш! О, да!
  
  
   Кровь у сербов молода,
  
  
   Вспыхнет - небу станет жарко!
  
  
   То - земли родимой плод.
  
  
   Здравствуй, милый мой народ!
  
  
   Пей, но силою хмельного
  
  
   Не туманься, - не забудь,
  
  
   Что злой недруг давит грудь
  
  
   Царства славного, родного!
  
  
   То - земли родимой плод.
  
  
   Здравствуй, милый мой народ!
  
  
   Пусть погибнет всяк живущий -
  
  
   Всё же Призрен мы возьмем,
  
  
   И на троне золотом
  
  
   В нем воссядет царь грядущий.
  
  
   То - земли родимой плод.
  
  
   Здравствуй, милый мой народ!
  
  
   Беки сербов попирали,
  
  
   Как подножных червяков,
  
  
   Но мы живы - и их кровь
  
  
   Нам отведать не пора ли?
  
  
   То - земли родимой плод.
  
  
   Здравствуй, милый мой народ!
  
  
   Начинателю мы сечи
  
  
   Пьем во здравье, а потом
  
  
   В кубок вновь вина нальем,
  
  
   Как до стен достигнем Печи.
  
  
   То - земли родимой плод.
  
  
   Здравствуй, милый мой народ!
  
  
   Кто б из сербов мир наш дольный
  
  
   Не покинул, чтоб поднять
  
  
   Наше знамя - благодать -
  
  
   На дечанской колокольне?
  
  
   То - земли родимой плод.
  
  
   Здравствуй, милый мой народ!
  
  
   Пью во здравье! Многи лета!
  
  
   Падшим всем за отчий край -
  
  
   Мир и слава! Пей, взывай
  
  
   И стреляй из пистолета!
  
  
   То - земли родимой плод.
  
  
   Здравствуй, милый мой народ!
  
  
   <1867>
  
  
  
  
  ПРИМЕЧАНИЯ
  Творческий путь Бенедиктова продолжался более сорока лет {Нам известна лишь одна публикация Бенедиктова до сборника 1835 г. - стихотворение "К сослуживцу", напечатанное в "Литературных прибавлениях к "Русскому инвалиду"" (1832, NO 5, 16 января) за подписью "В. Б-в".}. В 1835 г. вышла в свет первая книга его стихов, которая была переиздана в 1836 г. В 1838 г. появилась вторая книга, а в 1842 г. третье издание первого сборника. В 1856 г. "Стихотворения" Бенедиктова были изданы в трех томах, охватывавших соответственно периоды 1835-1842 гг., 1842-1850 гг., 1850-1856 гг. 1857 г. датирован дополнительный к изданию 1856 г. том "Новые стихотворения В. Бенедиктова", имеющий указанные автором хронологические рамки: 1856-1858 гг. Незадолго до смерти поэт подготовил к печати большой сборник, составленный из печатавшихся в периодике, альманахах и сборниках после 1857 г. и неопубликованных стихотворений. В 1883-1884 гг. Я. П. Полонский с издателем М. О. Вольфом выпустил "Стихотворения" Бенедиктова в трех томах, где третий том составлен из стихотворений сборника 1857 г. и слегка измененного по составу и композиции сборника, подготовленного автором в конце жизни. Из большой тетради этого рукописного сборника в настоящее время сохранились лишь "Содержание" и несколько стихотворений, не включенных Полонским в издание 1883-1884 гг. (ГПБ). Есть основания думать, что Полонский подверг последний авторизованный сборник существенной правке; во всяком случае, многие стихотворения сильно отличаются от прижизненных публикаций и текстов дошедших до нас автографов. В 1901 г. в Москве была издана небольшая книжечка "Стихотворений", а в 1902 г. "вольфовское" собрание было переиздано (чрезвычайно небрежно) в двух томах "Сочинений" Бенедиктова.
  Научное издание поэзии Бенедиктова связано с именем Л. Я. Гинзбург. В 1937 г. она издала томик стихотворений Бенедиктова в Малой серии "Библиотеки поэта", а в 1939 г. - первое научное комментированное издание его стихов в Большой серии "Библиотеки поэта", включавшее более 200 оригинальных и 8 переводных произведений.
  Посмертное издание 1883-1884 гг. является наиболее полным сводом стихотворений Бенедиктова, включавшихся в авторизованные собрания сочинений поэта. Автор не включал в сборники, а порой просто забывал стихи, написанные "на случай" (юбилейные, альбомные, стихотворные послания), произведения, печатавшиеся в многочисленных периодических изданиях, альманахах и коллективных сборниках. Ряд произведений Бенедиктова, остававшихся до сих пор неизвестными, был не допущен к печати цензурным ведомством; некоторые опубликованные в разных изданиях стихотворения носят следы цензурного вмешательства, не устраненные в названных посмертных изданиях.
  Подготовленное на основе прижизненных изданий, сборника Большой серии "Библиотеки поэта" 1939 г. и работ Л. Я. Гинзбург, Р. Б. Заборовой, А. А. Илюшина и других исследователей {Гинзбург Лидия, Пушкин и Бенедиктов. - В кн.: "Пушкин. Временник 2", М.-Л., 1936, с. 148-182; Она же, О лирике, 2-е изд., Л., 1974, с. 103-126; Заборова Р., О переводах стихотворений Адама Мицкевича (Из архивных разысканий). - Рус. лит., 1966, NO 4, с. 138-144; Илюшин А. А., Бенедиктов - переводчик Мицкевича. - В кн.: "Польско-русские литературные связи", М., 1970, с. 234-250; Мельгунов Б. В., Из поэтического наследия В. Г. Бенедиктова. - "Русская литература", 1982, NO 3, с. 164-172.}, настоящее издание является наиболее полным научно подготовленным собранием стихотворений Бенедиктова. В процессе подготовки проведена сплошная проверка текстов по всем прижизненным изданиям стихотворений поэта, отдельным публикациям и сохранившимся рукописным источникам. Существенную помощь для определения основного текста произведений дало изучение в процессе подготовки издания эпистолярного наследия Бенедиктова и переписки его современников, материалов Цензурного комитета и других документов, хранящихся в различных архивах нашей страны.
  Не опубликованная до настоящего издания рукописная часть поэтического наследия Бенедиктова (в автографах, корректурах, авторитетных списках) составляет около пятидесяти оригинальных произведений разного художественного достоинства. Она входит, вместе с автографами опубликованных произведений Бенедиктова, в основном в собрания автографов и других источников из архива поэта, рассредоточенных в четырех крупнейших архивохранилищах страны: в Отделах рукописей Государственной библиотеки СССР им. В. И. Ленина (Москва), Государственной публичной библиотеки им. М. Е. Салтыкова-Щедрина (Ленинград), в Центральном государственном архиве литературы и искусства (Москва) и Институте русской литературы (Пушкинский Дом) АН СССР (Ленинград). Примерно половина всех сохранившихся автографов Бенедиктова (оригинальные произведения) находится в Пушкинском Доме. Сохранившиеся автографы и другие авторитетные источники текстов относятся, как правило, к позднему периоду творчества Бенедиктова (1850-1860-е гг.).
  В результате сопоставления всех рукописных, печатных источников и документов Цензурного комитета в настоящем издании восстановлены цензурные, автоцензурные изъятия и искажения. Фронтальная сверка всех источников дала возможность устранить типографские опечатки предшествующих изданий, установить и уточнить даты написания ряда стихотворений, ошибочно датированных и не датированных самим автором.
  Дошедшие до нас автографы Бенедиктова (в подавляющем большинстве беловые копии, наборные рукописи, альбомные записи) не дают представления о работе автора над совершенствованием текстов произведений. Сопоставление печатных текстов изданий разных лет убеждает в том, что при переиздании стихотворений (как авторских сборников, так и отдельных произведений - через много лет или через несколько месяцев) поэт нередко коренным образом перерабатывал произведение. Под тем же названием и на тот же сюжет писалось другое стихотворение, в другом стихотворном размере и другого объема; одно стихотворение разделялось на два самостоятельных; изменялись названия (иногда по нескольку раз) и вносились существенные поправки и дополнения в текст, вносилась стилистическая правка с учетом пожеланий критиков или в связи с изменившимися эстетическими взглядами автора и т. д.
  Эти особенности творческой работы Бенедиктова обусловливают необходимость введения в настоящем издании специального раздела "Другие редакции и варианты", хотя бы частично позволяющего ознакомить читателя с творческой историей бенедиктовских стихотворений. В тех случаях, когда стихотворение имеет другую редакцию, приводимую в соответствующем разделе, около порядкового номера примечания ставится звездочка.
  В настоящем издании принимается хронологический принцип расположения материала. Исключение составляют стихотворные циклы, образованные самим автором, которым отведено место, соответствующее дате позднейших произведений цикла. В книгу не включаются произведения (печатавшиеся или оставшиеся неопубликованными) одического характера, дружеские стихотворные послания, шуточные, юбилейные произведения, стихи, написанные "на случай", не представляющие художественного и исторического интереса. Из стихотворений такого рода отобраны и помещены в настоящем издании лишь наиболее характерные и значимые произведения. Не включаются также в настоящее издание стихотворения, приписываемые Бенедиктову без достаточной аргументации. Имеется, например, указание И. Г. Ямпольского, опирающегося на свидетельства П. И. Пашино и П. А. Ефремова, о принадлежности Бенедиктову стихотворений, печатавшихся в "Искре" 1859-1860 гг. с подписью "Пр. Вознесенский" (Ямпольский И., Сатирическая журналистика 1860-х годов. Журнал революционной сатиры "Искра" (1859-1873), М., 1964, с. 546). Однако ни одно из этих юмористических стихотворений не вошло ни в упоминавшийся выше сборник, подготовленный автором незадолго до смерти (ГПБ), ни в посмертное издание 1883-1884 гг. До сих пор не известен ни один бенедиктовский автограф этих стихотворений, нет других свидетельств Бенедиктова о принадлежности ему этих произведений.
  Бенедиктов был одним из крупнейших поэтов-переводчиков своего времени. Эта часть его творческого наследия огромна и лишь частично может быть отражена в настоящем издании. Достаточно широко представив переводческие интересы Бенедиктова-лирика, мы оставляем за пределами издания переводы Бенедиктова, лишь частично известные в литературе, эпических и драматических произведений Байрона, Гете, Дюма-сына, Корнеля, Мицкевича.
  Значительную трудность при издании стихотворений Бенедиктова представляет проблема установления текста и периодизации творчества. Ее приходится решать на основе изучения эволюции творческого пути поэта, на которой необходимо остановиться специально.
  Бенедиктов начинал (и пока остается не только в читательском, но и в исследовательском восприятии) как поэт ярко выраженного романтического направления. "Романтический" период творчества Бенедиктова охватывает 1830-1840-е гг. - время его наибольшей популярности. После третьего издания стихотворений Бенедиктова в 1842 г. и статьи Белинского об этой книге литературная продуктивность поэта значительно снижается. На протяжении одиннадцати лет (1843-1853 гг.) Бенедиктов печатал в периодических изданиях по одному-два случайных стихотворения в год, а в 1850-1852 гг. - не напечатал ни одного. Однако это не означало, что в указанный период приостановилась творческая деятельность поэта. В трехтомнике 1856 г. стихи 1842-1855 гг. занимают два последних тома. Уже в самом начале 1850-х гг. Бенедиктовым создан ряд стихотворений, свидетельствующих о существенных изменениях в общественной позиции и в творческом методе автора "Кудрей". Это и новые,

Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
Просмотров: 333 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа