Главная » Книги

Бедный Демьян - Стихотворения, эпиграммы, басни, сказки, повести (1908 - октябрь 1917), Страница 23

Бедный Демьян - Стихотворения, эпиграммы, басни, сказки, повести (1908 - октябрь 1917)



  То увидал Пескарь: "Ой, братцы! Что я зрю?
  
  
  
   Голубчики, да что вы?!
  
  
  
   Давайте я вас помирю!"
  
  
  "Вон! - гаркнули бойцы. - Да мы скорей готовы
  
  
  Все лечь костьми, чем дать мирить нас -
  
  
  
  
  
  
  
  Пескарю".
  
  
  
  
  СЛЕПОЙ
  
  
   Какой-то бойкий паренек
  
  
   На людях в праздничный денек,
  
  
  Для смеха всякие откалывая штуки,
  
  
  Слепому старику волчонка сунул в руки:
  
  
   "Вот, распознай-ка, что за зверь?"
  
  
   "Да что ж, он мал еще... Узнай его теперь!
  
  
  Одно могу сказать, - старик ответил парню, -
  
  
  Что этого зверька не след пускать в овчарню!"
  
  
  
   ПЛАКАЛЬЩИЦЫ
  
  
  Лишившись дочери любимой, Антигоны,
  
  
   Богач Филон, как должно богачу
  
  
   (Не скареду, я т_о_ сказать хочу),
  
  
  Устроил пышные на редкость похороны.
  
  
  "О матушка, скажи, как это понимать? -
  
  
  В смущенье молвила сквозь слезы дочь вторая. -
  
  
  Сестре-покойнице ужели не сестра я
  
  
  
  И ты - не мать,
  
  
  Что убиваться так по ней мы не умеем,
  
  
  Как эти женщины, чужие нам обеим?
  
  
  
  Их скорбь так велика
  
  
  
  И горе - очевидно,
  
  
   Что мне становится обидно:
  
  
  Зачем они сюда пришли издалека
  
  
  При нас оплакивать им чуждую утрату?"
  
  
  "Никак, - вздохнула мать, - ты, дочь моя, слепа?
  
  
  Ведь это - плакальщиц наемная толпа,
  
  
  Чьи слезы куплены за дорогую плату!"
  
  
  В годину тяжких бед умейте отличать
  
  
  Скорбь тех, кто иль привык, иль вынужден молчать,
  
  
  От диких выкриков и воплей неуемных
  
  
  Кликуш озлобленных и плакальщиц наемных!
  
  
  
  
  ОТВЕТ
  
  
  
   Седая старина
  
  
   Отмечена великими делами.
  
  
   У зайцев как-то шла война
  
  
  
   С орлами.
  
  
   Спасаясь от когтей и клювов мощных птиц,
  
  
  
   Герои серые в тревоге
  
  
  
   Молили о подмоге
  
  
  
  
  Лисиц.
  
  
   "Помочь вам? - был ответ. - Нам это слышать лестно.
  
  
  
   Покинув тихий наш овраг,
  
  
   Охотно с вами в бой пошли бы мы совместно,
  
  
  
   Когда б нам не было известно,
  
  
  
   Кто - вы и кто - ваш враг".
  
  
  
  
  ПОМОЩЬ
  
   Каким-то случаем сошлись - Медведь с Китом,
  
  
  И так сдружились крепко оба,
  
  
  Что, заключив союз до гроба,
  
  
  Друг другу поклялися в том,
  
   Что каждый помогать другому будет в горе,
  
   Ну, скажем там, болезнь случится иль война...
  
  
  Вот, как на грех, пришлося вскоре
  
  
  Нарваться Мише на Слона.
  
  
  Увидевши, что близко море,
  
  
  Стал Миша друга звать скорей:
  
  
  "Кит-братец, помоги осилить эту тушу!"
  
   Кит в берег тычется, - увы, царю морей
  
  
  Не выбраться на сушу!
  
   Медведь Кита корит:
  
  
  "Изменник! Продал душу!"
  
   "Кому? - ответил Кит. - И в чем моя вина?
  
  
  Вини мою природу!
  
   Я помогу тебе, как только ты Слона
  
  
  Швырнуть сумеешь в воду!"
  
   "Дурак! - взревел Медведь. - Не знал бы я беды,
  
   Когда б я мог Слона швырнуть и от воды!"
  
  
  
   КОЛЕСО И КОНЬ
  
  
  В телеге колесо прежалобно скрипело.
  
  
   "Друг, - выбившись из сил,
  
  
   Конь с удивлением спросил, -
  
  
  
  В чем дело?
  
  
   Что значит жалоба твоя?
  
  
  Всю тяжесть ведь везешь не ты, а я!"
  
  
  
  
   *
  
  
   Иной с устало-скорбным ликом,
  
  
   Злым честолюбьем одержим,
  
  
   Скрипит о подвиге великом,
  
  
   Хвалясь усердием... чужим.
  
  
  
  
  ВОЛК И ЛЕВ
  
   У Волка Лев отбил овцу.
  
  
  "Грабеж! Разбой! -
  
  
  Волк поднял вой. -
  
   Так вот какой ты есть защитник угнетенных!
  
  
  Так вот изнанка какова
  
  
  Твоих желаний затаенных!
  
   Вот как ты свято стал чужие чтить права!
  
  
  Пусть льстит тебе низкопоклонник,
  
   А я... Когда при мне нарушил царь закон,
  
  
  Я, не боясь, скажу, что он
  
   Из беззаконников - первейший беззаконник!
  
   Но, царь, есть божий суд! Есть справедливый гнев!.."
  
  
  "Брось! - усмехнулся Лев. -
  
   Все это без тебя мне хорошо известно,
  
  
  Как не в секрет и волчий нрав.
  
   В своих упреках ты, конечно, был бы прав,
  
   Когда бы сам овцу добыл ты честно!"
  
  
  
   ВОЛК И ОВЦА
  
  
   Волк тяжко занемог:
  
  
   Почти лишившись ног,
  
  
   Лежал он, как колода,
  
  
   Без ласки, без ухода.
  
   В такой беде, увидевши Овцу,
  
   Взмолился Волк:
  
  
  
  "Роднулечка-Овечка,
  
  
   Остановись на два словечка!
  
   Ты видишь: жизнь моя приблизилась к концу.
  
   Ах, знаю, я - злодей, и нет мне оправданья!
  
   Но злость ко мне растет пусть в ком-нибудь другом,
  
   А ты, ты сжалишься в порыве состраданья
  
  
   Над умирающим врагом!
  
   Предсмертной жаждою томимый нестерпимо,
  
   Святая, кроткая, я об одном молю:
  
   Помочь мне доползти к реке, текущей мимо,
  
   Где я жестокие страданья утолю!"
  
  
   "Ужель, - Овца в ответ, - я сделаюсь виною
  
  
  Того, чтоб ты остался жив,
  
  
  Себя водою освежив
  
  
  И закусивши после... мною?"
  
  
  
   ДУБ И КЛИНЬЯ
  
  
  Пав жертвой дровосека,
  
   Вздохнул могучий Дуб на весь зеленый бор:
  
  
   "Как ни обидно мне, друзья, на человека
  
  
   И на его топор,
  
   Но во сто крат больней мне видеть клинья эти,
  
   Которые меня стремятся расколоть:
  
   Все из моих ветвей - мои родные дети
  
   Зубами острыми впились в родную плоть!"
  
  
  
   ГЕРАКЛ И ПЛУТОС
  
  
   Покинув бренный этот мир,
  
  
   Обожествлен душой и телом,
  
  
   Геракл на небе первым делом
  
  
   Попал к богам на пир.
  
  
   Геракла боги обступили,
  
  
   С ним вместе чокались и пили,
  
  
   Вели душевный разговор,
  
  
   И, хоть, подвыпивши, несли порою вздор,
  
  
   Геракл их слушал терпеливо,
  
  
   Всем крепко руки жал и кланялся учтиво,
  
  
   Ответив дерзостью Плут_о_су одному.
  
  
   "Скажи, Гераклушка, - Зевс подошел к нему, -
  
  
   За что ты богача Плут_о_са так обидел?"
  
  
   "За то, - сказал Геракл, - что в жизни я не видел
  
  
   Его друзей средь честной бедноты,
  
  
   Что все Плут_о_совы приятели-любимцы
  
  
   Сплошь негодяи-лихоимцы
  
  
  
  И первые плуты!"
  
  
  
  
  ОСЕЛ И ЛЕВ
  
  
  "Друзей мы ценим не числом,
  
   А качеством", - читал я где-то,
  
   Ан вот подите же: Лев дружбу свел с Ослом.
  
  
  Ну, что вы скажете на это?
  
  
  Лев! С кем? С Ослом? Да почему?
  
  
   А потому!
  
  
  Мне ж все подробно знать откуда?
  
  
  Должно быть, царская причуда!
  
  
  Льву... Все дозволено ему!
  
  
  Ослов ли брать к себе на службу
  
  
  Иль заводить с ослами дружбу.
  
   Хоть, впрочем, нет большой диковинки и в том,
  
   Что просто Лев с тоски, чтоб отогнать зевоту,
  
   Решил обзавестись не другом, а шутом.
  
   Так это аль не так, мы выясним потом.
  
   Однажды, взяв Осла с собою на охоту,
  
  
  Лев дал ему работу:
  
   Зайдя вперед, пугать зверей, чтоб, ошалев,
  
   Они неслись туда, где притаился Лев.
  
  
  Осел в усердии великом
  
  
  Всех всполошил ослиным криком.
  
  
  Добычи вдосталь было Льву.
  
   В час отдыха, со Львом разлегшись важно рядом,
  
   "Что, друг, - спросил Осел, - а страшно я реву?
  
  
  Окинув "друга" хитрым взглядом,
  
  
   Лев отвечал:
  
   "Беда как страшно! Я - оглох!
  
  
  Не только ты переполох
  
  
  На всех зверей навел немалый,
  
   Но в страхе жители бегут из ближних сел;
  
  
  Да сам я струсил бы, пожалуй,
  
   Когда б не знал, что ты - осел!"
  
  
  
  
  ДОБРЯК
  
  
  Расхвастался Медведь перед Лисой:
  
  
   "Ты, кумушка, не думай,
  
  
   Что я всегда такой угрюмый:
  
  
   Злость на меня находит полосой,
  
  
   А вообще, сказать не лицемеря,
  
  
   Добрей меня не сыщешь зверя.
  
  
  Спроси хоть у людей: ем мертвых я аль нет?"
  
  
   "Ах, кум, - Лиса в ответ, -
  
  
   Что мертвые?! Я думаю другое:
  
  
  Слух добрый о себе ты всюду б утвердил,
  
  
  Когда бы мертвецов ты менее щадил,
  
  
   Но... оставлял живых в покое!"
  
  
  
  
   *
  
  
   Смысл этой басенки не нов
  
  
   Для лицемеров и лгунов:
  
  
  Прочтут, поймут... и не покажут вида,
  
  
   Что их касается обида!
  
  
  
  
   УМ
  
  
   Однажды Барс перед Лисою
  
  
  Хвалился силою своею и красою:
  
  
  "Уж не прогневайся, я говорю любя:
  
  
   Как погляжу я на тебя,
  
  
  Чем, думаю, со мной поспорить ты могла бы?
  
  
   И ростом ты мала,
  
  
   И силой не взяла,
  
  
   И ноги слабы...
  
  
  Тогда как у меня..."
  
  
  
  
  
  "Прости свою рабу, -
  
  
  
  Лиса ответила лукаво, -
  
  
  
  Нашел ты с кем равняться, право!
  
  
  Я за одно лишь то благодарю судьбу,
  
  
  Что ты, по милости своей, со мною дружен.
  
  
  Твои достоинства... Я знаю их сама!
  
  
  Когда бы к ним еще немножечко ума..."
  
  
   "Что? - ухмыльнулся Барс. - Ум?!
  
  
  
  
  
  Разве так он нужен?!"
  
  
  
  
  ГЕРМЕС
  
   Какой-то токарь, плут известный и повеса,
  
   Состряпав наскоро из дерева Гермеса
  
   И притащив его на рынок продавать,
  
   Стал покупателей умильно зазывать:
  
   "Для лиц всех возрастов и для любого пола
  
  
  Гермес - за три обола!
  
  
   За три обола!
  
   Купив его, нужды не будешь знать ни в чем,
  
   Весь век свой проживешь в довольстве и покое:
  
  
   Кто беден - станет богачом,
  
   А кто богат - разбогатеет вдвое!"
  
   "Ба! - кто-то из толпы, задетый за живое,
  
   Взял на смех продавца, - чудак же ты, видать,
  
   Что сам сбываешь с рук такую благодать!"
  
   "Эх, - продавец в ответ, - иди ты, братец, к шуту!
  
   Ведь то пойми: сказать Гермесу не в укор,
  
  
   Он хоть отзывчив, да не скор,
  
   А три обола мне нужны сию минуту!"
  
  
  
  
   1917
  
  
  
   НА ЗАЕЗЖЕМ ДВОРЕ
  
  
  
  
  
  
  Калигула, твой конь в сенате.
  
  
  
  
  
  
  
  
  Г. Р. Державин.
  
   "А, наше вам! Уже запарившись с утра? -
  
  
  Среди заезжего двора
  
   Хавронья подошла к извозчичьей лошадке. -
  
  
  Ну как делишки? Все в порядке?"
  
  
  "Куда уж там! - вздохнул одер. -
  
  
  Всю холку сбил и спину стер...
  
  
  С рассвету до ночи в закладке.
  
   Заездили совсем. Подохну. Пропаду.
  
   На что уж стал похож? Иной в мои-то годы..."
  
  
  "Зато, пожалуй, по труду,
  
  
  Большие и доходы?"
  
   "Доходы? - Полились тут слезы у коня. -
  
  
  Ах, лучше б я на свете не жил.
  
  
  Надысь один седок меня,
  
  
  Считай, час битый проманежил, -
  
  
  Гнал во всю прыть, шумел, грозил:
  
   "Смотри ты у меня". А вылез у сената,
  
  
   Полтинник сунул. Чем не плата?
  
   "На, - говорит, - подлец, да знай, кого возил".
  
  
   Должно, сенатора... Особа.
  
   За что ж меня ругать? С чего такая злоба?
  
   Конь? Ну так что же: конь. Пример, кажись, не нов:
  
   Мне слышать довелось от рысаков соседних,
  
  
  Что кони тож не из последних.
  
   И случай был, что конь достиг больших чинов
  
  
  И заседал в сенате тоже.
  
   Да, чушка. Хоть оно хвалиться и не гоже,
  
  
   А все же...
  
   Да ты ведь не поймешь.... Сказать те не во гнев:
  
   Свинья - ну что свинья? Одна дорога - в хлев.
  
   А конь..."
  
  
  
  "Ну, брат, свиней ты уж оставь в покое, -
  
   Хавронья хрюкнула, - всяк знает: в наши дни...
  
   Да наклонись ты, шут. Ведь мы тут не одни.
  
   Я на ухо тебе сейчас скажу такое...
  
   Слышь... не свинья, а вепрь... Он малость мне сродни...
  
   А вот еще... о ней газеты так шумели...
  
   Живет - не нам чета: расперло с отрубей..."
  
   Конь фыркал: "Что ты врешь? Да ты в своем уме ли?
  
  
   Тьфу! Не поверю, хоть убей!.."
  
  
  
  
   *
  
  
  Не договаривать, конечно, неудобно,
  
  
  "Секреты" чушкины я б изложил подробно,
  
  
  Когда бы все слыхал, но - я не виноват -
  
  
   Я на уши немного туговат.
  
  
  
   ТОФУТА МУДРЫЙ
  
  
   В далеком-предалеком царстве,
  
  
   В ненашем государстве,
  
  
   За тридевять земель
  
  
  
  
  Отсель,
  
  
  Средь подданных царя мудрейшего Тофуты
  
  
   Случилось что-то вроде смуты.
  
  
   "Разбой! - кричали все. - Грабеж!"
  
  
   Шли всюду суды-пересуды:
  
  
   Порядки, дескать, в царстве худы,
  
  
   Насилья много от вельмож!
  
  
  
  
  Одначе
  
  
  Хоть бунтовали все, но в общей суете
  
  
   Верх брали те,
  
  
   Кто посильней да побогаче:
  
  
   "Чем лезть нам, братцы, напролом,
  
  
  Нарядимте послов - Тофуте бить челом;
  
  
  Проведавши от них о нашей злой обиде,
  
  
   Царь нас рассудит в лучшем виде".
  
  
  Но - то ли сам дошел, то ль расхрабрясь от слов
  
  
  Вельможи главного, злодея Протоплута,
  
  
   Не допустил к себе послов
  
  
   Мудрейший царь Тофута.
  
  
  "Нелепо, - молвил он, - мне слушать их, зане
  
  
  Все, что известно им, известно также мне.
  
  
   А ежли что мне неизвестно,
  
  
  О том им толковать подавно неуместно!"
  
  
  Но черный люд не сдал: боролся до конца,
  
  

Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
Просмотров: 424 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа