Главная » Книги

Бедный Демьян - Стихотворения, эпиграммы, басни, сказки, повести (1908 - октябрь 1917), Страница 20

Бедный Демьян - Стихотворения, эпиграммы, басни, сказки, повести (1908 - октябрь 1917)



">   "Предусмотрены казною".
  
  
   Плод святого озаренья,
  
  
   Гениальные творенья,
  
  
   Коих нет еще и в плане,
  
  
   "Предусмотрены заране".
  
  
   Публицист, в статье задорной
  
  
   Ты идешь дорогой торной!
  
  
   Я, сатирик, в басне, в сказке
  
  
   Подчинен чужой указке
  
  
   И живу на белом свете -
  
  
   "Предусмотренный по смете"!
  
  
  
  
  КУПЛЕТИСТЫ
  
  
   На сияющей эстраде
  
  
   В Петербурге - виноват -
  
  
   В дивном граде Петрограде
  
  
   Пел нам нежно бюрократ:
  
  
   "Знаем, знаем с давних пор мы,
  
  
   Ох, как нам нужны реформы,
  
  
   Но... всему же свой черед:
  
  
   Успокойтесь наперед!"
  
  
   Было худо, стало хуже.
  
  
   Миновало десять лет, -
  
  
   Бюрократ на тему ту же
  
  
   Декламирует куплет:
  
  
   "Входит жизнь в иные нормы.
  
  
   Ох, как нам нужны реформы,
  
  
   Но... позвольте погодить:
  
  
   Дайте немца победить".
  
  
   Что нам делать с куплетистом?
  
  
   Отвечать, как прежде, свистом?
  
  
   Но в тяжелый час потерь
  
  
   Не до свиста нам теперь.
  
  
   Куплетист (пусть он с талантом]
  
  
   Нас избитым "вариантом"
  
  
   В изумленье не поверг.
  
  
   Знаем: если ждать упорно,
  
  
   И упорно, и покорно,
  
  
   То получим все бесспорно...
  
  
   "После дождика в четверг".
  
  
  
  
  ЩЕГОЛ
  
  
  "Ну, как твои дела-делишки?" -
  
  
  Сбивая лед с еловой шишки,
  
  
  Клёст обратился к снегирю.
  
  
   "Благодарю!
  
  
  Когда бы не попал к дрозду на именины
  
  
   Да не поел вчера рябины,
  
  
   Подох бы с голоду!"
  
  
  
  "Эх-ма!
  
  
   Признаться, выдалась зима!..
  
  
  Гляди, с овсянкой к нам летит, никак, чечетка?
  
  
  
  Здорово, тетка!
  
  
  Садись, овсяночка! Откудова, кума?"
  
  
   "Да вот летала к свиристелю;
  
  
  Хворает, бедненький, которую неделю:
  
  
   Всего трясет, не пьет, не ест.
  
  
   Прибился из далеких мест,
  
  
   Промерз на вологодской стуже,
  
  
  Искал тепла у нас - ан тут еще похуже.
  
  
   Да без родных, да без семьи!.."
  
  
   "Щигли-щигли! Пюи-пюи!"
  
  
  Перемахнул на ель щегол с чертополоха:
  
  
   "Кому там как, а мне не плохо!"
  
  
  "В каких местах?" - вопрос овсянка задала.
  
  
   "Уже ль не знаешь? Вот дела! -
  
  
   Щегол придвинулся к соседке. -
  
  
   Зашла бы, что ли... на часок...
  
  
  Поговорить... попеть... прочистить голосок!..
  
  
  Я тут поблизости... живу по-барски... в клетке".
  
  
   "Так это ты и есть?!
  
  
  Весьма наслышаны! Благодарим за честь! -
  
  
   Овсянка молвила задорно. -
  
  
  Возможно, про тебя наслышались мы врак:
  
  
  И плут и фокусник... Но вот, что ты - дурак,
  
  
   Так это уж бесспорно!"
  
  
  
  
   *
  
  
  
  Такие-то дела!
  
  
   Малюю басенку, не трушу, -
  
  
   И тем отвел немного душу.
  
  
  
  Что выругал... щегла!
  
  
  
  
   ФЕАК
  
  
   Случилось в древности в Афинах...
  
  
  
  Что? В наших палестинах?
  
  
   Друзья мои, чтоб не влететь в беду,
  
  
  
  На этот раз я речь веду,
  
  
  
  Ей-богу, об Афинах!
  
  
  
  
  Итак:
  
  
  
   Богач Феак
  
  
  
  В собранье олигархов,
  
  
  Стратегов разных там, демархов да филархов
  
  
  И закулисных всех и явных заправил,
  
  
  Дрожащим голосом однажды заявил:
  
  
   "О андрес, доблестные мужи!
  
  
   Война и недород
  
  
   Изнищили народ,
  
  
  Страдающий теперь от голода и стужи.
  
  
   А потому, дабы
  
  
  Не подвергать себя превратностям судьбы,
  
  
  Дав повод бунтовать гражданским всем отбросам.
  
  
  Валяльщикам, портным, носильщикам, матросам,
  
  
   О андрес, мы должны,
  
  
  Взяв денежный подряд от городской казны
  
  
   На хлебные поставки,
  
  
   Забыть торговые надбавки
  
  
   И, отпуская беднякам
  
  
   Хлеб для обсева и помола,
  
  
  В нечистой жадности не прибирать к рукам
  
  
   Ни одного народного обола!
  
  
  Нужда народная есть общая нужда.
  
  
  Докажемте, что нам корысть чужда,
  
  
  Ведя по совести общественное дело!.."
  
  
  Собранье между тем редело да редело.
  
  
  Уставясь под конец на голых скамей ряд,
  
  
  Осклабился Феак, довольный сам собою:
  
  
  "Х-хе... Андрес... Дурачье!! Нет, я-то, я... Подряд
  
  
   Заполучил какой... без бою!!!"
  
  
  
   ЗАКОН И "ПРАВДА"
  
  
  
  
  По распоряжению судебных установлений
  
  
  
   отменен арест 18 и 19 NoNo газеты "Правда" за
  
  
  
   1913 год.
  
  
  
  
  
  
  ("День", 20 ноября 1915 г.)
  
  
  
  На белом свете "Правда"
  
  
  
  Жила во время оно.
  
  
  
  Была на свете "Правда",
  
  
  
  Но не было Закона.
  
  
  
  И вот Закон обрелся.
  
  
  
  Но... что ж мы видим ныне?
  
  
  
  Закон-то есть, да "Правды"
  
  
  
  Давно уж нет в помине!
  
  
  
   СТОЛП ОТЕЧЕСТВА
  
  
  
  
  В Иркутске содержатель домов терпимости
  
  
  
   (он же церковный староста и председатель
  
  
  
   черносотенного "Союза русского народа") Нил
  
  
  
   Зверев обратился к высшему учебному начальству
  
  
  
   с жалобой, что учащиеся якобы ведут себя
  
  
  
   неблагопристойно в церкви во время
  
  
  
   богослужения, позволяют себе разговоры, шум и
  
  
  
   другие компрометирующие поступки.
  
  
  
  
  
   ("Бирж. вед", 22 ноября 1915 г.)
  
   "Дилехтор?.. Хор-рошо!.. Учителя?.. Прекрасно!..
  
   В шеренку вас, да всех разделать под орех!..
  
  
  Дают вам денежки напрасно:
  
  
  В учебе вашей всей не сосчитать прорех...
  
   На гимназистов я глядел намедни в храме.
  
  
  Не то сказать - подумать грех
  
  
   Об этом сраме:
  
  
  Замест того, чтоб, павши ниц,
  
  
  Молиться им пред образами,
  
   У них шушуканья, смешки... Едят глазами
  
  
   Моих... девиц!
  
   Да шутку под конец какую откололи!..
  
  
  Оно, положим, так... искус...
  
  
  У Шурки, скажем, аль у Поли
  
  
   На всякий вкус -
  
  
   Всего до воли.
  
  
  Опять же Дуньку взять: хоша
  
   По пьяной лавочке с гостями и скандалит,
  
  
  А до чего ведь хороша!
  
  
  Не сам хвалю - весь город хвалит!"
  
  
  . . . . . . . . . . . . . . . . .
  
  
  Читатель, это не секрет:
  
  
  Перед тобой доподлинный портрет
  
  
  Нравоблюстителя - иркутского Катона,
  
  
  Носившего значок "За веру и царя!",
  
  
  Союзного вершилы, главаря
  
  
  И содержателя публичного притона!
  
  
  
  
  РАДОСТЬ
  
  
  
  
  Бывший
  попечитель
  Петроградского
  
  
  
   учебного округа Прутченко сказал: "Увлечение
  
  
  
   трезвостью - мода. По окончании войны мы
  
  
  
   приступим к восстановлению прежнего порядка".
  
  
  
  
  
  
  (Из газет, 20 дек. 1915 г.)
  
  
  
  "Здорово!"
  
  
  
  "А, соседу!"
  
  
   "Входи-ка, что ль, во двор!"
  
  
  Два горьких пьяницы, Артем да Никанор,
  
  
   Вступили утречком в беседу:
  
  
  "Слыхал, Артем? Послал и нам господь победу!"
  
  
   "Поди ты! Больно скор!"
  
  
  "Что ж, натерпелись, чай, за полтора-то года!..
  
  
  На трезвость, наконец, - слыхал? - проходит мода!"
  
  
   "Я думал, ты про что?.."
  
  
   "А то про что ж, Артем?
  
  
  Подумай, пьяниц все бранили не путем.
  
  
  Ан вот за нас - ведь что случается порою! -
  
  
  Сановник питерский какой-то встал горою:
  
  
  "Кому там как, а я без водки нездоров...
  
  
  Вся трезвость... выдумка пустая докторов...
  
  
  Им можно пить? А нам? Какой наводят глянец!"
  
  
  Дай бог ему всего и ныне и вовек!
  
  
   Видать, хороший человек
  
  
   И пьяница из пьяниц!
  
  
  Не пьем, грит, потому - война. А победим,
  
  
  
  Так поглядим!..
  
  
  Казна, грит, ежли что... На всякие онёры...
  
  
  Не пьем, а будем пить... Всему своя пора...
  
  
  Нас нечего учить... Все эфти дохтора,
  
  
   Не дохтора, а... дохтринёры!.."
  
  
   "Ах, в рот ему соленый огурец,
  
  
   И что ведь скажет! Ну ж, мудрец!"
  
  
   "Русь, говорит, пила издревле,
  
  
  Творя, однакоже, великие дела.
  
  
  
  Пила и что пила:
  
  
  Вино - в сто раз вкусней и в десять раз дешевле!"
  
  
   "Так, так!.. - поддакивал Артем,
  
  
   Томленьем сладостным волнуем. -
  
  
  Дружище! Миканор! На радостях... пойдем...
  
  
  
  Ознаменуем!"
  
  
  
   "Впрямь, радость!"
  
  
   "Господи! Да хоть кому скажи!"
  
  
   Друзья восторга не таили
  
  
   И нахлестались так ханжи,
  
  
  Что еле молоком их бабы отпоили...
  
  
  1915 г.
  
  
  
  
   *
  
  
  Артем да Никанор, конечно, простота;
  
  
  Не то ведь изрекли сановные уста,
  
  
  Что показалось им, до выпивки охочим.
  
  
  Сановник, как и все народные враги,
  
  
  Знал: если водкою не задурить мозги
  
  
   Крестьянам и рабочим,
  
  
  То... сами знаете, чего боялся он.
  
  
  Теперь сановников мы всех убрали вон.
  
  
  Они же в свой черед ведут на нас облаву,
  
  
  И посчастливься им вернуть былые дни,
  
  
   Так нашей кровушки они
  
  
   Уж попили б на славу.
  
  
  Любезный друг, Артем! Товарищ - Никанор!
  
  
  Сумейте ж сволочи господской дать отпор,
  
  
  Как ни трудненько нам, прикиньте-ка да взвесьте,
  
  
  Что лучше: у господ ходить на поводу
  
  
   Иль, отразив навек беду,
  
  
   Запировать... со мною вместе?!
  
  
  1918 г.
  
  
  
   АНЧУТКА-ЗАИМОДАВЕЦ
  
  
  
  У мужика случилася беда.
  
  
  
   Мужик - туда, сюда.
  
  
  
  Подмоги ниоткуда.
  
  
   Бедняк у бога молит чуда.
  
  
  А чуда нет. В беде, спасаясь от сумы,
  
  
   Мужик готов у черта взять взаймы:
  
  
  
  "У черта денег груда!"
  
  
  
  А черт уж тут как тут.
  
  
   Мужик разинул рот:
  
  
  "Вот легок на помине!
  
  
  Анчутка, выручи! Пришел совсем капут.
  
  
  Дела: хоть вешайся на первой же осине!"
  
  
  
  "Да чем помочь-то?"
  
  
  
   "Чем! Известно: дай деньжат!
  
  
  Зря деньги у тебя, слыхал-от я, лежат".
  
  
  
   Скребет Анчутка темя:
  
  
  
   "Да ведь какое время!
  
  
  
   Сам знаешь, старина:
  
  
  
  
  Война!
  
  
  Куда ни сунешься, все стонут от разору,
  
  
  Нашел когда просить. Да тут собрать бы впору
  
  
  
   Хоть старые долги!"
  
  
  
   "Анчутка, помоги!
  
  
  
   Верь совести, Анчутка,
  
  
  
   Весь долг верну сполна".
  
  
  
  
  "Война!"
  
  
  "Так ведь война, гляди какая, шутка!
  
  
  Как немцев сокрушим, так с этих басурман
  
  
  Все протори сдерем..."
  
  
  
  
  "Хе-хе, держи карман".
  
  
  "Тогда по совести с тобой сведем мы счеты..."
  
  
  
  
  "Хе-хе!"
  
  
   "Вот и хе-хе! Ты - скуп!"
  
  
  
  "Ох, брат, не скуп!"
  
  
  
  "Ну, глуп!
  
  
   Не смыслишь, вижу, ничего ты.
  
  
  Ведь опосля войны пойдут какие льготы!"
  
  
   Тут, не жалея языка,
  
  
  Мужик, что где слыхал, о льготах все поведал.
  
  
   Черт молча слушал мужика,
  
  
  Все выслушал, вздохнул... и денег не дал!
  
  
  
   УСЫ ДА БОРОДА
  
  
  
  
  Сказка
  
  
  У кузнеца, у дедушки Филата,
  
  
   Был двор и хата,
  
  
   А в хате на стене -
  
   Портрет, а чей портрет - не угадать в три года:
  
  
  То ль в бричке поп, то ль воевода
  
  
   На вороном коне,
  
   То ль... как-нибудь потом скажу наедине.
  
   Ну, словом, кто-то был когда-то намалеван,
  
  
   Да после дедом так заплеван,
  
   Что от лица почти не стало и следа:
  
   Едва виднелися усы да борода!
  
   У деда был такой обычай постоянный:
  
   К портрету подойдет и - тьфу ему в глаза!
  
  
  "Тьфу, разрази тебя гроза!
  
  
  Тьфу, сатана ты окаянный!"
  
   Случилось - сатана все это увидал, -
  
   И стало так ему обидно и досадно,
  
  
  Что он с досады похудал.
  
   "Постой же! - про себя ворчал нечистый. - Ладно.
  
  
  Посмотрим, так-то ль ты удал!
  
   Плеваться вздумал, а? Моя-де это рожа!
  
   Положим, на мою она и не похожа, -
  
   Но ежли ты ее считаешь за мою,
  
  
   Так я ж те поплюю!"
  
   Тут дьявол подослал подручного к Филату.
  
  

Другие авторы
  • Погожев Евгений Николаевич
  • Арцыбашев Михаил Петрович
  • Скалдин Алексей Дмитриевич
  • Ликиардопуло Михаил Фёдорович
  • Григорьев Василий Никифорович
  • Нарежный Василий Трофимович
  • Лукомский Александр Сергеевич
  • Попов Михаил Иванович
  • Герцык Евгения Казимировна
  • Тэффи
  • Другие произведения
  • Елисеев Григорий Захарович - Хроника прогресса
  • Крылов Иван Андреевич - Модная лавка
  • Мар Анна Яковлевна - М. Михайлова. Есть ли предыстория у современной женской драматургии?
  • Лухманова Надежда Александровна - Maman
  • Розанов Василий Васильевич - Попы, жандармы и Блок
  • Галенковский Яков Андреевич - Галенковский А. Я.: Биографическая справка
  • Рейснер Лариса Михайловна - Карл Радек. Лариса Рейснер
  • Айхенвальд Юлий Исаевич - Максим Горький
  • Толстой Алексей Николаевич - Мечтатель (Аггей Коровин)
  • Соловьев Владимир Сергеевич - Соловьевы — А. Г. Достоевской (Телеграмма)
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
    Просмотров: 400 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа