Главная » Книги

Бедный Демьян - Стихотворения, эпиграммы, басни, сказки, повести (1908 - октябрь 1917), Страница 2

Бедный Демьян - Стихотворения, эпиграммы, басни, сказки, повести (1908 - октябрь 1917)



sp; 
  
  Не умолкает звон цепей
  
  
  
  В ответ стенаниям народным.
  
  
  
  
  * * *
  
  
  Тщетно рвется мысль из рокового круга.
  
  
  В непроглядной тьме смешались все пути:
  
  
  Тайного врага не отличить от друга...
  
  
  И стоять нельзя, и некуда идти...
  
  
  Здесь - навис обрыв, а там - развалин груда;
  
  
  Здесь - зияет ров, а там - торчит стена.
  
  
  В стане вражьих сил - ликующий Иуда:
  
  
  Страшный торг свершен, и кровь оценена.
  
  
  Братья, песнь моя повита злой печалью,
  
  
  Братья, голос мой - души скорбящей стон, -
  
  
  В жуткой тишине над беспросветной далью,
  
  
  Ободряя вас, пусть пронесется он.
  
  
  Братья, не страшна ни злоба, ни измена,
  
  
  Если в вас огонь отваги не потух:
  
  
  Тот непобедим и не узнает плена,
  
  
  Чей в тяжелый час не дрогнул гордый дух.
  
  
  
  
  "МОЛЧИ!"
  
   Порой мне кажется, что я схожу с ума,
  
   Что разорвется грудь от непосильной муки.
  
   Томлюсь в тоске, ломаю гневно руки,
  
   Скорблю, но скорбь моя - нема!
  
  
  Сегодня, как вчера, - одни и те же вести:
  
   Насилий новых ряд, а всех - уже не счесть!
  
   Врагом, ликующим в порыве дикой мести,
  
   Все попрано - закон, свобода, совесть, честь!
  
   Ты хочешь закричать: "Довольно же, довольно!
  
   Остановитесь же, злодеи, палачи!"
  
   Но кто-то горло сжал тебе и давит больно:
  
  
   "Молчи!"
  
  
  
  
  * * *
  
   Не стало пламенных бойцов; над их гробами
  
   Не скоро прошумит призывный клич борьбы.
  
   Постыдно-жалкими, трусливыми рабами
  
  
   Остались прежние рабы.
  
   Нет, не для них прошла волна борьбы великой;
  
   Горели не для них священные огни!
  
   Толпой испуганной, бессмысленной, безликой
  
   В ярмо привычное, покорны воле дикой,
  
   Послушные кнуту, впряглися вновь они.
  
   Но, мнится, где-то есть высокие стремленья.
  
   Не все отравлено позором униженья!
  
   Ростки могучие здоровое зерно
  
   Готово дать и ждет - лишь только ждет - мгновенья.
  
   Былого с будущим скрепляя прочно звенья,
  
  
   Куется новое звено.
  
  
  
  КОГДА НАСТУПИТ СРОК...
  
  
  
  Однажды в лавке антиквара
  
  
  
  Средь прочего товара
  
  
   Заброшенный, забытый инвалид -
  
  
   Шпажонка ржавая, убогая на вид,
  
  
   Хвалилась пред другою шпагой
  
  
   Своею честью и отвагой:
  
  
   "В алмазах, в золоте, в чеканном серебре,
  
  
   В ножнах из вылощенной кожи
  
  
   Висела гордо я на вышитом бедре
  
  
  
  Не одного вельможи.
  
  
  
  За чью я не боролась честь?
  
  
  
  Каких не добивалась целей?
  
  
  
  И не припомнить и не счесть
  
  
  
  Моих триумфов и дуэлей.
  
  
   Случалось, справиться с врагом я не могла
  
  
  
  Путем прямым... Ну что ж? Не скрою:
  
  
  
   Борьбу решал порою
  
  
  
   Удар из-за угла.
  
  
  
  Изведав крови благородной,
  
  
   Нашла я после вкус в крови простонародной.
  
  
   Вот, подлинно, где был кровавый пир.
  
  
  
  Как не сказать судьбе спасибо?
  
  
   В те времена едва где-либо
  
  
  
  Поднимет ропот сельский мир,
  
  
   Готов был скорый суд для обнаглевшей черни.
  
  
  
  Без лишних слов и без прикрас:
  
  
  
   Справляла я тогда не раз
  
  
   Кровавые обедни и вечерни.
  
  
   - Вой, подлый род, стенай, реви!
  
  
   Не шутки шутим мы и не играем в прятки! -
  
  
  
  Купалась я тогда в крови
  
  
  
   От острия до рукоятки!
  
  
  
  Нам сердце закаляет гнев:
  
  
  
  
  Остервенев,
  
  
   Без всякой жалости я буйный сброд колола,
  
  
  
  
  Колола..."
  
  
  
  
  "Эк, замолола!
  
  
   Опомнись, матушка. Ей-ей, ты мелешь вздор! -
  
  
  
  
  Ввязался тут со шпагой в спор
  
  
  
  
   Топор. -
  
  
   Нашла хвалиться чем старуха:
  
  
   Рядилась в золото, в шелка,
  
  
   Походом шла на мужика...
  
  
  
   Ох, баба, баба-говоруха!
  
  
   В одной тебе еще беда б невелика,
  
  
   Да шла-то ведь в поход ты, чай, не без полка.
  
  
   Вовек мужицкого тебе б не видеть брюха,
  
  
  
   Когда б не эта рюха,
  
  
   Слуга твой верный - штык, сосед твой по стене.
  
  
   Вот с кем потолковать хотелося бы мне.
  
  
   Все - непутевый - он деревню, так бездолит:
  
  
   Ему - кто подвернись, хотя бы мать, отец,
  
  
  
  
  Приказано - конец:
  
  
  
  
  Знай, колет!
  
  
   А только, милая, все это до поры.
  
  
   Дождемся мы венечной свалки.
  
  
   Куются где-то топоры
  
  
  
   Иной закалки.
  
  
  
   Слышь? Топоры, не палки.
  
  
   Эх, в тапоры я саж, чай, здесь не улежу!
  
  
   Смекай-ка, что я доложу, -
  
  
   Тебе, дворянке, не в угоду:
  
  
   Не только топора, что на колоду!
  
  
   Ему крестьянский люд обязан всем добром,
  
  
   И - коль на то пошло, - скажу: лишь топором
  
  
   Себе добудет он и счастье и свободу!"
  
  
   1911 г.
  
  
  
  
   *
  
  
   Писал я басню не вчера:
  
  
   Лет пять назад, коли не боле,
  
   Про "верный штык" теперь уж песенка стара.
  
   Штык шпаге изменил - и весь народ на воле.
  
   - Штык! Обошлось без топора.
  
  
  
  
  Ура! -
  
   И кто-то, радуясь такому обороту,
  
  
   Спешит собрать за ротой роту
  
  
   И, из полка шныряя в полк,
  
   Улестливо шипит: "Возьмите, братцы, в толк:
  
  
   Ну можно ль темному народу
  
  
   Дать сразу полную свободу?
  
   Нет, надо нам идти испытанным путем,
  
   Взяв буржуазные за образец порядки.
  
   Уж поддержите нас, ребятки,
  
  
  А мы порядок наведем!"
  
   И пробуют навесть - не надо быть прилежней.
  
   Авось-де у штыков смекалка так мала,
  
   Что им и невдомек, что ждет их кабала
  
  
  Куда почище прежней!
  
   Штыки не гонят прочь улестливых господ.
  
   И тех, кто подлинно болеет за народ,
  
   Нет-нет, да и возьмет раздумье и опаска,
  
   Что радостная быль пройдет, как сон, как сказка:
  
  
  Вздохнули малость - и капут, -
  
   Не отбояриться никак от новых пут.
  
  
  Пойдет все, дескать, прахом.
  
   Товарищи, скажу, что я подобным страхом
  
  
   Не заражен.
  
   Я знаю, "господа" прут сдуру на рожон.
  
  
   Скажу открыто:
  
  
   Ведь топоры-то,
  
   Они там где-то ждут, они там где-то ждут:
  
   Сполна ль все мужикам дадут? Аль не дадут?
  
   Забыто, дескать, их житье аль не забыто?
  
   Всей музыки конец получится каков?
  
  
  И если "господа", к примеру, мужиков
  
  
  Землей и волею лишь по губам помажут,
  
  
  Так топоры себя покажут!
  
   Вот что пророчу я, хоть я и не пророк.
  
   Пусть смысл пророчества до острой боли жуток,
  
  
  Но - время не прошло.
  
  
  
  Когда ж наступит срок,
  
  
  Тогда уж будет не до шуток!
  
  
  
  
   *
  
   Друзья, чтоб не было неясных многоточий,
  
   Прибавлю, что, ведя всю речь про топоры,
  
   Я с умыслом молчал про молоток рабочий.
  
  
  Кто ж козыряет... до игры?
  
   1917 г. Март
  
  
  
  
   *
  
   И чертыхалися враги и лбы крестили,
  
   Но им ни черт, ни бог не мог помочь в игре,
  
   Когда на них, гремя, наш молот опустили
  
  
  Мы в "большевистском Октябре"!
  
  
  
  
   1912
  
  
  
  
  КУКУШКА
  
  
   Кукушка,
  
  
   Хвастливая болтушка,
  
  
   Однажды, сидя на суку,
  
  
  Перед собранием кукушечьим болтала
  
  
   О чем попало,
  
  
   Что ни взбрело в башку.
  
  
  Сначала то да се, по общему примеру:
  
  
  Врала да знала меру.
  
  
  Но под конец - поди ж ты! - соврала,
  
  
   Что видела орла.
  
  
  "Орла! Ведь выпадет же случай! -
  
  
  Кукушки все тут в крик наперебой. -
  
  
  Скажи ж скорей, каков орел собой?
  
  
   Чать, туча тучей?!"
  
  
  "Ну, это - как кому, - хвастуньи был ответ, -
  
  
  Особого в орле, пожалуй, мало.
  
  
  По мне, так ничего в нем нет,
  
  
  Чего бы нам недоставало:
  
  
   Те ж когти, клюв и хвост,
  
  
   Почти такой же рост,
  
  
  Подобно нам, весь сер - и крылья и макушка...
  
  
   Короче говоря,
  
  
   Чтоб слов не тратить зря:
  
  
  Орел - не более, как крупная кукушка!"
  
  
  Так, оскорбляя прах бойца и гражданина,
  
  
  Лгун некий пробовал на днях морочить свет,
  
  
  Что, дескать, обсудить - так выйдет все едино,
  
  
   И разницы, мол, нет:
  
  
   Что Герцен - что кадет.
  
  
  
  
  19 ФЕВРАЛЯ
  
  
   Так повелось, такая мода,
  
  
   Что в этот предвесенний день
  
  
   Все говорят, кому не лень,
  
  
   О воле русского народа.
  
  
   И говорят нам и поют!
  
  
   Но... почему ж все эти годы,
  
  
   Чем больше "воли" нам дают.
  
  
   Тем больше жаждем мы - свободы?!
  
  
  
  
  ЗВЕЗДА
  
  
  
  
  Почти каждый номер газеты "Звезда"
  
  
  
   конфискуется.
  
  
  
  
  
  
  
  
  Земная хроника.
  
  
  
  
  Ученым Энебо открыта близ созвездия
  
  
  
   Близнецов новая звезда.
  
  
  
  
  
  
  
   Небесная хроника.
  
  
   Куда ни кинь, везде беда!
  
  
   Прикосновенно стало небо!
  
  
  
  Узнав, что некиим Энебо
  
  
   Открыта новая звезда,
  
  
   Вскипело грозное начальство:
  
  
  
  "Еще _Звезда_! Ведь вот нахальство!
  
  
   Ну что ж тут долго толковать?
  
  
  
  Конфисковать!!"
  
  
  
  
  "ТРИБУН"
  
   Трибуна славного, любимца муз и граций,
  
   Раз некий юноша спросил: "Скажи, Маклаций,
  
   Что значит этот сон? Ты с некоторых пор
  
  
  Такими стал не брезговать речами,
  
   Что вчуже пожимать приходится плечами!
  
   Недавно вынес суд строжайший приговор
  
   Лихому вору. Ты ж, не устыдясь позора,
  
  
  Так на суде стоял за вора,
  
  
  Как будто сам ты вор!
  
   Беру другой пример - совсем не для эффекта:
  
   Известный взяточник-префект влетел под суд,
  
  
  А ты уж тут как тут,
  
   Готовый вызволить преступного префекта.
  
   Не ты ль в защитники был позван богачом,
  
  
  Чью знают все звериную натуру,
  
   Кто, на врага напав из-за угла, всю шкуру
  
  
  Содрал с него бичом?
  
  
  Ты с этим палачом
  
   Предстал перед судом, хваля и обеляя,
  
  
  Сам знаешь, - негодяя!
  
   А между тем забыт тобой твой долг прямой -
  
  
  Быть люду бедному защитой!
  
  
  Ответь же, ритор знаменитый,
  
   Скажи по совести и не кривя душой:
  
  
  Кто для тебя всего дороже,
  
   Почтивший ли тебя доверием народ,
  
  
  Иль всякий темный сброд,
  
   Пред коим честный люд быть должен настороже?
  
  
  И юноше ответствовал трибун,
  
  
  Любимец муз и граций,
  
  
   Маклаций:
  
  
  "Хотя ты очень юн,
  
   Рассудка у тебя, пожалуй, все же хватит
  
  
  Понять - да и дурак поймет! -
  
  
  Что всех дороже тот,
  
  
  Кто всех дороже платит".
  
  
  
   ОТЦЫ И ДЕТИ
  
  
  
  
  (Быль)
  
  
  
  
  "(Оставили бы вы этот скверный обычай
  
  
  
   (речь идет о субсидиях) нам, старому
  
  
  
   поколению".
  
  
  
  
  (М.
   Меньшиков
  о
  съезде
  
  
  
   студентов-академистов. "Новое время".)
  
   Уж Митрофанушки у нас - гляди! - с усами, -
  
   Так решено: за ум они возьмутся сами.
  
  
  И вот от них летят во все концы
  
  
  
  
  Гонцы:
  
   Пожалуйте на съезд, "ревнители науки"!
  
   Пожаловали. Что ж? Едва затихли звуки
  
   Молебна, прокричав до хрипоты "ура",
  
   Без промедления лихая детвора
  
   К казенным сундукам простерла жадно руки.
  
   То видя, "благородные" отцы
  
  
   Смущенно затрясли главами:
  
  
   "Ах, детушки, ляд с вами,
  
   С кого вы взяли образцы?
  
   Пускай уж мы - не скроем, знаем сами, -
  
   Остались бы, как были, подлецами,
  
   Да вы зачем такие подлецы?"
  
  
  
   БЛАГОТВОРИТЕЛЬ
  
  
  
  Однажды в барский особняк,
  
  
  
  В роскошные приемные палаты,
  
  
   Краснея за свои лохмотья и заплаты,
  
  
  
  Пришел за помощью бедняк.
  
  
   Хоть стыд его давил почище всякой ноши,
  
  
   Да барин - человек, по слухам, был хороший.
  
  
  
  И впрямь - пред гостем он размяк.
  
  
   Как вдруг на бедняке он увидал... калоши!
  
  
  
  Казалось бы, пустяк!
  
  
   Но филантроп вскипел:
  
  
  
  
  
   "Ах, чертов ты тюфяк!
  
  
   В конюшне быть тебе, а не в моей гостиной!
  
  
  
  И ты, невежа, мог,
  
  
   Такою будучи неряшливой скотиной,
  
  
  
  Еще рассчитывать, чтоб я тебе помог?!
  
  
   Вон, хам! И не посмей сюда явиться снова!!"
  
  
   Бедняга, не успел в ответ промолвить слова,
  
  
   Как вылетел тормашкой за порог.
  
  
  
  Наказан был бедняк примерно.
  
  
  
   Калош не снял он - верно! -
  
  
   Да как их снять, когда под ними нет сапог?!
  
  
  
   ХОЗЯИН И БАТРАК
  
  
  
  
  Государственный
  совет

Другие авторы
  • Петров Василий Петрович
  • Смирнова-Сазонова Софья Ивановна
  • Шеллер-Михайлов Александр Константинович
  • Шпиндлер Карл
  • Ренье Анри Де
  • Муравьев-Апостол Иван Матвеевич
  • Рид Тальбот
  • Туган-Барановская Лидия Карловна
  • Ватсон Мария Валентиновна
  • Ясный Александр Маркович
  • Другие произведения
  • Михаловский Дмитрий Лаврентьевич - Ю. Д. Левин. Д. Л. Михаловский
  • Блок Александр Александрович - Русские дэнди
  • Гиппиус Зинаида Николаевна - Стихотворения
  • Бестужев-Марлинский Александр Александрович - Андрей, князь Переяславский
  • Островский Александр Николаевич - Старое по-новому
  • Авилова Лидия Алексеевна - У преддверия
  • Оленин Алексей Николаевич - Краткое разсуждение о издании полного собрания Русских дееписателей
  • Филиппов Михаил Михайлович - Исаак Ньютон. Его жизнь и научная деятельность
  • Анненский Иннокентий Федорович - Художественный идеализм Гоголя
  • Маширов-Самобытник Алексей Иванович - Стихотворения
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
    Просмотров: 352 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа