Главная » Книги

Бедный Демьян - Стихотворения, басни, повести, сказки, фельетоны (1921-1929), Страница 2

Бедный Демьян - Стихотворения, басни, повести, сказки, фельетоны (1921-1929)



руженики бедные
  
  
  
   Шли к царю с мольбой.
  
  
  
  Шли, с собою малую
  
  
  
   Детвору вели...
  
  
  
  Ротный вдруг скомандовал:
  
  
  
   - Смир-рно... Р-рота... пли!!
  
  
  
  Сразу все смешалося:
  
  
  
   Крики и пальба...
  
  
  
  Топот... Стон... Проклятия...
  
  
  
   Женская мольба...
  
  
  
  Вон старик... Не я ль ему
  
  
  
   Пулей в лоб попал?
  
  
  
  "Будьте все вы прокляты!" -
  
  
  
   Крикнув, он упал.
  
  
  
  Вон свалилась девушка
  
  
  
   С ангельским лицом...
  
  
  
  Буду помнить до смерти
  
  
  
   Площадь пред дворцом!
  
  
  
  Рота наша вечером
  
  
  
   Вся была пьяна
  
  
  
  От подарка царского -
  
  
  
   Водки и вина.
  
  
  
  Пил и я - не с радости, -
  
  
  
   Воя, как шальной.
  
  
  
  Зрела мысль упорная
  
  
  
   В голове хмельной.
  
  
  
  Щеки заливалися
  
  
  
   Краскою стыда.
  
  
  
  Твердое решение
  
  
  
   Принял я тогда.
  
  
  
  С той поры я, милые,
  
  
  
   Стал на путь прямой:
  
  
  
  Отслужив солдатчину,
  
  
  
   Я ушел домой.
  
  
  
  И берег, лелеял я
  
  
  
   Мысль одну, одну:
  
  
  
  Искупить январскую
  
  
  
   Страшную вину.
  
  
  
  Как потом случилася
  
  
  
   С немцами война,
  
  
  
  Чашу искупления
  
  
  
   Выпил я до дна. -
  
  
  
  Выпил чашу горькую,
  
  
  
   Ох, не я один:
  
  
  
  Вся Расея огненных
  
  
  
   Дождалась годин!
  
  
  
  С глаз народных черная
  
  
  
   Спала пелена.
  
  
  
  _Правда-то рабочая
  
  
  
   Стала всем видна!_
  
  
  
  Злую волю барскую
  
  
  
   И царев указ
  
  
  
  Довелось солдатикам
  
  
  
   Проклинать не раз.
  
  
  
  Средь полей погибельных,
  
  
  
   В глубине траншей,
  
  
  
  Мы собою мало ли
  
  
  
   Выкормили вшей?
  
  
  
  Сколько люду сгублено
  
  
  
   Чертовой войной!
  
  
  
  Искупленье куплено
  
  
  
   Дорогой ценой!
  
  
  
  Вот и я теперича
  
  
  
   На кого похож?
  
  
  
  И рукав болтается,
  
  
  
   И штанина - тож.
  
  
  
  Виноватить некого.
  
  
  
   Виноват я сам.
  
  
  
  Все мы провинилися,
  
  
  
   Покоряясь псам,
  
  
  
  Лбами _о_ пол стукая
  
  
  
   У крестов, икон
  
  
  
  За царя за батюшку,
  
  
  
   За его закон.
  
  
  
  Защищая ирода
  
  
  
   От "бунтовщиков"
  
  
  
  Острою оградою
  
  
  
   Из стальных штыков.
  
  
  
  Кривда нами правила,
  
  
  
   Правду прочь гнала.
  
  
  
  Правда-то над кривдою
  
  
  
   Все же верх взяла!
  
  
  
  Вот она, рабочая
  
  
  
   Правда, какова.
  
  
  
  Ею нынче родина
  
  
  
   Только и жива.
  
  
  
  Верю я, девятое
  
  
  
   Помня января:
  
  
  
  Кровь свою рабочие
  
  
  
   Пролили не зря.
  
  
  
  Верю, что искуплена
  
  
  
   Их святая кровь,
  
  
  
  И все зло, что сгинуло,
  
  
  
   Не вернется вновь!
  
  
  
  
  ПРЕДАТЕЛЯМ
  
  (О Кронштадтском матросско-белогвардейском мятеже)
  
  
  Всё те же карты, та ж игра,
  
  
  И козырь той же подлой масти.
  
   Всё те же игроки - враги Советской власти:
  
  
  Предатели-офицера,
  
   Дворянские сынки - минувшего осколки,
  
  
  Правоэсеровские волки
  
  
  И меньшевистская икра.
  
  
  В Кронштадте - новом государстве -
  
   Превосходительный подлец сидит на царстве.
  
   Эй, вы, шипевшие по всем углам вчера,
  
   Предатели, рабы, антантовские мавры,
  
   Куда вы спрятались? Кричите же "ура"
  
  
  И бейте в гулкие литавры!
  
   В Париже, в Лондоне, в Нью-Йорке в этот час
  
  
  Все биржи молятся за вас,
  
   Готовя спешно вам заслуженные лавры.
  
   Лакеи верные врагов страны родной,
  
   Вы, черви, севшие на всходы нашей нови,
  
   Наденьте же венки, надвиньте их на брови.
  
   Венки оценены великою ценой -
  
  
  Народных слез, народной крови!
  
   В какой проклятый час, какой лукавый дух
  
   Внушил вам веру вновь в успех дворянской шпаги?
  
   Каким шептаньям внял ваш поврежденный слух,
  
   Что в наших боевых, стальных рядах потух
  
  
  Огонь испытанной отваги?
  
   Да будет то, к чему зовет нас мстящий Рок.
  
   И если суждено нам перейти порог
  
  
  К высокой цели - через трупы,
  
   Что ж? На удары мы в бою не будем скупы
  
   И, исторический сметая сор и хлам,
  
   Обрекши всех врагов народному проклятью,
  
   Мы проведем метлой с железной рукоятью
  
  
  По омерзительным телам.
  
   Отмеченным предательской печатью!
  
  
  
   ПРЕДРЕШЕННОЕ
  
  
  С тех пор как мир стоит, - не три, четыре года, -
  
  
  Две силы борются: владыки и рабы, -
  
  
  И он неотвратим, как приговор судьбы,
  
  
   Час предрешенного исхода
  
  
   Их титанической борьбы.
  
  
  Чем ближе этот час, тем яростнее схватки
  
  
  И тем опаснее наш каждый ложный шаг:
  
  
   Пускай порой ликует враг:
  
  
   "Рабы отброшены! Ряды их стали шатки!"
  
  
  Мы, маневрируя и обходя рогатки,
  
  
  Несем уверенно наш пролетарский стяг.
  
  
  Отчаянье родит безумие героев,
  
  
  Готовых жертвовать и делом и собой.
  
  
  Но мы не прельщены отвагою слепой
  
  
  И отступаем мы, чтоб, нашу мощь утроив,
  
  
  С тем большим мужеством вступить в последний бой!
  
  
   Сегодня, празднуя со всем рабочим миром
  
  
   Наш праздник красный, трудовой,
  
  
  Мы, может, встретимся не раз с церковным клиром
  
  
  И будем видеть, как советскою Москвой
  
  
  То там, то здесь пройдет молящаяся группка.
  
  
  Да, это темноте народной, вековой
  
  
  Есть тоже грустная уступка.
  
  
  Но кто, какие господа
  
  
   Дерзнут уверить нас с насмешкою холодной,
  
  
   Что светом знания мы темноты народной
  
  
   Не одолеем никогда?!
  
  
  Да, может, вы не раз, герои-ветераны,
  
  
  Отступите то здесь, то там перед врагом,
  
  
  Уступите в одном, чтоб выиграть в другом,
  
  
  Но близок час, когда, воспламенив все страны,
  
  
  К твердыне вражьей вы приставите тараны,
  
  
  Громя убийц, круша последний их оплот,
  
  
  Свершая наш обет и боевые клятвы.
  
  
  Все жарче солнца луч. И близко время жатвы.
  
  
  Мы сделали посев. И мы получим плод.
  
  
  
   БРАТСКОЕ ДЕЛО
  
  
   С весны, все лето, ежедневно
  
  
  По знойным небесам он плыл, сверкая гневно, -
  
  
   Злой, огнедышащий дракон.
  
  
  Ничто не помогло: ни свечи у икон,
  
  
  Ни длиннорясые, колдующие маги,
  
  
  Ни ходы крестные, ни богомольный вой:
  
  
  Ожесточилася земля без доброй влаги,
  
  
  Перекаленные пески сползли в овраги,
  
  
  Поросшие сухой, колючею травой,
  
  
   И нивы, вспаханные дважды,
  
  
  Погибли жертвою неутоленной жажды.
  
  
   Пришла великая народная беда.
  
  
  
  
   *
  
  
   Есть, братья, где-то города:
  
  
  Раскинув щупальцы, как спруты-исполины,
  
  
  Злом дышат Лондоны, Парижи и Берлины.
  
  
  Туда укрылися былые господа,
  
  
  Мечтающие вновь взобраться нам на спины
  
  
  И затаившие одно лишь чувство - месть.
  
  
  О, сколько радостных надежд несет им весть,
  
  
  Что солнцем выжжены приволжские равнины,
  
  
  Что обезумевший от голода народ,
  
  
  Избушки бросивши пустые и овины,
  
  
  Идет неведомо куда, бредет вразброд,
  
  
  Что голод, барский друг, "холопскому сословью"
  
  
  Впился когтями в грудь, срывая мясо с кровью,
  
  
  И что на этот раз придушит мужика
  
  
  Его жестокая костлявая рука.
  
  
  А там... ах, только бы скорее!.. Ах, скорее!..
  
  
   И рад уже эсер заранее ливрее,
  
  
  В которой будет он, холуй своих господ,
  
  
  Стоять навытяжку, храня парадный ход:
  
  
  - Эй, осади, народ!.. Не то чичас по шее!..
  
  
   Эй, осади, народ!..
  
  
  
  
   *
  
  
   Поволжье выжжено. Но есть места иные,
  
  
  
  Где не погиб крестьянский труд,
  
  
   Где, верю, для волжан собратья их родные
  
  
   Долг братский выполнят и хлеб им соберут.
  
  
   Пусть нелегко оно - налоговое бремя,
  
  
   Но пахарь пахарю откажет ли в нужде?
  
  
   Мужик ли с мужиком убьют преступно время
  
  
   В братоубийственной, корыстной, злой вражде?
  
  
   Пусть скаредный кулак для хлеба яму роет,
  
  
  
  Тем яму роя для себя, -
  
  
  Тот, кто голодному в день черный дверь откроет,
  
  
  Об участи его, как о своей, скорбя,
  
  
  Кто, с целью побороть враждебную стихию,
  
  
  Даст жертвам голода подмогу в трудный год,
  
  
  Тот и себя спасет и весь родной народ.
  
  
   Спасет народ - спасет Россию!
  
  
  
  
  ЛИБЕРАЛ
  
  
  
  
  Я уверен, что всякий предпочтет Ленину
  
  
  
   даже царя Павла. Я ни одной минуты не
  
  
  
   колебался бы. Со всеми шпицрутенами, со всеми
  
  
  
   Аракчеевыми, со всем безумием самодержавного
  
  
  
   самодурства - предпочитаю Павла.
  
  
  
  
  
  
   (Александр Яблоновский.
  
  
  
  
  
  
  
   Из белогвардейского
  
  
  
  
  
  
  
  
  "Общего дела".)
  
  
  
  То-то, братцы, и оно.
  
  
  
   Яблоновский, браво!
  
  
  
  Возвращай уж заодно
  
  
  
  
  Крепостное право!
  
  
  
  Се - Аника из Аник,
  
  
  
  Белый рыцарь без забрала.
  
  
  
  _Поскребите либерала,
  
  
  
  Перед вами - крепостник!_
  
  
  
   СВЕРХ-ЛИБЕРАЛ
  
  
  Недавно я писал о русских либералах,
  
  
   Помешанных на белых генералах.
  
  
  Царь Павел был на что самодержавный зверь,
  
  
  А либералы ждут: "Такого б нам теперь!"
  
  
   Я удостоился на выпад свой ответа, -
  
  
   От бешенства не взвидя света,
  
  
  Какой-то либерал мне пишет напрямки
  
  
   (Без подписи и, значит, без обмана):
  
  
   "Что Павел? Павел - пустяки.
  
  
  Не Павла жаждем, - Тамерлана!"
  
  
  Так вот он, либерал, каков, когда он гол:
  
  
  Не крепостник уже, а кочевой монгол!
  
  
  
  
  АЛТЫННИКИ
  
  
  
  
  В Москве, в Рогожско-Симоновском районе,
  
  
  
   торгашами пожертвовано в пользу голодающих
  
  
  
   волжан всего 45 коп. серебром и один кочан
  
  
  
   капусты.
  
  
  
  
  
  
  
  
   (Из отчета.)
  
  
  
  "За именинницу!"
  
  
   "Ур-ра!"
  
  
  
   "Ур-ра!"
  
  
  
  
  
  "Ур-ра!"
  
  
   "Парфентьевна, всего!"
  
  
   "Мерси вас!"
  
  
  
  "Дай вам боже!"
  
  
   "Сысой Сысоич, э, ты что же?
  
  
  Пей водочку до дна!"
  
  
   "Уж больно, брат, остра".
  
  
  "Отвык, хе-хе?"
  
  
   "Отвык".
  
  
  
  
  "Привыкнешь, милай, снова.
  
  
  Торговля как?"
  
  
   "Нельзя сказать худого слова".
  
  
   "А ну-ко-ся, под осетра!"
  
  
   "Я под икорочку".
  
  
  
  "М-да, знатная икра!"
  
  
  "Нет, вы севрюжинки попробуйте, какая!"
  
  
  "Сыр, не угодно ль, со слезой?..
  
  
  Сысой Сысоич... э... Сысой!
  
  
  Не допиваешь, брат, не дело".
  
  
   "Чего не допил? Перепой!"
  
  
   "С такой-то малости? Едва ли,
  
  
  Уж мне ль не помнить, как с тобой
  
  
  В былое время мы пивали!"
  
  
  
  "Вот - на! -
  
  
   Поскреб Сысоич темя. -
  
  
   Так то ж в былое время!"
  
  
  
  "Эй, старина,
  
  
  
  Да ты в уме ли? -
  
  
   Все гости сразу зашумели. -
  
  
   Чем плохи нынче времена?
  
  
  Так расторгуемся..."
  
  
  

Другие авторы
  • Чеботаревская Александра Николаевна
  • Якоби Иоганн Георг
  • Сельский С.
  • Панаев Иван Иванович
  • Глейм Иоганн Вильгельм Людвиг
  • Тихомиров Лев Александрович
  • Теплова Надежда Сергеевна
  • Ежов Николай Михайлович
  • Курицын Валентин Владимирович
  • Тепляков Виктор Григорьевич
  • Другие произведения
  • Бурачок Степан Онисимович - Стихотворения М. Лермонтова
  • Бакунин Михаил Александрович - Доклад об Алльянсе
  • Баласогло Александр Пантелеймонович - А. П. Баласогло. Биографическая справка
  • Гаршин Всеволод Михайлович - В. М. Гаршин: краткая справка
  • Сенкевич Генрик - На поле славы
  • Зиновьева-Аннибал Лидия Дмитриевна - Голова Медузы
  • Сумароков Александр Петрович - Критика на оду
  • Розанов Василий Васильевич - Безнадежное и безнадежные
  • Жуковский Василий Андреевич - Благодарность любезному Издателю Аглаи
  • Засулич Вера Ивановна - Краткая библиография
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
    Просмотров: 288 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа