Главная » Книги

Бальмонт Константин Дмитриевич - Литургия красоты, Страница 4

Бальмонт Константин Дмитриевич - Литургия красоты


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

  
   Сердце - вольно, Солнце - красно, мир согласен весь,
  
   Там, далеко, свет зажжется, раз ты светел здесь.
  
   Юность, юность, будь же юной, вспыхни, пожелай,
  
   Каждый миг - начало, воля, вечный скрытый Май.
  
   Не напрасно же раскрыл я в пеньи звонких строк
  
   Тайну сердца - алость крови - солнечный цветок.
  
  
  
  
  ВЕТЕР
  
  
  
  
  
  Я вольный ветер, я вечно вею.
  
  
  
  
  
  
  
   К. Бальмонт
  
  
  
  
  
  С визгом, присвистом напевным
  
  
  
  
  
  Веет, мечется, гудит.
  
  
  
  
  
  
  
  Ю. Балтрушайтис
  
  Гордый Юргис, ты похитил Ветер, Ветер у меня,
  
  Ты подслушал и расслышал, как он шепчет, нас дразня,
  
  Как свистит и шелестит он возле дрогнувшей листвы,
  
  Возрастает, отвечая завываниям совы.
  
  Вдруг притихнет, и забьется вкруг единого листка,
  
  Над осиной вьется, вьется, дышит струйка ветерка,
  
  Чуть трепещет, лунно блещет зачарованный листок,
  
  И воздушен, и послушен, заколдован ветерок.
  
  Только слушает, как дышит шаткий лист среди осин,
  
  Между самых, самых чутких, на одной, всего один,
  
  Лист сорвался, покачнулся, и умчался далеко,
  
  Ветерок им насладился, бросил дальше, как легко.
  
  Веет, млеет, цепенеет, странным шорохом в сосне.
  
  Зашуршит на сучьях старых, страшно травам в тайном сне.
  
  Над седыми пустырями зашептал он как колдун,
  
  Вот затресся, и понесся, хохот, стоны, звоны струн.
  
  Вспышки светов. Двух поэтов, бледных скальдов он нашел,
  
  Очертанья всех предметов изменил, и обошел.
  
  Шепот Ветра гордым ведом, вещий Ветер близок им.
  
  За зловещим, тайным следом, мы идем, и мы следим.
  
  То мы вместе, то мы порознь, затаимся меж кустов,
  
  Брат - соперник, враг - помощник, два волхва созвучных снов.
  
  Ветер с нами, он землею, небесами нас ведет,
  
  К одному, смеясь, приникнет, свистнет, крикнет - и вперед.
  
  Не всегда ж мне быть с тобою, если властен и другой,
  
  Звонки хвои в летнем зное - звонко-влажен вал морской.
  
  В смерти, в жизни - я в отчизне, дальше, дальше, миг не ждет,
  
  Тот же дважды я не буду: больше, меньше, - но впереди
  
  
  
  
  ТАЛИСМАН
  
  
  
  
  
   Знать, хотеть, сметь, и молчать.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  El Ktab
  
  Знать, хотеть, молчать, и сметь - завещал Араб.
  
  Знай, молчи, желай, и смей, если ты не слаб.
  
  Если ж слаб, я говорю вовсе не с тобой,
  
  Уходи, не прерывай сон мой голубой.
  
  Сон мой алый, золотой, сон мой всех тонов,
  
  Чьей усладой каждый миг так цветисто нов.
  
  Вижу утро, вижу сад, каждый лепесток,
  
  Розы губ, воздушный цвет белых рук и ног.
  
  Розы губ, и губы роз, нежные как стих,
  
  Опьяняющий намек раковин немых.
  
  Звон струны, сплетенья струн, звонкий водоем,
  
  Тело к телу, взор во взор, сладко быть вдвоем.
  
  Раз ты властен, чтоб другой дрогнул, побледнев,
  
  Знай, что вложен в разум твой вкрадчивый напев.
  
  Раз хотеть умеешь ты, научись молчать,
  
  Взор безгласный - для души - прочная печать.
  
  Раз цветок к тебе глядит, ласки ждет твоей,
  
  Наклонись к нему нежный, смелым быть умей.
  
  Но, любя, не торопи розовой зари,
  
  Дай раскрыться лепесткам, медленно гори.
  
  Из познавших новый день мудрым будет тот,
  
  Кто увидит - мрака в свет полный переход.
  
  Венчик нежный обожай, о, счастливец ты,
  
  Видишь, дышат пред тобой яркие цветы.
  
  Сада пышного теперь стал ты властелин,
  
  Где пьянеют гроздья роз, мускус, и жасмин.
  
  Знать, хотеть, молчать, и сметь - радостный завет,
  
  Этот светлый талисман дал нам Магомет.
  
  Помни, сам Пророк сказал, бросив луч в мечты:
  
  "В этом мире я люблю - женщин и цветы".
  
  
  
  
   ЖИВИ
  
  
   "Живи один", мне Мысль сказала,
  
  
   Звезда Небес всегда одна,
  
  
   Забудь восторг, начни сначала,
  
  
   Дорога скорби - суждена".
  
  
   "О, нет", шепнуло ей Мечтанье,
  
  
   Звезда - одна, один - цветок,
  
  
   Но их дыханья и сиянья
  
  
   Проходят множеством дорог".
  
  
   И вечно юное Стремленье
  
  
   Прервало их неравный спор.
  
  
   Взял лютню я, - и волны пенья,
  
  
   Звеня, наполнили простор.
  
  
  
   КРУЖЕВНЫЕ УЗОРЫ
  
  
  
  
  
  Воля Венеры - чтоб утром венчались
  
  
  
  
   все девушки с розами.
  
  
  
  
  
  
  
  
  Латинский стих
  
  
  
   ЮНАЯ ДЕВУШКА
   Милая юная девушка, с глазами как сказка прекрасными,
   Как сказка, которую в детстве читал,
   С глазами, где небо воздушное зарницами светит неясными,
   Ты видишь, ты знаешь: мы близки, тебя я мечтаньем ждал.
   И строки с напевностью зыбкой, мои слова торопливые,
   Прерывисты, девушка милая, оттого, что, дрожа и звеня,
   Они навстречу спешат к тебе, и шепчут, счастливо-стыдливые:
   "О, сказка, я вижу, я слышу! Ты видишь, ты слышишь меня?"
  
  
  
   ВЛЮБЛЕННОСТЬ
  
  
   Она была в кого-то влюблена.
  
  
   Дышал Апрель. И зелень молодая
  
  
   Была светло-девически-нежна.
  
  
   Узорность облачков, воздушно тая,
  
  
   В лазури утопала, как мечты,
  
  
   Сирень пьянила воздух, расцветая.
  
  
   И девушка, в расцвете красоты,
  
  
   На утре дней, смотря прозрачным взором,
  
  
   Преображала все свои черты.
  
  
   Душа светилась свадебным убором,
  
  
   И нежная все делалась нежней,
  
  
   Влюбленность облекала легким флером.
  
  
   О, девушка, ты в светлой зыби дней,
  
  
   Средь вод, где волны только закипают,
  
  
   Баюкают мельканием огней.
  
  
   И пусть мечты с другим тебя сливают,
  
  
   Пусть я тебе далекий и чужой,
  
  
   Мои слова твой сон не прерывают.
  
  
   К твоей душе я льну своей душой,
  
  
   С тобой я слит, как луч с лучом, согласный,
  
  
   Как свет в волне, я нежно, вольно твой.
  
  
   Люблю тебя, люблю, мой сон прекрасный!
  
  
  
  
  ГРЕЗА
  
   Мне грустно, Поэт. Ты пойми: не весталка я,
  
   И нет, не русалка я, лунно-холодная.
  
   Я только любовница, бледная, жалкая.
  
   Я - греза Поэта, я - в мире безродная.
  
   Меня ты поманишь, капризный, но вкрадчивый,
  
   Я тотчас к тебе из-за Моря спешу,
  
   Стараюсь быть кроткой, послушной, угадчивой,
  
   Тобою одним и свечусь, и дышу.
  
   Глазами в глаза проникаю бездонные,
  
   Любви ты захочешь, - целую тебя,
  
   Как жемчуг, сплетаю созвучья влюбленные,
  
   Устанешь, - страдаю, и таю, любя.
  
   Захочешь, - с тобой я, захочешь, - далеко я,
  
   Все, все, что ты хочешь, тебе отдаю,
  
   Но только с тобой - я всегда одинокая,
  
   И я без тебя - одиноко пою.
  
   Ты нежен, Поэт, ты с душою воздушною,
  
   Но нет мне слияния даже с тобой,
  
   Понять ты не можешь подругу послушную,
  
   Хоть часто даришь мне венок голубой.
  
   Ты все ж, хоть Поэт, устаешь от мечтания,
  
   Сливаешься с жизнью людскою - изношенной.
  
   И нет мне слияния, вечно изгнание,
  
   Я - греза, я - призрак любовницы брошенной.
  
  
  
   ЖАЛОБА ДЕВУШКИ
  
   О, люди, жалко-скучные, о, глупые затейники,
  
   Зачем свои мечтания в слова вложили вы?
  
   Вы ходите, вы бродите, по селам коробейники,
  
   Но все людские вымыслы поблекли и мертвы.
  
   Словами захватали вы все радости желанные,
  
   Все тайное лишили вы светло-заветных чар.
  
   И травы грубо топчете, и бродите, обманные,
  
   И, сгорбленные, носите непрошенный товар.
  
   Торгуете, торгуетесь, назойливо болтаете,
  
   Ступая, убиваете безмолвные цветы.
  
   И все, что в мысли просится, на деньги вы считаете,
  
   И в сердце оставляете проклятье пустоты.
  
   О, скупщики корыстные, глядельщики бесстыдные,
  
   Оставьте нас, - ужели ж вам мало городов?
  
   Луга мои, мечты мои, неслышные, невидные,
  
   Найду ли для любви моей нетронутых цветов!
  
  
  
   СЕРАЯ ПТИЧКА
  
  О, серая птичка, с глазами печальными, черными,
  
  И с грудкою алой, точно в крови, -
  
  Не бейся о клетку, с углами ее, с прутьями
  
  
  
  
  
   железными, узорными,
  
  В клетке - живи.
  
  Ты бьешься, ты бьешься. Ужели еще ты не знаешь
  
  
  
  
  
   всемирной законности?
  
  Кто сеть расставляет, тот в клетке умеет держать.
  
  О, серая птичка, не бейся, подчинись непреклонности,
  
  Научись - даже в клетке, звенеть и дышать.
  
  
  
   ПОЛЬСКОЙ ДЕВУШКЕ
  
  
  
  
  
   В ней есть что-то лебединое,
  
  
  
  
  
   Лебединое, змеиное,
  
  
  
  
  
   И поет мечта несмелая: -
  
  
  
  
  
   Ты ужалишь, лебедь белая?
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Б.***
  
  
  
  
   1
  
  
  Мне нравятся нежные лепеты сказки,
  
  
  И юность, и флейты, и ласки, и пляски,
  
  
  И чуть на тебя я взгляну, - я ликую,
  
  
  Как будто с тобой я мазурку танцую.
  
  
  
  
   2
  
  
  Я люблю из женщин тех,
  
  
  В чьих глазах сверкает смех
  
  
  Оттого и без огня
  
  
  Зажигаешь ты меня.
  
  
  
  
   3
  
  
  Я люблю. И разве грех,
  
  
  Что в тебе люблю я смех?
  
  
  Утро можно ль не любить?
  
  
  Солнце можно ли забыть?
  
  
  
  
   4
  
  
  Ты вся мне воздушно-желанна,
  
  
  Ты вся так расцветно-нежна.
  
  
  Ты - май. Неужели же странно,
  
  
  Что весь пред тобой я - весна.
  
  
  
  
   5
  
  
  Ты вся мне воздушно-желанна,
  
  
  Так как же тебя не любить?
  
  
  Ты нежная польская панна,
  
  
  Так как же мне нежным не быть?
  
  
  
  
   6
  
  
  Люди скрывают в себе боязливо
  
  
  Нежное слово - люблю.
  
  
  Глупые. Ежели сердце счастливо,
  
  
  Разве я счастьем своим оскорблю!
  
  
  
  
   7
  
  
  В душе моей были упреки, ошибки,
  
  
  Но ты предо мной, улыбаясь, предстала, -
  
  
  И вдруг я услышал певучие скрипки,
  
  
  И мы закружились в веселии бала.
  
  
  
  
   8
  
  
  В душе моей темное что-то боролось,
  
  
  В душе моей было угрюмо, пустынно.
  
  
  Но я услыхал твой девический голос,
  
  
  И понял, как может быть сердце невинно.
  
  
  
  
   9
  
  
  Отчего душа проснулась?
  
  
  Я спросил, тревожный, знойный,
  
  
  Ты безмолвно усмехнулась,
  
  
  И умчал нас танец стройный.
  
  
  
  
   10
  
  
  Это счастие откуда?
  
  
  Но опять, одной улыбкой,
  
  
  Ты сказала: "Радость чуда".
  
  
  И помчал нас танец зыбкий.
  
  
  
  
   11
  
  
  Душа полна растроганности кроткой,
  
  
  Я в сад вошел, и осчастливлен был
  
  
  Нежданно-нежною находкой:
  
  
  Вдруг вижу, вот, я полюбил.
  
  
  
  
   12
  
  
  Я нашел, весь пронзенный лучами, цветок,
  
  
  И как тучка на небе, я медлю и таю,
  
  
  Так желанен мне каждый его лепесток,
  
  
  Что, смотря на расцвет, я и сам расцветаю.
  
  
  
  
   13
  
  
  В тебе музыкальные сны,
  
  
  Зеркальность бестрепетных взоров,
  
  
  Сверканье певучей струны,
  
  
  Согласье манящих узоров.
  
  
  
  
   14
  
  
  Ты вся - светловодный ручей,
  
  
  Бегущий средь мягких излучин,
  
  
  Твой взор - чарованье лучей,
  
  
  Твой смех упоительно-звучен.
  
  
  
  
   15
  
  
  Ты свет примирительный льешь,
  
  
  Но вдруг, словно в ткани узорной,
  
  
  Ты прячешься, дразнишь, зовешь,
  
  
  И смотришь лукаво-задорной.
  
  
  
  
   16
  
  
  Будь вечно такою счастливой,
  
  
  Что, если узнаешь ты горе,
  
  
  Лишь легкой плакучею ивой
  
  
  Оно б отразилось во взоре.
  
  
  
  
   17
  
  
  Когда ты в зеркальности чистой
  
  
  Допустишь хоть трепет случайный,
  
  
  В душе моей лик твой лучистый
  
  
  Все ж будет бестрепетной тайной.
  
  
  
  
   18
  
  
  Я тебя сохраню невозбранно,
  
  
  И мечты, что пленительно-юны,
  
  
  О, воздушная польская панна,
  
  
  Я вложу в золотистые струны.
  
  
  
  
   19
  
  
  Когда ты узнаешь смущенность,
  
  
  О, вспомни, что, нежно тоскуя,
  
  
  Тебе отдавая бездонность,
  
  
  В ответ ничего не прошу я.
  
  
  
  
   20
  
  
  Нежное золото в сердце зажглось.
  
  
  Если кто любит блистающий свет,
  
  
  Как же он Солнцу поставит вопрос?
  
  
  В самой любви есть ответ.
  
  
  
  
   21
  
  
  О, Польша! Я с детства тебя полюбил,
  
  
  Во мне непременно есть польская кровь: -
  
  
  Я вкрадчив, я полон утонченных сил,
  
  
  Люблю, и влюблен я в любовь.
  
  
  
  
   22
  
  
  Твой нежный румянец,
  
  
  И нежные двадцать два года -
  
  
  Как будто ты танец
  
  
  Красивого в плясках народа!
  
  
   ФИНСКАЯ КОЛЫБЕЛЬНАЯ ПЕСНЯ
  
  
  
  
  
  
   Нинике
  
   Спи, моя деточка, глазки свои закрывая,
  
   Спи, моя девочка, птичка моя полевая,
  
   Светлоголовка, усни, хорошо тебе будет,
  
   Спи, моя деточка, Бог тебя завтра разбудит.
  
   Птичке своей Он навеет воздушные грезы,
  
   Сплел колыбель ей он нежно из листьев березы,
  
   Сон наклонился с дремотой, и шепчет сквозь ветку:
  
   Есть ли здесь деточка? Я убаюкаю детку.
  
   Спит ли здесь деточка в мягкой своей колыбельке?
  
   Славно ли деточке в теплой уютной постельке?
  
   Спи, моя девочка, глазки свои закрывая,
  
   Спи, моя деточка, птичка моя полевая.
  
  
  
  
  ОСЕНЬ
  
  
  
  
   1
   Белесоватое Небо, слепое, и ветер тоскливый
   Шелесты листьев увядших, поблекших в мелькании дней.
   Шорох листвы помертвевшей, и трепет ее торопливый,
   Полное скорби качанье далеких высоких стеблей.
   Степь за оградою сада, просторы полей опустелых,
   Сонные мертвые воды затянутой мглою реки,
   Сказочность облачных далей, безмолвных, печальных, и белых,
   Шелесты листьев увядших, их вздохи, и лепет тоски.
   Смутная тайна мгновений, которые вечно стремятся,
   Падают с призрачным звоном по склонам скалистых времен,
   Осени саван сплетают, и траурной тканью ложатся,
   Зимний готовят, холодный, томительный, длительный сон.
  
  
  
  
   2
   На кладбище старом пустынном, где я схоронил все надежды,
   Где их до меня схоронили мой дед, мой отец, мой брат,

Категория: Книги | Добавил: Armush (28.11.2012)
Просмотров: 285 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа