Главная » Книги

Бальмонт Константин Дмитриевич - Литургия красоты, Страница 3

Бальмонт Константин Дмитриевич - Литургия красоты


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

;  Болота, прерии, мареммы, пустыни, море, небеса.
   Улыбки, шепоты и ласки, шуршанье, шелест, шорох, травы,
   Хребты безмерных гор во мраке, как исполинские удавы,
   Кошмарность ходов под землею, расселин, впадин и пещер,
   И храмы в страшных подземельях, чей странен сказочный размер.
   Дремотный блеск зарытых кладов, целебный ключ в тюрьме гранита,
   И слитков золота сокрытость, что будет смелыми отрыта.
   Паденье в пропасть, в мрак и ужас, в рудник, где раб - как властелин,
   И горло горного потока, и ряд оврагов меж стремнин.
   В глубоких безднах океана - дворцы погибшей Атлантиды,
   За сном потопа - вновь под солнцем - ковчег Атлантов, пирамиды,
   Землетрясения, ужасность - тайфуна, взрытости зыбей,
   Успокоительная ясность вчера лишь вспаханных полей.
  
  
  
  
  Дополнение
  
  
  
  ГОРОД ЗОЛОТЫХ ВОРОТ
  
  Сон волшебный. Мне приснился древний Город Вод,
  
  Что иначе звался - Город Золотых Ворот.
  
  В незапамятное время, далеко от нас,
  
  Люди Утра в нем явили свой пурпурный час.
  
  Люди Утра, Дети Солнца, Духи Страсти, в нем
  
  Обвенчали Деву-Воду с Золотым Огнем.
  
  Деву-Воду, что, зачавши от лучей Огня,
  
  Остается вечно-светлой, девственность храня.
  
  Дети страсти это знали, строя Город Вод,
  
  Воздвигая стройный Город Золотых Ворот.
  
  Яркость красок, мощность зданий, вал, над валом вал,
  
  Блеск цветов, глядящих в воду, в эту глубь зеркал.
  
  Город-Сказка. С ним в сравненьи людный Вавилон
  
  Был не так похож на пышный предрассветный сон.
  
  С ним в сравнении Афины, Бенарес, и Рим
  
  Взор души не поражают обликом своим.
  
  Это - сказки лет позднейших, отрезвленных дней,
  
  Лет, когда душа бледнеет, делаясь умней.
  
  В них не чувствуешь нежданных очертаний сна,
  
  Уж не сердце в них, а разум, лето, не весна.
  
  В них не чувствуешь безумья утренней мечты,
  
  Властелинской, исполинской, первой красоты.
  
  В тех забытых созиданьях царствовала страсть,
  
  Ей, желанной, предается, вольно, все во власть
  
  Оттого-то Дети Солнца, в торжестве своем,
  
  Башней гордою венчали каждый храм и дом.
  
  Оттого само их имя - золото и сталь,
  
  Имя гордое Атланта - Тольтек, Рмоагаль.
  
  В будни жизнь не превращая, мир любя, они
  
  Яркой краской, жарким чувством наполняли дни.
  
  До монет не унижая золото, они
  
  Из него ковали входы в царственные дни.
  
  Вход Огнем обозначался в древний Город Вод,
  
  Что иначе звался - Город Золотых Ворот.
  
  
  
   БЕЗГЛАГОЛЬНОСТЬ
  
   Есть в Русской природе усталая нежность,
  
   Безмолвная боль затаенной печали,
  
   Безвыходность горя, безгласность, безбрежность,
  
   Холодная высь, уходящие дали.
  
   Приди на рассвете на склон косогора, -
  
   Над зябкой рекою дымится прохлада,
  
   Чернеет громада застывшего бора,
  
   И сердцу так больно, и сердце не радо.
  
   Недвижный камыш. Не трепещет осока.
  
   Глубокая тишь. Безглагольность покоя.
  
   Луга убегают далеко-далеко.
  
   Во всем утомленье, глухое, немое.
  
   Войди на закате, как в свежие волны,
  
   В прохладную глушь деревенского сада, -
  
   Деревья так сумрачно-странно-безмолвны.
  
   И сердцу так грустно, и сердце не радо.
  
   Как будто душа о желанном просила,
  
   И сделали ей незаслуженно-больно.
  
   И сердце простило, но сердце застыло,
  
   И плачет, и плачет, и плачет невольно.
  
  
  
  
  ОСЕНЬ
  
   Осень. Мертвый простор.
  
  
  
  
   Углубленные грустные дали.
  
   Завершительный ропот шуршащих листвою ветров.
  
   Для чего не со мной ты, о, друг мой,
  
  
  
  
   в ночах, в их печали?
  
   Столько звезд в них сияет,
  
  
  
  
   в предчувствии зимних снегов.
  
   Я сижу у окна. Чуть дрожат беспокойные ставни.
  
   И в трубе, без конца, без конца, звуки чьей-то мольбы.
  
   На лице у меня поцелуй, -
  
  
  
  
   о, вчерашний, недавний.
  
   По лесам и полям протянулась дорога Судьбы
  
   Далеко, далеко, по давнишней пробитой дороге,
  
   Заливаясь, поет колокольчик, и тройка бежит
  
   Старый дом опустел.
  
  
  
  
   Кто-то бледный стоит на пороге,
  
   Этот плачущий - кто он?
  
  
  
  
   Ах, лист пожелтелый шуршит.
  
   Этот лист, этот лист... Он сорвался, летит, упадает...
  
   Бьются ветки в окно.
  
  
  
   Снова ночь. Снова день. Снова ночь.
  
   Не могу я терпеть.
  
  
  
   Кто же там так безумно рыдает?
  
   Замолчи. О, молю! Не могу, не могу я помочь.
  
   Это ты говоришь? Сам с собой - и себя отвергая?
  
   Колокольчик, вернись.
  
  
  
   С привиденьями страшно мне быть.
  
   О, глубокая ночь! О, холодная осень! Немая!
  
   Непостижность Судьбы: -
  
  
  
   Расставаться, страдать, и любить.
  
  
  
   МАЛО КРИКОВ
  
  
   Мало криков. Нужно стройно
  
  
   Гармонически рыдать.
  
  
   Надо действовать спокойно
  
  
   И красивый лик создать.
  
  
   Мало искренних мучений,
  
  
   Ты же в Мире не один.
  
  
   Если ты разумный гений,
  
  
   Дай нам чудо звонких льдин.
  
  
   Силой мерного страданья
  
  
   Дай нам храмы изо льда.
  
  
   И тогда твои рыданья
  
  
   Мы полюбим навсегда.
  
  
  
   Дополнение 2
  
  
  
   ПРАЗДНИК СЕРДЦА
  
  
  
  
   Каждое утро, душа, ты найдешь у двери
  
  
  
  
  своего дома весь мир.
  
  
  
  
  
  
  
   Диего де Эстелья
  
  
  
  
  МОЙ ЗАВЕТ
  
  
   Я не устану быть живым,
  
  
   Ручей поет, я вечно с ним,
  
  
   Заря горит, она - во мне,
  
  
   Я в вечно творческом Огне.
  
  
   Затянут в свет чужих очей,
  
  
   Я - в нежном золоте лучей,
  
  
   Но вдруг изменится игра,
  
  
   И нежит лунность серебра.
  
  
   А Ночь придет, а Ночь темна, -
  
  
   В душе есть светлая страна,
  
  
   И вечен светоч золотой
  
  
   В стране, зовущейся Мечтой.
  
  
   Мечта рождает Красоту,
  
  
   Из нежных слов я ткань плету,
  
  
   Листок восходит в лепесток,
  
  
   Из легких строк глядит цветок.
  
  
   Мгновений светлый водопад
  
  
   Нисходит в мой цветущий сад,
  
  
   Живите ж все, любите сон, -
  
  
   Прекрасен он, кто в Жизнь влюблен.
  
  
  
   ЙОНИ-ЛИНГАМ
  
  
   Напряженно-могучий Лингам,
  
  
   Восприимчиво-влажная Йони,
  
  
   Эта песня лелейная - вам,
  
  
   Жизнь и свет на немом небосклоне,
  
  
   Завлекательно-жадная Йони,
  
  
   Безыстомно-горячий Лингам.
  
  
   Вы - отрада зверям и богам,
  
  
   Вы - заветная радость людская,
  
  
   Вы дарите гирлянды векам,
  
  
   И родятся созвездья, сверкая,
  
  
   Жизнь - все та же, и вечно - другая,
  
  
   Нераздельны в ней Йони-Лингам.
  
  
   Вы подобны пьянящим цветкам,
  
  
   Вы растете в далеком Тибете,
  
  
   Вы влечете к чужим берегам,
  
  
   Это вы - Афродита в расцвете,
  
  
   Адонис в упоительном лете,
  
  
   И Милитта, о, Йони-Лингам.
  
  
   Вы подобны бессмертным цветкам,
  
  
   Вы светло зажигаете взоры,
  
  
   И Венера идет по волнам,
  
  
   Будит Пан задремавшие горы,
  
  
   И в зеленых пещерах Эллоры
  
  
   Обнимаются Йони-Лингам.
  
  
   И Изида - добыча мечтам,
  
  
   И в Истар загорелись порывы,
  
  
   Стон идет по холмам и лесам,
  
  
   И глаза так безумно-красивы
  
  
   У него, андрогинного Сивы,
  
  
   Сочетавшего Йони-Лингам.
  
  
  
  
  ПРИЗЫВ
  
  
   Братья, посмотрите ясно,
  
  
   Скорбь о невнятном бесплодна,
  
  
   Девушки, утро прекрасно,
  
  
   Женщина, будь же свободна.
  
  
   Что нам скитаться по мыслям,
  
  
   Что нам блуждать по идеям?
  
  
   Мы Красоту не исчислим,
  
  
   Жизнь разгадать не сумеем.
  
  
   Пусть. Нам рассудок не нужен, -
  
  
   Чувства горят необманно,
  
  
   Нить зыбкоцветных жемчужин
  
  
   Без объяснений желанна.
  
  
   Эти воздушные нити,
  
  
   Братья, смотрите, повсюду,
  
  
   Девушки, вы полюбите,
  
  
   Радостно ввериться чуду.
  
  
  
  
  ВИНО МИНУТ
  
   "Охраняй врата всех чувств" - завет Готамы
  
   "Умертви себя - ты внидешь в царство Брамы".
  
   Но раскрыл я все закрытые врата,
  
   Мне желанна боль, и с болью - Красота.
  
   И в раскрытости, в разорванности чувства
  
   Дышат бури, светят молнии Искусства,
  
   Смех и пляски, красный цвет и там и тут,
  
   Страх развязки, звук рыданий, звон минут.
  
   "Бойся жизни" - нам грозит иное слово.
  
   Говорят мне: - "В том веление Христово".
  
   О, неправда! Это голос не Христа,
  
   Нет, в Христе была живая Красота.
  
   Он любил, Он Вечность влил в одно мгновенье,
  
   Дал нам хлеб, и дал вино, и дал забвенье,
  
   Боль украсил, Смерть убил, призвав на суд.
  
   Будем жить, и будем пить вино минут!
  
  
  
  
  ВЕСНА
  
  
  
  Вот и белые березы,
  
  
  
  Развернув свои листы,
  
  
  
  Под дождем роняют слезы
  
  
  
  Освеженной красоты.
  
  
  
  Дождь идет, а Солнце светит,
  
  
  
  Травы нежные блестят,
  
  
  
  Эту нежность их заметит,
  
  
  
  И запомнит зоркий взгляд.
  
  
  
  Видя радость единенья
  
  
  
  Солнца, влаги, и стеблей,
  
  
  
  Дух твой будет как растенье,
  
  
  
  Взор засветится светлей.
  
  
  
  И войдет в твои мечтанья
  
  
  
  Свежесть пышной новизны.
  
  
  
  Это - счастие, свиданье,
  
  
  
  Праздник Солнца и Весны!
  
  
  
  
  РАСТЕНИЕ
  
   Зародыш, в малом виде, есть полное растенье,
  
   В нем корень, стебель, листья возможно различить,
  
   Едва заметно семя, но жажда наслажденья
  
   Зеленую, из мрака, исторгнет к свету нить.
  
  
  Корень вниз растет, а стебель кверху убегает.
  
  
  Но различность устремленья разве расторгает?
  
  
  Если б не было деленья этих двух стремлений,
  
  
  Мы не знали бы цветенья красочных растений.
  
  
   Главный корень - вечно вниз,
  
  
   А другие - всюду,
  
  
   Вправо, влево расползлись,
  
  
   Выше, ниже, но впились
  
  
   В почвенную груду, -
  
  
   В эту толщу, где они
  
  
   Слышать ночь, и слышать дни,
  
  
   И доныне искони
  
  
   Все стремятся к Чуду.
  
  
   Прорастают каждый час,
  
  
   И совсем не тяготясь
  
  
   Тьмою и неволей,
  
  
   Кормят верхние листки, -
  
  
   И довольны долей
  
  
   Корневые волоски,
  
  
   Чрез которые ростки
  
  
   Пьют растворы солей,
  
  
   Капли влаги жадно пьют,
  
  
   И для зренья создают
  
  
   Пышный цвет магнолий.
  
   Но корни есть также иные,
  
   Воздушные корни бывают, не только земные,
  
   И корни есть также, что тянутся смело в воде.
  
   В Природе царит разновидность везде.
  
   Различны узоры резные
  
   Листов и травинок, что дышат, ища.
  
   Воздушные корни плюща
  
   Впиваются в камни стенные,
  
   А корни пшеницы, ветвистой семьей,
  
   Блаженствуют мирно в земле полевой,
  
   И вольно растенья другие
  
   Плодятся, качаясь во влаге живой.
  
   Но так иль иначе, а стебель прямой,
  
   Иль стебель изогнутый, листья лелеет,
  
   И тайная греза растенья, весной,
  
   Иль пламенным летом,
  
   Алеет,
  
   Венчаясь невестой со светом,
  
   Обручаясь с воздушною теплой волной,
  
   Золотится цветок, голубеет,
  
   Многоцветностью млеет,
  
   Ощущенья свои расстилает цветной пеленой, -
  
   В каждом месте ином освеженно-иные,
  
   О, цветы, о, соцветья земные!
  
   Да, есть созвездья, - есть соцветья,
  
   Есть разветвления стеблей.
  
   Прекрасен праздник однолетья,
  
   Когда роскошные соцветья
  
   Роятся в пышности своей.
  
   На стержне колос получается,
  
   На нем сидячие цветки.
  
   Цветочки нежные качаются,
  
   Дыханьем в воздухе встречаются, -
  
   Просторы света широки.
  
   У злаков, полных мудрой сложности,
  
   Взамен цветочков - колоски,
  
   Восторг исчерпанной возможности;
  
   И незабудки - знак неложности -
  
   В однусторонность завитки.
  
   Растут различности безгласные;
  
   Как фей немые корабли,
  
   Под ветром зыблются, согласные,
  
   С волны к волне блестят, прекрасные,
  
   Вот тут, вон там, вблизи, вдали.
  
   О, светом, воздухом вспоенные,
  
   И всем, что в почве взять могли,
  
   Живые мысли в жизнь влюбленные,
  
   Созвездья зиждущей Земли!
  
  
  
   ТЕМНОМУ БРАТУ
  
  
   Не верь, мой темный брат,
  
  
   Внушениям вражды.
  
  
   Созвездия горят,
  
  
   Взгляни, о, сын Звезды.
  
  
   Мы - дети ярких звезд,
  
  
   Мы в них вовлечены.
  
  
   Нам к ним сплетают мост
  
  
   Узывчивые сны.
  
  
   Не помни, позабудь
  
  
   О том, что сделал злой,
  
  
   Ты сам чужую грудь
  
  
   Не раз пронзил стрелой.
  
  
   Лишь помни мой намек,
  
  
   Завет цветов: Гори.
  
  
   Смотри, любой цветок
  
  
   Раскрылся - изнутри.
  
  
   Когда ты помнишь зло,
  
  
   Ты делаешься злом,
  
  
   И ты глядишь светло,
  
  
   Лелея свет умом.
  
  
   Ты создал сам свой лик,
  
  
   Все можно изменить.
  
  
   Вот, в этот самый миг
  
  
   Идет из света нить.
  
  
   Возьми ее скорей,
  
  
   Сплети себе покров
  
  
   Из ласковых лучей
  
  
   И самых нежных слов.
  
  
   И встретим праздник звезд,
  
  
   Он каждый миг нас ждет.
  
  
   От звезд лучистый мост
  
  
   До сердца к нам идет.
  
  
  
   СОЛНЦЕ - КРАСНОЕ
  
   Солнце - красное, сказал мне мой родной народ,
  
   И о вольном красном Солнце сердце мне поет.
  
   Так до боли, в жажде воли, все стучит, звучит,
  
   Звук биенья - песнопенье, чувство не молчит.
  
   Сердце, слышу. Мы сложили много звонких строк,
  
   Юг и Север мы воспели, Запад и Восток.
  
   Мы с тобой взрастили, сердце, красные цветы,
  
   Я мечтал - и страстной краской в грезах билось ты.
  
   Ни себя ты не жалело, ни других порой,
  
   Но под Солнцем ты алело, сам я был не свой.
  
   Мы с тобой не сомневались - о, ни в ком, ни в чем,
  
   Мы пьянели, опьянялись - солнечным лучом.
  
   Мы взрастили много смелых ярких лепестков,
  
   Мы учили жгучей силе, власти гордых снов.

Категория: Книги | Добавил: Armush (28.11.2012)
Просмотров: 296 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа