Главная » Книги

Архангельский Александр Григорьевич - Пародии. Эпиграммы, Страница 4

Архангельский Александр Григорьевич - Пародии. Эпиграммы


1 2 3 4 5 6 7 8

!
   Иди
   И
   Пой
   Инду
   стриальный
   Класс!
   Пускай
   Звенит
   Стихов
   Фио
   ритура!
   Пускай
   Гудит
   Романсов
   Контрабас!
   Пощупай
   Пульс!
   Сто
   Пятьдесят
   Ударов!
   Стихи
   Текут
   Длиннее
   Длинных
   Рек!
   И
   Ты
   Пиши
   Не
   Так,
   Как
   Пишет
   Жаров!
   Учись
   Писать,
   Как
   Пишет
   Старый
   Джек!
   Друзья!
   Мои!
   Юнцы!
   Ребята!
   Парни!
   Кому
   Сегодня
   Только
   Надцать
   Лет!
   Стекольщик!
   Столяр!
   Вообще
   Ударник!
   Моей
   Поэзии
   Вручаю
   Вам
   Кларнет!
   Довольно
   Клятв!
   Пойдем
   Отныне
   Вместе!
   Ударник,
   ДРУГ!
   Клянусь!
   Клянусь
   Тебе!
   В моем
   Тысяче
   строчном
   Мани
   фесте
   Указан
   Путь
   К план
   шайбам
   И
   Борьбе!!
  

П. Антокольский

ПОЭТ

   Мать моя меня рожала туго.
   Дождь скулил, и град полосовал.
   Гром гремел. Справляла шабаш вьюга.
   Жуть была что надо. Завывал
   Хор мегер, горгон, эриний, фурий,
   Всех стихий полночный персимфанс,
   Лысых ведьм контрданс на партитуре.
   И, водой со всех сторон подмочен,
   Был я зол и очень озабочен
   И с проклятьем прекратил сеанс.
   И пошел я, мокрый, по Брабанту,
   По дороге вешая собак.
   Постучался в двери к консультанту
   И сказал, поклон отвесив, так:
   - Жизнь моя - комедия и драма,
   Рампы свет и пукля парика.
   Доннерветтер! Отвечайте прямо.
   Не валяйте, сударь, дурака!
   Что там рассусоливать и мямлить,
   Извиняться за ночной приход!
   Перед вами Гулливер и Гамлет.
   Сударь, перед вами Дон-Кихот!
   Я ландскнехтом жрал и куролесил,
   Был шутом у Павла и Петра.
   Черт возьми! Какую из профессий
   Выбрать мне, по-вашему, пора?
   И ответил консультант поспешно,
   Отодвинув письменный прибор;
   - Кто же возражает? Да. Конечно.
   Я не спорю. Вы - большой актер.
   Но не брезгуйте моим советом -
   Пробирайтесь, гражданин, в верхи.
   Почему бы вам не стать поэтом
   И не сесть немедля за стихи?
   Внял я предложенью консультанта.
   Прошлое! Насмарку! И на слом!
   Родовыми схватками таланта
   Я взыграл за письменным столом.
   И пошла писать... Стихи - пустяк.
   Скачка рифм через барьер помарок.
   Лихорадка слов. Свечи огарок.
   Строк шеренги под шрапнелью клякс.
   Как писал я! Как ломались перья!
   Как меня во весь карьер несло!
   Всеми фибрами познал теперь я,
   Что во мне поэта ремесло.
   И когда уже чернил не стало
   И стихиям делалось невмочь, -
   Наползало. Лопалось. Светало.
   Было утро. Полдень. Вечер. Ночь.
  

Н. Асеев

О ВОРОБЬЕ

   Беспечною птичкою
   жил воробей,
   О свежем навозе
   чирикая.
   И вдруг - приказ:
   воробей, не робей,
   Революция прет
   великая.
   Эта весть хлестнула его,
   как плеть.
   Манером таким и
   этаким
   Он стал моментально
   хвостом вертеть,
   Упруго прыгать
   по веткам.
   Он думал: "Собой весь мир
   удивлю.
   Хоть ужас и колет
   иголкою,
   Но я, до отказа разинувши
   клюв,
   Стальным соловьем
   защелкаю".
   И вот, войдя
   в поэтический раж,
   Ища соловьиной
   известности,
   Вспорхнул воробей
   на девятый этаж,
   Чтоб грянуть по всей
   окрестности.
   Вспорхнул, но в дыму
   фабричной трубы,
   Вонзившейся в небо
   пикою,
   Сказал он: "Видать,
   не уйти от судьбы,
   Простите, я только
   чирикаю!"
  

МОЛОДЯНЕ

   Что же мы,
   где же мы?
   Неужто жить
   невежами?
   Неужто быть
   несвежими,
   Не прыгать ввысь?
   Неужто мы не юноши?
   А ну-ка, разом
   сплюнувши
   На лысины и проседи,
   становись!
   Без вычурности,
   ячества
   Покажем-те
   качество.
   Тир-лим-пом-пом,
   покажемте-ка
   В спорте класс.
   А ну, нажмем
   на мычество,
   Наляжем
   на количество,
   Чтоб розовая
   молодость
   Из пор
   текла.
   Неужто накрепь
   врыты мы
   Седыми и небритыми?
   Неужто наши
   бицепсы -
   Уйди-уйди?
   А ну-ка, диафрагмою
   Нажмем на песню
   храбрую.
   А ну-ка,
   басом-дискантом
   Запев ряди,
   Чтоб звуки были
   искренни,
   Мажорны и не
   выспренни,
   Выпархивали
   искрами
   Из всех грудей.
   А нуте,
   ну-ка,
   нуте-ка,
   Без зашея
   и прутика,
   Без ноканья
   и кнутика
   Мо-ло-дей!
  

И. Батрак

СОЛОВЕЙ И БАСНЯ

   В одном саду
   Жил средь ветвей
   Певец пернатый -
   Соловей.
   Не даром он
   Солистом назывался.
   "На тысячу ладов
   Тянул, переливался".
   То щелкал, то свистал
   И вдруг
   Внезапно перестал.
   Тут все, конечно, удивились
   И в сад гурьбою устремились,
   И видят - на траве
   Под сению ветвей
   Лежит безгласный соловей.
   - Но почему?! -
   Тут все вскричали хором,
   На труп певца
   Воззрясь с укором.
   Ответил старый грач:
   - Я констатирую, как врач,
   Наличье преждевременной
   Кончины
   От нижеупомянутой
   Причины:
   Да будет соловью
   Земля, как пух, легка!
   Он скушал басню Батрака!
   Мораль ясна,
   И вы ее поймите;
   Не всякой басней
   Соловья кормите.
  

А. Безыменский

О КОМСОМОЛЕ

   Кто о чем. Парнишки о поле,
   У девчат на уме кино.
   Ну, а я
   Все о нем -
   Комсомоле
   Сочиняю
   Поэмы
   Давно.
   Комсомол - не простая штука.
   Не осилишь,
   Кишка тонка.
   Комсомолье - гранит
   Плюс наука,
   Плюс райком,
   Учраспред и Це-Ка.
   И когда катаюсь на лыжах,
   И когда играю в футбол,
   Мне всего согласованней, ближе
   Этот самый
   Мой
   Комсомол.
   Пусть буржуи ездят на форде,
   Я вобью им осиновый кол,
   Каждый день
   В мажорном аккорде
   Воспевая
   Тебя,
   Комсомол!
  

ПРОРЫВНАЯ-КОЛЫБЕЛЬНАЯ

   С грязью каверзной воюя,
   Песню новую спою я.
   Дорогой станочек мой,
   Не хочу идти домой.
   (А. Безыменский. "Песня у станка")
   Спи, станочек, мой сынок,
   Спи, сыночек мой, станок.
   Песню новую спою,
   Баю-баюшки-баю.
   Мой станочек дорогой,
   Что ты дрыгаешь ногой!
   Головы нам не морочь!
   Уходи, прогульщик, прочь.
   Ты, ударник, приходи,
   Мой станочек разбуди.
   Мой станочек чист, красив,
   Ликвидирует прорыв.
   Ты мой мальчик, ты мой пай,
   Промфинпланчик выполняй.
   Баю-баюшки-баю,
   Баю детоньку мою.
  

АХ, ЗАЧЕМ ЭТА НОЧЬ...

   Перо. Чернила. Лист бумаги.
   Строка: "Обкому ВКП..."
   (А. Безыменский. "Ночь начальника политотдела")
  
   1
  
   Пол. Потолок. Четыре стены.
   А если правильно - стены.
   Стол. Стул. Окошко. Свет Селены,
   А по-колхозному - луны.
   Ночь. Небо. Звезды. Папка "Дело".
   Затылок. Два плеча. Спина.
   И это значит - у окна
   Мечтает начполитотдела.
  
   2
  
   Сколько в республике нашей чудес!
   Сеялки,
   веялки,
   загсы,
   косилки.
   ГИХЛ,
   МТП,
   МКХ,
   МТС.
   Тысячи книг -
   в переплетах и без,
   Фабрики-кухни,
   тарелки и вилки.
   Сотни поэм
   и километры строк.
   Сядем, товарищи,
   если не ляжем,
   Ночь понеспим,
   а поэта уважим,
   Притчи послушаем,
   перерасскажем,
   Выполним бодро
   нелегкий оброк.
  
   3
  
   Ax, зачем эта ночь
   Так была коротка!
   Эту ночь я не прочь
   Растянуть на века.
  
   4
  
   Хорошо любить жену
   И гитарную струну,
   Маму, папу, тетю, - ну
   И Советскую страну.
   Хорошо писать стихи
   О кремации сохи,
   Выкорчевывать грехи
   Тещи, свекра и снохи.
   Ты строчи, строчи, рука,
   За строкой лети, строка.
   Для поэта ночь легка,
   Для поэмы - коротка.
  
   5
  
   Хорошо теперь поспать бы,
   Но нельзя сегодня спать.
   Напоследок справим свадьбы,
   А потом заснем на-ять.
   До утра плясать мы будем,
   Выполняя свадьбы план.
   Две гитары, буйный бубен,
   Балалайка, барабан,
   Мандолина и фанфара,
   Три гармони и дуда.
   И пошла за парой пара
   Рать колхозного труда.
   Гром великого оркестра
   Раздается под луной.
   Льются звуки румбы "фьеста",
   Звуки польки неземной.
  
   6
  
   Начполит, скрывать не стану,
   В честь невесты и родни
   Выпил рюмочку нарзану,
   Ну, а кроме - ни-ни-ни...
  
   7
  
   Трудодни!
   Трудодни!
   Трудодни!
   Трудодни!
  
   8
  
   Да. Поэма - вещь серьезная.
   Призадуматься велит...
  
   9
  
   Только знает ночь колхозная,
   Как мечтает начполит!
  

Д. Бедный
ОБО ВСЕМ ПОНЕМНОЖКУ:
ПРО МЕЙЕРГОГОЛЕВСКОГО "РЕВИЗОРА"
И ЗЛОВРЕДНУЮ ГАРМОШКУ

   Надоело писать о старом хрене,
   Мистере Чемберлене.
   Подумаешь, только и света в окошке!
   Напишу-ка я, братцы, о гармошке.
   Гармонь в настоящий момент -
   Самый зловредный инструмент.
   Куда ни плюнешь - в театр ли, в киношку, -
   Везде попадешь в гармошку.
   На гармошках всюду наяривают,
   О гармошке на диспутах разговаривают,
   Все за гармошкой увиваются.
   На гармошке спят, гармошкой укрываются.
   Намедни прохожу мимо пивной,
   Слышу - играют на гармошке губной.
   Ну, как тут, братцы, не закричать:
   - Откуда такая мода?
   Караул! Не могу молчать!
   Гармошка - опиум для народа!!
   А все мейерхольдовские чудачества,
   От него все качества.
   Мало ему от "Кирпичиков" разора,
   Взялся за "Ревизора".
   Обкорнавши его по листику,
   Развел на сцене кукольную мистику!
   Показал мейергоголевскую биомеханику,
   Посеял в публике панику,
   Поддался мистической блошке.
   Хлестаков и тот играл на гармошке!
   А ежели не играл, так вдвойне беда,
   Потому - чиновничья балда.
   Недаром такие речи ведутся:
   Был бы "Ревизор", а Мейерхольды найдутся!!
   *
   Играйте, голубчики, кто на чем,
   А я тут, ей-ей, ни при чем.
  

Н. Браун

СЛОВО О СЛОВЕ

   От головы до самых пят,
   От первой до последней точки
   Я вострых слов оптовый склад.
   Они во мне, как сельди в бочке,
   Как негде яблоку упасть,
   Как "нет местов", как окрик "слазь".
   Слова отборного калибра,
   Суффиксов высшие сорта,
   На щуп, на нюх, на вылиз выбрав,
   Выталкиваю изо рта.
   Гортани вышагав траншею,
   Слова слетают с языка.
   Я их выторкиваю в шею
   Ходячим поршнем кулака.
   Чтоб на зубах слова не вязли
   И выметались вперепрыг,
   Я мажу их эпохи мазью
   И чищу гуталином рифм.
   Я страсть серчаю. Я озлоблен
   На лириков, сверчков печей.
   Я оглоушу их оглоблей
   Моих взрифмованных речей.
   Сметя ораторов застольных,
   Как щуплый сор, как хлипкий хлам,
   Интеллигентов малахольных
   Я словом бью по кумполам.
   И как бы злыдни ни старались
   Заткнуть мне глотку - черта с два! -
   Мое оружье - Эber alles -
   Слова, слова, слова, слова.
  

М. Герасимов

ЖЕЛЕЗНОЕ ЖЕЛЕ

   Мой лоб - стальной!
   Мой нос - чугунный!
   Мой мозг - железистая печь!
   Ремней железных шепот струнный -
   Моя мозолистая речь!
   Не страшен мне железный холод
   В огне железного труда.
   В моих руках железный молот,
   В груди - железная руда.
   Пылает горн, грохочет дизель
   В дыму железной кутерьмы.
   И я, как поп в железной ризе,
   Пою железные псалмы.
  

М. Голодный

АВТОМОСТ

   Ежедневно меня баламутит
   Мой ни с чем не сравнимый стих.
   Он родился со мной в Бахмуте,
   Я - во-первых,
   Он - во-вторых.
   И поэтому он мне дорог
   С той поры,
   Как мать родила.
   Но развитию Автодора
   Не слова нужны, а дела.
   Почему не заняться делом
   И найти подходящий пост?
   И решил я -
   В общем и целом -
   Превратиться
   В рифмованный мост.
   Не хотитца ли вам пройтитца?
   Интересно, черт подери!
   Вот проходят по мне девицы -
   Мани, Маши, Маруси, Мари.
   Я лежу умиленный, кроткий,
   Давят ребра мне каблуки,
   И от медленной их проходки
   На щеках у меня синяки.
   Я лежу и подошвы считаю
   Всех поэтов, идущих по мне,
   И, рифмично скрипя, мечтаю
   О конях и гражданской войне.
   Лошадиный и пешеходный
   Не дает мне покоя стук.
   И с тобою, мой стих голодный,
   Мы прости-и-имся на-а мо-осту-у-у.
  

А. Жаров

МАГДАЛИНИАДА

   Мне снится, снится, снится,
   Мне снится чюдный сон -
   Шикарная девица
   Евангельских времен.
   Не женщина - малина,
   Шедевр на полотне -
   Маруся Магдалина,
   Раздетая вполне.
   Мой помутился разум,
   И я, впадая в транс,
   Спел под гармонь с экстазом
   Чувствительный романс.
   Пускай тебя нахалы
   Ругают, не любя, -
   Маруся из Магдалы,
   Я втюрился в тебя!
   Умчимся, дорогая
   Любовница моя,
   Туда, где жизнь другая, -
   В советские края.
   И там, в стране мятежной,
   Сгибая дивный стан,
   Научишь страсти нежной
   Рабочих и крестьян.
   И там, под громы маршей,
   В сияньи чюдном дня,
   Отличной секретаршей
   Ты будешь у меня.
   Любовь пронзает пятки.
   Я страстью весь вскипел.
   Братишечки! Ребятки!
   Я прямо опупел!
   Я словно сахар таю,
   Свой юный пыл кляня...
   Ах, что же я болтаю!
   Держите вы меня!
  

Н. Заболоцкий

ЛУБОК

   На берегу игривой Невки -
   Она вилась то вверх, то вниз -
   Сидели мраморные девки,
   Явив невинности каприз.
   Они вставали, вновь сидели,
   Пока совсем не обалдели.
   А в глубине картонных вод
   Плыл вверх ногами пароход.
   А там различные девчонки
   Плясали танец фоке и трот,
   Надев кратчайшие юбчонки,
   А может быть, наоборот.
   Мужчины тоже все плясали
   И гребнем лысины чесали.
   Вот Макс и Мориц, шалуны,
   Как знамя подняли штаны.
   Выходит капитан Лебядкин -
   Весьма классический поэт, -
   Читает девкам по тетрадке
   Стихов прелестнейший куплет.
   Девчонки в хохот ударяли.
   Увы, увы - они не знали
   Свои ужасные концы:
   К ним приближалися столбцы.
   Не то пехотный, не то флотский,
   Пришел мужчина Заболоцкий
   И, на Обводный сев канал,
   Стихами девок доконал.
  

В. Инбер

О МАЛЬЧИКЕ С ЛИШАЯМИ

   О, жуткая драма!
   И папа и мама
   Глядят на сынка не дыша.
   У Пьера, о боже!
   На розовой коже
   Вскочил преогромный лишай.
   Как страшно и жутко!
   Несчастный малютка!
   Один, без тепла и еды,
   Без мамы и спальни
   Окончил печально -
   Вступил в беспризорных ряды.
   Но люди не звери.
   У девочки Вэри
   Глаза как фиалки, а лоб
   Такой - только глянешь
   Дышать перестанешь
   И влюбишься сразу по гроб.
   Чтоб Вэри понравиться,
   Лечиться отправиться
   Решил Пьер хотя б на денек.
   Как мудро! И что же?
   У Пьера на коже
   Хотя бы один лишаек!
   Не трудно поверить,
   Что вскорости Вэри,
   Сияя фиалками глаз,
   Шла под руку с Пьером.
   Ведь муж ей теперь он,
   Зарегистрировал Загс.
   Умри и воскресни!
   Родители! Если
   У вас с лишаями дитя,
   Пускай они гнойны,
   Вы будьте покойны,
   Прелестную повесть прочтя.
  

ЗАЯЦ И СЛОНИХА

   Слушай, милый мальчик,
   Слушай тихо-тихо.
   Жил однажды зайчик,
   И жила слониха.
   И случилось горе,
   Страсть приводит к лиху,
   Серый заяц вскоре
   Полюбил слониху.
   От любви терзаясь,
   Меланхольный, грустный,
   Сохнет бедный заяц,
   Словно лист капустный.
   Сердце тает льдинкой.
   Как шепнуть на ушко,
   Если он - дробинка,
   А слониха - пушка?
   Как в любви до гроба
   Зайчику излиться?
   Разве влезть на хобот
   Да и удавиться?
   Разницу не сломишь
   Пылкою любовью.
   Ведь не в Моссельпроме
   Купишь мощь слоновью!..
   Я пишу без фальши,
   Правду сочиняю.
   Что случилось дальше,
   Я сама не знаю.
  

В. Каменский

СГ


Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
Просмотров: 320 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа