Главная » Книги

Жемчужников Алексей Михайлович - Собрание стихотворений, Страница 6

Жемчужников Алексей Михайлович - Собрание стихотворений


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

>
   Этот снег на вершинах вдали,
   Эта ясность лазурного свода,
   Эта зелень цветущей земли...
  
   Все покрыто торжественным блеском;
   Словно все упрекает меня,
   Что в таком разногласии резком
   Мое сердце с веселием дня.
  
   О, желал бы я сам, чтоб хоть ныне
   На душе моей стало светло,
   Как на той вечно снежной вершине,
   Где сияние солнце зажгло;
  
   Чтоб чредой понеслись к моим думам
   Годы счастья былые мои,
   Как реки этой с ласковым шумом
   Голубые несутся струи...
  
   Пусть затмит мне минувшее время
   Эту жизнь и что ждет впереди...
   Упади же с души моей, бремя,
   Хоть на этот лишь день упади!
  
   Не боли хоть теперь, моя рана!
   Дай пожить мне блаженством былым...
   Много лет горячо, без обмана
   И любил я, и был я любим.
  
   1877
   Тун, в Швейцарии
  
  
  
  
   * * *
  
   Чувств и дум несметный рой
   И толпа воспоминаний
   Всюду следуют за мной
   По пути моих страданий...
   Надо высказать мне их;
   Мой замкнутый мир им тесен,
   Сердце, в память дней былых,
  
  Просит песен.
  
   Спел бы я, как в эти дни,
   Мне светя, не заходило
   Всеобъемлющей любви
   Лучезарное светило;
   Как оно, сгорев дотла,
   Меркло, грустно потухая,
   И уж нет его... Пришла
  
  Ночь глухая.
  
   Душу вылил бы я всю;
   Воплотил бы сердце в звуки!
   Песни про любовь мою,
   И про счастье, и про муки,
   Про глубокую тоску -
   Их святыни не нарушат...
   Спел бы я, да не могу -
  
  Слезы душат...
  
   6 августа 1876
  
  
  
  
  СЕЛЬСКИЕ ВПЕЧАТЛЕНИЯ
  
   И КАРТИНКИ
  
  (С е р и я п е р в а я)
  
  
  
   1
  
  В ВАГОНЕ ЗА МОСКВОЮ
  
   Милая природа! О, мой край родимый,
   Точно сонмом тихих ангелов хранимый!
   Только что простившись с жизнью городскою,
   Я один остался, окружен тобою,
   И уж груз душевный - страхи и тревоги -
   Побросал за окна вдоль моей дороги.
   Сумрачные думы также поневоле
   То плутают в рощах, то гуляют в поле;
   А теперь умчались к крайним тем полянам,
   Где садится солнце в зареве румяном.
  
   Милая природа! O, мой край родимый,
   Точно сонмом тихих ангелов хранимый!
   Прелестью безмолвной, жизнию безлюдной
   Ты целишь иль губишь? распознать мне трудно.
   Ласкою ли нежной прочь кручину гонишь?
   К сонному ль покою ум и совесть клонишь?..
   Грезы роем легким вьются надо мною,
   Словно опьянен я брагою хмельною.
   Вот и сумрак сходит, в воздухе прохлада...
   Ни о чем не мыслю, ничего не надо.
  
   10 августа 1886
  
  
  
  
  
  2
   РАКИТЫ НА БОЛЬШОЙ ДОРОГЕ
  
   Нет, сердце, значит, не остыло,
   Не загрубел с летами вкус!
   На то, что прежде было мило,
   Я и теперь не нагляжусь.
   Меня пленяет особливо
   Своеобразный этот вид
   Дороги грустно молчаливой
   С ее аллеями ракит.
   Я их разгадываю думу,
   Когда под тенью их иду;
   И с ними сам, в ответ их шуму,
   Беседы долгие веду.
   Они, ветвисты и могучи,
   Про старину мне говорят;
   Про вихри, грозовые тучи,
   Снега, метель, мороз трескучий
   И дней счастливых длинный ряд.
   Но вот сухие две ракиты
   Лежат в изнеможеньи сил...
   Не бурей злой они убиты,-
   Злой человек их погубил.
   Они сломились и ветвями,
   Как будто крепкими руками,
   Упав, о землю оперлись;
   И, распростившись с небесами,
   С тех пор печально смотрят вниз.
   Но смерть ракиты вековые
   Со света выжить не могла:
   Пошли побеги молодые
   От расщепленного ствола.
   О, как пред смертию бессильный,
   Я за мои ракиты рад!
   И мнится мне: глядя умильно,
   И эти также говорят;
   Мне говорят, являя обе
   Дупло, прожженное внутри:
   "Наперекор жестокой злобе,
   Мы все живем еще, смотри!"
   Бедняги! На меня похожи.
   Им лучше медленно хиреть,
   Лишь только б свет им видеть божий,
   Лишь бы попозже умереть.
  
   Сентябрь 1886
  
  
  
  
   3
   ПРОГУЛКА ПО БОЛЬШОЙ ДОРОГЕ
  
   Иду давно - и пред глазами
   Дороги тот же все простор;
   Все тот же, с пестрыми цветами,
   Зеленый стелется ковер.
  
   Здесь редко люди проезжают;
   Почти что некому пройти;
   И только бабочки летают
   Вдоль по широкому пути.
  
   И тишина зато какая!
   Как будто с тем проложена
   Была дорога, чтоб немая
   Здесь воцарилась тишина.
  
   Шумят лишь ласково деревья,
   Да мне доносит ветерок
   При стаде мальчика со жневья
   Поющий песню голосок.
  
   Сравнить покой мне этот не с чем,
   Как с тихой грезой в сладком сне;
   Лишь ворон раз ее при мне
   Нарушил карканьем зловещим.
  
   Сентябрь 1886
  
  
  
  
  
  4
  
  ОТДЫХ ПРИ ДОРОГЕ
  
   На мураве присев кудрявой,
   Я в одиночестве счастлив;
   Я все любуюсь - то направо
   Сребристой гладью сжатых нив;
  
   То милым зрелищем налево,
   Как нежной зеленью взошли
   Ростки озимого посева
   На черном бархате земли.
  
   Смотрю, как тучки в небе тают;
   Как тени их, при блеске дня,
   Окрестность дымкой застилают -
   И будто меркнут зеленя;
  
   Иль как несутся тени эти
   За горизонт поверх полей...
   Что проще может быть на свете
   И что же может быть милей?..
  
   8 сентября 1886
  
  
  
  
  
   5
  
   БЕШЕНАЯ СОБАКА
  
   Я летом посетил немало деревень,
   Где слышать мне пришлось едва ль не каждый день
   О грозном бедствии в быту крестьян убогом
   От бешеных собак, бродящих по дорогам.
   Такую видел я собаку сам вблизи.
   Навстречу мне она, худая, вся в грязи,
   Шла, пробираяся по кочкам поля топким,
   С опущенным хвостом, со взглядом злобно-робким,
   Следящим, как шпион разгаданный, за мной,
   И с длинной, до земли, тягучею слюной.
   Я, в сторону свернув, ей уступил дорогу
   И с нею без беды расстался, слава богу.
   Меж тем она мой ум - опасность чуть прошла -
   На любопытное сближенье навела.
   Не стану разбирать, счастливо ли и кстати ль,-
   Мне вспомнился один наш публицист-писатель.
   А раз он вспомнился, то ясно почему,-
   Едва лишь только мысль представится уму
   О псах, блюющих смерть из пастей ядовитых,-
   И ряд его статей я вспомню знаменитых.
  
   19 августа 1886
  
  
  
  
  
  
   6
  
  
  
  
  ТЕМЕНЬ
  
   Под безлунным небом, тучами покрытым,
   По межам заросшим, колеям изрытым
   Еду, но не вижу: полем иль оврагом,
   С бубенцами тройкой в тарантасе шагом.
   Черная дорога; вороные кони;
   Все предметы черны; все на черном фоне.
   Только видны пятна - да и тех немного -
   При дороге самой иль копен, иль стога;
   Да порой, взобравшись на бугор открытый,
   Встретишь очертанье сироты-ракиты...
   Слышу: где-то едут, близок звук рессорный;
   Ничего не вижу, кроме ночи черной.
   С кем-то на распутье мы, не без испуга,
   Съехавшись, расстались, не видав друг друга.
   Черной ночи царство, царство чернозема...
   Огонек бы видеть! Быть скорей бы дома!
  
   23 августа 1886
  
  
  
  
  
  
  7
   ОСЕННИЙ ДОЖДЬ В ДЕРЕВНЕ
  
   Прозрачных дней прошла пора,
   И туча серая нависла.
   Льет дождь осенний тихо, кисло,-
   Не летний дождь, как из ведра.
   Уж третьи сутки льет исправно;
   Знать, зарядил он не шутя;
   И ропщут все на дождь, хотя
   "Дождь даждь!" молились все недавно.
   Здесь я - хозяин! Как же быть,
   Чтоб не порвать с хозяйством связи,
   Когда и по двору ходить
   Нельзя по этой страшной грязи?..
   И я по комнатам хожу.
   Потом, у окон долго стоя,
   Сперва в одно, затем в другое
   С тоской покорною гляжу;
   Но редко что-нибудь увижу...
   Вот Марья-скотница спешит,
   Макая храбро лапти в жижу.
   А вот милей, пожалуй, вид:
   С перил балкона мокрых галка
   Одним глазком за мной следит;
   Да улетела скоро... Жалко!
   И нет живой души опять.
   Вдали - во мгле - пустая гладь;
   А возле - сад под серой тучей.
   Лишь к вечеру судьба послать
   Мне вздумала счастливый случай:
   Вдруг вижу в цветнике телят!
   Я, как хозяин, рассердился,
   Велел согнать, и очень рад,
   Что чем-нибудь распорядился.
   Скорей бы этот день прошел!..
   А завтра что мне делать?.. Боже!
   Ужель и завтра - снова то же?..
   Меж тем накрыли мне на стол.
   И, выпив водки, у закуски
   Я, по-хозяйски и по-русски,
   Придумал так: велю Петру,
   Чтоб завтра ехать поутру,-
   Лишь только я с постели встану,-
   Верхом в село к отцу Ивану
   Сказать, что так как на гумне
   Мешает дождь его занятьям,
   То я прошу его ко мне:
   Служить молебен с водосвятьем.
  
   25 сентября 1886
  
  
  
  
  
  8
   ПО ПОВОДУ ДОЖДЯ И СНЕГА
  
   Сегодня снег примчали облака.
   Уж звездами он по ветру летает.
   Усадьбу всю запорошив слегка,
   Он на траве застынувшей не тает;
   И хоть к полудню близко, но пока
   Ночной мороз еще не отпускает;
   И, в жесткие комки преобразясь,
   Вчерашняя совсем исчезла грязь.
  
   Я первый снег, любимый мной измлада,
   Встречал всегда и нежно и добро;
   Но думать вам, читатель мой, не надо,
   Что я теперь затем беру перо,
   Чтоб воспевать и легкий снег, и сада
   Одетые деревья в серебро.
   Про снег довольно. И притом едва ли
   Дни осени дождливой миновали.
  
   Мне хочется поведать вам мой страх,
   Что, может быть, увлек я вас обманом,
   Дня три тому задумавши в стихах
   Упреки слать за мглу сырым туманам
   И речь вести с досадой о дождях.
   Хозяевам уподобляясь рьяным,
   Я лишь вошел в их роль, когда дожди
   Им говорят, дразня их: подожди!
   Моя душа, напротив, наслаждалась
   В сообществе осеннего дождя.
   Я был совсем один, и мне писалось.
   Хоть слабое, а все-таки дитя
   На свет моею музой зарождалось.
  
   И хорошо мне было! Не шутя,
   Одни лишь эти радости не мнимы:
   Творить и наслаждаться - синонимы.
   Дни ясные ль еще ко мне придут
   И озарят весь вид вдали и возле;
   Осенние ль дожди опять польют;
   Поля и сад посеребрит мороз ли,-
   Все будет мил мне тихий мой приют.
   И помяну признательно я после,
   Среди сует и праздной болтовни,
   В безмолвии прожитые там дни.
  
   28 сентября 1886
  
  
  
  
  
  9
  
   ЗИМА ИДЕТ
  
   Средь ночи бурной и ненастной,
   Когда гудел со всех сторон
   Осенний ветер, я напрасно
   На помощь звал безмолвный сон.
  
   Притом же близ меня нередко,
   С двора, где было так темно,
   Сухой постукивала веткой
   Сирень тревожная в окно.
  
   Мне было жутко и печально...
   Однако все же я заснул;
   И нынче радостно из спальной
   В окно веселое взглянул.
  
   Кругом везде - светло и бело!
   А было грязно так вчера.
   С покровом чистым подоспела
   Зимы опрятная пора.
  
   Весь сельский быт, с явленьем снега,
   Вдруг изменился там и тут...
   В сарай уж вдвинута телега;
   Зерно в амбар в санях везут.
  
   Привет зиме у всех на лицах;
   Вчерашней скуки нет ни в ком;
   Всем веселее в рукавицах
   И в полушубке с кушаком.
  
   Сам одеваюсь я поспешней
   И на дорогу выхожу:
   Скорей на вид природы здешней
   В уборе снежном погляжу.
  
   Зима идет, морозом вея...
   И я, как все, ей тоже рад;
   И воробьи еще резвее
   В кустах, чирикая, шуршат.
  
   Гостеприимный запах дыма
   Из труб доносится ко мне;
   Роняя снег, проходят мимо
   Под солнцем тучки в тишине.
  
   Как тихо там в дубовой роще!
   Как в чистом воздухе свежо!..
   Что может быть на свете проще,
   И как все это хорошо!
  
   15 октября 1886
   Павловка
  
  
  
  
  
   10
  
   ОТЪЕЗД ИЗ ДЕРЕВНИ
  
   На колесах ехал. Снег недавний стаял.
   Я дорог подобных никогда не чаял.
   Земские дороги... Их ремонт не дорог.
   Я с утра до ночи одолел верст сорок.
   Тщетно пешехода догоняла тройка,
   Хоть и он по грязи двигался не бойко.
   Пыл воображенья и картинность в слоге
   Передать бессильны земские дороги.
   А при самом въезде в город наш уездный
   Чуть что не был грязной поглощен я бездной;
   И когда, разбитый, я ввалился в номер,
   Очень был доволен, что еще не помер.
   Но желанье тут же овладело мною
   Тот же путь проехать будущей весною.
   Чтоб пожить в деревне, вынесть я способен
   Даже пытку земских рытвин и колдобин.
  
   15 октября 1886
   Москва
  
  
  
  
   Стихотворения 1888-1894 годов
  
  
  
   "ДУХА НЕ УГАШАЙТЕ"
  
  
  
  
  Первое послание к фессалоникинцам
  
  
  
  
   св. ап. Павла (IV, 19)
  
   Я к вам, ровесники мои, отцы и деды,
   О родине скорбя, держать задумал речь.
   Мне кажется, что я как гору скину с плеч,
   Вам душу высказав средь искренней беседы.
   Ведь в сети юных грез нам, зрелым, трудно впасть;
   В нас нет охоты быть ни жертвой, ни героем;
   Итак, в беседе мы, порядок чтя и власть,
  
  Лишь на себя глаза откроем.
  
   Хоть тот же деятель на сцене, да не тот!
   Участник дел былых порой неузнаваем...
   Мы время темное теперь переживаем;
   Кто скажет: что в судьбах грядущего нас ждет?
   Участник дел былых, надеждами богатых,
   Почтенный деятель в недавней старине,-
   Как будто опьянев, почил на лаврах смятых
  
  И спит, кощунствуя во сне.
  
   Благочестивыми воздвигнут был руками,
   Как благолепный храм, России новый строй;
   Пред алтарем служил тот деятель былой,
   И верующих сонм теснился в этом храме...
   Теперь он опустел; все входы прах занес;
   Священнодействий нет; он темен и печален;
   И ползает в нем гад; и, лая, бродит пес,
  
  Как средь заброшенных развалин.
  
   Подумать - страх берет, что ныне меньшинство,
   Покуда верное гражданственным началам,
   Уж представляется явленьем запоздалым.
   Таков переворот. Чем объясним его?
   Что возбуждает в нас враждебность и сомненья?
   Иль барщина честней свободного труда?
   Иль мрак невежества полезней просвещенья?
  
  Бессудье ль праведней суда?
  
   Я знаю: был объят за родину тревогой
   Ты, русский гражданин, в те смут крамольных дни...
   Ты прав: учение преступное казни,
   Но неповинных в нем святых начал не трогай!
   Та проповедь средь нас опасностей полна,
   Что будто бы они с порядком несовместны;
   Порядка верный страж - тот в наши времена,
  
  Кто их последователь честный.
  
   Но смелость доблести в нас никнет; дух наш спит;
   Звучат еще слова, но мысли - ни единой;
   Но искры божьей нет. Затянутого тиной
   Болотного пруда таков сонливый вид.
   Грешны и жалки мы, без пользы жизнь кончая
   И без луча надежд! Что сеешь, то пожнешь.
   И сердце черствое, и голова пустая -
  
  Так в жизнь вступает молодежь.
  
   О, если чувство в нас еще не вовсе глухо,
   Детей и родину спасем, рассеяв сон!
   Завет апостола: "не угашайте духа!"-
   Напоминаю вам. Как знать? В дали времен,
   Быть может, к нравственной воззвать придется силе;
   И вот-сердца молчат, заглохший разум - нем...
   Ответит тишина могильная - затем,
   Что духа нет, дух угасили.
  
   12 октября 1888
   Павловка
  
  
  
  
   ГЛУХАЯ НОЧЬ
  
   Темная, долгая зимняя ночь...
   Я пробуждаюсь среди этой ночи;
   Рой сновидений уносится прочь;
   Зрячие в мрак упираются очи.
  
   Сумрачных дум прибывающий ряд
   Быстро сменяет мои сновиденья...
   Ночью, когда все замолкнут и спят,
   Грустны часы одинокого бденья.
  
   Чувствую будто бы в гробе себя.
   Мрак и безмолвье. Не вижу, не слышу...
   Хочется жить, и, смертельно скорбя,
   Сбросить я силюсь гнетущую крышу.
  
   Гроба подобие - сердцу невмочь;
   Духа слабеет бывалая сила...
   Темная, долгая зимняя ночь
   Тишью зловещей меня истомила.
  
   Вдруг, между тем как мой разум больной
   Грезил, что час наступает последний,-
   Гулко раздался за рамой двойной
   Благовест в колокол церкви соседней.
  
   Слава тебе, возвеститель утра!
   Сонный покой мне уж больше не жуток.
   Света и жизни настанет пора!
   Темный подходит к концу промежуток!
  
   Январь 1894
   Москва
  
  
  
  
  
  
   ГОЛОСА
  
  
  
  
  1
  
  
  Один голос
   Часы бегут... И тот, быть может, близок час,
   Который принесет предсмертную истому...
   Покуда дух твой бодр и разум не погас,
   Не трать последних чувств и мыслей по-пустому.
  
   Твоей мятущейся и ропщущей души
   Смири бесплодный гнев и тщетные волненья;
   И злобных песен ряд спокойно заверши
   Во область мирных дум полетом вдохновенья.
  
   Когда идешь в толпу, смеясь или казня,-
   Не гордостью ль тебе внушается сатира?
   Не задувает ли священного огня
   Тот вихрь, что носится средь низменного мира?
  
   Меж тем ты веруешь в высокий идеал;
   Ты исповедуешь завет добра и света;
   И в высь небесную ты думой возлетал,
   Мечтая иль молясь, еще в младые лета.
  
   Зову тебя туда, к пределам тех вершин,
   Откуда человек житейских дрязг не видит;
   Где разум - всех страстей и гнева властелин,-
   Поняв, прощает то, что сердце ненавидит.
  
   Там дух поэзии предстанет пред тобой,
   Парящий в высотах как некий горный гений,
   И сменит жесткий стих, навеянный враждой,
   Строфами звучными духовных песнопений.
  
   Так эхо на горах, в соседстве облаков,
   Меняет на аккорд молитвенный хорала
   Суровый звук трубы альпийских пастухов,
   Которая стада на дне долин сзывала.
  

Другие авторы
  • Успенский Глеб Иванович
  • Львов-Рогачевский Василий Львович
  • Крюков Федор Дмитриевич
  • Пешков Зиновий Алексеевич
  • Морозов Иван Игнатьевич
  • Рачинский Григорий Алексеевич
  • Трубецкой Сергей Николаевич
  • Трефолев Леонид Николаевич
  • Римский-Корсаков Александр Яковлевич
  • Потехин Алексей Антипович
  • Другие произведения
  • Лондон Джек - Трус Негор
  • Виланд Христоф Мартин - Виланд: биографическая справка
  • Федоров Николай Федорович - Страшный Суд философии
  • Гиппиус Зинаида Николаевна - Н. А. Богомолов. Любовь - одна
  • Куприн Александр Иванович - Тост
  • Житков Борис Степанович - Что я видел
  • Опочинин Евгений Николаевич - Воспоминания
  • Вересаев Викентий Викентьевич - Перед завесою
  • Екатерина Вторая - Екатерина Вторая и Г. А. Потемкин. Личная переписка (1769-1791)
  • Осипович-Новодворский Андрей Осипович - Груздев А. И. Новодворский-Осипович
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
    Просмотров: 212 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа