Главная » Книги

Жемчужников Алексей Михайлович - Собрание стихотворений, Страница 2

Жемчужников Алексей Михайлович - Собрание стихотворений


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

bsp;   Слышен крик журавлей все ясней и ясней...
   Сердце к ним понеслось, издалека летевшим,
   Из холодной страны, с обнаженных степей.
   Вот уж близко летят и, все громче рыдая,
   Словно скорбную весть мне они принесли...
   Из какого же вы неприветного края
   Прилетели сюда на ночлег, журавли?..
  
   Я ту знаю страну, где уж солнце без силы,
   Где уж савана ждет, холодея, земля
   И где в голых лесах воет ветер унылый,-
   То родимый мой край, то отчизна моя.
   Сумрак, бедность, тоска, непогода и слякоть,
   Вид угрюмый людей, вид печальный земли...
   О, как больно душе, как мне хочется плакать!
   Перестаньте рыдать надо мной, журавли!..
  
   28 октября 1871
   Югенгейм, близ Рейна
  
  
  
   ОСВОБОЖДЕННЫЙ СКВОРЕЦ
  
   Скворушка, скворушка! Глянь-ко, как пышно
   Дерево гибкие ветви развесило!
   Солнце сверкает на листьях, и слышно,
   Как меж собой они шепчутся весело.
  
   Что ж ты сидишь такой чопорный, чинный?
   Что не летаешь, не резвишься, скворушка?
   Хвостик коротенький, нос зато длинный,
   Ножки высокие, пестрое перышко.
  
   Вскочишь на ветку, соскочишь обратно;
   Смотришь лениво на листья зеленые;
   Петь не поешь, а бормочешь невнятно,
   Будто спросонья, слова заученные.
  
   Ты удивления, птица, достойна;
   Этаких птиц на свободе не видано;
   Очень уж что-то смирна и пристойна -
   В клетке, знать, вскормлена, в клетке воспитана.
  
   Скворушка, скворушка, ты с непривычки
   Чуешь на воле тоску и лишения;
   Ты ведь не то, что все прочие птички,
   Дружные с волею прямо с рождения.
  
   Вон как играют! Высоко, высоко
   В небе их стая нестройная носится;
   В поле, в лесу, за рекою далеко
   Слышится звонкая разноголосица.
  
   1857
  
  
  
   * * *
  
   По-русски говорите, ради бога!
   Введите в моду эту новизну.
   И как бы вы ни говорили много,
   Всe мало будет мне... О, вас одну
   Хочу я слышать! С вами неразлучно,
   Не отходя от вас ни шагу прочь,
   Я слушал бы вас день, и слушал ночь,
   И не наслушался б. Без вас мне скучно,
   И лишь тогда не так тоскливо мне,
   Когда могу в глубокой тишине,
   Мечтая, вспоминать о вашей речи звучной.
  
   Как русский ваш язык бывает смел!
   Как он порой своеобразен, гибок!
   И я его лишить бы не хотел
   Ни выражений странных, ни ошибок,
   Ни прелести туманной мысли... нет!
   Сердечному предавшися волненью,
   Внимаю вам, как вольной птички пенью.
   Звучит добрей по-русски ваш привет;
   И кажется, что голос ваш нежнее;
   Что умный взгляд еще тогда умнее,
   А голубых очей еще небесней цвет.
  
   1856
  
  
  
   ПОСЛЕДНЯЯ ПРИСТАНЬ
  
   Мне во дни печали ум мой рисовал
  
  Грустную картину:
   Зимний день в деревне. Я один. Настал
  
  Час моей кончины...
  
   И в окно гляжу я: вихрь не унялся,
  
  Все сердито воет;
   Уж мой дом он скоро, снегом занеся,
  
  От прохожих скроет.
  
   Вкруг меня так пусто, словно край земли -
  
  Мой приют далекой...
   Расстаюсь я с жизнью, ото всех вдали,
  
  В тишине глубокой...
  
   1857
  
  
  
   ПОЧЕМУ?
  
   С тех пор как мир живет и страждет человек
  
   Под игом зла и заблужденья,-
   В стремлении к добру и к правде каждый век
  
   Нам бросил слово утешенья.
   Умом уж не один разоблачен кумир;
  
   Но мысль трудиться не устала,
   И рвется из оков обмана пленный мир,
  
   Прося у жизни идеала...
   Но почему ж досель и сердцу, и уму
  
   Так оскорбительно, так тесно?
   Так много льется слез и крови? Почему?
  
   Так все запугано, что честно?
   О, слово первое из всех разумных слов!
  
   Оно, звуча неумолимо,
   Срывает с истины обманчивый покров
  
   И в жизни не проходит мимо.
   Да! п о ч е м у: и смерть, и жизнь, и мы, и свет,
  
   И все, что радует и мучит?
   Хотя бы мы пока и вызвали ответ,
  
   Который знанью не научит,-
   Все будем требовать ответа: п о ч е м у?
  
   И снова требовать, и снова...
   Как ночью молния прорезывает тьму,
  
   Так светит в жизни это слово.
  
   1857
  
  
  
   ПРИМИРЕНИЕ
  
  
  
   1
   Вот наконец и ночь! Пришла моя пора.
   Как этот ясный день, безоблачный с утра,
   Торжественно сиял, и радостен, и звучен!
   Как этот длинный день мне был тяжел и скучен!
   Теперь, когда кругом безмолвно и темно,
   Упреков он не шлет, глядя в мое окно,
   Душе, взволнованной мятежною тревогой...
   Пойду чрез поле в лес дремучий, и дорогой,
   Нисшедшую ко мне благословляя тьму,
   Ни разу к небесам очей не подыму.
  
  
  
   2
   Какая темнота! Уж лес, нахмурясь, дремлет,
   Порой вершинами лениво заколеблет,
   Иль птица сонная пугливо прокричит,-
   И снова, погрузясь в дрему, он замолчит.
   Я бодрствую один. Одна душа живая
   Здесь бродит, тихий сон природы нарушая,
   И хочет у нее, как полуночный тать,
   Хоть долю гордого спокойствия отнять.
   И долго я глядел с завистливой тоскою,
   Как, темным пологом повиснув надо мною,
   Бестрепетен и нем, меж звездами небес
   И дольним сумраком стоял могучий лес.
   И, обезумленный, тогда я горьким словом
   Хотел смутить его в величии суровом.
   Мой голос раздался среди лесной глуши...
   Но крик, изверженный из глубины души,
   Откликнулся мне так бессмысленно и дико,
   Что в нем не узнавал я собственного крика...
  
  
  
   3
   Передо мной обрыв. Невидимый, внизу
   Бежит поток, шумя по камням. Я ползу
   К нему по крутизне. Мой слух внимает жадно
   Его сердитому стремленью. Мне отрадно
   В нем слышать ропот.
  
  
  
   4
  
  
   Нет!.. Не дикой красотой
   Заглохшей пропасти, не сумрачной горой
   И не бунтующим, стремительным потоком
   Прельщенный, я стою в раздумии глубоком;
   Не эти зрелища угрюмые земли
   Пленили душу мне и взор мой привлекли,-
   Нет! Брошенный сюда далекою луною,
   Мне мил приветный луч, играющий с волною.
   Нежданно проскользнув среди густых ветвей,
   И искрясь, и дрожа, он так ласкался к ней!
   Так блеск его в воде был нежен и приятен!
   И тайный смысл его мне стал тогда понятен...
   О небо чистое! со звездной высоты
   На землю темную смотря любовно, ты
   Меня, печального, во мраке отыскало
   И к примирительной беседе призывало...
  
   1855
  
  
  
  
   ПРИТЧА О СЕЯТЕЛЕ И СЕМЕНАХ
  
   Шел сеятель с зернами в поле и сеял;
   И ветер повсюду те зерна развеял.
   Одни при дороге упали; порой
   Их топчет прохожий небрежной ногой,
   И птиц, из окрестных степей пролетая,
   На них нападает голодная стая.
   Другие на камень бесплодный легли
   И вскоре без влаги и корня взошли,-
   И в пламенный полдень дневное светило
   Былинку палящим лучом иссушило.
   Средь терния пало иное зерно,
   И в тернии диком заглохло оно...
   Напрасно шел дождь и с прохладной зарею
   Поля освежались небесной росою;
   Одни за другими проходят года -
   От зерен тех нет и не будет плода.
   Но в добрую землю упавшее семя,
   Как жатвы настанет урочное время,
   Готовя стократно умноженный плод,
   Высоко, и быстро, и сильно растет,
   И блещет красою, и жизнию дышит...
  
   Имеющий уши, чтоб слышать,- да слышит!
  
   1851
  
  
  
  
   ПРИЧИНА РАЗНОГЛАСИЯ
  
   Два господина однажды сошлись;
   Чай в кабинете с сигарою пили
   И разговором потом занялись -
   Все о разумных вещах говорили:
  
  О том, что такое обязанность, право?
  
  И как надо действовать честно и право,
  
  С пути не сбиваясь ни влево, ни вправо?
  
   Кажется, мненье должно быть одно:
   Подлость и честь разве спорное дело?
   Белым нельзя же назвать что черно,
   Также и черным назвать то, что бело!
  
  Пошли у них толки, пошли примененья;
  
  Того и другого терзали сомненья;
  
  Того и гляди, что разделятся мненья...
  
   Входит к ним третье лицо в кабинет;
   В спор их вступивши, оно обсудило
   С новых сторон тот же самый предмет -
   И окончательно с толку их сбило...
  
  Один из них был Титулярный Советник,
  
  Меж тем как другой был Коллежский
  
  
  
  
   Советник,
  
  А третий - Действительный Статский
  
  
  
  
   Советник.
  
   1856
  
  
  
  
   * * *
  
   Я музыкальным чувством обладаю,
   Я для любви возвышенной рожден
   И ни на что ее не променяю,-
   Я в стройные созвучия влюблен.
   Природа - музыка! тебе внимаю...
   Не умолкая, песнь свою поет
   Весь мир про жизнь, которою он дышит,-
   И тот блажен, кто слушает и слышит!
   О, сколько он узнает и поймет,-
   Разведав путь в звучащий мир гармоний,-
   Непонятых поэм, неведомых симфоний!..
  
   1857
  
  
  
   * * *
  
   Я музыку страстно люблю, но порою
   Настроено ухо так нежно, что трубы,
   Литавры и флейты, и скрипки - не скрою -
   Мне кажутся резки, пискливы и грубы.
  
   Пускай бы звучала симфония так же,
   Как создал ее вдохновенный маэстро;
   И дух сохранился бы тот же, и даже
   Остались бы те же эффекты оркестра;
  
   Но пусть инструменты иные по нотам
   Исполнят ее,- и не бой барабана
   И вздох, издаваемый длинным фаготом,
   Дадут нам почувствовать forte1 и piano2.
  
   Нет, хор бы составили чудный и полный
   Гул грома, и буря, и свист непогоды,
   И робкие листья, и шумные волны...
   Всего не исчислишь... все звуки природы!
  
   А пауз молчанье - заменят мгновенья
   Таинственной ночи, когда, молчаливый,
   Мир дремлет и грезит среди упоенья
   Прохладною тьмою и негой ленивой.
   __________
   1 Громко, сильно (ит.).
   2 Тихо (ит.).
  
   1855
  
  
  
   РАСКАЯНИЕ
  
   Средь сонма бюрократов умных
   Я лестной чести не искал
   Предметом быть их толков шумных
   И поощряющих похвал.
  
   Я знал их всех; но меж народом
   Любил скрываться я в тени,
   И разве только мимоходом
   Привет бросали мне они.
  
   Моих, однако, убеждений
   Благонамеренность ценя,
   Иной из них, как добрый гений,
   Порою в гору влек меня.
  
   Казалось, к почестям так близко
   И так легко... да, видно, лень
   Мешала мне с ступени низкой
   Шагнуть на высшую ступень.
  
   Мы не сошлись... Но в нраве тихом
   Не видя обществу вреда,
   Они меня за то и лихом
   Не поминают никогда.
  
   О, я достоин сожаленья!
   К чему же я на свете жил,
   Когда ни злобы, ни презренья
   От них ничем не заслужил?
  
   1859
  
  
  
   СЕПТУОР БЕТХОВЕНА
  
   Бессмысленно, вослед за праздною толпой,
   Я долго, долго шел избитою дорогой...
   Благоразумием я называл покой,
   Не возмущаемый сердечною тревогой;
  
   Я ни к кому враждой не пламенел; привет
   Готов был у меня всем встречным без изъятья;
   Но научить меня не мог бездушный свет
   Любить и понимать святое слово: братья!
  
   И совестно сказать, что жил я,- мне жилось.
   Ни страсти, ни надежд, ни горя я не ведал;
   И мыслей собственных я сдерживал вопрос,
   И на призыв других ни в чем ответа не дал.
  
   День за день так текли бесплодные года...
   Раз я сидел один. Ни раута, ни бала
   В тот вечер не было; и, помню я, тогда
   Мне на душу тоска несносная напала...
  
   Меня уже давно без зова навещать
   Она повадилась, как верная подруга.
   В тот раз решился я убежища искать
   За чайным столиком приятельского круга.
  
   Две дамы были там. Наш вялый разговор
   Был скучен. Занялись Бетховеном от скуки.
   Сыграть им вздумалось известный септуор -
   И дружно раздались пленительные звуки.
  
   Мне эта музыка была знакома; но
   В тот вечер мне она особенно звучала...
   Смотрю - в гостиную открыта дверь; темно
   В ней было. Я туда ушел и сел. Сначала
  
   Всe слушал, слушал я; потом вторая часть -
   Andante* началось... Глубокое мечтанье
   Вдруг овладело мной. Чарующую власть
   Имело чудное аккордов сочетанье!..
  
   Всe время прошлое мне вспомнилось; стоял
   Тот призрак предо мной, как смерть безмолвен,
  
  
  
  
  
  
  бледен,
   И ясно в первый раз тогда я понимал,
   Как сердцем сух и черств, как жизнию я беден...
  
   И грустно стало мне! Жалел я о себе,
   Об участи души, надеждами богатой,
   Средь светской суеты и в мелочной борьбе
   Понесшей на пути утрату за утратой.
  
   Я не с улыбкою скептической читал
   Невозвратимых дней мной вызванную повесть,-
   Я чувству скорбному простор и волю дал;
   Заговорила вслух встревоженная совесть.
  
   Я честно, искренно покаялся во всем;
   Я больше пред собой не лгал, не лицемерил;
   Не мог и не хотел забыть я о былом,
   Но в обновление свое я твердо верил...
  
   И стала музыка отрадней мне звучать...
   Как будто тяжкий сон прошел,- я пробудился,
   И веселей смотреть, и легче мне дышать,
   И сердцем наконец до слез я умилился...
   ________
   * Медленно, плавно (ит.).
  
   1856
  
  
  
   CКАЗКА О ЖИВЫХ МЕРТВЕЦАХ
  
   Граждане - по чину, по навыку в службе - витии,
   Два зрелые мужа судили о благе России,
   И так были плавны, умны и блестящи их речи,
  
  Как будто они говорили на вече.
  
   По мненью их - "общество станет на прочных основах
   При старых началах с прибавкою к оным из новых
   И с тем, чтобы к знанью законов и догматов веры
  
  Немедля принять надлежащие меры...
  
   Чтоб не был начальник источником зол и напасти,
   В народе потребно развить уважение к власти;
   Полезно бы ложь и пороки преследовать гласно,-
  
  Но так, чтобы не было это опасно.
  
   Потом, без сомненья, появятся с помощью бога
   В чиновниках честность, в бумагах изящество слога,
   И общее будет тогда благоденствие близко -
  
  Когда сократится в судах переписка.
  
   Лишь долгая опытность в службе и практика в жизни
   Помогут устройству порядка в любимой отчизне;
   Стремленья ж людей молодых хоть разумны и
  
  
  
  
  
  
  честны,-
  
  Но в деле столь важном совсем неуместны!.."
  
   Они продолжали еще излагать свои мненья,
   Как прямо пред ними явилося вдруг привиденье...
   Их волосы дыбом... дрожащие подняты длани...
  
  Прилипнул язык онемевший к гортани!..
  
   И к ним обратило видение слово такое:
   "Оставьте Россию, о зрелые мужи, в покое!
   Но пусть из вас каждый - будь сказано вам
  
  
  
  
  
  не в обиду -
  
  Отслужит один по другом панихиду!"
  
   Исчезло виденье, и жутко им стало обоим.
   Их члены дрожали, объяты морозом и зноем...
   Пригрезилось им или вправду? Не знаю я... То есть,
  
  Быть может, виденье, а может быть - совесть.
  
   Потом они стали в себя приходить понемногу;
   Тот руку тихонько подымет, тот выдвинет ногу,
   И в знак, что осталась свобода их телодвиженьям,
  
  Расшаркались друг перед другом с почтеньем.
  
   Расстались... но тайная долго их грызла досада,
   Затем, что не знали, чему удивляться им надо
   (Так были их мненья и чувства наивно-правдивы!)-
  
  Тому ли, что мертвы? тому ли, что живы?
  
   1858
  
  
  
   СОГЛЯДАТАЙ
  
   Я не один; всегда нас двое.
   Друг друга ненавидим мы.
   Ему противно все живое;
   Он - дух безмолвия и тьмы.
  
   Он шепчет страшные угрозы,
   Но видит все. Ни мысль, ни вздох,
   Ни втайне льющиеся слезы
   Я от него сокрыть не мог.
  
   Не смея сесть со мною рядом
   И повести открыто речь,
   Он любит вскользь лукавым взглядом
   Движенья сердца подстеречь.
  
   Не раз терял я бодрость духа,
   Пугали мысль мою не раз
   Его внимающее ухо,
   Всегда за мной следящий глаз.
  
   Быть может, он меня погубит;
   Борьба моя с ним нелегка...
   Что будет - будет! Но пока -
   Все мыслит ум, все сердце любит!..
  
   1857
  
  
  
   СОСЛОВНЫЕ РЕЧИ
  
   Вослед за речью речь звучала:
   "Народ, законность, власть, права..."
   Что ж это? Громкие ль слова?
   Или гражданские начала?..
   Нет! Гражданин сословных прав
   Ярмом на земство не наложит!
   И возглашать никто не может,-
   Народной думы не узнав
   И от земли не полномочен,-
   Что строй его правдив и прочен!
   Тот строй законен и живуч,
   Где равноправная свобода,
   Как солнце над главой народа,
   Льет всем живительный свой луч.
   Во имя блага с мыслью зрелой,
   И кроме блага - ничего!
   Так вековое зиждут дело
   Вожди народа своего.
   А вас, сословные витии,
   Вас дух недобрый подучил
   Почетной стражей стать в России
   Против подъема русских сил!
  
   Январь 1865
  
  
  
   СОВРЕМЕННОМУ ГРАЖДАНИНУ
  
  
  
  
  
   Дай оглянусь...
  
  
  
  
  
   Пушкин
  
   Ты победил!.. Все силы жизни
   Ты положил в борьбу... Ну что ж?
   Ты в ком обрел любовь к отчизне?
   В ком честь?.. Где истина? Где ложь?..
   Скажи, о совопросник века,
   Что есть безумец? что - мудрец?
   Где ж отыскал ты человека
   И гражданина наконец?..
   Прочтем времен недавних повесть...
   Она печальна и мрачна.
   В ней наш позор. Пред ней должна
   Скорбеть общественная совесть!
   Не говори мне о врагах,
   Не говори мне об измене...
   Не трогай тех, кто в рудниках;
   Оставь в покое мертвых тени...
   Что осужденных нам судить?
   Не будем плакать или охать;
   Но... и довольно их язвить,
   Довольно тешить злости похоть...
   Поговорим с тобой о тех,
   Кто, обесславленные нами,
   За тот один страдали грех,
   Что не покрыты сединами...
   С какою злобою тупой,
   С каким самодовольством глупым
   Мы приговор читали свой
   Над пылом юности живой,
   Как будто лекцию над трупом!..
   Не мы ль, безумные, тогда,

Другие авторы
  • Волховской Феликс Вадимович
  • Амфитеатров Александр Валентинович
  • Богданович Ипполит Федорович
  • Аверкиев Дмитрий Васильевич
  • Беляев Тимофей Савельевич
  • Эрберг Константин
  • Лукаш Иван Созонтович
  • Ричардсон Сэмюэл
  • Чуйко Владимир Викторович
  • Глейм Иоганн Вильгельм Людвиг
  • Другие произведения
  • Шевырев Степан Петрович - Перечень Наблюдателя
  • Модзалевский Борис Львович - Дневник Б. Л. Модзалевского, 1908 г.
  • Иванчин-Писарев Николай Дмитриевич - Речь в память Историографу Российской Империи
  • Поло Марко - Марко Поло: биографическая справка
  • Сухово-Кобылин Александр Васильевич - Дело
  • Вассерман Якоб - Свободная любовь
  • Мольер Жан-Батист - Г. Н. Бояджиев. Жан-Батист Мольер
  • Короленко Владимир Галактионович - Воспоминания о Чернышевском
  • Бальмонт Константин Дмитриевич - Без русла
  • Трилунный Дмитрий Юрьевич - Лира Оссиана
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
    Просмотров: 256 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа