Главная » Книги

Востоков Александр Христофорович - Стихотворения

Востоков Александр Христофорович - Стихотворения


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

  
  
   А. Х. Востоков
  
  
  
   Стихотворения --------------------------------------
  Поэты-радищевцы
  Серия "Библиотека поэта". Большая серия. Второе издание.
  Вступительная статья, биографические справки, составление и подготовка текста П. А. Орлова
  Примечания П. А. Орлова и Г. А. Лихоткина
  OCR Бычков М. Н. mailto:bmn@lib.ru --------------------------------------
  
  
  
  
  СОДЕРЖАНИЕ
  Биографическая справка
  1. К Фантазии
  2. Шишак. Идиллия (подражание)
  3. Ибраим (С немецкого)
  4. Зима. Ода к Другу, в 1799 году
  5. Осеннее утро. 1800
  6. К богине души моей. 1800
  7. Ода достойным
  8. Парнас, или Гора изящности
  9. Видение в майскую ночь. К Флору
  10. Светлана Мстислав. Богатырская повесть в четырех песнях
  11. Поленька (Элегия)
  !2. Восторг желаний. В 1802 году
  13. К А. Г. Волкову, в декабре 1802 года
  14. Надгробная Михаилу Ивановичу Козловскому
  15. Весенняя песнь. 1803
  16. К строителям храма познаний
  17 Ода времени. 1805
  18. "Ода на счастье" Ж-Б. Руссо. Новый перевод в декабре 1805 года
  19. Гимн услаждению (Из Лафонтеновой "Amours de Psyche...")
  20. Бог в нравственном мире
  21. К зиме. В ноябре 1808 года
  22. К Гарпократу. Ода немого
  23. Гимн Негодованию (С греческого)
  24. К россиянам. В октябре 1812
  25. "Я - русский; верности и веры не нарушу..."
  26. Российские реки. В 1813 году
  27. Свидание с музою
  28. П. А. С.
  29. "Когда-то, милый друг, удастся нам опять..." Сербские песни:
  30. Братья Якшичи
  31. Смерть любовников
  32. Строение Скадра
  Александр Христофорович Востоков родился 16 марта 1781 года в г. Оренсбурге Лифляндской губернии, расположенном на острове Эзель. Он был сыном остзейского дворянина Х. И. Остен-Сакена. (От слова "Osten", означающего по-немецки "восток", ведет происхождение литературный псевдоним поэта, ставший и его официальной фамилией.) О матери Востокова ничего не известно. Воспитывался он в чужой семье, у некоей "майорши" Трейблут. Здесь, среди простых, необразованных людей прошло его раннее детство. Читать он выучился по немецкой Библии, а русские сказки узнал от гарнизонного солдата. Когда мальчику исполнилось семь лет, его отвезли, по распоряжению отца, в Петербург. Общественное положение Востокова в столице было неопределенным и двусмысленным, что причиняло ему немалые нравственные страдания.
  Высокопоставленный родственник К. И. Остен-Сакен, брат его отца, воспитатель великого князя Константина, руководил судьбой Востокова и даже разрешал ему навещать себя в Зимнем дворце. Но мальчику фактически отказывают в родстве, наделяя его вымышленной фамилией Остенек. Его помещают в Сухопутный кадетский шляхетный корпус, точнее в гимназию при корпусе, где обучались дети разночинцев, из которых готовили будущих преподавателей корпуса. Тем самым Востоков должен был остаться без дворянского звания и связанных с ним привилегий. В первые годы пребывания в гимназии Востоков совершенствует свои знания в русском языке, одновременно изучает французский, много читает и начинает писать русские стихи.
  Творческим интересам Востокова немало способствовали традиции корпуса, воспитавшего в своих стенах А. П. Сумарокова и М. М. Хераскова.
  Литературные занятия кадетов находили поддержку и поощрение со стороны преподавателя словесности П. С. Железникова, познакомившего своих воспитанников с только что вышедшими тогда произведениями Карамзина.
  В 1794 году, по решению К. И. Остен-Сакена, Востокова переводят из кадетского корпуса в Академию художеств. Причиной перевода было сильнейшее заикание, которое преграждало Востокову путь к должности преподавателя.
  В Академии Востоков не обнаружил больших способностей ни в живописи, ни в архитектуре, но интереса к чтению и литературным занятиям не потерял. Не порывает он дружбы и со старыми товарищами по гимназии. Увлечение литературным творчеством поддерживают и новые друзья Востокова по Академии художеств - И. А. Иванов, Ф. Ф. Репнин, А. Д. Фуфаев. Во взглядах Востокова и его приятелей ощущается в эти годы влияние просветительских идей. "Читаем Вольтера с Ермолаевым... Негодуем на Павла I", {Заметки А. X. Востокова о его жизни. - "Сборник Отделения русского языка и словесности Академии наук", 1901, т. 70, No 6, с. 18.} - пишет он в своем дневнике.
  После окончания Академии (сентябрь 1800) Востоков для усовершенствования в знаниях был оставлен при ней пансионером, а с 1803 года зачислен академическим переводчиком и помощником библиотекаря.
  В сентябре 1801 года он вступает в Общество любителей изящного, позже переименованное в Вольное общество любителей словесности, наук и художеств, добросовестным и ревностным членом которого он оставался свыше двадцати лет, выполняя обязанности секретаря, одного из цензоров и даже казначея.
  Первое выступление Востокова в печати относится к 1802 году. Во второй части хрестоматии, составленной П. С. Железниковым и носившей название "Сокращенная библиотека в пользу господам воспитанникам Первого кадетского корпуса", наряду с произведениями Ломоносова, Державина, Дмитриева были напечатаны анонимно два стихотворения молодого поэта: "Осеннее утро" и "Парнас, или Гора изящности". Наиболее интенсивная творческая деятельность Востокова связана с изданиями Вольного общества - с альманахом "Свиток муз" (1802-1803) и "Периодическим изданием Вольного общества..." (1804), где были помещены многие как оригинальные, так и переводные его произведения.
  В 1805-1806 годах поэт издает в двух частях свои "Опыты лирические и другие мелкие сочинения в стихах".
  В последующие десять лет поэтическая деятельность Востокова идет по линии затухания. Время от времени отдельные его стихотворения появляются в альманахе "Талия", журналах "Цветник", "Сапктпетербургский вестник", "Сын отечества". Творческие интересы Востокова в основном были связаны с традициями XVIII века, в первую очередь с его просветительскими устремлениями. К началу 1820-х годов эта поэтическая эпоха отошла в прошлое. Видимо, это понял и сам писатель. В 1821 году вышел последний его сборник "Стихотворения", явившийся своеобразным итогом литературной деятельности Востокова. Основой книги послужили стихи из "Опытов лирических", "исправленные" и "дополненные", по словам автора, новыми, написанными после 1806 года.
  Нуждаясь в средствах к существованию, Востоков должен был постоянно служить. С 1804 года он исполнял обязанности переводчика в Комиссии составления законов, а с 1811 года - ту же должность в Департаменте герольдии. Постепенно ему удается сочетать службу со своими филологическими интересами. В 1815 году он получает место помощника хранителя рукописей (позже - хранителя рукописей) в Публичной библиотеке. Кроме того, с 1824 по 1844 год он исполнял сначала обязанности библиотекаря, а потом старшего библиотекаря и главного хранителя в Румянцевском музее (в Петербурге).
  Неизмеримо большее признание, чем поэзия, получила научная деятельность Востокова в области филологии, которой он отдал много сил и в которой оставил более глубокий след. Его труды поражают широтой интересов, смелостью и оригинальностью выводов.
  В 1812 году в "Санктпетербургском вестнике" был опубликован "Опыт о русском стихосложении" (отдельное, дополненное издание вышло в 1817 году). Обратившись к народному песенному стиху, Востоков тщательно изучил эту совершенно своеобразную метрическую систему. По его наблюдениям, определяющими признаками в ней служили не стопы и не равносложность стихов, а количество ударных слогов в каждом стихе.
  Другая работа ученого - "Рассуждение о славянском языке" (1820) - положила начало подлинно научному изучению церковнославянского языка. До Востокова не было ясности ни в определении его исторической основы, ни в понимании его отношения к русскому языку. По мысли Востокова, церковнославянский язык, на котором были написаны старинные книги, был "наречием одного какого-нибудь племени" славян (Востоков не уточняет, какого именно). Сначала живой, потом книжный, этот язык претерпел в своем развитии ряд изменений. Как полагал ученый, лучшее представление о живом церковнославянском языке дают древние памятники, в особенности "Остромирово евангелие". В конце своей работы Востоков поместил описание основных грамматических особенностей церковнославянского языка.
  Позже, в 1842 году, он издал и само "Остромирово евангелие" с параллельным греческим текстом оригинала. Кроме того, им были выпущены "Русская грамматика" (1831), выдержавшая двенадцать изданий, и на ее основе - "Сокращенная русская грамматика" (1833), имевшая шестнадцать изданий, а также "Грамматика церковнославянского языка, изложенная по древнейшим оного памятникам" (1863).
  Почти за десять лет до известного словаря В. И. Даля Востоков издал "Опыт областного великорусского словаря" (1852), а несколько позже - "Словарь церковнославянского языка" (1858-1861). В течение многих лет он работал над научным описанием русских и славянских рукописей Румянцевского музея.
  За большие научные заслуги Востоков был избран членом Отделения русского языка и словесности при Академии наук и почетным членом многих зарубежных обществ и академий.
  Умер Востоков 8 февраля 1864 года восьмидесяти двух лет от роду.
  
  
  
   1. К ФАНТАЗИИ
  
  
   Тебе, Олимпа дщерь священна,
  
  
   Тебе, Фантазия, мой глас
  
  
   И звучна арфа посвященна!
  
  
   На что крылатый мне Пегас?
  
  
   Ты можешь здесь, в сени укромной,
  
  
   Явить мне Пинда верх огромный,
  
  
   Кастальский ток, жилище муз!
  
  
   Уже восторгом дух пылает,
  
  
   Твоей амврозии алкает
  
  
  10 И рвется вон из плотских уз.
  
  
   В зарях ли, иль гремящей тучей
  
  
   От горних спустишься небес,
  
  
   Или возлюбишь мрак дремучий
  
  
   И тень прохладную древес
  
  
   Раскинешь над главой моею, -
  
  
   Чтоб ключ крутящейся стезею,
  
  
   Гремя по камням, вниз бежал,
  
  
   Пустынным гулом повторяясь,
  
  
   И, листвий с шорохом мешаясь,
  
  
  20 Твое присутство б возвещал;
  
  
   И ветры б свирепеть престали,
  
  
   К земле со скрыпом древо гнуть;
  
  
   Одни зефиры б лобызали
  
  
   Младой весны цветущу грудь:
  
  
   В твоем присутствии, богиня,
  
  
   И африканская пустыня
  
  
   Творится садом Гесперид!
  
  
   И дебри финнов каменисты,
  
  
   И северны поморья льдисты
  
  
  30 Теряют свой унылый вид.
  
  
   Грядущих в дальности сумрачной
  
  
   Столетий ряд моим очам
  
  
   Яви сквозь твой покров прозрачный!
  
  
   Что зрю? - Сон скиптрам и мечам!
  
  
   Орел, терзавший Промефея,
  
  
   Отогнан. Се грядет Астрея!..
  
  
   О преблаженный смертных род!
  
  
   Любовью, миром наслаждайся,
  
  
   Дарами естества питайся,
  
  
  40 Сбирай с земли сторичный плод.
  
  
   Земной превыше атмосферы
  
  
   Взносись, царь мира, человек!
  
  
   Расширил ты познаний сферы,
  
  
   К началам всех вещей востек;
  
  
   Как луч проник твой взор сквозь бездны,
  
  
   Ты круги облетаешь звездны,
  
  
   Их испытуя вещество;
  
  
   Тобою взвешен мир, измерен;
  
  
   Высок твой ум, рассудок верен,
  
  
  50 Свое постиг ты естество!
  
  
   Все плевелы искоренились,
  
  
   В соседстве с пользой нет вреда;
  
  
   С рассудком страсти примирились,
  
  
   Легла их древняя вражда.
  
  
   И люди счастие познали,
  
  
   И люди - ангелами стали!
  
  
   Но сбудется ль сие иль нет?..
  
  
   Вникать глубоко не желаю,
  
  
   К другим предметам направляю
  
  
  60 С тобой, Фантазия, полет.
  
  
   С тобой я на Кавказ взбираюсь
  
  
   И в жерло Этны нисхожу,
  
  
   В шумящие моря пускаюсь
  
  
   И в тишине пустынь брожу.
  
  
   Исполненный благоговенья,
  
  
   По необъятностям творенья
  
  
   Я на крылах твоих парю!
  
  
   Во океане звезд купаюсь -
  
  
   Но вверх лечу ль, иль вниз спускаюсь,
  
  
  70 Брегов и дна нигде не зрю.
  
  
   С тобой люблю я, в мыслях сладких,
  
  
   Собрать, устроить, просветить
  
  
   Народы; тигров, к крови падких,
  
  
   В смиренных агнцев превратить.
  
  
   С тобой я извергов караю
  
  
   И добродетель награждаю,
  
  
   Достойным скиптры раздаю,
  
  
   А угнетенным всем свободу,
  
  
   И человеческому роду
  
  
  80 С Сен-Пьером вечный мир даю!
  
  
   Тебе стихии все послушны,
  
  
   Послушны небеса и ад.
  
  
   Там строишь замки ты воздушны,
  
  
   А там садишь Армидин сад.
  
  
   Махнешь - и граций узришь пляски;
  
  
   Воскликнешь - божества парнасски
  
  
   Сладчайшу песнь тебе гласят.
  
  
   Фантазия многообразна,
  
  
   Всегда нова, всегда прекрасна,
  
  
  90 Ты тьму нам даруешь отрад!
  
  
   Коснися мне жезлом чудесным,
  
  
   В забвенье сладко погрузи,
  
  
   К святым селениям небесным
  
  
   На крыльях ветра понеси.
  
  
   Пусть сладость рая предвкушает,
  
  
   Пусть в море счастья утопает
  
  
   Мой дух, исполненный отрад!
  
  
   Да отженется всяка скверна;
  
  
   Прочь ненависть, прочь зависть черна,
  
  
  100 Коварства, лести, злобы яд!
  
  
   Вселивыйся в стране блаженной,
  
  
   Куда вам неприступен вход,
  
  
   Совлекся я одежды бренной
  
  
   Взнестись к началу всех доброт.
  
  
   И се... вознесся, - наслаждаюсь,
  
  
   Озрелся вкруг и восхищаюсь,
  
  
   Повсюду совершенство зря!
  
  
   Далеко вас и вашу землю
  
  
   Оставил, бурь ее не внемлю -
  
  
  110 Забыла их душа моя!
  
  
   Всё то, что стройно и согласно,
  
  
   Слиялось здесь в моих ушах;
  
  
   Всё то, что благо и прекрасно,
  
  
   Я созерцаю в сих местах.
  
  
   Всё то, что душу возвышает
  
  
   И с божеством ее сближает,
  
  
   Чрез нервы всё я внутрь беру;
  
  
   Ах, льзя ль мне днесь землей прельщаться,
  
  
   Тщете, неправде поклоняться?
  
  
  120 Пусть в сих восторгах я умру.
  
  
   Но что?.. ужели исчезает
  
  
   Питавшая мой дух мечта?
  
  
   От уха пенье утекает,
  
  
   От взоров - райска красота!
  
  
   Я с содроганием очнулся,
  
  
   Кругом печально оглянулся -
  
  
   И зрю лишь дикий, темный лес.
  
  
   В ответ на вздох мой - ветр ревущий
  
  
   И ключ, в гранитно дно биющий,
  
  
  130 Шумят сквозь ветвие древес.
  
  
   Почто, Фантазия всесильна!
  
  
   Покров снимаешь с глаз моих?
  
  
   Печалей жатва столь обильна,
  
  
   А роза-радость вянет вмиг!
  
  
   Но должно ль оттого терзаться
  
  
   И плакать? - Нет, мы будем знаться,
  
  
   Посланница небес, с тобой!
  
  
   Когда ко мне с улыбкой входишь,
  
  
   Ты всякую печаль отводишь
  
  
  140 И в душу сладкий льешь покой.
  
  
   И так отрадными мечтами
  
  
   Почаще дух мой услаждай;
  
  
   Живыми, нежными цветами
  
  
   Дорогу к смерти усыпай
  
  
   И будь мой ангел-благодетель!
  
  
   Ты облекаешь добродетель
  
  
   Небесных граций в злат хитон
  
  
   И, нас красой ее пленяя,
  
  
   Велишь, Фантазия благая,
  
  
  150 Любить святой ее закон.
  
  
   Июнь 1798
  
  
  
  
  2. ШИШАК
  
  
  
  Идиллия (подражание)
  
  
  
  Марс в объятиях Киприды
  
  
  
  Забывал кроваву брань.
  
  
  
  Около прелестной выи
  
  
  
  Ластилася мощна длань;
  
  
  
  Грудь, твердейшую металла,
  
  
  
  Взор Венерин растопил;
  
  
  
  Сладкому огню Эрота
  
  
  
  Жар сражений уступил.
  
  
  
  Вкруг четы богоблаженной
  
   10
  Резвится любовей рой;
  
  
  
  Марсов меч, копье дебело
  
  
  
  Служит шалунам игрой;
  
  
  
  Растаскали всё оружье,
  
  
  
  Веселясь добычей сей:
  
  
  
  "Нами Марс обезоружен,
  
  
  
  В нашей власти бог смертей!"
  
  
  
  Вся забылася природа
  
  
  
  Посреди утех и игр,
  
  
  
  Подле агниц беззащитных
  
   20
  Засыпал свирепый тигр.
  
  
  
  Ястреб горлицам на ветке
  
  
  
  Целоваться не мешал,
  
  
  
  И, казалось, самый воздух
  
  
  
  Тонким пламенем дышал.
  
  
  
  Но Марса вдруг опять зовет
  
  
  
  Звук труб, орудий глас гремящий;
  
  
  
  Летит победа, подает
  
  
  
  Ему копье и щит блестящий,
  
  
  
  На коем изваян герой,
  
   30
  Презревый сладкие забавы,
  
  
  
  Томящу негу и покой
  
  
  
  Для многотрудных лавров славы.
  
  
  
  Свой долг на оном Марс прочел,
  
  
  Отторгся от любви, вспрянул и полетел
  
  
  Вооружить себя, - но в шишаке блестящем,
  
  
  
  У ног богининых лежащем,
  
  
  
  Ах, что военный бог узрел?
  
  
  
  Гнездо двух нежных горлиц, -
  
  
  
  Они под сенью крылий
  
   40
  Ус_ы_пили птенцов.
  
  
  
  Друг друга милованье
  
  
  
  И сладко воркованье -
  
  
  
  Троякая любовь!
  
  
  
  Какая власть посмеет
  
  
  
  Трон_у_ть рукою дерзкой
  
  
  
  Ковчег святыни сей?..
  
  
  Остановился Марс. Дивится, смотрит.
  
  
  Смягчается при виде сей четы:
  
  
  Уже его и слава не пленяет;
  
   50 Он страстно пал в объятья красоты
  
  
  И гласу труб зовущих не внимает,
  
  
  
  Веленьем матери своей
  
  
  
  Амуры всех оттоль прогнали
  
  
  
  Литаврщиков и трубачей
  
  
  
  И все орудия попрали
  
  
  
  Сих нарушителей утех;
  
  
  
  На место ж грубых звуков тех
  
  
  
  Златыя лиры и цевницы
  
  
  
  Любезный мир превознесли.
  
  
   60 Не Афродитины ли птицы
  
  
  
  Тогда от браней свет спасли?
  
  
  
  Ноябрь 1798
  
  
  
  
  3. ИБРАИМ
  
  
  
   (С немецкого)
  
  
   Когда Фернанд {*} благочестивый
  
  
   Еще, в неистовстве святом,
  
  
   Не гнал род мавров нечестивый,
  
  
   Тогда Гусмановым копьем
  
  
   Омар младой повержен витязь.
  
  
   В стране врагов страшась отмщенья
  
  
   (Убитый знатен был, богат),
  
  
   Бежал Гусман, и в утомленьи
  
  
   Перед собой увидел сад,
  
  
  10 Высоким тыном огражденный.
  
  
   Когда через сию ограду
  
  
   С трудом гишпанец

Другие авторы
  • Достоевский Федор Михайлович
  • Гюббар Гюстав
  • Малеин Александр Иустинович
  • Гусев-Оренбургский Сергей Иванович
  • Мамин-Сибиряк Дмитрий Наркисович
  • Врангель Александр Егорович
  • Плавильщиков Петр Алексеевич
  • Губер Петр Константинович
  • Новорусский Михаил Васильевич
  • Бенедиктов Владимир Григорьевич
  • Другие произведения
  • Маклаков Николай Васильевич - Маклаков Н. В.: Биографическая справка
  • Щепкина-Куперник Татьяна Львовна - Защитники
  • Чулков Георгий Иванович - Кризис декадентства
  • Рекемчук Александр Евсеевич - Время летних отпусков
  • Соболь Андрей Михайлович - Мемуары веснущатого человека
  • Слезкин Юрий Львович - Ст. Никоненко. Юрий Слезкин и Владикавказ
  • Кальдерон Педро - Дама привидение
  • Гримм Вильгельм Карл, Якоб - Королек и медведь
  • Морозов Михаил Михайлович - Трагедия Шекспира "Король Лир"
  • Воронский Александр Константинович - Памяти Есенина
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
    Просмотров: 984 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа