Главная » Книги

Щепкина-Куперник Татьяна Львовна - Из женских писем, Страница 6

Щепкина-Куперник Татьяна Львовна - Из женских писем


1 2 3 4 5 6 7 8 9

#1123;ха;
         Уставленные въ рядъ, открыты сундуки;
         Для взора нашего печальная утѣха -
         Костюмовъ вороха: всѣ нѣжные цвѣта,
         Зеленый газъ, и плюшъ, и бѣлый мѣхъ пушистый,
         И розовый атласъ, и бархатъ серебристый;
         Как³я краски здѣсь и что за красота!
         Но грустно я смотрю на ярк³е костюмы,
         И ихъ изящный блескъ не радуетъ мой взглядъ;
         И горечью полны, и тайной болью думы,
         И объ иной странѣ мечты мнѣ говорятъ!..
         И вдругъ - я силою невѣдомой, волшебной
         Куда-то въ мигъ одинъ была унесена.
         Вдыхаю съ жадностью я воздухъ горъ цѣлебный,
         Я не въ снѣгахъ уже! Я вижу - здѣсь весна!
         Куда-то мчитъ меня! То въ мракѣ исчезаетъ,
         То на вершины горъ нашъ паровозъ летитъ.
         Вотъ замокъ... замокъ фей... Алмазомъ снѣгъ сверкаетъ...
         Тутъ волны ярк³я, какъ жидк³й малахитъ!
         Вотъ зеленъ пышная - могуч³й боръ сосновый,
         Вотъ розовой звѣздой блистаетъ анемонъ,
         И ароматъ его, живительный и новый,
         Мнѣ въ душу пролился!..
                   О, что за чудный сонъ!
         Но нѣтъ, вѣдь я не сплю! Смѣняются картины,
         Одна невиданнѣй, роскошнѣе другой;
         Озера...цѣпи горъ... цвѣтущ³я долины...
         Какъ гнѣзда ласточекь избушки надъ скалой.
         Но... наступила ночь; уборомъ звѣздъ жемчужнымъ
         Покрылись небеса роскошнѣй, чѣмъ у насъ...
         И мы - въ Итал³и! И мы подъ небомъ южнымъ!
         Забыть ли эту ночь?.. Забыть ли этотъ часъ?..
         О, здѣсь я отдохну душою освѣженной,
         Дѣйствительностью здѣсь явилась мнѣ мечта;
         Я вижу жизни цѣль иной и просвѣтленной,
         Я сердцемъ поняла, что значитъ красота!..
  
                   Искусственный цвѣтокъ.
  
         Забытъ артисткою въ оставленной уборной
         Искусственный цвѣтокъ печальной красоты,
         Средь блеска мишуры и пестроты узорной,
         Средь пудры и румянъ, небрежно брошенъ ты.
         Ты все еще хорошь, но нѣть ужъ аромата,
         И жизни нѣтъ въ тебѣ, о бѣдный мой цвѣтокъ.
         И чашечка твоя роскошная помята -
         Весны искусственной, увы, недологъ срокъ.
         Но на ея груди, о мой цвѣтокъ, давно ли
         Блестѣлъ ты красотой, обманывая взглядъ;
         Какь хороша она была въ любимой роли!
         Какъ шелъ къ ней, царственной, какъ шелъ ея нарядъ...
         Владычица толпы, въ порывѣ вдохновенья,
         Она тебя кь устамъ прекраснымъ поднесла;
         О, для нея живой казалась въ тѣ мгновенья,
         Живою для нея твоя краса цвѣла.
         Но для нея теперь умчалась безъ возврата
         Пора минувшая, пора счастливыхъ дней;
         И, сломленный цвѣтокъ,- разбита и помята,
         И жизни, какъ въ тебѣ, ужъ больше нѣтъ и въ ней!..
  
                   Часики.
  
         Часы не идуть. Механизмъ часовой
         Испорченъ; въ нихъ сердце не бьется.
         Ужели въ душѣ хоть минутной тоской
         Часовъ моихъ смерть отзовется?..
         Вы, часики! Грустно смотрю я на васъ
         Съ невольной и странной печалью,
         И падають тих³я слезы изъ глазъ
         На крышечку сь синей эмалью.
         По этимъ изящнымъ, стариннымъ часамъ
         Прабабушки жизнь протекала;
         По нимъ, еще дѣвочкой, шла она въ храмъ,
         Уроки брала, рисовала.
         По нимъ же, закутавшись въ розовый газъ,
         Къ придворнымъ баламъ выѣзжала...
         По нимъ... измѣнила ему въ первый разъ,-
         Тоску ожиданья узнала.
         По нимъ пролетали волшебные дни,
         Минуты любви, наслажденья...
         Все рѣже, короче все были онѣ -
         И ужась пришелъ охлажденья...
         По нимъ, ужъ старушкой, въ молельнѣ она
         Тоскливо молитвы шептала,
         И въ долг³я, страшныя ночи безъ сна
         Лѣкарство по нимъ принимала.
         Она умерла. Они стали тогда...
         Я ихъ получила въ наслѣдство.
         По нимъ пролетѣли, умчалисъ года
         Далекаго, милаго дѣтства.
         По нимъ я безумную юность сожгла,
         И жить, и любить научилась...
         По нимъ, какъ прабабушка, счастье нашла -
         И также его я лишилась!..
  
                   Кукла.
  
         Не смѣйся надъ прихотью дѣтской,
         Не смѣйся надъ куклой моей...
         Вѣрь, дружбы ничтожной и свѣтской
         Мнѣ куколки дружба милѣй.
         Она недоступна злословью,
         Она не измучитъ меня
         То слишкомъ капризной любовью,
         То злобою, полной огня.
         Она не предастъ, не обманетъ,
         Другихъ не захочетъ друзей,
         И тайны не выдастъ моей,
         И ложью мнѣ сердца не ранитъ.
         А станетъ мнѣ кукла скучна,
         И бросить ее мнѣ придется -
         Тогда разобьется она,
         А съ ней и сердечко ея разобьется!
  
                   Котенокъ.
  
         "Забравшись на кресло, прелестный котенокъ,
         Зеленые глазки ты щуришт со сна...
         Умолкнулъ твой лепетъ, и смѣхъ твой не звонокъ,
         И вся ты истомы и нѣги полна.
         Закутана ты, словно шкуркой пушистой;
         Какой это мѣхъ, свѣтло-сѣрый, душистый?
         Зачѣмъ ты такь странно глядишь на меня,
         И взоръ твой смѣется, дразня и маня?
         Ты хочешь, чтобъ, болью проникутый сладкой,
         Поближе у ножекъ твоихъ я присѣлъ,
         Чтобъ я цѣловаль эти ножки украдкой,
         Чтобъ бархатной лапкой твоей завладѣлъ...
         Ты хочешь, чтобъ, полонь любовной отравой,
         Къ устамъ твоимъ жадно приникнулъ-бы я,
         Тогда... Но тогда, мой котенокъ лукавый,
         Я знаю, ты больно царапнешь меня!"
  
                   Кукла.
  
         Не смѣйся надъ прихотью дѣтской,
         Не смѣйся надъ куклой моей...
         Вѣрь, дружбы ничтожной и свѣтской
         Мнѣ куколки дружба милѣй.
         Она недоступна злословью,
         Она не измучитъ меня
         То слишкомъ капризной любовью,
         То злобою, полной огня.
         Она не предастъ, не обманетъ,
         Другихъ не захочетъ друзей,
         И тайны не выдастъ моей,
         И ложью мнѣ сердца не ранитъ.
         А станетъ мнѣ кукла скучна,
         И бросить ее мнѣ придется -
         Тогда разобьется она,
         А съ ней и сердечко ея разобьется!
  

ИЗЪ ПѢСЕНЪ ЛЮБВИ.

  
                   Sаntа Mаddаlenа.
  
         Hа старомъ холстѣ потемнѣвшей картины,
         Которыми славится царственный Римъ,
         Я видѣла обликъ святой Магдалины:
         Онъ вѣчно стоить передъ взглядомъ моимъ.
         Въ немъ блещетъ Корредж³о творческ³й ген³й.
         - Кому онъ молился въ часы вдохновен³й?..
         Блаженной мистической тайны полна,
         Полна затаенной и пламенной муки,
         Скрестивъ на груди своей дивныя руки,
         Распят³е страстно сжимаетъ она,
         И креотъ ей впивается въ нѣжное тѣло,
         И, словно отъ боли, лицо поблѣднѣло.
         Но взглядь увлажненныхъ, с³яющихъ глазъ
         Какой выражаеть безумный экстазъ!
         Ей сладко страдаяъе, и муки ей сладки,
         И слезы блаженства застыли въ очахъ,
         И мнится - ей видится небо въ лучахъ
         Со всей красотой нерѣшенной загадки!
  
         Склоняясь во прахъ передъ вѣчной судьбой,
         Пока только хватитъ дыханья и силы,
         Тебя, о мой крестъ, я несу до могилы
         Покорной, безмолвной, счастливой рабой.
         И пуеть ты впиваешься въ сердце мнѣ больно,
         Пусть просятся стоны изъ груди невольно,
         Пусть капля за каплей течетъ моя кровь,
         О, кресть мой, моя дорогая любовь!
         Познавши душою восторгъ отреченья,
         Я вижу, мнѣ высшее счастье дано;
         Мнѣ сладко страданье, мнѣ сладки мученья,
         Когда умеретъ за тебя суждено!
  
                   "Счастье".
  
         Причудливо смѣшались свѣтъ и тѣни,
         Вдали аллея солнцемъ залита.
         Ищу я "счастья" въ лепесткахъ сирени,
         Привычною мечтою занята.
         Узоромь страннымъ тѣневыя пятна
         Мѣняются на золотомъ пескѣ...
         Вся бѣлоснѣжна, дивно ароматна,
         Сирень дрожитъ въ пылающей рукѣ.
         - А "счастья" нѣтъ! Шепчу я безнадежно:
         Ужсль найти его не суждено?..
         И вдругь... сирень отброшена небрежно:
         Шаги - ты здѣсь... О, счастье! вотъ оно.
  
                   Плющъ.
  
         Плющъ полюбилъ цвѣтокъ душистой розы.
         Ее онъ съ нѣжной лаской обвивалъ,
         Хранилъ ее, когда шумѣли грозы,
         Бутонъ едва раскрытый цѣловалъ.
         Она вполнѣ раскрылась пышнымъ цвѣтомъ,
         Когда вокругъ ужъ все дышало лѣтомъ.
         Казалось, счастъю не было конца...
         Но время шло, и вотъ пришли морозы,
         И не осталось ни листка у розы
         Изъ пышнаго, пурпурнаго вѣнца.
         Она погибда... а другой весною
         Опять плющу казалась жизнь свѣтла...
         Въ объят³яхъ его, блестя красою,
         Другая роза расцвѣла!
  
                   Повилика.
  
             Въ углу запущеннаго сада
             Цвѣтетъ особенный м³рокь,
             Живая вьется тамъ ограда
             И часто пчелъ гудитъ роёкъ.
         Тамъ блѣдно-розовая смолка,
             И макъ изъ пурпурнаго шолка,
             И голубые васильки,
         И кашка съ запахомъ медовымъ
         И съ легкимъ отблескомъ лиловымъ
             Изящной мальвы лепестки.
         На нихъ играютъ солнца блики,
         Но всѣхъ милѣй изъ ихъ семьи
             Цвѣты миндальной повилики,
             Цвѣты любимые твои.
         Съ какою нѣжной, цѣпкой лаской
             Они вкругъ розы обвились,
             Какою розоватой краской
                Они отъ счастъя залились!..
  
                   Розы.
             (Hа старыя риѳмы).
  
         Мнѣ снились роскошныя, красныя розы,
         И въ душу ихъ сладк³й лился ароматъ...
         - То страсти счастливой волшебныя грезы,
         Что цвѣтъ свой недолг³й такь пышно дарятъ!
  
         Мнѣ снились бездушныя, желтыя розы,
         Я въ гнѣвѣ цвѣты ихъ на части рвала...
         - То ревности были безумной угрозы,
         Что часто намъ душу терзала и жгла!
  
         Мнѣ снились печальныя, бѣлыя розы,
         И на землю падали ихъ лепестки...
         - То были по мертвой любви твоей слезы,
         Безмолвныя слезы надгробной тоски!
  
                   Ты.
  
         Ароматнаго лѣта цвѣты,
         Сквозь листву звѣздъ ночныхъ трепетанье,
         Сонныхъ водь тих³й плескъ и шептанье,
         Упоительной ночи мечтанье -
                   Это ты!..
         Сладк³й ядъ пышноцвѣтной сирени,
         Колебан³е свѣта и тѣни,
         Нѣга полудня, полная лѣни -
                   Это ты!..
         Все, что яркою прелестыо блещетъ,
         Все, что дышитъ, живетъ и трепещетъ
         Обаяньемъ святой красоты,
         Все блаженство печальнаго свѣта,
         Чѣмъ душа молодая согрѣта,
                   Это ты!..
  
                   Разсвѣтъ.
  
         Мы досидѣлисъ въ комнатѣ твоей
         До розовой зари, до солнечныхъ лучей.
         Благодаря пунцовымъ занавѣскамъ,
         Все озарилось вдругъ какимъ-то страннымъ блескомъ.
         Какъ отъ магической игры
         Мѣнялись краски каждаго предмета...
         Гортенз³й голубыхъ шары
         Совсѣмъ лиловыми казались отъ разсвѣта.
         И твой глубок³й взглядь былъ чуждъ и странень мнѣ,
         Какъ будто гдѣ-то въ немъ огонь горѣлъ на днѣ.
         Какимъ безум³емъ меня вдругь охватило?
         Въ твои объят³я что бросило меня?
         Должно быть, солнце то, что все озолотило
         Разсвѣтнымъ заревомъ пурпурнаго огня,
         И въ этомъ отблескѣ, тревожномъ и багряномъ,
         Зажгло глаза твои плѣнительнымъ обманомъ!..
  
                   Лил³я.
  
         Нѣтъ... дерзновенною рукою я не трону,
         О лил³я, твою чистѣйшую корону!..
         Любуюсь я твоей святою бѣлизной,
         И нѣжность тихая овладѣваетъ мной.
         Мнѣ - твой цвѣтокь сорвать? Я этого не стою.
         Тебя не обожгутъ горяч³я уста...
         Монахиня цвѣтокъ, ты дивно такъ чиста
         Своею свѣтлою, нездѣшней чистотою!
         Молитва, мнится мнѣ, твой каждый ароматъ;
         Ты обращаться въ прахъ не можешь, умирая!
         Но, тѣни бѣлыя - цвѣсти въ селеньяхъ рая,
         Къ Владычицѣ небесь - цвѣты твои летятъ.
  
                   Сказка.
  
         Дождикъ... Тучи на небѣ нависли
         Непроглядной сѣрой пеленой...
         Милый другь, мои печальны мысли,
         Милый другь! Мнѣ холодно одной.
         Приходи! Полна истомной ласки,
         Я къ тебѣ склонюся на плечо,
         И подъ шопотъ старой, чудной сказки
         Будетъ намъ мечтаться горячо.
         Оба сказкѣ мы съ тобой повѣримъ...
         Унесемся въ дивный край мечтой,
         Гдѣ стоитъ блестящ³й солнцевъ теремъ,
         И гуляетъ мѣсяцъ золотой.
         Тамь играють гусли-самогуды
         Пѣсни, слаще пѣсенъ соловья,
         На деревьяхъ листья - изумруды,
         А людей - всего лишь ты да я!
         Тамъ, тебя цѣлуя сладко, жадно,
         Я отдамъ тебѣ мою любовь;
        &nbs

Другие авторы
  • Губер Эдуард Иванович
  • Де-Санглен Яков Иванович
  • Хаггард Генри Райдер
  • Барро Михаил Владиславович
  • Волкова Мария Александровна
  • Брежинский Андрей Петрович
  • Совсун Василий Григорьевич
  • Флобер Гюстав
  • Сумароков Панкратий Платонович
  • Достоевский Михаил Михайлович
  • Другие произведения
  • Горький Максим - Материалы по царской цензуре о заграничных изданиях сочинений М. Горького и иностранной литературе о нем
  • Брюсов Валерий Яковлевич - Смысл современной поэзии
  • Бестужев Николай Александрович - Гибралтар
  • Берг Николай Васильевич - Гладиатор
  • Загуляев Михаил Андреевич - М. А. Загуляев: биографическая справка
  • Брик Осип Максимович - Разгром Фадеева
  • Плеханов Георгий Валентинович - Торжество социалистов революционеров
  • Татищев Василий Никитич - История Российская. Часть I. Глава 27
  • Мейхью Август - Блумсберийская красавица
  • Погорельский Антоний - Посетитель магика
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
    Просмотров: 213 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа