Главная » Книги

Полонский Яков Петрович - Стихотворения, Страница 7

Полонский Яков Петрович - Стихотворения


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

sp; 
   Любил когда-то, в эту ночь
  
  
   Как будто около меня
  
  
   Стоит и не отходит прочь.
  
  
   Я вижу - вот моя семья...
  
  
   Вот мать... вот нежная моя
  
  
   Подруга... дети... Боже мой!
  
  
   А это кто?!. Иль это бред?..
  
  
   Какой-то призрак роковой -
  
  
   В блестящей мантии скелет...
  
  
   Ужели смерть?.. Зачем она,
  
  
   Грозя, кричит: "Пылай, война!
  
  
   Враждуйте, племена всех стран!
  
  
   Вот вам республика и трон,
  
  
   И христианство, и Коран,
  
  
   Мадзини, и Наполеон!"
  
  
   Скажи, что значу я пред ней
  
  
   Со всею гордостью моей?..
  
  
   Ее десница мне на грудь
  
  
   Легла - и я, как тряпка, смят!
  
  
   Освободи, брат! дай вздохнуть!..
  
  
   Ага! да ты уж умер, брат!
  
  
   Июля 20 дня, 1855
  
  
  
  
  * * *
  
   Нет, нет! не оттого признаньем медлю я,
  
  
  Что я боюсь - она не отзовется
  
   Мне на мою любовь, холодный смех тая,
  
   Что старая печаль, как лютая змея,
  
  
  Опять в душе моей проснется!
  
   Друг! разрушать мечты уж я привык давно
  
   И сердце у меня готово к новым ранам;
  
  
  Не в первый раз мне суждено
  
  
  Быть самому себе тираном.
  
   Но... если я любим... но если с первых слов
  
  
  Она сама мне бросится на шею!..
  
  
  Сказать ли, отчего я медлю и робею?
  
   Кто перед женщиной, рыдая, пасть готов.
  
  
  Тот не готов еще назвать ее своею;
  
   Кто с юных лет страстей обуздывал язык,
  
   Кто приучен людьми не верить их участью,
  
  
  Кто к лицемерию привык -
  
  
  Тому нужна привычка к счастью.
  
   Так, если б грешнику нежданно отворен
  
  
  Был рай небесный - долго б он
  
   Не мог войти в него, растерян и смущен.
  
   Измученной душой как бы не доверяя
  
  
  Гостеприимной сени рая.
  
   1855
  
  
  
  
  ПРОСТИ
  
  
   Пора... Прости! Никто не ведал
  
  
   Глубоких тайн моих страстей,
  
  
   И никому я права не дал
  
  
   Заплакать на груди моей.
  
  
   Любви прекрасным упованьям
  
  
   Рассудком положа предел,
  
  
   Страдая сам, твоим страданьям
  
  
   Я отозваться не хотел.
  
  
   Искал я счастья, но поверить
  
  
   Не смел я счастью своему;
  
  
   Мне было легче лицемерить,
  
  
   Чем верить сердцу твоему.
  
  
   <1855>
  
  
  
  
  ЗВЕЗДЫ
  
  
  
  Посреди светил ночных,
  
  
  
  Далеко мерцающих,
  
  
  
  Из туманов млечными
  
  
  
  Пятнами блуждающих
  
  
  
  И переплывающих
  
  
  
  Небеса полярные,
  
  
  
  Новые созиждутся
  
  
  
  Звезды светозарные.
  
  
  
  Так и вы, туманные
  
  
  
  Мысли, тихо носитесь,
  
  
  
  И неизъяснимые
  
  
  
  В душу глухо проситесь,
  
  
  
  Так и вы над нашими
  
  
  
  Темными могилами
  
  
  
  Загоритесь некогда
  
  
  
  Яркими светилами.
  
  
  
  <1856>
  
  
  
   И. С. АКСАКОВУ
  
   Когда мне в сердце бьет, звеня, как меч тяжелый,
  
  
  Твой жесткий, беспощадный стих,
  
   С невольным трепетом я внемлю невеселой,
  
  
  Холодной правде слов твоих.
  
   В негодование души твоей вникая,
  
  
  Собрат, пойму ли я тебя?
  
   На смелый голос твой откликнуться желая,
  
  
  Каким стихом откликнусь я?
  
   Не внемля шепоту соблазна, строгий гений
  
  
  Ведет тебя иным путем,
  
   Туда, где нет уже ни жарких увлечений,
  
  
  Ни примирения со злом.
  
   И если ты блуждал - с тобой мы врознь блуждали:
  
  
  Я силы сердца не щадил;
  
   Ты - не щадил труда; и оба мы страдали:
  
  
  Ты больше мыслил, я - любил.
  
   Общественного зла ты корень изучая,
  
  
  Стоял над ним с ножом, как врач;
  
   Я выжал сок его, пил - душу отравляя
  
  
  И заглушая сердца плач.
  
   К чему оно влеклось, кого оно согрело?
  
  
  Зачем измучено борьбой?
  
   О брат! пойму ли я при звуках лиры, смело,
  
  
  Законно поднятой тобой?
  
   Быть может, знать добро не значит зла не видеть,
  
  
  Любить - не значит тосковать...
  
   Что искренно нельзя и тьмы возненавидеть
  
  
  Тому, кто сам не мог сиять...
  
   Вот почему, когда звенит, как меч тяжелый,
  
  
  Твой жесткий, беспощадный стих,
  
   С невольным трепетом я внемлю невеселой,
  
  
  Холодной правде слов твоих.
  
   Июнь 1856. СПб.
  
  
  
   НА ПУТИ ИЗ ГОСТЕЙ
  
  
  Славный мороз. Ночь была бы светла
  
  
   Да застилает сиянье
  
  
  Месяца душу гнетущая мгла -
  
  
   Жизни застывшей дыханье.
  
  
  Слышится города шорох ночной,
  
  
  Снег подметенный скрипит под ногой...
  
  
  Дальних огней вижу мутные звезды,
  
  
   Да запертые подъезды...
  
  
  
  Боже мой! боже мой!
  
  
   Поздно приду я домой!
  
  
  Что же в гостях удержало меня?
  
  
   Или мне было привольно
  
  
  В сладком забвеньи бесплодного дня
  
  
   Мучить себя добровольно?
  
  
  Скучно и глупо без цели болтать...
  
  
  И не охотник я в карты играть, -
  
  
  Даже, признаться, не радует ужин;
  
  
   Да и кому я там нужен!
  
  
  
  Боже мой! боже мой!
  
  
   Поздно приду я домой!
  
  
  Мери сегодня была весела
  
  
   И грациозно-любезна;
  
  
  Но хоть она и умна и мила -
  
  
   Нравится ей бесполезно.
  
  
  Слушать - так, право, на горе мое,
  
  
  Бредит героями... но до нее
  
  
  Мне далеко, потому что невеста
  
  
   Ищет доходного места.
  
  
  
  Боже мой! боже мой!
  
  
   Поздно приду я домой!
  
  
  Олимпиада простее сестры...
  
  
   Впрочем - глаза с поволокой,
  
  
  Листа играет; во время игры
  
  
   Пальцы взлетают высоко,
  
  
  Клавиши так и стучат и гремят...
  
  
  Все, будто в страхе каком-то, молчат...
  
  
  Правду сказать, мастера ее руки
  
  
   На музыкальные штуки!
  
  
  
  Боже мой! боже мой!
  
  
   Поздно приду я домой!
  
  
  Виктор стихи нам сегодня прочел:
  
  
   Дамы остались довольны;
  
  
  Только старик отчего-то нашел,
  
  
   Что чересчур мысли вольны.
  
  
  Что молодежь нынче стала писать
  
  
  Так, что не следует вслух и читать,
  
  
  Вот и прочел я стихи эти снова, -
  
  
   Ну, и не понял ни слова!
  
  
  
  Боже мой! боже мой!
  
  
   Поздно приду я домой!
  
  
  Гости бывают там разных сортов:
  
  
   В дом приезжают - вертятся,
  
  
  И комплимент у них мигом готов,
  
  
   Из дому едут - бранятся.
  
  
  Что занимает их - трудно понять,
  
  
  Всё обо всем они могут сказать;
  
  
  Каждый себя самолюбьем измучил,
  
  
   Каждому каждый наскучил.
  
  
  
  Боже мой! боже мой!
  
  
   Поздно приду я домой!
  
  
  В люди как будто невольно идешь:
  
  
   Все будто ищешь чего-то,
  
  
  Вот-вот не нынче, так завтра найдешь...
  
  
   Одолевает зевота,
  
  
  Скука томит... А проклятый червяк
  
  
  В сердце уняться не хочет никак:
  
  
  Или он старую рану тревожит,
  
  
   Или он новую гложет.
  
  
  
  Боже мой! боже мой!
  
  
   Поздно приду я домой!
  
  
  Много есть чудных, прекрасных людей,
  
  
  Светлых умом и вполне благородных,
  
  
   Но и они, вроде бледных теней,
  
  
  Меркнут душою в гостиных холодных.
  
  
   Есть у нас так называемый свет,
  
  
  Есть даже люди, а общества нет:
  
  
  Русская мысль в одиночку созрела.
  
  
   Да и гуляет без дела.
  
  
  
  Боже мой! боже мой!
  
  
   Поздно приду я домой!
  
  
  Вот, вижу, дворник сидит у ворот,
  
  
   В шубе да в шапке лохматой:
  
  
  Точно медведь; на усах его лед,
  
  
   Снег в бороде, в рукавице лопата...
  
  
  Спит ли он, так ли, прижавшись, сидит
  
  
  Думает думу, морозы бранит.
  
  
  Или, как я же, бесплодно мечтает,
  
  
   Или меня поджидает?
  
  
  
  Боже мой! боже мой!
  
  
   Поздно приду я домой!
  
  
  <1856>
  
  
  
  
  ТУМАН
  
   Какой туман! ни солнца нет, ни тучи!
  
   Деревья облеклись в какой-то дым плавучий;
  
   И тянется сырой, бревенчатый забор
  
   Вдоль грязной улицы, обманывая взор...
  
   Вот нашей осени унылая картина!
  
   Нет, что ни говори, здесь грустно без хлопот;
  
   Меня здесь под ярмо сама природа гнет...
  
   Недаром - эта блажь, бессонница, кручина,
  
   Холодный сон души, или страстей обман,
  
   Иль робость школьника, который перед носом
  
   Учителя стоит, запуганный вопросом;
  
   Недаром иногда сквозь сеющий туман
  
   Все, чем жила душа, мне кажется хаосом.
  
   О, где ты? где, покинутая мной
  
   В те дни, когда я жил не сердцем, а мечтой
  
   И к подвигам себя берег в часы досуга? -
  
   Откликнись! воротись, утешь названьем друга! -
  
   Но - я на севере, а ты под солнцем юга -
  
   И мой тяжелый вздох к тебе не долетит.
  
   1856
  
  
  
   НОЧЬ В КРЫМУ
  
  
   Помнишь, лунное мерцанье,
  
  
   Шорох моря под скалой,
  
  
   Сонных листьев колыханье,
  
  
   И цынцырны {*} стрекотанье
  
  
   За оградой садовой;
  
  
   {* Цынцырна - татарское слово,
  
  
   то же, что цикада. Прим. авт.)}
  
  
   В полумгле нагорным садом
  
  
   Шли мы, - лавр благоухал;
  
  
   Грот чернел за виноградом,
  
  
   И бассейн под водопадом
  
  
   Переполненный звучал;
  
  
   Помнишь, свежее дыханье,
  
  
   Запах розы, говор струй -
  
  
   Всей природы обаянье,
  
  
   И невольное слиянье
  
  
   Уст в нежданный поцелуй.
  
  
   Эта музыка природы,
  
  
   Эта музыка души
  
  
   Мне в иные, злые годы,
  
  
   После бурь и непогоды,
  
  
   Ясно слышалась в тиши.
  
  
   Я внимал - и сердце грелось
  
  
   С юга веющим теплом,
  
  
   Легче верилось и пелось...
  
  
   Я внимал - и мне хотелось
  
  
   Этой музыки во всем...
  
  
   <1857>
  
  
  
   А. Н. МАЙКОВУ
  
  
  
  Ответ на стихи его:
  
   "Полонский! суждено опять судьбою злою..."
  
  
   Как, ты грустишь? - помилуй бог!
  
  
   Скажи мне, Майков, как ты мог,
  
  
   С детьми играя, тихо гладя
  
  
   Их по головке, слыша смех
  
  
   Их вечно-звонкий, вспомнить тех,
  
  
   Чей гений пал, с судьбой не сладя,
  
  
   Чей труд погиб...
  
  
  
  
  
  Как мог ты, глядя
  
  
   На северные небеса,
  
  
   Вдруг вспомнить Рима чудеса,
  
  
   Проникнуться воспоминаньем,
  
  
   Вообразить, что я стою
  
  
   Средь Колизея, как в раю,
  
  
   И подарить меня посланьем?
  
  
   Мне задушевный твой привет
  
  
   Был освежительно-отраден.
  
  
   Но я еще не в Риме, нет!
  
  
   В окно я вижу Баден-Баден,
  
  
   И тяжело гляжу на свет.
  
  
   Хоть мне здорово и приятно
  
  
   Парным питаться молоком,
  
  
   Дышать нетопленным теплом
  
  
   И слушать музыку бесплатно;
  
  
   Но - если б не было руин,
  
  
   Плющом повитых, луговин
  
  
   Зеленых, гор, садов, скамеек,
  
  
   Холмов и каменных лазеек, -
  
  
   Здесь на меня нашел бы сплин -
  
  
   Так надоело мне гулянье,
  
  
   Куда, расхаживая лень,
  
  
   Хожу я каждый божий день
  
  
   На равнодушное свиданье,
  
  
   И где встречаю, рад не рад,
  
  
   При свете газовых лампад,
  
  
   Американцев, итальянцев,
  
  
   Французов, англичан, голландцев,
  
  
   И немцев, и немецких жен,
  
  
   И всем известную графиню,
  
  
   И полурусскую княгиню,
  
  
   И русских множество княжен.
  
  
   Но в этих встречах мало толку,
  
  
   И в разговорах о ничем
  
  
   Ожесточаюсь я умом,
  
  
   А сердцем плачу втихомолку.
  
  
   И эта жизнь меня томит,
  
  
   И этот Баден, с этим миром,
  
  
   Который вкруг меня шумит,
  
  
   Мне кажется большим трактиром,
  
  
   В котором каждый божий час
  
  
   Гуляет глупость напоказ.
  
  
   А ты счастливец! - любишь ты
  
  
   Домашний мир. Твои мечты
  
  
   Не знают роковых стремлений;
  
  
   Зато как много впечатлений
  
  
   Проходит по душе твоей,
  
  
   Когда ты с удочкой своей,
  
  
   Нетерпеливый, вдохновенный,
  
  
   Идешь на лов уединенный.
  
  
   Или, раздвинув тростники,
  
  
   Над золотистыми струями
  
  
   Стоишь - протер свои очки -
  
  
   И жадными следишь глазами,
  
  
   Как шевелятся поплавки.
  
  
   И весь ты страстное вниманье...
  
  
   Вот - гнется удочка дугой,
  
  
   Кружится рыбка над водой -
  
  
   Плеск - серебро и трепетанье...
  
  
   О, в этот миг перед тобой
  
  
   Что значит Рим и все преданья,
  
  
   О

Другие авторы
  • Скалдин Алексей Дмитриевич
  • Григорьев Петр Иванович
  • Тепляков Виктор Григорьевич
  • Минаков Егор Иванович
  • Козырев Михаил Яковлевич
  • Кун Николай Альбертович
  • Чулков Георгий Иванович
  • Гладков А.
  • Бажин Николай Федотович
  • Рубрук Гийом
  • Другие произведения
  • Франковский Адриан Антонович - Жюль Ромэн. Белое вино ла Виллет
  • Сумароков Александр Петрович - Загадки
  • Кирпичников Александр Иванович - Геллерт, Христиан
  • Уоллес Эдгар - Шестое чувство Ридера
  • Кузьмина-Караваева Елизавета Юрьевна - Истоки творчества
  • Вронченко Михаил Павлович - Предисловие М. П. Вронченко к переводу "Макбета"
  • Туманский Василий Иванович - Туманский В. И.: Биобиблиографическая справка
  • Минаев Дмитрий Дмитриевич - Иль мало нас?!
  • Корнилович Александр Осипович - Записки, 1828—1832
  • Введенский Иринарх Иванович - О переводах романа Теккерея "Vanity Fair" в "Отечественных записках" и "Cовременнике"
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
    Просмотров: 176 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа