Главная » Книги

Полонский Яков Петрович - Стихотворения, Страница 4

Полонский Яков Петрович - Стихотворения


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

  
   По старине, в саду, в тени кудрявых лоз,
  
   Ты любишь пить с веселыми гостями
  
   И уставлять ковры букетами из роз!
  
   И весело тебе, когда рабы сбирают
  
   Ваш виноград - когда по целым дням
  
   В давильнях толкотня - и мутные стекают
  
   Струи вина, журча по длинным желобам...
  
   Ты любишь пулями встречать гостей незваных -
  
   Лезгин, из ближних гор забравшихся в сады,
  
   И любишь гарцевать, когда толпой на рьяных
  
   Конях спешите вы на пир в Аллаверды.
  
   И весело тебе, что твой кинжал с насечкой,
  
   Что меткое ружье в оправе дорогой -
  
   И что твой конь звенит серебряной уздечкой,
  
   Когда он ржет и пляшет под тобой.
  
   И любишь ты встречать, неведомый доныне,
  
   В теплицах Севера воспитанный цветок;
  
   _Она_ {*} у вас теперь цветет в родной долине,
  
   {* Княгиня А. И. Чавчавадзе, урожденная
  
   княжна Грузинская. (Прим. авт.)}
  
   И не скрывается, чтоб каждый видеть мог,
  
   Чтоб каждый мог забыть, смотря с благоговеньем
  
   На кроткие небесные черты,
  
   И праздность - и вино с его самозабвеньем -
  
   И месть - и ненависть - и буйные мечты.
  
   <1849>
  
  
  
  
  АГБАР
  
  
  
  
   1
  
  
  Крадется ночью татарин Агбар
  
  
  К сакле, заснувшей под тенью чинар.
  
  
  Вот миновал он колючий плетень;
  
  
  Видит, на сакле колышется тень.
  
  
  Как не узнать ему, - даром что ночь,
  
  
  Как не узнать Агаларову дочь! {*}
  
  
  {* Агалары - татары-помещики. (Прим. авт.)}
  
  
  Мрачно. В ауле огней не видать;
  
  
  Лютые псы перестали ворчать.
  
  
  Ясные звезды потупили взор -
  
  
  Слушают звезды ночной разговор.
  
  
  "Солнце мое! - стал Агбар говорить. -
  
  
  Я за тебя рад себя погубить!"
  
  
  "Что ж ты! зачем не украдешь меня?" -
  
  
  "Рад бы украсть я, - да нету коня...
  
  
  Завтра пошлю я к отцу твоему,
  
  
  Бедный калым {*} предложу я ему.
  
  
  {* Калым - подарки жениха отцу
  
  
  невесты. (Прим. авт.)}
  
  
  Двадцать последних монет серебра,
  
  
  Пару волов, два узорных ковра..."
  
  
  "Тише!.. Прощай!" - И во мраке чинар
  
  
  Скрылся проворный татарин Агбар.
  
  
  
  
   2
  
  
  Солнце печет темя каменных гор.
  
  
  Голову клонит на мягкий ковер.
  
  
  И отдыхает под тенью чинар
  
  
  В шапке косматой старик Агалар.
  
  
  Неподалеку, в закрытых сенях,
  
  
  Жены мотают шелки на станках.
  
  
  Возле на камне старуха сидит,
  
  
  Сдвинула брови и в землю глядит.
  
  
  "Пару волов? У меня тридцать пар!
  
  
  Что мне волы! - говорит Агалар. -
  
  
  Мало ли есть у князей табунов!
  
  
  Мало ли там дорогих жеребцов!
  
  
  Пусть уведет он, хоть в эту же ночь,
  
  
  Пару коней - я отдам ему дочь.
  
  
  Знаю, недавно проехал в Ганжу {*}
  
  
  {* Ганжа - гор. Елисаветполь. (Прим. авт.)}
  
  
  Русский чиновник, а кто - не скажу.
  
  
  Есть у него дорогое ружье...
  
  
  Бели ружье это будет мое,
  
  
  Если украдет хоть в эту же ночь,
  
  
  Пусть принесет - я отдам ему дочь.
  
  
  Мало того, есть купец армянин...
  
  
  Деньги везет, - едет сдуру один..."
  
  
  И усмехнувшись, лукавый старик
  
  
  Начал дремать - головою поник.
  
  
  Встала старуха, накрылась чадрой
  
  
  И поплелась потихоньку домой.
  
  
  
  
   3
  
  
  Светит луна, как далекий пожар;
  
  
  Ветер качает вершины чинар;
  
  
  Листья чинар беспокойно шумят;
  
  
  Лютые псы у соседа ворчат.
  
  
  Вновь на свиданье Агбар удалой
  
  
  Крадется к сакле знакомой тропой.
  
  
  Жаркое сердце забилось в груди -
  
  
  Кто мог шепнуть ей: красавица, жди!
  
  
  Ясные звезды потупили взор -
  
  
  Слушают звезды ночной разговор:
  
  
  "Где пропадал ты? возлюбленный мой!" -
  
  
  "Я не пропал - я пришел за тобой".
  
  
  "Каждую ночь я ходила сюда...
  
  
  Милый! - скажи мне - какая беда?"
  
  
  "В эту неделю украл я коня;
  
  
  Добрый товарищ нас ждет у плетня;
  
  
  В эту неделю украл я ружье;
  
  
  Да не в ружье все богатство мое!
  
  
  Им я убил армянина купца...
  
  
  Деньги достал по совету отца.
  
  
  Им и отца я убью в эту ночь,
  
  
  Если украсть помешает мне дочь..."
  
  
  <1849>
  
  
  
  
  В ИМЕРЕТИИ
  
  
   Риона шум и леса тень,
  
  
   Плющ, виноград и цвет граната,
  
  
   Прохладный ключ и знойный день,
  
  
   И воздух, полный аромата,
  
  
   Кругом лесистые холмы,
  
  
   Хребты, покрытые снегами, -
  
  
   Надолго ль встретилися мы?
  
  
   Надолго ль я останусь с вами?
  
  
   Или, как мимолетный сон,
  
  
   Мелькнули вы передо мною -
  
  
   И мне уже определен
  
  
   Безвестный путь... или судьбою
  
  
   Мне будет снова суждено
  
  
   Сюда надолго возвратиться -
  
  
   И тем, что временно дано,
  
  
   Уже навеки насладиться?
  
  
   И не того бы я хотел...
  
  
   На лоне матери-природы
  
  
   В труде разумном бы провел
  
  
   Я увядающие годы,
  
  
   И здесь иные семена,
  
  
   Иные мысли б я посеял;
  
  
   Тебя бы, дивная страна,
  
  
   В уме и сердце я лелеял!
  
  
   Когда же под безвестный кров
  
  
   Взойдет земляк с страны родимой -
  
  
   Его б в тени моих садов
  
  
   Встречал я мыслию любимой;
  
  
   Я б говорил: иди сюда -
  
  
   Взгляни, как радостно слиянье
  
  
   Природы дивной и труда
  
  
   Без угнетенья и страданья!
  
  
   Кутаис. Мая 23, 1850
  
  
   НАД РАЗВАЛИНАМИ В ИМЕРЕТИИ
  
  
   Когда на листья винограда
  
  
   Слетала влажная прохлада
  
  
   С недосягаемых вершин;
  
  
   Когда вечерний звон Гелата
  
  
   В румяных сумерках заката,
  
  
   Смутив пустыни грустный сон,
  
  
   Перелетал через Рион, -
  
  
   Здесь, на кладбищах, позабытых
  
  
   Потомством, посреди долин,
  
  
   Во мгле плющами перевитых
  
  
   Каштанов, лавров и раин {*},
  
  
   {* Раина - дерево. (Прим. авт.)}
  
  
   Мне снился рой теней, покрытых
  
  
   Струями крови, пылью битв, -
  
  
   Мужей и жен, душой сгоревших
  
  
   В страстях - и в небо улетевших,
  
  
   Как дым, без мысли и молитв...
  
  
   Но тщетно посреди видений
  
  
   Мой ум наставника искал:
  
  
   В их тесноте народный гений
  
  
   Лучом бессмертья не сиял!
  
  
   И проносился рой духов,
  
  
   Как бы ища своих следов,
  
  
   Над прахом тел, давно истлевших,
  
  
   Под грудами не уцелевших
  
  
   Соборов, башен и дворцов.
  
  
   В устах, для мира охладевших,
  
  
   На все звучал один ответ:
  
  
   "Здесь было царство - царство пало...
  
  
   Мы жили здесь - и нас не стало...
  
  
   Но не скорби о нас, поэт!
  
  
   Мы пили в жизни полной чашей;
  
  
   Но вам из гроба своего,
  
  
   В усладу бедной жизни вашей,
  
  
   Не завещали ничего!.."
  
  
   И пронеслись... Но сквозь туманы
  
  
   Протекших лет передо мной
  
  
   Неотразимой красотой
  
  
   Мелькает образ Дареджаны...1
  
  
   В ее глазах - любовь и мгла,
  
  
   Тоска на мраморе чела,
  
  
   В груди огонь желаний скрытых -
  
  
   И возмутительных страстей
  
  
   Зараза -и коварный змей
  
  
   В улыбке уст полураскрытых.
  
  
   1850 (Кутаис)
  
  
  НОЧЬ НА ВОСТОЧНОМ БЕРЕГУ ЧЕРНОГО МОРЯ
  
   Чу! - выстрел - встань! Быть может, нападенье...
  
   Не разбудить ли казаков?..
  
   Быть может, пароход заходит в укрепленье
  
   Подать письмо с родимых берегов.
  
   Открой окно! - Ни зги! Желанных парусов
  
   Кто в эту ночь увидит приближенье?
  
   Луну заволокла громада облаков. -
  
   Не гром ли? - Нет - не гром - игра воображенья...
  
   - Зачем проснулись мы, увы, кто скажет нам!
  
   Одни валы шумят и плачут без ответа...
  
   Так часто, в наши дни, в немой душе поэта
  
   Проходят образы, незримые очам,
  
   Но вожделенные - подобно парусам,
  
   Идущим в пристань до рассвета.
  
   Пароход "Тамань". 1850
  
  
  
   САЯТ-НОВА {*}
  {* Саят-Нова - аноним одного из армянских певцов прошлого столетия. (Прим. авт.)
  
   Много песков поглощают моря, унося их волнами,
  
   Но берега их сыпучими вечно покрыты песками.
  
   Много и песен умчит навсегда невозвратное время -
  
   Новые встанут певцы, и услышит их новое племя.
  
   Если погибну я, знаю, что мир мои песни забудет;
  
   Но для тебя, нежный друг мой, другого певца уж
  
  
  
  
  
  
  
  не будет.
  
   Если погибну я, знаю, что свет не заметит утраты;
  
   Ты только вспомнишь те песни, под звуки которых
  
  
  
  
  
  
  
  цвела ты.
  
   Я просветил твое сердце - а ты, ты мой ум
  
  
  
  
  
  
   помрачила;
  
   Я улыбаться учил - а ты плакать меня научила.
  
   Так, если смолкну я, страстно любя тебя, друг
  
  
  
  
  
  
   благородный,
  
   Где - разреши мне последний вопрос мой, - где
  
  
  
  
  
  
   будет холодный
  
   Прах мой покоиться? там ли - в далеких пределах
  
  
  
  
  
  
  
  чужбины,
  
   Здесь ли, в саду у тебя, близ тебя, под навесом
  
  
  
  
  
  
  
   раины?..
  
   1851
  
  
   ТАМАРА И ПЕВЕЦ ЕЕ ШОТА РУСТАВЕЛЬ
  
   В Замке Роз {*}, под зеленою сенью плющей,
  
   {* Замок Роз - по-грузински Вардис-цихе -
  
   развалины его невдалеке от Кутаиса. (Прим. авт.)}
  
   В диадеме, на троне Тамара сидит.
  
   На мосту слышен топот коней;
  
   Над воротами сторож трубит;
  
   И толпа ей покорных князей
  
   Собирается к ней.
  
   О внезапной войне им она говорит -
  
   О грозе, что с востока идет,
  
   И на битву их шлет,
  
   И ответа их ждет,
  
   И как солнце красою блестит.
  
   Молодые вожди, завернув в башлыки
  
   Свои медные шлемы, - стоят -
  
   И внимают тому, что отцы старики
  
   Ей в ответ говорят.
  
   В их толпе лишь один не похож на других -
  
   И зачем во дворец,
  
   В византийской одежде, мечтательно тих,
  
   В это время явился певец?
  
   Не царицу Иверии в сонме князей,
  
   Божество красоты молча видит он в ней -
  
   Каждый звук ее голоса в нем
  
   Разливается жгучим огнем,
  
   Каждый взгляд ее темных очей
  
   Зарождает в нем тысячу змей,
  
   И - восторженный - думает он:
  
   Не роскошный ли видит он сон...
  
   И какой нужно голос иметь,
  
   Чтоб Тамару воспеть?..
  
   Вдохновенным молчаньем своим
  
   Показался он странен другим.
  
   И упал на него испытующий взгляд,
  
   И насмешки мучительный яд
  
   В его сердце проник - и, любовью палим
  
   И тоскою томим,
  
   Из дворца удалиться он рад.
  
   Отпустили толпу; сторож громко трубит;
  
   На мосту слышен топот копыт;
  
   На окрестных горах зажжены
  
   Роковые сигналы войны -
  
   И гонцы, улетая на борзых конях,
  
   Исчезают в окрестных горах...
  
   С грустной думой Тамара на троне сидит -
  
   Не снимает Тамара венца -
  
   Провожает глазами толпу - и велит
  
   Воротить молодого певца.
  
   И послышался царственный голос жены:
  
   "Руставель! Руставель! ты один из мужей
  
   Родился не в защиту страны;
  
   Кто не любит войны -
  
   Не являйся мне в сонме князей.
  
   Но ты любишь дела и победы мои:
  
   Я готова тебя при дворе принимать.
  
   Меньше пой о любви -
  
   О безумной любви - и тебя награждать
  
   Я готова за песни твои".
  
   И, бледнея, поник Руставель головой
  
   Перед гордой царицей обширных земель.
  
   И, смутившись душой,
  
   Как безумец, собой
  
   Не владея, сказал Руставель:
  
   "О царица! чтоб не был я в сонме князей,
  
   Навсегда удалиться ты мне повели -
  
   Все равно! - образ твой
  
   Унесу я с собой
  
   До последних пределов земли.
  
   Буду петь про любовь - ты не станешь внимать -
  
   Но клянусь! - на возвышенный голос любви
  
   Звезды будут лучами играть,
  
   И пустыня, как нежная мать,
  
   Мне раскроет объятья свои!
  
   Удаляюсь - прости! Без обидных наград
  
   Довершу я созданье мое:
  
   Но его затвердят
  
   Внуки наших внучат -
  
   Да прославится имя твое!"
  
   12 февраля 1851
  
  
  
   КН. С. А. Г-НОЙ
  
  
   У нее, как у гитаны,
  
  
   Взгляд как молния блестит;
  
  
   Как у польской резвой панны,
  
  
   Голос ласково звучит;
  
  
   Как у юноши от раны,
  
  
   Томен цвет ее ланит.
  
  
   Есть возможность не влюбиться
  
  
   В красоту ее очей,
  
  
   Есть возможность не смутиться
  
  
   От приветливых речей,
  
  
   Но других любить решиться
  
  
   Нет возможности при ней.
  
  
   5 марта 1851
  
  
  
   ВЫБОР УСТАБАША {*}
  {* Уста-баш - то же, что голова или старшина. (Прим. авт.)}
  
  
   Базары спят... Едва взошла
  
  
   Передрассветная денница. -
  
  
   И что за шум на той горе!
  
  
   Тифлисских нищих на заре
  
  
   Куда плетется вереница?
  
  
   Как будто на церковный звон
  
  
   Слепца ведет его вожатый,
  
  
   Как будто свадьбы ждать богатой
  
  
   Или богатых похорон
  
  
   К монастырю бредут босые
  
  
   В косматых шапках старики,
  
  
   Сложить на камни гробовые
  
  
   Свои порожние мешки.
  
  
   Не за копеечной добычей -
  
  
   Чтоб завести иной обычай,
  
  
   К монастырю, на этот раз,
  
  
   Ватага нищих собралась.
  
  
   Иная мучит их забота:
  
  
   Забыв про медные гроши,
  
  
   Они шумят: "Вай, вай! кого-то
  
  
   Мы изберем в уста-баши!.."
  
  
   Восстав от сна, Тифлис хохочет
  
  
   Над их оборванной толпой;
  

Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
Просмотров: 157 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа