Главная » Книги

Остолопов Николай Федорович - Стихотворения, Страница 2

Остолопов Николай Федорович - Стихотворения


1 2 3 4 5 6 7

p; 
  
  
  Я, право, чуть стерпел".
  
  
  
  Венера, улыбнувшись,
  
  
  
  Такой дала ответ:
  
  
  
  "Амур! ты сам походишь
  
  
  
  На дерзкую пчелу:
  
  
  
  Хоть мал, но производишь
  
  
  
  Ужасную ты боль".
  
  
  
  <1804>
  
  
   182. МАША, ИЛИ ВРЕМЯ ВСЕГДА ОДНО
  
  
  
  
   Agli amanti infelici
  
  
  
  
   Sono secoli i momenti e sono istantl
  
  
  
  
   I lunghi giorni: ai fortunati amanti.
  
  
  
  
  
  
  
  
   Metastas {*}
  {* Несчастливым влюбленным минуты кажутся веками, счастливым влюбленным долгие годы кажутся мгновениями. Метастазия (итал.). - Ред.}
  
  
  
  Вчера под ветвями древес
  
  
  
  Развесистых, пушистых,
  
  
  
  Как лучезарный царь небес
  
  
  
  Уже в водах сокрылся чистых,
  
  
  
  Я милой Маши дожидался.
  
  
  
  Тогда покоился весь мир
  
  
  
  В объятьях сладостных Морфея;
  
  
  
  Не спал игривый лишь Зефир,
  
  
  
  Желанье будто бы имея
  
  
  
  Поцеловать любезну Машу,
  
  
  
  Луна уж на горах была
  
  
  
  И свет повсюду разливала;
  
  
  
  Но Маша всё еще не шла,
  
  
  
  Несносна грусть меня терзала,
  
  
  
  И сердце билось, сильно билось.
  
  
  
  Не безрассудно ль говорят,
  
  
  
  Тогда я мыслил, человеки,
  
  
  
  Что как мгновения летят
  
  
  
  Не только годы, даже веки
  
  
  
  И все, как призрак, исчезают.
  
  
  
  Сие тогда я отвергал:
  
  
  
  Без Маши каждое мгновенье
  
  
  
  Я доле века почитал
  
  
  
  И сделал тотчас заключенье,
  
  
  
  Что крылий не имеет время.
  
  
  
  Но что белеется вдали?..
  
  
  
  Не ангела ль я созерцаю?
  
  
  
  Не божество ли на земли?
  
  
  
  Не Машу ль!.. Так! - уже лобзаю
  
  
  
  Я грудь ее белоатласну.
  
  
  
  Мы сели - и какой восторг
  
  
  
  По нашим чувствам разливался!
  
  
  
  Какой, какой счастливый бог
  
  
  
  Тогда со мною бы сравнялся!..
  
  
  
  Ах, Маша! ты богинь прелестней!
  
  
  
  Не знаю, долго ль с ней сидел,
  
  
  
  Не знаю, долго ль восхищался,
  
  
  
  Но вдруг... уж солнце я узрел...
  
  
  
  Исчезло всё, чем утешался...
  
  
  
  Я должен был расстаться с Машей!
  
  
  
  Расставшись с милою моей,
  
  
  
  Какую ощутил скорбь люту!
  
  
  
  Я мнил, что находился с ней
  
  
  
  Стократно меньше, чем минуту!
  
  
  
  Восторги все мне сном казались.
  
  
  
  Тогда я истинно узнал,
  
  
  
  Что время всё одно бывает,
  
  
  
  И с горестью в душе сказал:
  
  
  
  "Оно свой ход не пременяет;
  
  
  
  В нем разность - наше положенье".
  
  
  
  <1804>
  
  
  
   183. ЛЬВЫ И ОСЕЛ
  
  
  
   Двум гордым Львам,
  
   Которым не было совсем причины вздорить,
  
  
   О храбрости пришло на ум поспорить.
  
  
  
  Дав волю наперед словам,
  
  
  
  Два сильные сии героя
  
  
  
   Дошли уж и до боя;
  
  
  
   Покрыла землю кровь,
  
  
  
   Стон воздух наполняет,
  
   И каждый их удар лишь злость воспламеняет
  
   И с большей яростью велит им драться вновь.
  
  
   Желая ж кончить спор скорее,
  
   Напружились они в последний раз сильнее...
  
  
  
  
  Как вдруг
  
  
  
  
  Их слух
  
  
   Ужасный хохот поражает:
  
   Львы глядь - Осел стоит, со смеху помирает,
  
  
  Кривляется Осел и дразнит Львов.
  
   Тут Львы опомнились. "Не стыдно ль нам? -
  
  
  
  
  
  
  
  сказали, -
  
  
   На то ли кровь мы проливали,
  
   На то ли мучились, чтобы смешить Ослов?"
  
   О вы, которые Природою благою
  
   Назначены пленять умом и остротой,
  
   Любимцы муз! зачем всегдашнею враждою
  
   Глупцов увеселять за собственный покой?
  
   Храните дружбы вы и ненависть забудьте!
  
   Как музы все сестр_ы_ - все братьями вы будьте!
  
   <1804>
  
  
   184. ФИАЛКА И ПОДСОЛНЕЧНИК
  
  
  Фиалка из травы головку чуть казала;
  
  
   Пред ней Подсолнечник стоял
  
  
  И вечно скромницу собою затемнял.
  
  
  Фиалка, видя то, однажды так сказала
  
  
  
   Соседу своему:
  
  
  
   "Подсолнечник! к чему
  
  
  Ты солнечных лучей ко мне не допускаешь?
  
  
  
  
  Иль ты желаешь,
  
  
  Чтобы я и цвести нисколько не могла?
  
  
  Чтобы я высохла и после умерла?
  
  
  
  Или ты жалости не знаешь,
  
  
  Мой друг?.." - "Негодница! как смеешь ты
  
  
  
  
  
  
  
   просить,
  
  
  Как голос свой ко мне ты смеешь возносить?
  
  
  Тебе назначено расти и быть чуть зримой;
  
  
  
   Терпи лишь и молчи!
  
  
  
  А я, я Феба сын любимый,
  
  
  Я стану ли с тобой делить его лучи,
  
  
  
  С такою низкою, презренной!
  
  
  Тебе ли здесь цвести? Где я, краса вселенной,
  
  
  
   Тебе тут места нет!"
  
  
  Едва Подсолнечник окончил свой ответ,
  
  
  Вдруг ветер засвистал; Фиалка приклонилась,
  
  
  И ветер пролетел - Фиалка распрямилась
  
  
   И что же видит пред собой?
  
  
   Подсолнечник, который красотой
  
  
  
   И силою гордился
  
  
  
   И всех пренебрегал,
  
  
  
  У корня своего сломился
  
  
  
  И сам к ее ногам упал!
  
  
   Вельможи гордые! здесь вам урок!
  
  
   Вы сильны, но и вас сильнее рок!
  
  
   Кого вы гоните, пред кем гордитесь,
  
  
  
   Быть может, завтра с тем сравнитесь.
  
  
  <1805>
  
  
  
   185. ГЕРО И ЛЕАНДР
  
  
  
   На сопротивных берегах
  
  
  
  
   Леандр и Геро жили;
  
  
  
   Давно уже в сердцах
  
  
  
  Они взаимную любовь носили,
  
  
  
  Которую Нептун лишь разрывал. {*}
  
  
  
   "Любезная! - Леандр сказал. -
  
  
  
   Ужель безжалостное море
  
  
  Век будет умножать мои напасти, горе?
  
  
  
   Пускай пожрет оно меня!
  
   10
  
  И здесь умру я без тебя!
  
  
  Мои все чувствия исполнены тобою;
  
  
  Пусть смертью приведет оно меня к покою!
  
  
  
   Смерть для несчастного - не зло,
  
  
  О ты, которую оно произвело
  
  
  
  Из недр своих, Венера милосердна!
  
  
  
   На токи слез моих воззри!
  
  
  Да не послужит мне сия могилой бездна,
  
  
  
   Ее поверхность усмири!"
  
  
  Сказав сие, Леандр от брега удалился.
  
   20
  
  Плывет - и ночь и тишина
  
  
  Благоприятствуют; надеждою полна
  
  
  Душа его, и он нимало не страшился.
  
  
  
   "О боги сих морей!
  
  
  Вернейшего любовника спасите,
  
  
  
   На ветры цепи наложите!
  
  
  
  Ни лютый Аквилон и ни Борей
  
  
  
  Похитить жизнь его да не посмеют!"
  
  
  
  Плывет Леандр; казалось, небеса
  
  
  
  Участие в любви его имеют,
  
   30 Он зрит уже тот брег, где юная краса
  
  
  Его с светильником на башне ожидает
  
  
  
   И все мгновения считает;
  
  
  Он зрит уже... как вдруг... о, лютый час!
  
  
  
   Светящий луч луны погас,
  
  
  
  Расторгнув цепи, ветры полетели,
  
  
  
   Вздымаясь, волны закипели,
  
  
  
   Перун весь свет сожечь стращал,
  
  
  
   И гром повсюду раздавался.
  
  
  Ах! тщетно с бурею Леандр сражался,
  
   40 Он тщетно теплые моленья воссылал:
  
  
  Их будто заглушить сей спор стихий старался,
  
  
  
   Весь ад против него восстал -
  
  
  
  
  И с жизнью он расстался.
  
  
  Погиб сей юноша, гонимый злой судьбой,
  
  
  И буря жертвы сей лишь только ожидала:
  
  
  Утихла бездна вод, утих и ветров вой,
  
  
  
   И тишина везде настала.
  
  
  
   Но что же сделалось с тобой,
  
  
  О Геро бедная, любовница несчастна!
  
   50 Зачем ты утушить любови огнь не властна!
  
  
  
   И вот она вниз с башни сходит,
  
  
  
   Едва дыханье переводит,
  
  
  
  
  Бледнеет и дрожит,
  
  
  И к месту, где души любимца ожидала,
  
  
  
   Где в мыслях счастие встречала,
  
  
  
   С какой-то робостью бежит...
  
  
  
   И, ах! не тщетно сердце билось!
  
  
  Какое зрелище глазам ее открылось!
  
  
  
  
  "Леандр! Леандр! мой друг!" -
  
   60
   Едва вскричать могла - и вдруг...
  
  
  О боги! ваше ли сие определенье,
  
  
  Чтобы прекрасное погибло так творенье?..
  
  
   С высокий нависнутой скалы,
  
  
  Что средь сердитых бурь бестрепетно стояла,
  
  
   Несчастная повергнулась в валы
  
  
  На труп любезного и с ним свой век скончала.
  
  
  
   Амур! несчастий всех творец,
  
  
  
   Злодей чувствительных сердец!
  
  
  
   За что ты обожаем нами?
  
   70 За то ль, что нас разишь безжалостно стрелами?
  
  
  
  
  За то ль, что в душу страсть
  
  
  
  
  С улыбкою вдыхаешь
  
  
  И после, чтоб явить нам божескую власть,
  
  
  
  
  Во бездну зол ввергаешь?
  
  
  
   Немилосердый Купидон!
  
  
  
   Тебе приятен плач и стон.
  
  
  
  Ах! где сии страны блаженны,
  
  
  В которых счастливо любовники живут?
  
  
  Повсюду фурии, тобою наученны,
  
  
  
  
   Сердца их рвут
  
   80
  
  И мучат тем сильнее,
  
  
  
   Чем несчастливцы те вернее!
  
  
  
  
  Но нет - пускай беда
  
  
  
   На нас стремится за бедою,
  
  
  
  И за любовь нам смерть грозит косою -
  
  
  Мы не расстанемся с любовью никогда!
  
  
  <1805>
  {* Сии любовники жили в двух городах, стоящих один против другого на Дарданелльском проливе. Абидос, азиятический город, был жилищем Леандра, а Геро жила в Сестосе. - Вольтер говорит о сих городах: "Lieux ou finit l Europe et commence l'Asie", т. е. Европы там конец и Азии начало.}
  
  
  
  
   186
  
  
   Не бушуйте, ветры буйные,
  
  
   Перестаньте выть, осенние!
  
  
   Не к тому ли вы бушуете,
  
  
   Чтобы стоны заглушить мои?
  
  
   Ах! скорей, скорей утихните!
  
  
   И без вас она не слышит их...
  
  
   Терем _милой_ далеко стоит
  
  
   За горами за высокими,
  
  
   За лесами непроходными...
  
  
   Лучше грамотку снесите к ней;
  
  
   Я слезами напишу ее,
  
  
   Я скажу ей в этой грамотке:
  
  
   Вянет травушка без солнышка,
  
  
   Сохнет сердце без любезныя,
  
  
   С ней в разлуке нет отрады мне,
  
  
   Вся отрада горьки слезы лить!
  
  
   Полетите, ветры буйные,
  
  
   Вы отдайте милой грамотку!
  
  
   Если милая вздохнет тогда,
  
  
   Принесите мне вы вздох ее!
  
  
   Но вы всё еще бушуете,
  
  
   Вы не слышите несчастного,
  
  
   Вы не внемлете мольбе его!
  
  
   Так усильтесь, ветры буйные,
  
  
   Вы умножьте бурю грозную,
  
  
   Ускорите смерть несчастного
  
  
   И развейте после прах его!
  
  
   <1805>
  
  
  
   187. ПРИЗНАНИЕ
  
   Тьфу, пропасть! как ни бьюсь, стихи на ум нейдут,
  
   И рифмы от меня и мысли прочь бегут!
  
   За что ж наказан стал теперь я небесами?
  
   Я помню, что ко мне ходили рифмы сами;
  
   Бывало, никогда совсем их не искал
  
   И целые листы не думавши писал!
  
   А ныне - боже мой! раз по сту начинаю,
  
   Хочу писать - хочу - но что писать - не знаю,
  
   И сколько сам себя я много ни люблю,
  
   10 Но, видя то, и сам себя уж не хвалю.
  
   Возьмусь ли, например, победы славить громки,
  
   О коих знать могли б и поздные потомки;
  
   Уже с Херасковым я на Парнас лечу,
  
   Как он их воспевал, подобно петь хочу;
  
   Я чистых девять сестр в пособье приглашаю,
  
   Фигуры с тропами рачительно сбираю,
  
   Хочу прославиться - и весь подлунный свет
  
   Пусть скажет обо мне: великий он поэт!
  
   Но что ж! Лишь запою... увы! я сам терзаюсь!
  
   20 Вы знаете, друзья, кому уподобляюсь:
  
   Строфами длинными читателя душу
  
   И слогом Библии реляции пишу.
  
   (Лишь раз я сочинил изрядную поэму;
  
   Скажу не хвастая: удачно выбрал тему,
  
   Петра воспел, - и двум народам угодил -
  
   И Карла и Петра везде равно хвалил.)
  
   Воспеть ли захочу торжественную оду
  
   К Христову Рождеству, на Пасху, к Нову году...
  
   Легка лишь красная бывает мне строка;
  
   30 А тут - кричу, кричу: "Взнесись за облака,
  
   Взнесись, пари, мой дух! пляшите, холмы, горы!
  
   Ликуйте, берега! Все ветры, скройтесь в норы!
  
   Внемли, вселенна, мне! Я зрю в кругу планет!.."
  
   Высоко, хорошо, да только смыслу нет.
  
   Советуют мне сжечь - охотно соглашаюсь
  
   И, отдохнув, писать другую принимаюсь:
  
   Большому барину на орден иль на чин,
  
   Который дан ему в день царских именин;
  
   Или как у него сынок иль дочь родится
  
   40 И тем любовь его к супруге наградится, -
  

Другие авторы
  • Тассо Торквато
  • Толль Феликс Густавович
  • Шопенгауэр Артур
  • Лазаревский Борис Александрович
  • Горчаков Дмитрий Петрович
  • Мещерский Александр Васильевич
  • Голлербах Эрих Федорович
  • Шелгунов Николай Васильевич
  • Черский Леонид Федорович
  • Бражнев Е.
  • Другие произведения
  • Шекспир Вильям - Трагедия о Гамлете, принце датском
  • Сологуб Федор - Баранчик
  • Басаргин Николай Васильевич - Приложения
  • Федоров Николай Федорович - Об обращении оружия, т. е. орудий истребления, в орудия спасения
  • Иванов Вячеслав Иванович - Экскурс I. О Верлене и Гейсмансе
  • Фет Афанасий Афанасьевич - Студент
  • Свенцицкий Валентин Павлович - Гласное обращение к членам комиссии по вопросу о церковном Соборе
  • Дурова Надежда Андреевна - Н. А. Дурова: биобиблиографическая справка
  • Репин Илья Ефимович - О графе Льве Николаевиче Толстом
  • Маяковский Владимир Владимирович - Коллективное
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
    Просмотров: 284 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа