Главная » Книги

Одоевский Александр Иванович - Полное собрание стихотворений

Одоевский Александр Иванович - Полное собрание стихотворений


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

  
  
   А. И. Одоевский
  
  
   Полное собрание стихотворений
  Библиотека поэта. Большая серия. Второе издание
  Л., "Советский писатель", 1958
  
  
  
  
  СОДЕРЖАНИЕ
  "И если ты за то сочел безумным брата..."
  "Иль сбросив бремя светских уз..."
  Чалма
  Луна
  Бал
  Воскресенье
  Утро
  "Что мы, о боже? - В дом небесный..."
  Два пастыря
  Сон поэта
  Амур-Анакреон
  "Тебя ли не помнить? Пока я дышу..."
  Дева 1610 года (К "Василию Шуйскому")
  Осада Смоленска <"Василию Шуйскому">
  Тризна
  "Звучит вся жизнь, как звонкий смех..."
  Умирающий художник
  "Струн вещих пламенные звуки..."
  Последняя надежда
  Узница Востока
  Элегия на смерть А. С. Грибоедова
  Элегия
  Старица-пророчица
  "Зачем ночная тишина..."
  Кн. М. Н. Волконской
  Зосима. Новогородская святопись
  Неведомая странница
  Иоанн Преподобный (Гробокопатель)
  Кутья
  Отрывок (Из "Послов Пскова")
  "Что за кочевья чернеются..."
  "На грозном приступе, в пылу кровавой битвы..."
  Славянские девы
  Два образа
  "Недвижимы, как мертвые в гробах..."
  "По дороге столбовой..."
  Сен-Бернар
  Дифирамб
  Венера небесная
  Два духа
  "Сначала он полком командовал гусарским..."
  Колыбельная песнь
  Мой непробудный сон
  "Тебя уж нет, но я тобою..."
  "Из детских всех воспоминаний..."
  "Как недвижимы волны гор..."
  А. М. Янушкевичу, разделившему со мною ветку кипарисовую с могилы Лауры
  "Ты знаешь их, кого я так любил..."
  "Пусть нежной думой - жизни цветом..."
  "Как я давно поэзию оставил!.."
  "Как сладок первый день среди полей отчизны..."
  "Куда несетесь вы, крылатые станицы?.."
  Соловей и роза
  Моя Пери
  Брак Грузии с Русским царством
  "Я разлучился в колыбели..."
  
   СТИХОТВОРЕНИЯ, ПРИПИСЫВАЕМЫЕ ОДОЕВСКОМУ
  "Как носятся тучи за ветром осенним..."
  "На западе подъемлется заря..."
  
  
  
  
  ПРИЛОЖЕНИЕ
  Priere d'un paysan russe
  
  
  
  
  * * *
  
  
  И если ты за то сочел безумным брата,
  
  
   Что сердце ссорится с умом,
  
  
  То верно бы пришлось и самого Сократа -
  
  
   Врасплох - отправить в желтый дом.
  
  
  15 октября 1821
  
  
  Велиж
  
  
  
  
  * * *
  
  
  
  Иль, сбросив бремя светских уз,
  
  
   В крылатые часы отдохновенья,
  
  
  
  С беспечностью любимца муз
  
  
  
  Питаю огнь воображенья
  
  
  Мечтами лестными, цветами заблужденья.
  
  
   Мечтаю иногда, что я поэт,
  
  
   И лавра требую за плод забавы,
  
  
  И дерзостным орлом лечу, куда зовет
  
  
  
  Упрямая богиня славы:
  
  
  
  Без заблужденья - счастья нет.
  
  
   За мотыльком бежит дитя вослед,
  
  
  А я душой парю за призраком волшебным,
  
  
   Но вдруг существенность жезлом враждебным
  
  
  Разрушила мечты - и я уж не поэт!
  
  
   Я не поэт! - и тщетные желанья
  
  
  
  Дух юный отягчили мой!
  
  
  Надежда робкая и грустны вспоминанья
  
  
  Гостьми нежданными явились предо мной.
  
  
  15 октября 1821
  
  
  Велиж
  
  
  
  
  ЧАЛМА
  
  
  
   Отрывок из повести
  
  
  
  Диких взоров красотой,
  
  
  
  Кос блестящей чернотой
  
  
  
  Я прельстился, как безумный:
  
  
  
  Я турчанку полюбил.
  
  
  
  Я был молод. С нею шумно,
  
  
  
  С нею весело я жил.
  
  
  
  По коврам она скакала
  
  
  
  И кружилась; на лету
  
  
  
  Поцелуй с меня срывала,
  
  
  
  То со смехом обнажала
  
  
  
  Юных персей красоту;
  
  
  
  Жаркой грудью прижималась
  
  
  
  Мне ко груди; увивалась
  
  
  
  Белой, вкруг меня, рукой,
  
  
  
  И, усталая, со мной
  
  
  
  Долго, долго целовалась...
  
  
  
  Грейтесь в шубах, на снегах,
  
  
  
  Под метелию полночной!
  
  
  
  Мне теплее на грудях
  
  
  
  У красавицы восточной!
  
  
  
  Что в друзьях мне? Что в родных?
  
  
  
  Пышет холодом от них!
  
  
  
  Я во сне же их видаю;
  
  
  
  Но проснусь, и наяву
  
  
  
  Я Роксану обнимаю;
  
  
  
  Я проснусь, я оживу
  
  
  
  На устах моей Роксаны,
  
  
  
  И забуду и снега,
  
  
  
  И родные берега,
  
  
  
  И болотные туманы...
  
  
  
  . . . . . . . . . . . .
  
  
  
  . . . . . . . . . . . .
  
  
  
  "Солнце знойно; ярок свет,
  
  
  
  Как очей твоих сиянье;
  
  
  
  Как ни сладок твой шербет,
  
  
  
  Слаще уст твоих дыханье.
  
  
  
  Наклонись ко мне челом,
  
  
  
  Уст румяных жги огнем,
  
  
  
  Поцелуй меня, Роксана!"
  
  
  
  Я рукой ей руку жал,
  
  
  
  И лицо и прелесть стана
  
  
  
  Страстным взором озирал
  
  
  
  Сквозь душистый дым кальяна.
  
  
  
  "Наклони свое чело,
  
  
  
  Поцелуй меня, Роксана!
  
  
  
  Что ты дышишь тяжело?
  
  
  
  Мне так весело с тобою!
  
  
  
  Что уходишь ты? Постой!
  
  
  
  Я шербет не допил твой;
  
  
  
  Сядь ко мне, побудь со мною!"
  
  
  
  Наклонилась головой
  
  
  
  И к устам моим прильнула;
  
  
  
  Грустно в очи мне взглянула:
  
  
  
  (Как и всем, сгрустнулось ей)!
  
  
  
  "Ты с Роксаною веселой
  
  
  
  Не считаешь шумных дней;
  
  
  
  Но нагрянет час тяжелый,
  
  
  
  Камнем ляжет он на грудь.
  
  
  
  Русский! русский! дай мне руку!
  
  
  
  И на нас, когда-нибудь,
  
  
  
  Черный дух нашлет разлуку.
  
  
  
  Здесь ты век не проживешь.
  
  
  
  Бедный русский! Ты умрешь!
  
  
  
  Не на радость, а на скуку...
  
  
  
  В бане, лежа на софах,
  
  
  
  Мне о ваших небесах
  
  
  
  Раз армянка говорила...
  
  
  
  Все слова я затвердила,
  
  
  
  Хоть не очень поняла!
  
  
  
  . . . . . . . . . . . .
  
  
  
  Ты умрешь! Хоть неохотно,
  
  
  
  А простишься ты со мной,
  
  
  
  И взлетит твой дух бесплотный
  
  
  
  На пустые небеса;
  
  
  
  Скучной жизни бесконечной
  
  
  
  Не утешит девы вечной
  
  
  
  Вечно-юная краса!"
  
  
  
  И опять взглянув с печалью,
  
  
  
  Шаль с груди она сняла
  
  
  
  И чело мне мягкой шалью,
  
  
  
  Улыбаясь, обвила.
  
  
  
  "Русский! Как тебе пристала
  
  
  
  Мною свитая чалма,
  
  
  
  Я ее бы не снимала;
  
  
  
  И твою бы я сама
  
  
  
  Гребнем бороду чесала"...
  
  
  
  Улыбалась, целовала
  
  
  
  И опять, как без ума,
  
  
  
  И резвилась, и скакала.
  
  
  
  . . . . . . . . . . . .
  
  
  
  Конь оседлан; раб мой ждет;
  
  
  
  У крыльца нетерпеливо
  
  
  
  Борзый конь копытом бьет.
  
  
  
  Мне Роксана путь счастливый
  
  
  
  Пожелала из окна;
  
  
  
  Опуская покрывало,
  
  
  
  Поклонилася она.
  
  
  
  Начало 1820-х годов (?)
  
  
  
  
   ЛУНА
  
  
  Встал ветер с запада; седыми облаками
  
  
   Покрыл небес потухший океан.
  
  
   Сквозь тонкий видишь ли туман,
  
  
   Как, увлекаемый волнами,
  
  
   Челнок летает золотой?
  
  
  Вот он исчез... блеснул... вот скрылся за волной,
  
  
   Вот снова он и выплыл, и сияет,
  
  
  И ангел светлых звезд кормилом управляет.
  
  
  1824
  
  
  Стрельна
  
  
  
  
   БАЛ
  
  
   Открылся бал. Кружась, летели
  
  
   Четы младые за четой;
  
  
   Одежды роскошью блестели,
  
  
   А лица - свежей красотой.
  
  
   Усталый, из толпы я скрылся
  
  
   И, жаркую склоня главу,
  
  
   К окну в раздумье прислонился
  
  
   И загляделся на Неву.
  
  
   Она покоилась, дремала
  
  
   В своих гранитных берегах,
  
  
   И в тихих, сребряных водах
  
  
   Луна, купаясь, трепетала.
  
  
   Стоял я долго. Зал гремел...
  
  
   Вдруг без размера полетел
  
  
   За звуком звук. Я оглянулся,
  
  
   Вперил глаза; весь содрогнулся;
  
  
   Мороз по телу пробежал.
  
  
   Свет меркнул... Весь огромный зал
  
  
   Был полон остовов... Четами
  
  
   Сплетясь, толпясь, друг друга мча,
  
  
   Обнявшись желтыми костями,
  
  
   Кружася, по полу стуча,
  
  
   Они зал быстро облетали.
  
  
   Лиц прелесть, станов красота -
  
  
   С костей их - все покровы спали.
  
  
   Одно осталось: их уста,
  
  
   Как прежде, всё еще смеялись;
  
  
   Но одинаков был у всех
  
  
   Широких уст безгласный смех.
  
  
   Глаза мои в толпе терялись,
  
  
   Я никого не видел в ней:
  
  
   Все были сходны, все смешались.
  
  
   Плясало сборище костей.
  
  
   1826
  
  
  
   ВОСКРЕСЕНЬЕ
  
  
   Пробила полночь... Грянул гром,
  
  
   И грохот радостный раздался;
  
  
   От звона воздух колебался,
  
  
   От пушек, в сумраке ночном,
  
  
   По небу зарева бежали
  
  
   И, разлетаяся во тьме,
  
  
   Меня, забытого в тюрьме,
  
  
   Багровым светом освещали.
  
  
   Я, на коленях стоя, пел;
  
  
  С любовью к небесам свободный взор летел...
  
  
  И серафимов тьмы внезапно запылали
  
  
   В надзвездной вышине;
  
  
  Их песни слышалися мне.
  
  
  С их гласом все миры гармонию сливали,
  
  
  Средь горних сил Спаситель наш стоял,
  
  
  И день, блестящий день сиял
  
  
   Над сумраками ночи;
  
  
  Стоял он радостный средь волн небесных сил
  
  
  И полные любви, божественные очи
  
  
   На мир спасенный низводил.
  
  
  И славу вышнего, и на земле спасенье
  
  
   Я тихим гласом воспевал,
  
  
  И мой, мой также глас к воскресшему взлетал:
  
  
   Из гроба пел я воскресенье.
  
  
   18 апреля 1826
  
  
   Петропавловская крепость
  
  
  
  
   УТРО
  
  
  
  Рассвело, щебечут птицы
  
  
  
  Под окном моей темницы;
  
  
  
  Как на воле любо им!
  
  
  
  Пред тюрьмой поют, порхают,
  
  
  
  Ясный воздух рассекают
  
  
  
  Резвым крылышком своим.
  
  
  
  Птицы! Как вам петь не стыдно,
  
  
  
  Вы смеетесь надо мной.
  
  
  
  Ах! теперь мне всё завидно,
  
  
  
  Даже то завидно мне,
  
  
  
  Что и снег на сей стене,
  
  
  
  Застилая камень мшистый,
  
  
  
  Не совсем его покрыл.
  
  
  
  Кто ж меня всего зарыл?
  
  
  
  Выду ли на воздух чистый -
  
  
  
  Я, как дышат им, забыл.
  
  
  
  Начало 1826 (?)
  
  
  
  
  * * *
  
  
  Что мы, о боже? - В дом небесный,
  
  
  Где сын твой ждет земных гостей,
  
  
  Ты нас ведешь дорогой тесной,
  
  
  Путем томительных скорбей,
  
  
  Сквозь огнь несбыточных желаний!
  
  
  Мы все приемлем час страданий
  
  
  Как испытание твое;
  
  
  Но для чего, о бесконечный!
  
  
  Вложил ты мысль разлуки вечной
  
  
  В _одноночн_о_е_ бытие?
  
  
  Начало 1826 (?)
  
  
  
   ДВА ПАСТЫРЯ
  
  
  
  Стада царя Адмета
  
  
  
  Два пастыря пасли;
  
  
  
  Вставали прежде света
  
  
  
  И в поле вместе шли.
  
  
  
  Один был юн и статен,
  
  
  
  И песен дар имел;
  
  
  
  Глас звучен был, приятен;
  
  
  
  В очах, когда он пел,
  
  
  
  Небесный огнь горел.
  
  
  
  Другой внимал; невольно
  
  
  
  Дослушав до конца,
  
  
  
  С улыбкой недовольной
  
  
  
  Глядел он на певца...
  
  
  
  "Пленять я не умею
  
  
  
  Напевов красотой;
  
  
  
  Но песни - дар пустой!
  
  
  
  Хоть слуха не лелею,
  
  
  
  Не хуже я тебя!" -
  
  
  
  Шептал он про себя.
  
  
  
  Раз шел он за стадами;
  
  
  
  Товарищ не был с ним.
  
  
  
  За синими горами
  
  
  
  Алел тумана дым;
  
  
  
  Рассыпалась денница:
  
&n

Другие авторы
  • Соболь Андрей Михайлович
  • Филиппов Михаил Михайлович
  • Берви-Флеровский Василий Васильевич
  • Катловкер Бенедикт Авраамович
  • Грибоедов Александр Сергеевич
  • Гончаров Иван Александрович
  • Линдегрен Александра Николаевна
  • Фонтенель Бернар Ле Бовье
  • Глаголь Сергей
  • Карпини, Джованни Плано
  • Другие произведения
  • Станюкович Константин Михайлович - Утро
  • Чарская Лидия Алексеевна - Дикарь
  • Тургенев Иван Сергеевич - Собака
  • Аксаков Иван Сергеевич - Речь о А. С. Пушкине
  • Стасов Владимир Васильевич - Славянский концерт г. Балакирева
  • Кржижановский Сигизмунд Доминикович - Возвращение Мюнхгаузена
  • Баранцевич Казимир Станиславович - Баранцевич К. С.: биографическая справка
  • Савинов Феодосий Петрович - Мои желания
  • Одоевский Владимир Федорович - Винченцо и Цецилия
  • Грибоедов Александр Сергеевич - Полемика вокруг "Горе от ума"
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (30.11.2012)
    Просмотров: 489 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа