Главная » Книги

Некрасов Николай Алексеевич - Поэмы 1855-1877 гг. (Другие редакции и варианты), Страница 2

Некрасов Николай Алексеевич - Поэмы 1855-1877 гг. (Другие редакции и варианты)


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

p; Новым умом набрался просветился
  
  
   И осмеял бессовестно всё
  
  
   Что <пропуск> было ей дорого
  
  
   Что в ее душу вошло
  
  
   Что ей пользу принесло -
  
  
   Чем жила что лелеяла Уля
  
  
   Страшен он ей показался с своим
  
  
   Всё отвергающим взглядом. Но с ним
  
  
   Спорить она не умела. Ей {8} больно
  
  
   Было что она умна не довольно
  
  
   И за него потому не пошла
  
  
   Что до него-де не доросла (л. 34 об.)
  
  
   Да вот как осталась одна
  
  
   Всё поймет понемногу она
  
  
   Как он <пропуск> морочит
  
  
   И никогда за него не захочет {9}
  
  
   Поняли! нет? ну беда небольшая
  
  
   Лишь поняла бы бедняжка больная
  
  
   Милостив бог! Всё обсудит поймет
  
  
   Ей же поверьте в пользу пой<дет>
  
  
   Всё об<ъя>снит ей и вылечит время
  
  
   Сеет он всё-таки доброе семя.
  
  
   Как бы его объяснить вам. Кругом
  
  
   В ваших полях - <нрзб> овраг за холмом
  
  
   Нет <нрзб> в нем ни капли своей незаемной
  
  
   Желт он и сух (л. 34)
  
  
   Как на богатую почву зерно
  
  
   В сильную душу запало оно... (л. 33 об.)
  
  
   Вторая черновая редакция ГБЛ
  
  
   "В нашем соседстве усадьба большая
  
  
   Лет уже сорок стояла пустая
  
  
   Третьего года ее посетил
  
  
   Новый помещик - и к нам прикатил {10}
  
  
   Он называл себя вольною птицей
  
  
   "Жил - говорит - я теперь за границей
  
  
   Много видал я чужих городов
  
  
   Синих морей и подводных мостов
  
  
   Всё там приволье и роскошь и чудо...
  
  
   Да побывать и в отчизне не худо. {11}
  
  
   Дней девятнадцать в дороге провел
  
  
   И надо мной всё кружился орел.
  
  
   Словно пророчил великую долю..."
  
  
   Мы со старухой дивилися вволю,
  
  
   Уля смеялась... для нас-то темно
  
  
   Он говорил, а куда как умно! {12}
  
  
   Стали они то гулять, то кататься, {13}
  
  
   Солнцем, звездами, луной любоваться
  
  
   Стали французские книжки читать
  
  
   И до рассвету о них рассуждать
  
  
   Словно брала их чужая кручина
  
  
   Всё толковали: {14} какая причина, (л. 62)
  
  
   Что уж который теперича век
  
  
   Беден, печален и дик человек?
  
  
   Да - говорит - не слабейте сердцами
  
  
   Солнышко Правды взойдет и над нами!.. {15}
  
  
   И за свершенье надежды своей
  
  
   Старой рябиновкой чокался с ней.
  
  
   Уля туда же - отстать-то не хочет, -
  
  
   Выпить не выпьет, а губы обмочит!
  
  
   Что-то он ей по тетрадке читал,
  
  
   Так голосил и руками махал,
  
  
   Словно как песни слова выходили,
  
  
   После мы Улю свою расспросили
  
  
   Это - она называла {16} - стихи
  
  
   Видно за тяжкие наши грехи {17}
  
  
   [Бог нас попутал. Он Улю покинул
  
  
   Ехал на месяц да на год и сгинул...]
  
  
   Только о Спасе мы яблоки сняли
  
  
   Он укатил - поминайте как звали... (л. 62 об.)
  
  
   Улинька стала не то чтоб грустна
  
  
   Только совсем изменилась она {18}
  
  
   Всё что бывало ее веселило
  
  
   Словно наскучило словно постыло {19}
  
  
   Иначе ходит, глядит, говорит...
  
  
   [А приласкает рублем подарит]
  
  
   Скучны ей стали гаданья и сказки
  
  
   И по зимам разлюбила салазки
  
  
   А как бывало с горы ледяной
  
  
   Катится Улинька наша стрелой -
  
  
   Видим как алый платок подымая
  
  
   Дышит упругая груд<ь> молодая
  
  
   Видим как в белой морозной пыли,
  
  
   Щеки румяные рдеют вдали...
  
  
   Любо и страшно глядеть! Не боялась! {20}
  
  
   Падать проказнице часто случалось
  
  
   Словно споткнувшись на полн<ом> бегу
  
  
   Набок салазки - и Уля в снегу. {21}
  
  
   Косы растреплются, свалится шубка
  
  
   Снег отряхает - смеется голубка!.. {22} (л. 63)
  
  
   Целую зиму в стенах провела
  
  
   Много читала - почти не спала...
  
  
   Ах, {23} миновали такие деньки.
  
  
   Не замечали мы в Уле тоски {24}
  
  
   Только читала {25} всё книги да книги...
  
  
   В целую зиму дошла ли до риге?
  
  
   Правда, ходила к старухам больным... {26}
  
  
   Стала услужлива {27} к людям простым -
  
  
   Видит страдальца в простом мужичишке
  
  
   судила по книжке {28}
  
  
   Ну а теперь соверш<енно> не то! {29}
  
  
   И говорит<ь> не умел с ней никто {30}
  
  
   Клонится на руку грустно головка
  
  
   С нами как будто ей стало {31} неловко (л. 63 об).
  
  
   Стала в молитве усердней, чем прежде
  
  
   Вкус получила к красивой одежде
  
  
   Шила сама
  
  
   И хорошо хоть совсем не по моде
  
  
   Книжки выписывать стала сама
  
  
   И набралась
  
  
   Больше сидеть полюбила одна...
  
  
   Дело у ней под руками кипит,
  
  
   Любо послушать когда говорит
  
  
   [Самое трудное дело рассудит]
  
  
   А уж душевной такой доброты
  
  
   В свете, я чаю, не видывал ты -
  
  
   К мужу письмо за просту<ю бабенку>
  
  
   Рада писать <на чужую сторонку> {32} (л. 64)
  
  
   Грамоте учит мальчишек простых {33}
  
  
   Бедные все ей приятели друга
  
  
   Кормит и поит и лечит недуги! -
  
  
   День прохлоп<оч>ет, а ночью опять {34}
  
  
   Видим свеча - не отвыкла читать!
  
  
   Справилась Уля - да нынешним летом {35}
  
  
   [Словно совсем позабыла о нем
  
  
   Да как помянешь - вся вспыхнет огнем
  
  
   Я говорит после вас после бога
  
  
   В жизни ему-де обязана много.] (л. 64 об.)
  
  
  б. Он ей читал - говорила - стихи...
  
  
   Бог нас попутал за наши грехи!
  
  
   Только о Спасе мы яблоки сняли
  
  
   Он укатил - поминайте как звали!".
  
  
   Бедная Уля осталась одна...
  
  
   Словно шальная ходила грустна;
  
  
   К небу возводит печальные очи
  
  
   Словно у [нашей] звездной {36}
  
  
   Скучны ей стали гаданья и сказки...
  
  
   Вот и зима - да не тешат салазки. {37}
  
  
   А как бывало с горы ледяной
  
  
   Катится Улинька наша стрелой -
  
  
   Видим как алый платок подымая,
  
  
   Дышит упругая грудь молодая,
  
  
   Как в серебристой морозной пыли {38}
  
  
   Щеки румяные рдеют вдали!.. (л. 65)
  
  
   Любо глядеть! Ничего не боялась,
  
  
   Хоть зачастую и падать случалось! {39}
  
  
   Санки бывало на полном бегу {40}
  
  
   Перевернутся {41} - и Уля в снегу!
  
  
   Выбьются волосы, свалится шубка {42}
  
  
   Снег отряхает - смеется, голубка!..
  
  
   Ну а потом как ни думай, не то: {43}
  
  
   И говорить не умел с ней никто! {44}
  
  
   Только и любы проклятые книги {45}
  
  
   В целую зиму дошла ли до риги?
  
  
   Правда, ходила в деревню к больным:
  
  
   Очень добра была к людям простым: {46}
  
  
   Видит страдальца в любом мужичишке...
  
  
   Как прочитала соседовы книжки {47} (л. 65 об.)
  
  
   Выписать новых умела сама...
  
  
   И наконец набралась же ума! {48}
  
  
   Стала такого степенного нрава
  
  
   Ходит так плавно, стройна, вели<чава> {49}
  
  
   Дело у ней под ру<ками> кипит
  
  
   Любо послуш<ать> когда гов<орит> {50}
  
  
   Не узнавали кто видывал прежде, {51}
  
  
   Вкус получила к красивой одежде {52} - (л. 66)
  
  
   Дело ли сделать, письмо написать
  
  
   Улиньке стоило только сказать {53}
  
  
   Бабам [пособит] - да нынешним летом {54}
  
  
   Свиделась снова с проклятым соседом -
  
  
   Ведь на беду же его принесло -
  
  
   С первой же встречи всё худо пошло {55} (л. 66 об.)
  
  
   Как его бедная Уля ждала!
  
  
   Алую ленточку в косу вплела {56}
  
  
   Просто оделась да так-то ли славно
  
  
   Вышла навстречу своб<одно> и плавно {57}
  
  
   Всё что ни делала, что ни читала
  
  
   Всё показала ему, рассказала...
  
  
   Только не впрок угожденье пошло.
  
  
   Он ей перечил как будто назло!
  
  
   Всё говорит вы читали пустое
  
  
   Умные люди решили другое... {58}
  
  
   Род человеческий низок {59} и зол
  
  
   Да и пошел и пошел и пошел... {60}
  
  
   Тут уж рассказывать нечего много
  
  
   Вечером {61} в доме случилась тревога:
  
  
   Улиньке сделалось дурно: бог весть
  
  
   Слов ли его не могла перенесть
  
  
   Или какая другая причина...
  
  
   Только ее сокрушает кручина. {62}
  
  
   Вот уж сегодня 12 день
  
  
   Плачет тоскует и бродят [как тень]
  
  
   Книги свои то читает - то бросит
  
  
   Явится гость так молчать его просит {63} -
  
  
   Был он два раза: однажды застал
  
  
   Улю за делом: мужик диктовал
  
  
   Ей письмецо, да какая-то баба
  
  
   Травки просила: была у ней жаба,
  
  
   Он как-то странно качал головой
  
  
   "Тешься дитя благородной игрой"
  
  
   Молвил; вздохнул и смотрел <так> сурово
  
  
   Уля ему не ответила слова (л. 67 об.)
  
  
   Кончила дело в светелку ушла
  
  
   И на замок свою дверь заперла
  
  
   Новых каких-то прислал он ей кн<иг>
  
  
   Не прочитавши от<правила> их
  
  
   После он несколько раз приезжал
  
  
   Да уж ни разу ее не видал...
  
  
   Плачет {64} в светелке - да молится богу -
  
  
   Он говорит я собрался в дорогу
  
  
   Улинька вышла - простилась при нас
  
  
   Да и опять наверху заперлась {65}
  
  
   Что ж? он письмо ей прислал и какое?
  
  
   Грешные мы со старухою двое
  
  
   После его прочитали тайком
  
  
   Руку свою предлагал он ей в нем
  
  
   Уля сначала отказ отослала {66}
  
  
   Да уж потом нам письмо показала (л. 68)
  
  
   Мы уговаривать - славный жених
  
  
   Молод богат - да и нрав<ом-то> тих
  
  
   Нет! не пойду, а сам<а> неспокойна
  
  
   То говорит я его недостойна
  
  
   То он меня нед<остоин> он стал
  
  
   Зол и печален - и духом упал
  
   а. А как уехал, то пуще тоскует
  
  
   Видели письма украдкой цалует... {67}
  
  
   Что нам с ней делать родной научи
  
  
   Если умеешь возьми<сь> полечи (л. 68 об.)
  
  
   Долго ли будет она убиваться
  
  
   Ах неужели ей так и остаться
  
  
   Плакать, молиться <нрзб> век
  
  
   Ты нам скажи: он про<стой> человек
  
  
   Или какой чер<нокнижник> проклят<ый>
  
  
   Или не сам ли он дьявол рогатый
  
  
   Что посылает<ся> душу украсть
  
  
   Господи боже м<ой> что за <напасть>? (л. 69)
  
  
  б. А как уехал, так пуще тоскует
  
  
   Всё его письма укр<адкой> цалует
  
  
   Что теперь делать родной научи
  
  
   Если умеешь возьмись полечи!
  
  
   В зимнюю вьюгу и летнюю грозу
  
  
   Мы сберегли свою дикую розу -
  
  
   Что же теперь приклю<чилося> ей
  
  
   С черного глаза недобрых людей? {68}
  
  
   Долго ли будет она убиваться
  
  
   Ах неужели родимый остаться
  
  
   Ей <пропуск> навек
  
  
   Ты нам скажи - он простой человек
  
  
   Или {69} какой чернокниж<ник> проклят<ый>
  
  
   Или не сам ли он дьявол рогатый (л. 12 об.)
  
  
   Полноте добрые люди тужить
  
  
   Будете скоро по-прежнему жить {70}
  
  
   Уля восстанет {71} и чище и краше
  
  
   Не заколдовано дитятко ваше {72} -
  
  
   Это не бес - искуситель люд<ской>
  
  
   Это увы! совр<еменный> герой
  
  
   Тратит он день<ги> да по свету рыщет
  
  
   Дела себе исполинского ищет
  
  
   Двигат<ься> мед<ленно я> не хочу
  
  
   Или по свету звезд < ой > пролечу
  
  
   Или под бременем собст<венной> силы
  
  
   Сделаюсь жертвою ран<ней> могилы
  
  
   Но муравьиной работе людей
  
  
   Не подчин<юсь я> душою моей (л. 13)
  
  
   Всё человечество хочеть обнять
  
  
   И ос<час>тливить и к сердцу прижать
  
  
   Что ж под руками того он не любит
  
  
   То мимоходом без умыслу сгубит {73}
  
  
   Только не часто - не много в нем сил
  
  
   Так же как телом душою он хил (л. 13 об.)
  
  
  
   Наброски ГБЛ
  
  
   Жили вы ладно и счастливо. Много
  
  
   Благодарили за Улиньку бога
  
  
   Да как приехал сосед молодой
  
  
   Всё повернулося вниз головой -
  
  
   Начал он с Улинькой в лодке кататься
  
  
   Солнцем, звезда<ми>, луной любоваться
  
  
   Стали францу<зские> книжки читать {74}
  
  
   И до рассвета о них толковать {75}
  
  
   Как бишь? читали, кажись, Ламартина
  
  
   И рассуждали какая причина -
  
  
   Что уж который теперича век
  
  
   Беден, несчастлив и дик человек?.. {76}
  
  
   Он говорил, не теряю надежды {77}
  
  
   Переведутся-де злые <невежды>...
  
  
   И за свершенье надежды своей
  
  
   Старой рябиновкой {78} чокался с ней!
  
  
   Уля туда же - отстать-то не хочет -
  
  
   Выпить не выпьет, а губы обмочит! {79}
  
  
   Бедным они то и знай помогали
  
  
   Даже мальчиш<кам> книги читали
  
  
   Множество делали всяких чудес -
  
  
   Он обошел ее словно как бес (л. 38)
  
  
   [Да <и> уехал... Не то чтоб грустила] (л. 38 об.)
  
  
   В темную глушь к старикам домоседам
  
  
   Горин приехал и нынешним летом...
  
  
   Прошлой весной он у них погостил
  
  
   Да было просто беды натворил
  
  
  
  
  
  ну будет беда
  
  
   Накуролесил уж он и тогда {80} (л. 37 об.)
  
  
   В наши места к старик<ам> домоседам
  
  
   Барин богатый повадился летом
  
  
   Ездить частенько - и вышла беда!
  
  
   Дочь их была хороша молода {81}
  
  
   Он и не то чтобы Улю обидел
  
  
   Заворожил в тот же день как <у>видел... -
  
  
   Нет на печальной старухе лица
  
  
   Слезы не сохнут в глазах у отца
  
  
   А ведь давно <ли> так весело жили... (л. 43)
  
  
   Да побывал подле лета сосед
  
  
   Прежнего счастья и признаку нет
  
  
   Уля печалится бродит уныло {82}
  
  
   Всё ей прискучило, всё ей не мило
  
  
   Каждого просите вы научить
  
  
   Что с ней случилося? ч

Категория: Книги | Добавил: Armush (28.11.2012)
Просмотров: 245 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа