Главная » Книги

Мерзляков Алексей Федорович - Подражания и переводы

Мерзляков Алексей Федорович - Подражания и переводы


1 2 3 4 5

  
  
  
   Алексей Мерзляков
  
  
  
  Подражания и переводы
  А. Ф. Мерзляков. Стихотворения. Л. 1958. Большая серия библиотеки поэта.
  Подготовка текста Ю. М. Лотмана
  "Im Werden Verlag. Некоммерческое электронное издание. Мюнхен. 2005
  http://imwerden.de
  
  
  
  
  СОДЕРЖАНИЕ
  
  
  
  
   САФО
  Гимн Венере от Сафы
  К счастливой любовнице
  
  
  
  
  ФЕОКРИТ
  Рыбаки
  Циклоп
  Друзья
  
  
  
  
   МОСХ
  Амур-беглец
  Европа
  
  
  
  
   БИОН
  Ученье
  Плач об Адонисе
  
  
  
  
  ТИРТЕЙ
  Оды
  
  
  
  
  ГОРАЦИЙ
  К Пирре (К. I, О. 5)
  К Фуску (К. I, О. 22)
  Обращение (К. I, O. 34)
  К Делию (К. II, О. 3)
  К Лицинию (К. II, O.10)
  К надменному богачу (К. II, O. 18)
  К Лоллию (К. IV, О. 9)
  К Торквату (К. II, О. 7)
  
  
  
  
  ОВИДИЙ
  
  
  
  
  ДВЕ ЭЛЕГИИ
  * * * (К. I, О. 2)
  * * * (К. I, О. 8)
  
  
  
  
  ТИБУЛЛ
  К Делии (К. I, О. 3)
  Освящение полей (К. II. O. 1)
  
  
  
  
  ПРОПЕРЦИЙ
  К Цинтии
  
  
  
  
   САФО
  
  
  
   ГИМН ВЕНЕРЕ
  
  
  
  
  ОТ САФЫ
  
  
  
  Цветоносная, вечно юная,
  
  
   Афродита, дщерь Зевса вышнего,
  
  
   Милых хитростей матерь грозная!
  
  
   Не круши мой дух ни печалями,
  
  
  
   Ни презрением! -
  
  
  
  Но приди ко мне, умоляющей, -
  
  
   Как и прежде ты страсти робкия
  
  
   Голос слышала, часто слышала,
  
  
   И неслась ко мне из блестящего
  
  
  
   Дома отчего.
  
  
  
  В колеснице (что легче воздуха,
  
  
   Кою быстрые, красовитые
  
  
   Мчат воробушки, часто крылами
  
  
   Ударяючи по златым зыбям
  
  
  
   Неба дальнего)
  
  
  
  Низлетала ты - многодарная
  
  
   И, склоня ко мне свой бессмертный взор,
  
  
   Вопрошала так, с нежной ласкою:
  
  
   "Что с тобою, друг? что сгрустилася? -
  
  
  
   Что звала меня?
  
  
  
  Что желалось бы сильно, пламенно
  
  
   Сердцу страстному? - На кого бы я
  
  
   Излила свой огнь, изловила бы
  
  
   В сети вечные? - Сафо, кто тебя
  
  
  
   Оскорбить дерзнул?
  
  
  
  Кто бежал тебя - скоро вслед пойдет;
  
  
   Кто даров не брал - принесет свои;
  
  
   Кто любовных мук не испытывал,
  
  
   Тот узнает их, хоть бы этого
  
  
  
   Не искала ты!"
  
  
  
  Ах! - И ныне так прииди ко мне,
  
  
   Отыми, отвей тягость страшную;
  
  
   В чем надежды цвет, сладость радостей,
  
  
   Чем могу я жить, - то исполни ты,
  
  
  
   Будь помощница!..
  
  
   <1826>
  
  
  
  К СЧАСТЛИВОЙ ЛЮБОВНИЦЕ
  
  
   Равный бессмертным кажется оный
  
  
   Муж, - пред твоими, дева, очами
  
  
   Млеющий, близкий, черплющий слухом
  
  
  
   Сладкие речи, -
  
  
   Взором ловящий страсти улыбки!..
  
  
   Видела это - оцепенела;
  
  
   Сжалося сердце; в устах неподвижных
  
  
  
   Голос прервался! -
  
  
   Замер язык мой... Быстрый по телу
  
  
   Нежному пламень льется рекою;
  
  
   Света не вижу; взоры померкли;
  
  
  
   В слухе стон шумный! -
  
  
   В поте холодном трепет; ланиты
  
  
   Былий, иссохших зноем, бледнее;
  
  
   Кажется, смертью, таю, объята;
  
  
  
   Я бездыханна!..
  
  
   <1826>
  
  
  
  
  ФЕОКРИТ
  
  
  
  
  РЫБАКИ
  
  Поверь, Диафан, мне, лишь скудость рождает искусства;
  
  Вина трудолюбья, лишь скудость - прямой наш учитель!
  
  Как скоро заботы вокруг изголовья теснятся,
  
  Тогда мы не верим приятным ласканиям неги! -
  
  Едва на востоке заря молодая забрезжит,
  
  Вдруг строгая нужда даст голос, и сон улетает!
  
  
  
  
   --
  
  Два рыбаря, старцы, вкушали дар тихия ночи
  
  На хладной соломе, под кровом, из лоз соплетенным,
  
  Склонившись главою на пук из ветвей зеленых;
  
  Вокруг них лежали орудья их жизни печальной:
  
  Ловитва для рыбы - кошницы из гибкия вербы,
  
  Садки для храненья - обманчива пленника вольность;
  
  И верши коварны, горою к стене взгроможденны,
  
  Раскинуты сети и невод, еще не готовый,
  
  И длинные лесы, и удочки с пищею смертной,
  
  И верви, и весла, и лодка, увязшая в тине.
  
  С изношенным платьем котомки и ветхие шляпы
  
  Висели на гвoзде - вот всё их наследно именье,
  
  Вот всё их богатство! - ни ложки, ни чаши домашней,
  
  Нет даже собаки, надежного стража ночного.
  
  Не знали соседей: сосед их - единое море,
  
  Которого волны, бушуя, почти досягают
  
  До хижины бедной. Еще, облистание мрака,
  
  Луна не свершила пути своего половины -
  
  Святая работа уже возбуждает, тревожит
  
  Покой рыболовов, - встают, отрясают от веждей
  
  Последние дремы; минута - их глас раздается
  
  По зыбкому берегу. Ах! сладостно утро в работе!
  
  
  
   Один из рыбаков
  
  Так! нас обманули, товарищ; сказали, что ночи
  
  Начнут сокращаться, как скоро Зевес соизволит
  
  Нам лето благое послать от горнего свода.
  
  Авроры не видно!.. А сколько я зрел сновидений!-
  
  О, тяжкое время! - Скажи, что ночь запоздала?
  
  Где утро гуляет?..
  
  
  
  
  Другой
  
  
  
  
  Напрасно тоскуем, приятель!
  
  Поверь, времена все текут постоянной стопою!
  
  Вчера неудача на ловле столь скудной и буря
  
  Вскружили твой разум! - спокойся!
  
  
  
  
  Первый
  
  
  
  
  
   Однако, товарищ!
  
  Ты, знаю, издавна разгадывать сны преискусник. -
  
  Я видел прелестный; от друга его не сокрою:
  
  Мы рыбы делили, разделим с тобой сновиденья!
  
  Ты разум имеешь, а сны толковать - не пустое! -
  
  Теперь же есть время: и море белеет волнами,
  
  И сон удалился. - Почто лежать нам без дела
  
  На хладной соломе?
  
  
  
  
  Другой
  
  
  
   Изволь, расскажи мне, что снилось.
  
  
  
  
  Первый
  
  Когда, окончавши работы вечерние, сладко
  
  Усталый, озябший, измокший (да это не горе! -
  
  К чему не привыкнешь?), поужинав плохо, зарылся
  
  В солому, пригрелся, уснул я; и вот, мне казалось,
  
  Что, сидя на бреге, смотрел я; а рыба! - О, чудо! -
  
  Стадами металась, сребрилась она над водою!
  
  За удой кидаюсь (на дереве тамо висела).
  
  Готова и пища, соблазн бессловесныя твари.
  
  Послал... ожидаю... Как пес во сне ловит зайцев,
  
  Так рыбу ловил я... дрожит поплавок мой и тонет.
  
  Влеку... встрепенулась... Погнулся от тяжести прутик...
  
  Я прут опускаю... Кипела вода предо мною...
  
  Стремлюся руками схватить; но если укусит? -
  
  Что делать? - отважусь... Укусишь - тебя поймаю. -
  
  Так бился я с рыбой! - Весь ужас пропал в ту минуту.
  
  Извлек! - Что ж увидел? - Ах, злато, ах, чистое злато
  
  В траве шевелилось; восторженный, в трепете сердца
  
  Вещаю: "Не ты ли, драгой любимец Нептуна?
  
  Не ты ль, украшенье прелестной дщери Нерея?"
  
  Так точно! - и тихо ее отделяю от уды,
  
  Чтоб не было злато так долго в подданстве железа!
  
  Что был я, не помню; но вот и она засыпает!
  
  Любуясь добычей, клянусь я всеми богами
  
  Оставить работу и в граде навек поселиться,
  
  Блистая богатством и славой, как мира владыки!
  
  Здесь я проснулся! товарищ! - клянись сказать правду!
  
  
  
  
  Другой
  
  Спокойся, что в клятве? без нужды нечестие - клятва!
  
  Товарищ! все рыбы златые - обманчивый призрак!
  
  Теперь ты не сонный: смотри, где играла добыча,
  
  Что есть там?.. О друг мой! не слушай коварных мечтаний!
  
  Куска не дают нам, а кажут нам сны золотые!..
  
  <1807>
  
  
  
  
  ЦИКЛОП
  
   Противу страданий любви, мой друг, не помогут
  
   Ни травы целебны врачей, ни дивные чары;
  
   Противу страданий любви защита нам - музы:
  
   Их помощь приятна, верна, их мета святая! -
  
   Но должно искать их даров! - Ты ими владеешь,
  
   Ты, Ницияс, врач и друг богинь Геликона!
  
   Сказанья гласят: Полифем, Циклоп, прибегал к ним,
  
   Когда он любовью сгорал к младой Галатее!
  
   Едва на щеках у него пух нежный пробился,
  
   Цвет юности алой угас, и кудри не вьются!
  
   (От горести вянет лице и кудри не вьются!)
  
   Всё скучно, постыло ему. - Печальные овцы
  
   Одни приходили в загон с лугов многоцветных;
  
   Несчастный, склонившись на брег, обросший кустами,
  
   Лил горькие слезы любви к своей Галатее!
  
   И мрачен, и бледен, и сух! - Ах, тяжко в лета младые
  
   Эротовы стрелы носить в трепещущем сердце!
  
   Ах, тяжко любовь укрывать в груди воспаленной!
  
   Однако обрел Полифем спасительный способ.
  
   На мшистом утесе он пел, взирая на волны:
  
   "Ах! долго ль тебе презирать любовь, Галатея!
  
   Посмотришь - ты кровь с молоком, ягненка нежнее;
  
   Узнай же несчастный тебя - ты горше полыни. -
  
   Ты всходишь на брег, как сон меня посещает;
  
   Уходишь опять, как сон меня оставляет;
  
   Бежишь от меня, как овца от лютого волка!
  
   С тех пор полюбил я тебя, прекрасная дева,
  
   Когда восходила ты к нам на злачные холмы
  
   (И матерь моя за тобой) - сбирать гиацинты...
  
   С тех пор полюбил я тебя, и сердца не стало!
  
   И сон мой навек убежал!.. Смеешься? - Что, дива?
  
   Тебе моя грусть не беда!.. О милая нимфа,
  
   Я знаю, откуда сие презренье и робость,
  
   Я знаю, противна всем бровь в волосах огустевших,
  
   Одна, вся буграми кругом по лбу распростерта...
  
   Под нею чуть виден мой глаз, единый и впалый;
  
   Широкий и плоский мой нос навис над губами;
  
   Пусть правда... для милых мой вид немного ужасен!
  
   Но где ж, Галатея, стада такие пасутся?
  
   Здесь тысяча крав! - Молока? - пью сколько угодно!
  
   И сыром богат для зимы, на осень, на лето!
  
   Пещера моя - посмотреть - как полная чаша.
  
   Никто не сравнится со мной в игре на свирели!
  
   Утеха холмов и долин, веселие моря,
  
   Тебя величал я на ней, тебя, мою радость!
  
   Тебе состенал по зарям, о бедное сердце!
  
   И поздная нощь усыпить тоски не умела!..
  
   Приди, Галатея, приди: готово, чем встретить!
  
   Одиннадцать ланей пасу тебе златорогих;
  
   Четыре медведя младых вкруг грота толкутся!
  
   Спеши, забавляйся, - всё есть - во всем изобилье!
  
   Пусть дикие волны, дробясь, играют с брегами;
  
   Приятна прохладная нощь в пещере со мною!
  
   В ней мирты вокруг по стенам; пред ней кипарисы,
  
   И темно-зеленый плющ, и Вакховы лозы,
  
   Нагнувшись при входе, покров соткали узорный!
  
   Там с Этны лесистой шумят - услада в час зноя -
  
   Сребристые воды, утес крутой опеняя!
  
   Что значит пред жизнью такой и море, и бури!
  
   Но, если кажусь я тебе угрюмым и страшным, -
  
   Что медлить!.. решился! Вот дуб, еще не погасший,
  
   И светлый, дымяся, огонь под пеплом таится:
  
   Скорей... Галатея, скорей!.. Ты сердце уж выжгла -
  
   Ах, выжги и глаз мой, сей глаз - мое всё богатство!..
  
   Почто не рожден я, увы! чешуйчатой рыбой?
  
   Почто не могу рассекать я влажные волны?
  
   Немедля б, с утеса стремглав, и вслед за тобою,
  
   Чтоб руки твои лобызать, и боле - не смел бы!..
  
   Лилеи носил бы тебе и мак разноцветный!..
  
   Но... летом лилеи растут, а маки зимою!
  
   Знать, правда, что злая любовь и ум отнимает! -
  
   Забыл, что цветов сих нельзя срывать в одно время!
  
   Но пусть погибаю! - решусь учиться я плавать!
  
   Пусть волны извергнут ко мне на брег мореходца:
  
   Узнаем, что радости жить тебе под водою!
  
   Но прежде обрадуй, явись! - и, если возможно,
  
   Забудь! о, забудь свой дом, как я забываю!
  
   Красавица! станем пасти, доить мы овечек,
  
   Начнем очищать свой сыр от вредныя влаги.
  
   Ах, как непреклонна ко мне грудь матери строгой!
  
   Жестокая хощет, чтоб сын терзался и плакал.
  
   Хоть раз бы замолвить о мне, о страждущем сыне!
  
   А каждый день видит, что я бледнею и сохну!
  
   Пришлось и от матери... ах! таить свое горе!
  
   "Ты болен, мой сын!" - "У меня и руки, и ноги
  
   Болят", - отвечаю, слезясь!.. О, если б узнала
  
   Она, как болит любви покорное сердце!
  
   Несчастный Циклоп! ах, куда девался твой разум?
  
   Когда ты бродил по горам, сплетая корзинки,
  
   Когда ты сбирал для ягнят зеленые ветви -
  
   В то время умнее ты был! Опомнись, несчастный!
  
   Сбери хоть овец!.. Что мечтой пленяться далекой?
  
   Пускай Галатея бежит: есть лучше, другие!
  
   Вокруг тебя резвятся здесь станицы красавиц!
  
   Готовы с тобою играть до поздния ночи,
  
   И сладко смеются, когда поешь твои песни! -
  
   Спокойся! - есть люди! и нас еще не забудут!" -
  
   Так в песнях Циклоп услаждал мученья любови! -
  
   "Мир, песни, свобода - мои: я всё презираю!"
  
   <1807>
  
  
  
  
  ДРУЗЬЯ
   Притек наконец! - вот уж три дня, три ночи в разлуке со мною!
   Ах, много и дня одного, чтобы состарeться в разлуке!
   Весна по зиме нам приятна, и яблоко слаще орехов;
   Богатей волною овца перед aгницей новорождeнной;
   И дева милее вдовы, троекратно супруга терявшей;
   Быстрее, живее тельца своенравная серна в долине;
   Любезней звучит соловей предо всеми в тенистых дубравах!..
   Стократно счастливей я всех, по разлуке тебя лобызая!
   Как путник, палящему солнцу, спешит под развесисто древо,
   Спешил, окрыленный, к тебе я во сретенье, друг мой сердечный!
   Да дышат над нами и в нас благодатные гении дружбы!
   Да скажут об нас и потомки святое и доброе слово:
   "Здесь были и жили друзья - на урок и веселье соседей!
   Сего нарицали: Любим; а другому привет был: Вернейший
   (То значили подлинно их имена в языке фессалийском);
   Друг друга любили равно и всегда. Без сомненья, то были
   Не нашего времени плод; то был плод от веков первобытных,
   Где сладостно, нежно до смерти любовь лишь любовью питалась!"
   Да будет и ныне сие, милосердый нам отче Кронидес! {1}
   Да так, не стареясь в любви, перейдем мы в жилища бессмертных,
   И некогда - многим векам, преисполнившим светлые круги, -
   Пришлец от земли сей унылой на мрачные бреги Аида
   Увидит нас там и воскликнет обнявшимся сладко: "Мир с вами!..
   И ныне о двух неразлучных - любезная смертных беседа!.."
   Но в воле блаженных сил горних исполнить душ наших желанье
   И в воле отвергнуть его! - Не печалься, о друг мой бесценный!
   Тебя воспрославлю, тебя возвещу я позднейшим грядущим потомкам,
   Поведаю чистую правду, пред правдой небес не краснея!
   Так! если когда, ненарочно, мой друг, хотя тень оскорбленья
   Я зрел от тебя (да и зрел ли?) - стократной сладчайшею жертвой
   Тогда же ты всё заменял - и в тени прояснялось веселье!..
   О вы, ухищренные веслами править, о чада Мегары,
   Вам слава и почесть! И вас я приветствую днесь, благодарный!
   Вы чтили, умели почтить Диоклeса любовь неизменну.
   Едва низойдет от небес к нам весна на луга златоцветны,
   Едва облекутся леса в испещренные, светлые ризы, -
   Почтенье сзывает всех граждан на гроб Диоклeса священный.
   Там юношей хоры кудрявых, там сонмы девиц черновласых;
   Над гробом склонившись, растет там пальма златых поцелуев!
   И кто всех страстнее, любезнее милых красавиц целует,
   Чьи пламенны вечно уста - все того украшают венцами,
   Того с похвалою и песнями к дому лик дев провождает,
   Ко матери, коя сретает драгого улыбкой, слезами!
   Но много блаженнее всех судия поцелуев сладчайших,
   Которому право дано лобызать всех, всех чередою!..
   Счастливец завидный целует, и судит, и рядит единый!
   Он молит любимца, служащего богу громов, Ганимеда,
   Да будут уста у него и приятны, и крепки, и нежны,
   Так верны, как камень испытный, которым купец чужеземный,
   Достоинство праведно злата узнавший, дает ему цену.
   <1815>
   1 Юпитер.
  
  
  
  
   МОСХ
  
  
  
   АМУР-БЕГЛЕЦ
  
   Амур мой сокрылся, бежал! - Ищите Амура,
  
   Ах! матерней нежной любви отдайте Амура!
  
   (Так с плачем Венера ко всем прохожим взывала.)
  
   Кто видел Амура? - и где, в лесах или в граде?
  
   Он сын мой, единственный сын! - кто скажет о милом,
  
   В награду тому поцелуй сладчайший Венеры!
  
   А кто приведет беглеца - и больше получит!
  
   Приметы хотите узнать, - о, много их, много!
  
   Амура от всех отличишь по первому взгляду:
  
   Младенец и бел, и румян, и строен, и ловок;
  
   Горящие очи блестят, сверкают, играют,
  
   Ум - ветер, мед - голос, речь - яд чарующей лести.
  
   А в гневе - о, бойтесь - свиреп, неистов, упорен,
  
   И правды не ждите: хитрец, он в шутках ужасен!
  
   Смиренье, беспечность в играх; в душе - самовластье.
  
   Так малы ручонки его - но как он стреляет!
  
   От звездного неба к брегам Коцита стреляет!
  
   Коварный, он весь обнажен, но мысли сокрыты!
  
   Как птичка, туда и сюда летает и скачет,
  
   Красавцев, красавиц, шутя, как розы, меняет;
  
   Посмотришь на лук - ничего; на стрелку - игрушка;
  
   Но лук со стрелою Олимп смущает великий.
  
   На раме Амура висит колчан златояркий,
  
   Исполненный стрел! - Ах! сама я лютость их знаю!
  
   Всё страшно в Амуре, всё! - Но много страшнее
  
   Светильник, от коего Феб, сам Феб воспалялся.
  
   Поймаешь Амура - свяжи, не слушай молений!
  
   Заплачет малютка - не верь: стократно обманет!
  
   Смеется, коварный, - держи... целует... - о, бойся! -
  
   Беги... поцелуи - беда, уста ядовиты!
  
   "Пусти меня, - скажет, - возьми за выкуп все стрелки!"
  
   О странник несчастный, брегись даров сих касаться!
  
   Амур есть огонь: все дары огнем напоенны!..
  
   <1807>
  
  
  
  

Другие авторы
  • Коллинз Уилки
  • Печерин Владимир Сергеевич
  • Линден Вильгельм Михайлович
  • Габбе Петр Андреевич
  • Хирьяков Александр Модестович
  • Бойе Карин
  • Раскольников Федор Федорович
  • Щепкин Михаил Семёнович
  • Аничков Иван Кондратьевич
  • Екатерина Ефимовская, игуменья
  • Другие произведения
  • Хомяков Алексей Степанович - Д. П. Святополк-Мирский. Славянофилы (Хомяков. Киреевский).
  • Лондон Джек - Небольшой счет, предъявленный Суизину Холлу
  • Михаловский Дмитрий Лаврентьевич - Стихотворения
  • Мальтбрюн - О плавании вокруг света кораблей Надежды и Невы под начальством Крузенштерна в 1803, 1804, 1805 и 1806 годах
  • Андреев Леонид Николаевич - Молодежь
  • Гарин-Михайловский Николай Георгиевич - Мои скитания
  • Бунин Иван Алексеевич - Птицы небесные
  • Шаликов Петр Иванович - Новое путешествие в Малороссию
  • Лажечников Иван Иванович - Ник. Смирнов-Сокольский. Книги, разочаровавшие авторов
  • Вассерман Якоб - Свободная любовь
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (30.11.2012)
    Просмотров: 350 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа