Главная » Книги

Лонгфелло Генри Уодсворт - Песнь о Гайавате, Страница 13

Лонгфелло Генри Уодсворт - Песнь о Гайавате


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

p;
  
  Взял все лучшие одежды,
  
  
  Взял оружье боевое,
  
  
  Пояса и ожерелья,
  
  
  Перья, трубки и кисеты!
  
  
  Двадцать глаз пред ним сверкали,
  
  
  Как глаза волков голодных.
  
  
   Напоследок он промолвил:
  
  
  "Я в товарище нуждаюсь:
  
  
  В путешествиях и дома
  
  
  Я всегда один, и нужен
  
  
  Мне помощник, Мэшинова,
  
  
  Кто б носил за мною трубку.
  
  
  Весь мой выигрыш богатый -
  
  
  Все меха и украшенья,
  
  
  Все оружие и перья -
  
  
  Все в один я кон поставлю
  
  
  Вот на этого красавца!"
  
  
  То был юноша высокий
  
  
  По шестнадцатому году,
  
  
  Сирота, племянник Ягу.
  
  
   Как огонь сверкает в трубке,
  
  
  Под седой золой краснея,
  
  
  Засверкали взоры Ягу
  
  
  Под нависшими бровями.
  
  
  "Уг!" - ответил он свирепо.
  
  
  "Уг!" - ответили и гости.
  
  
   И, костлявыми руками
  
  
  Стиснув чашу роковую,
  
  
  Ягу с яростью подбросил
  
  
  И рассыпал вкруг фигуры.
  
  
   Красным кверху пали пешки,
  
  
  Красным кверху пали змеи,
  
  
  Красным кверху и утята,
  
  
  Озавабики - все черным,
  
  
  Белым только рыбка, Киго;
  
  
  Только пять всего по счету!
  
  
   Улыбаясь, По-Пок-Кивис
  
  
  Положил фигуры в чашу,
  
  
  Ловко вскинул их на воздух
  
  
  И рассыпал пред собою:
  
  
  Красной, белой, черной краской
  
  
  На земле они блестели,
  
  
  А меж ними встала пешка,
  
  
  Встал Инайнивэг, подобно
  
  
  По-Пок-Кивису красавцу,
  
  
  Говорившему с улыбкой:
  
  
  "Пять десятков! Все за мною!"
  
  
  Двадцать глаз горели злобой,
  
  
  Как глаза волков голодных,
  
  
  В тот момент, как По-Пок-Кивис
  
  
  Встал и вышел из вигвама,
  
  
  А за ним племянник Ягу,
  
  
  Стройный юноша высокий,
  
  
  Уносил оленьи кожи,
  
  
  Горностаевые шубы,
  
  
  Пояса и ожерелья,
  
  
  Перья, трубки и оружье!
  
  
   "Отнеси мою добычу
  
  
  В мой вигвам на Нэго-Воджу!" -
  
  
  Властно молвил По-Пок-Кивис,
  
  
  Пышным веером играя.
  
  
   От игры и от куренья
  
  
  У него горели веки,
  
  
  И отрадно грудь дышала
  
  
  Летней утренней прохладой.
  
  
  В рощах звонко пели птицы,
  
  
  По лугам ручьи шумели,
  
  
  А в груди у Йенадиззи
  
  
  Пело сердце от восторга,
  
  
  Пело весело, как птица,
  
  
  Билось гордо, как источник.
  
  
  Гордо шел он по деревне
  
  
  В сером сумраке рассвета,
  
  
  Пышным веером играя,
  
  
  И прошел; по всей деревне
  
  
  До последнего вигвама,
  
  
  До жилища Гайаваты.
  
  
   Тишина была в вигваме.
  
  
  На порог никто не вышел
  
  
  К По-Пок-Кивису с приветом;
  
  
  Только птицы у порога
  
  
  Пели, прыгали, порхали,
  
  
  Там и сям сбирая зерна;
  
  
  Только Кагаги с вигвама
  
  
  Встретил гостя хриплым криком,
  
  
  С криком крыльями захлопал,
  
  
  Взором огненным сверкая.
  
  
  "Все ушли! Жилище пусто! -
  
  
  Так промолвил По-Пок-Кивис,
  
  
  Замышляя злую шутку. -
  
  
  Нет ни глупой Миннегаги,
  
  
  Ни хозяина, ни бабки;
  
  
  Тут теперь что хочешь делай!"
  
  
   Стиснув ворона за горло,
  
  
  Он вертел им, как трещоткой,
  
  
  Как мешком с травой целебной,
  
  
  Придушил его и бросил,
  
  
  Чтоб висел он над вигвамом,
  
  
  На позор его владельцу,
  
  
  На позор для Гайаваты.
  
  
   А потом вошел в жилище,
  
  
  Раскидал кругом порога
  
  
  Всю хозяйственную утварь,
  
  
  Раскидал куда попало
  
  
  Все котлы, горшки и миски,
  
  
  Мех бобров и горностаев,
  
  
  Шкуры буйволов и рысей,
  
  
  На позор Нокомис старой,
  
  
  На позор для Миннегаги.
  
  
   Беззаботно напевая
  
  
  И посвистывая белкам,
  
  
  Шел он по лесу, а белки
  
  
  Грызли желуди на ветках,
  
  
  Шелухой в него кидали;
  
  
  Беззаботно пел он птицам,
  
  
  И за темною листвою
  
  
  Так же весело и звонко
  
  
  Отвечали пеньем птицы.
  
  
   Со скалистого прибрежья
  
  
  Он смотрел на Гитчи-Гюми,
  
  
  Лег на самом видном месте
  
  
  И с злорадством дожидался
  
  
  Возвращенья Гайаваты.
  
  
   На спине, раскинув руки,
  
  
  Он дремал в полдневном зное.
  
  
  Далеко под ним плескались,
  
  
  Омывали берег волны,
  
  
  Высоко над ним сияло
  
  
  Голубою бездной небо,
  
  
  А кругом носились птицы,
  
  
  Стаи птиц носились с криком
  
  
  И почти что задевали
  
  
  По-Пок-Кивиса крылами.
  
  
  Он убил их много-много,
  
  
  Он десятками швырял их
  
  
  Со скалистого прибрежья
  
  
  Прямо в волны Гитчи-Гюми.
  
  
  И Кайошк, морская чайка,
  
  
  Наконец вскричала громко:
  
  
  "Это дерзкий По-Пок-Кивис!
  
  
  Это он нас избивает!
  
  
  Где же брат наш, Гайавата?
  
  
  Известите Гайавату!"
  

  
   ПОГОНЯ ЗА ПО-ПОК-КИВИСОМ
  
  
  
  Гневом вспыхнул Гайавата,
  
  
  Возвратившись на деревню,
  
  
  Увидав народ в смятенье,
  
  
  Услыхавши, что наделал
  
  
  Дерзкий, хитрый По-Пок-Кивис.
  
  
  
  Задыхался он от гнева;
  
  
  Злобно стискивая зубы,
  
  
  Он шептал врагу проклятья,
  
  
  Бормотал, гудел, как шершень.
  
  
  "Я убью его, - сказал он, -
  
  
  Я убью, найду злодея!
  
  
  Как бы ни был путь мой долог,
  
  
  Как бы ни был путь мой труден,
  
  
  Гнев мой все преодолеет,
  
  
  Месть моя врага настигнет!"
  
  
  
  Тотчас кликнул он соседей
  
  
  И поспешно устремился
  
  
  По следам его в погоню, -
  
  
  По лесам, где проходил он
  
  
  На прибрежье Гитчи-Гюми;
  
  
  Но никто врага не встретил:
  
  
  Отыскали только место
  
  
  На траве, в кустах черники,
  
  
  Где лежал он, отдыхая,
  
  
  И примял цветы и травы.
  
  
  
  Вдруг на Мускодэ зеленой,
  
  
  На долине под горами,
  
  
  Показался По-Пок-Кивис:
  
  
  Сделав дерзкий знак рукою,
  
  
  На бегу он обернулся,
  
  
  И с горы, ему вдогонку,
  
  
  Громко крикнул Гайавата:
  
  
  "Как бы ни был путь мой долог,
  
  
  Как бы ни был путь мой труден,
  
  
  Гнев мой все преодолеет,
  
  
  Месть моя тебя настигнет!"
  
  
  
  Через скалы, через реки,
  
  
  По кустарникам и чащам
  
  
  Мчался хитрый По-Пок-Кивис,
  
  
  Прыгал, словно антилопа.
  
  
  Наконец остановился
  
  
  Над прудом в лесной долине,
  
  
  На плотине, возведенной
  
  
  Осторожными бобрами,
  
  
  Над разлившимся потоком,
  
  
  Над затоном полусонным,
  
  
  Где в воде росли деревья,
  
  
  Где кувшинчики желтели,
  
  
  Где камыш шептал, качаясь.
  
  
  
  Над затоном По-Пок-Кивис
  
  
  Стал на гать из пней и сучьев;
  
  
  Сквозь нее вода сочилась,
  
  
  А по ней ручьи бежали;
  
  
  И со дна пруда к плотине
  
  
  Выплыл бобр и стал большими,
  
  
  Удивленными глазами
  
  
  Из воды смотреть на гостя.
  
  
  
  Над затоном По-Пок-Кивис
  
  
  Пред бобром стоял в раздумье,
  
  
  По ногам его струились
  
  
  Ручейки сребристой влагой,
  
  
  И с бобром заговорил он,
  
  
  Так сказал ему с улыбкой:
  
  
  "О мой друг Амик! Позволь мне
  
  
  Отдохнуть в твоем вигваме,
  
  
  Отдохнуть в воде прохладной, -
  
  
  Преврати меня в Амика!"
  
  
  
  Осторожно бобр ответил,
  
  
  Помолчал и так ответил:
  
  
  "Дай я с прочими бобрами
  
  
  Посоветуюсь сначала".
  
  
  И, ответив, опустился,
  
  
  Как тяжелый камень, в воду,
  
  
  Скрылся в чаще темно-бурых
  
  
  Тростников и листьев лилий.
  
  
  
  Над затоном По-Пок-Кивис
  
  
  Ждал бобра на зыбкой гати;
  
  
  Ручейки с невнятным плеском
  
  
  По ногам его бежали,
  
  
  Серебристыми струями
  
  
  С гати падали на камни
  
  
  И спокойно разливались
  
  
  Меж камнями по долине;
  
  
  А кругом листвой зеленой
  
  
  Лес шумел, качались ветви,
  
  
  И сквозь ветви свет и тени,
  
  
  По земле скользя, играли.
  
  
  
  Не спеша, поодиночке
  
  
  Собрались бобры к плотине;
  
  
  Осторожно показалась
  
  
  Голова, потом другая,
  
  
  Наконец весь пруд широкий
  
  
  Рыльца черные покрыли,
  
  
  Лоснясь в ярком блеске солнца.
  
  
  
  И к бобрам с улыбкой хитрой
  
  
  Обратился По-Пок-Кивис:
  
  
  "О друзья мои! Покойно,
  
  
  Хорошо у вас в вигвамах!
  
  
  Все вы опытны и мудры,
  
  
  Все на выдумки искусны,
  
  
  Превратите же скорее
  
  
  И меня в бобра, Амика!"
  
  
  
  "Хорошо! - Амик ответил,
  
  
  Царь бобров, Амик, ответил.
  
  
  Опускайся с нами в воду,
  
  
  Опускайся в пруд с бобрами!"
  
  
  
  Молча в тихий пруд с бобрами
  
  
  Опустился По-Пок-Кивис.
  
  
  Черной, гладкой и блестящей
  
  
  Стала вся его одежда,
  
  
  А хвосты лисиц на пятках
  
  
  В толстый черный хвост слилися,
  
  
  И бобром стал По-Пок-Кивис.
  
  
  
  "О друзья мои, - сказал он, -
  
  
  Я хочу быть выше, больше,
  
  
  Больше всех бобров на свете".
  
  
  "Хорошо, - Амик ответил, -
  
  
  Вот когда придем в жилище,
  
  
  В наш вигвам на дне потока,
  
  
  В десять раз ты станешь больше".
  
  
  
  Так под темною водою
  
  
  Шел с бобрами По-Пок-Кивис,
  
  
  Под водою, где лежали
  
  
  Ветви, пни и груды корма,
  
  
  И пришел с бобрами к арке,
  
  
  Что вела в вигвам обширный.
  
  
  
  Там опять он превратился,
  
  
  В десять раз стал выше, больше,
  
  
  И бобры ему сказали:
  
  
  "Будь у нас вождем отныне,
  
  
  Будь над нами властелином".
  
  
  
  Но недолго По-Пок-Кивис
  
  
  Мог почетом наслаждаться:
  
  
  Бобр, поставленный на страже
  
  
  В чаще шпажников и лилий,
  
  
  Вдруг воскликнул: "Гайавата!
  
  
  Гайавата на плотине!"
  
  
  Вслед за этим раздалися
  
  
  На плотине крики, говор,
  
  
  Треск валежника и топот,
  
  
  А вода заволновалась,
  
  
  Стала падать, понижаться,
  
  
  И бобры поняли в страхе,
  
  
  Что плотина прорвалася.
  
  
  
  С треском рухнула и крыша
  
  
  Их просторного вигвама;
  
  
  В щели крыши засверкало
  
  
  Солнце яркими лучами,
  
  
  И бобры поспешно скрылись
  
  
  Под водой, где было глубже;
  
  
  Но могучий По-Пок-Кивис
  
  
  Не пролез за ними в двери:
  
  
  Он от гордости и пищи,
  
  
  Как пузырь, распух, раздулся.
  
  
  
  В щели крыши Гайавата
  
  
  На него смотрел и громко
  
  
  Восклицал: "О По-Пок-Кпвис!
  
  
  Тщетны все твои уловки,
  
  
  Бесполезны превращенья, -
  
  
  Не спасешься, По-Пок-Кивис!"
  
  
  
  Без пощады колотили
  
  
  По-Пок-Кивиса дубины,
  
  
  Молотили, словно маис,
  
  
  На куски разбили череп.
  
  
  Шесть охотников высоких
  
  
  Положили на носилки,
  
  
  Понесли его в деревню;
  
  
  Но не умер По-Пок-Кивис,
  
  
  Джиби, дух его, не умер.
  
  
  
  Он барахтался, метался,
  
  
  Изгибаясь и качаясь,
  
  
  Как дверные занавески
  
  
  Изгибаются, качаясь,
  
  
  Если ветер дует в двери,
  
  
  И опять собрался с силой,
  
  
  Принял образ человека,
  
  
  Встал и в бегство устремился
  
  
  По-Пок-Кивисом лукавым.
  
  
  
  Но от взоров Гайаваты
  
  
  Не успел в лесу он скрыться;
  
  
  В голубой и мягкий сумрак
  
  
  Под ветвями дальних сосен,
  
  
  К светлой просеке за ними
  
  
  Вихрем мчался По-Пок-Кивис,
  
  

Другие авторы
  • Говоруха-Отрок Юрий Николаевич
  • Жадовская Юлия Валериановна
  • Киреевский Иван Васильевич
  • Каменев Гавриил Петрович
  • Хин Рашель Мироновна
  • Теренций
  • Мансырев С. П.
  • Логинов Ив.
  • Веселовский Александр Николаевич
  • Сушков Михаил Васильевич
  • Другие произведения
  • Чернышевский Николай Гаврилович - Г.Е.Тамарченко. "Что делать?" и русский роман шестидесятых годов
  • Илличевский Алексей Дамианович - Эпиграмма на М. И. Невзорова
  • Гидони Александр Иосифович - Всем сестрам по серьгам
  • Белинский Виссарион Григорьевич - Мелкие рецензии 1841 года
  • Будищев Алексей Николаевич - Ряженые
  • Толстой Лев Николаевич - Ответ польской женщине
  • Бедный Демьян - А. А. Волков. Демьян Бедный
  • Петров Александр Андреевич - Петров А. А.: биографическая справка
  • Струве Петр Бернгардович - В. И. Ленин. Экономическое содержание народничества и критика его в книге г. Струве
  • Короленко Владимир Галактионович - Яшка
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (28.11.2012)
    Просмотров: 285 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа