Главная » Книги

Кони Федор Алексеевич - Стихотворения, Страница 4

Кони Федор Алексеевич - Стихотворения


1 2 3 4 5 6 7

y">  
  
  Важничать, чваниться
  
  
  
  Нам нипочем!
  
  
  
  Штучками оными
  
  
  
  Смотришь- персонами
  
  
  
  Мы прослывем.
  
  
  
  Как бы то ни было,
  
  
  
  Только бы прибыло
  
  
  
  Звонкой в карман!
  
  
  
  Всё, что пользительно,
  
  
  
  Тут позволительно,
  
  
  
  Даже - обман!
  
  
  
  Вот мое правило.
  
  
  
  Оно доставило
  
  
  
  Мне капитал.
  
  
  
  Я уж не бегаю:
  
  
  
  Парочку пегую
  
  
  
  Им я достал.
  
  
  
  В дружбе с Задариным.
  
  
  
  Жить я стал барином:
  
  
  
  Балы даю!
  
  
  
  Жизнь веду чинную,
  
  
  
  Пью не полынную -
  
  
  
  Горское пью!
  
  
  
  Так-то, любезнейший,
  
  
  
  Совет полезнейший
  
  
  
  Не презирай:
  
  
  
  Дома ли, в свете ли,
  
  
  
  Чтоб не осетили, -
  
  
  
  Тон задавай!
  
  
  
  Будь сам покорнее.
  
  
  
  Был бы просторнее
  
  
  
  Угол в избе:
  
  
  
  Звякни деньжонками -
  
  
  
  С детками, с женками
  
  
  
  Придут к тебе!
  
  
  
  Легко прославиться!
  
  
  
  Никто не справится,
  
  
  
  Кто ты таков.
  
  
  
  Выше полковника,
  
  
  
  Лучше чиновника
  
  
  
  Ты без чинов!
  
  
  
  Собственной личностью,
  
  
  
  Звонкой наличностью
  
  
  
  Действуй вовек;
  
  
  
  Клюй, знай, как цыпочка,
  
  
  
  Скажут: Присыпочка -
  
  
  
  Вот человек!
  
  
  
  
   4
  
  
  
   <КУПЛЕТЫ ЗАДПРИНА>
  
  
  
  Премудреная задача
  
  
  
  Журналиста ремесло:
  
  
  
  Мне нужна на лето дача,
  
  
  
  Надо, чтоб в любви везло,
  
  
  
  Чтобы корм был для кармана,
  
  
  
  Пища для души была
  
  
  
  И бутылочка кремана
  
  
  
  Не сходила со стола.
  
  
  
  Нынче с каждого две шкуры
  
  
  
  Всякий силится содрать, -
  
  
  
  Отчего ж с литературы
  
  
  
  Мне оброков не сбирать?
  
  
  
  Я в газету облекаю
  
  
  
  Свою личность, как в броню;
  
  
  
  Деньги с книжников взимаю,
  
  
  
  А чуть н_е_ дал - разбраню.
  
  
  
  Там хватай хоть звезды с неба,
  
  
  
  Там что хочешь намели, -
  
  
  
  Я лишь тисну - и без хлеба
  
  
  
  Сядет раком на мели.
  
  
  
  Я статейками упрочил
  
  
  
  Вес, доход и капитал:
  
  
  
  Тех порочил, тех морочил,
  
  
  
  Тем кадил, а тех ругал!
  
  
  
  Наградить могу я славой
  
  
  
  И убить могу вполне;
  
  
  
  Благочиния управа
  
  
  
  Не мешает в этом мне.
  
  
  
  Нынче враг со мной издатель -
  
  
  
  Я роман не ставлю в грош;
  
  
  
  Завтра он со мной приятель -
  
  
  
  Я пишу: роман хорош!
  
  
  
  После вновь раскритикую...
  
  
  
  Тут не видно плутовства...
  
  
  
  Я формально публикую,
  
  
  
  Что пишу из кумовства!
  
  
  
  "Петербургские квартиры"
  
  
  
  Пишет Кони, слышал я;
  
  
  
  Там под видом он сатиры
  
  
  
  Хочет выставить меня.
  
  
  
  Надо, чтоб уж поневоле
  
  
  
  Тут я руку приложил, -
  
  
  
  Напишу: в них нету соли -
  
  
  
  Мне их автор насолил.
  
  
  
  Нет, меня не облапошат!
  
  
  
  Я придумал всё хитро;
  
  
  
  Напишу, что Кони - лошадь, -
  
  
  
  Благородно и остро!
  
  
  
  Да и Нестор-то {*} наш самый
  
  
  
  {* Нестор Васильевич Кукольник.}
  
  
  
  Запоет кукареку!
  
  
  
  Я его теперь за драмы
  
  
  
  То есть вот как распеку.
  
  
  
  Он намедни преотменный
  
  
  
  Пир давал на целый свет,
  
  
  
  И меня... о, дерзновенный!
  
  
  
  Он не позвал на обед.
  
  
  
  
   5
  
  
  
   <КУПЛЕТЫ ЗАДАРИНА>
  
  
  
  По числу наличных денег
  
  
  
  Судит нас крещеный мир:
  
  
  
  Тот бесчестен, кто бедненек,
  
  
  
  Кто же с деньгами - кумир.
  
  
  
  И к какой нас благодати
  
  
  
  Честь и совесть приведут?
  
  
  
  Честь писателя - в печати,
  
  
  
  Совесть чистая -
  
  
   (бьет по карману с деньгами)
  
  
  
  
  
   вот тут.
  
  
  
  Пусть зовут вас шарлатаном.
  
  
  
  Нынче кто ж не шарлатан?
  
  
  
  Только бейте по карманам -
  
  
  
  Так набьете свой карман!
  
  
  
  
   6
  
  
  
   <КУПЛЕТЫ КУТИЛИНА>
  
  
  
  Мог тогда б понтировать
  
  
  
  Я в азарте смелом.
  
  
  
  А теперь изволь метать
  
  
  
  Без наличных - с мелом.
  
  
  
  Уж угодно небесам,
  
  
  
  Хоть грызи тут ногти, -
  
  
  
  Попадешься не бесам,
  
  
  
  Кредиторам в когти.
  
  
  
  Случай вдруг лишил меня
  
  
  
  Денег и невесты,
  
  
  
  Хоть мне кажется, что я
  
  
  
  В ней лишен не Весты,
  
  
  
  А ударюсь об заклад,
  
  
  
  Что не засидится...
  
  
  
  Все ее почтут за клад, -
  
  
  
  Только бы жениться.
  
  
  
  С горем может пополам
  
  
  
  И с прекислой рожей
  
  
  
  Мне придется по полам
  
  
  
  Шаркать у вельможей!
  
  
  
  Обращусь теперь к задам,
  
  
  
  Хоть уроки горьки...
  
  
  
  И примусь опять за дам,
  
  
  
  Не найду ль рутёрки?
  
  
  
  <1840>
  
  
  
   202. АЛЬПУХАРА
  
  
  
   ГРАНАДСКАЯ БАЛЛАДА
  
  
  
   (Из Мицкевича)
  
  
  
  Замки маврские все пали,
  
  
  
  Сарацины все в цепях;
  
  
  
  Лишь один твердее стали,
  
  
  
  Хоть чума в его стенах.
  
  
  
  Непреклонна Альпухара,
  
  
  
  Альманзор ей верный щит,
  
  
  
  Но наутро ждут удара:
  
  
  
  Под стеной уж крест блестит.
  
  
  
  Чу! пальба, и вопль, и пламя!
  
  
  
  Вот минута тишины...
  
  
  
  На стене взвилося знамя,
  
  
  
  На мечетях нет луны!
  
  
  
  Но по трупам павших в брани
  
  
  
  Альманзор, как гений сил,
  
  
  
  Сквозь опасность, с саблей в длани,
  
  
  
  Путь широкий проложил.
  
  
  
  Горд испанский предводитель:
  
  
  
  Меж развалин и гробов
  
  
  
  Пенит кубки победитель,
  
  
  
  Делит злато и рабов.
  
  
  
  Но вот страж ему доносит:
  
  
  
  "Стран далеких паладин
  
  
  
  Говорить с героем просит,
  
  
  
  Что низринул сарацин".
  
  
  
  - "Пусть войдет!" И входит воин,
  
  
  
  Потуплен смиренный взор -
  
  
  
  То герой, что лавр достоин,
  
  
  
  Щит неверных - Альманзор.
  
  
  
  Альпухары вождь надменной
  
  
  
  Презрел бегством. Наг и бос,
  
  
  
  Он главу свою смиренно
  
  
  
  Победителю принес.
  
  
  
  "Вождь! - сказал он. - У порога
  
  
  
  Я кладу мою главу,
  
  
  
  Твоего признаю бога
  
  
  
  И пророком назову.
  
  
  
  Пусть несется весть, что братии
  
  
  
  И Аллаха я забыл,
  
  
  
  Что для вражеских объятий
  
  
  
  Грудь могучую открыл,
  
  
  
  Что гремевший мавров славой
  
  
  
  Исламизма верный сын,
  
  
  
  Под чужой склонясь державой,
  
  
  
  Стал вассалом - сарацин".
  
  
  
  Доблесть чтит прямой испанец,
  
  
  
  Победитель гостю рад:
  
  
  
  "Пусть он враг и чужестранец,
  
  
  
  По мечу он нам собрат!"
  
  
  
  И вот чествуют героя,
  
  
  
  Обнимают, руки жмут
  
  
  
  И, забыв упорство боя,
  
  
  
  Лавр в венок ему плетут.
  
  
  
  Весел мавр при новых братьях
  
  
  
  Живоносного креста,
  
  
  
  Он сжимает их в объятьях,
  
  
  
  Он целует их в уста.
  
  
  
  Бейте в бубны, ратны люди!
  
  
  
  Вождь Испании, ликуй!
  
  
  
  Мавр его жмет крепче к груди,
  
  
  
  Дольше длится поцелуй.
  
  
  
  Вдруг, окинув всё собранье,
  
  
  
  Он недвижим, взор застыл,
  
  
  
  Каждый мускул в содроганья,
  
  
  
  На руках узоры жил.
  
  
  
  Гнутся слабые колена,
  
  
  
  Вот он с хохотом упал,
  
  
  
  На губах клубится пена,
  
  
  
  А в руке сверкнул кинжал.
  
  
  
  "А, гяуры! что ж вы в страхе?
  
  
  
  Я не в сече - на земле
  
  
  
  Я простерт пред вами в прахе...
  
  
  
  Смерть в груди и на челе!
  
  
  
  Сарацин пришел с мольбою
  
  
  
  И предательством в ваш стан,
  
  
  
  Но он нес сюда с собою
  
  
  
  Смерти верный талисман.
  
  
  
  Посмотрите: я бледнею,
  
  
  
  Корчи руки мне свели,
  
  
  
  Но вы смертию моею
  
  
  
  Отойдете от земли.
  
  
  
  Плачет от чумы Гранада,
  
  
  
  Для меня ж она бальзам:
  
  
  
  Я гостинец черный яда
  
  
  
  В поцелуях роздал вам.
  
  
  
  Знайте ж, гяуры, - Востока
  
  
  
  Правоверные сыны
  
  
  
  Не срамят Коран пророка,
  
  
  
  Не мрачат святой луны!"
  
  
  
  Он замолк. И дикий пламень
  
  
  
  Вмиг потух в его очах,
  
  
  
  А рука вождя, как камень,
  
  
  
  Замерла & его руках.
  
  
  
  Но безжизнен мавр на месте,
  
  
  
  Он не свел с врагов лица,
  
  
  
  И усмешка злобной мести
  
  
  
  На устах у мертвеца.
  
  
  
  Опустела Альпухара,
  
  
  
  Груда камней, груда тел:
  
  
  
  Знать, от века божья кара
  
  
  
  Ей назначена в удел.
  
  
  
  И сбылося: что не смели
  
  
  
  Снять мечи - взяла чума!
  
  
  
  И в одной могиле стлели
  
  
  
  Шлем с оливой и чалма.
  
  
  
  <1842>
  
  
  203. <ЭПИГРАММА НА М. С. ВОРОНЦОВА>
  
  
   Могуч, величествен и грозен,
  
   В клуб _а_нглийский граф Воронцов вступил.
  
  
   Хоть он Шамиля не сразил,
  
  
   Зато теперь сражен им Позен.
  
   1845
  
  
  
   204. ЛЮБОВЬ
  
  
   Много дал бы я тому,
  
  
  
  Кто откроет тайну -
  
  
   Отчего и почему
  
  
   Сердце любит так случайно?

Другие авторы
  • Курицын Валентин Владимирович
  • Белинский Виссарион Григорьевич
  • Семевский Василий Иванович
  • Ходасевич Владислав Фелицианович
  • Адамов Григорий
  • Барятинский Владимир Владимирович
  • Бертрам Пол
  • Буслаев Федор Иванович
  • Мошин Алексей Николаевич
  • Лондон Джек
  • Другие произведения
  • Тютчев Федор Иванович - Библиография музыкальных произведений на слова Тютчева
  • Аверченко Аркадий Тимофеевич - Город Чудес
  • Слепцов Василий Алексеевич - Н. Якушин. "Крупный, оригинальный талант"
  • Тихомиров Павел Васильевич - Библиография. Новые книги по истории философии
  • Арапов Пимен Николаевич - Арапов П. Н.: Биографическая справка
  • Краснов Петр Николаевич - Армия
  • Языков Николай Михайлович - 21 апреля
  • Жихарев Степан Петрович - Биографическая справка
  • Воровский Вацлав Вацлавович - Тяжелые времена
  • Полнер Тихон Иванович - Драматические произведения А. П. Чехова.
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
    Просмотров: 303 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа