Главная » Книги

Клюшников Иван Петрович - Стихотворения, Страница 5

Клюшников Иван Петрович - Стихотворения


1 2 3 4 5 6 7

v>
  
  
   Год старый увенчал нас славой.
  
  
   Год новый мир нам принесет.
  
  
  Пусть ложь и эгоизм обступят нас облавой,
  
  
   За правых бог - он нас спасет.
  
  
   Болезни к росту: я уверен,
  
  
   Что все заветные мечты...
  
  
   "Entbehren sollst du, sollst entbehren!" {*} -
  
  
   {* "К лишениям ты должен быть готов, к
  
  
   лишениям готов" (нем.). - Ред. Стих
  
  
   из 1-й части "Фауста" Гете (сцена 2).}
  
  
   Шумит мне кто-то с высоты.
  
  
   Я только лишь спросил: кто ты?
  
  
   И почему soil ich entbehren,
  
  
   Когда я не дикарь, не зверь?..
  
  
   Вдруг тихо растворилась дверь...
  
  
  Больной души моей прекрасная подруга
  
  
   С улыбкой светло-грустною идет
  
  
   И, в Новый год почтить желая друга,
  
  
  Рубашку новую в подарок мне несет.
  
  
   Рубашечка пошита так красиво,
  
  
   Так мило сложена, что ах!
  
  
  Притом художница глядит полустыдливо,
  
  
  И огонек любви горит в ее глазах.
  
  
   Другой бы... Но ведь все поэты
  
  
   Те с придурью, те просто дураки
  
  
  (Хоть, впрочем, есть у них и лучшие приметы) -
  
  
  Я даже не пожал ей творческой руки
  
  
   И не принес благодаренья
  
  
   За милый и полезный дар.
  
  
   Семейный вспыхнул тут пожар.
  
  
  "Послушай, - говорит, - ушей моих мученье,
  
  
  Мурлыка!" - так она в сердцах зовет меня
  
  
  За то, что я свои бессмертные творенья,
  
  
  Как старый кот, сперва мурлычу про себя.
  
  
  "Мурлыка, - говорит, - чего ты так надулся?
  
  
   Или вчерашний жив еще угар?
  
  
   Или ты рифмой захлебнулся?
  
  
   Рубашка - первый божий дар
  
  
   (Хоть, впрочем, мы на предков не похожи:
  
  
   Мы кожу с ближнего дерем,
  
  
   Но уж белья себе не делаем из кожи.
  
  
   Мы это после разберем).
  
  
   Что для него подарок замарашки!
  
  
   Творец! Художник! Чародей! Поэт!
  
  
   Ну, сотвори хоть по одной рубашке
  
  
   Тем, у кого совсем рубашек нет!
  
  
  На свете есть тебя достойнее творенья,
  
  
   Которым - сам ты мне читал -
  
  
   В день светлого Христова воскресенья
  
  
  Рубашка чистая есть чистый идеал.
  
  
   Нет! не мечтать, а терпеливо
  
  
   И честно дело жизни совершить.
  
  
   Вопрос не в том, чтоб быть счастливым,
  
  
   Но чтоб достойным счастья быть:
  
  
   Из сердца выбить наважденья,
  
  
   Наукой ум освободить,
  
  
   Святое жизни обновленье
  
  
   Святою битвою купить;
  
  
   Ко счастью путь один - молитва
  
  
   И слово вечное Христа,
  
  
   И здесь одна святая битва -
  
  
   С собой под знаменем креста.
  
  
   Ты брось свои ученые замашки!
  
  
  Ты, эхо слабое божественных идей,
  
  
   Знай! - Новые и чистые рубашки
  
  
   Есть вечный идеал для всех людей.
  
  
   Ты пел: "Чертог твой вижду, спасе мой..." {*}
  
  
   {* Начало известного эксапостолярия: "Чертог
  
  
   твой вижду, спасе мой, украшенный, но одежды
  
  
   не имам, да вниду в онь. Просвети
  
  
   одеяние души моея, светодавче, и спаси мя".}
  
  
   И как еще ты пел во дни надежды!
  
  
   А этой светлой, праздничной одежды
  
  
   Нет и теперь, мой друг, у нас с тобой!
  
  
   Ты не сердись и не чади сигарой!
  
  
   Брось оду, свой халат надень!
  
  
   Иди чай пить в рубашке старой,
  
  
   И посвятим молитве этот день!"
  
  
   И я пошел за ней, как подсудимый.
  
  
   Но как тут жить? Ну что писать?
  
  
   Когда и в Новый год должны мы
  
  
   В рубашке старой щеголять?
  
  
  1877 или 1878
  
  
   2. ПОЛДЕНЬ. В РЕДАКЦИИ ЖУРНАЛА
  
  
  Журналист и писатель (вполпьяна).
  
  
  
  
  Писатель
  
  
   Я басенкой на Новой год Крылова,
  
  
   Как дедушку, почтить хотел;
  
  
   Но так как он уж просветлел
  
  
   И для него ненадобна обнова,
  
  
  То предлагаю вам. Ну, вы - совсем другое,
  
  
   И вам еще не чуждо всё земное.
  
  
   Притом же издаете вы журнал
  
  
   Не из "одной лишь чести", я слыхал.
  
  
  А жить так дорого... и потому не диво,
  
  
  Что предлагаю вам я договор такой:
  
  
   Фунт табаку за каждый стих счастливый
  
  
   И четверть фунта за пустой.
  
  
  
  
  Журналист
  
  
  Не дорого ль?
  
  
  
  
  Писатель
  
  
  
  
  О, нет! Некрасов скажет то же.
  
  
  Стихи счастливые поэтам не легки.
  
  
  Мы не писали б их, не будь мы дураки,
  
  
   В конце концов - они себе дороже.
  
  
   Не помню я, в каком стихотвореньи
  
  
   На днях случилось мне читать:
  
  
   Когда на душу вдохновенье,
  
  
   На сердце снидет благодать -
  
  
  Нам плакать хочется, а не стихи писать!..
  
  
   Мы делим с вами жизни бремя
  
  
   Делите ж и доходец пополам!
  
  
   А оду кончу я в другое время
  
  
   И - даром поднесу, пожалуй, вам.
  
  
  
  
  Журналист
  
  
   Ну, хорошо, ударим по рукам!
  
  
  Прощайте! С лестницы идите вы легонько!
  
  
  
  
  (Про себя)
  
  
  А все-таки немного дорогонько!
  
  
  <1880>
  
  
  
  3. ВЕЧЕР. CHEZ-SOI. {*}
  
  
  ПРЕД ИКОНОЙ МАТЕРИ ВСЕХ СКОРБЯЩИХ
  
  
   {* У себя (франц.). - Ред.}
  
   Здесь мать скорбящих - дивная картина!
  
   Художник воплотил святую благодать -
  
   Смерть крестную божественного сына
  
   Божественно оплакивает мать.
  
  
  Она в слезах - то слезы умиленья,
  
  
  То скорбь пречистая души святой,
  
  
  А на устах улыбка примиренья
  
  
  И торжества победы над собой.
  
  
  Любовь! Любви таинственная сила -
  
  
  Могучий врач печалей и скорбей!
  
  
  Всё поняла она и всё простила,
  
  
  И молится - святая! - за людей.
  
  
  Века уж льются слезы неземные,
  
  
  В них мировая скорбь горит,
  
  
  И катятся как перлы дорогие
  
  
  На дольный прах с божественных ланит.
  
  
  Я здесь один, главой склоняюсь в прахе,
  
  
  Едва дерзая на нее взглянуть,
  
  
  В немой тоске и в беспредметном страхе,
  
  
  Волнующем мою больную грудь:
  
  
  В укор мне льются слезы те святые!
  
  
  Свое паденье смутно сознаю,
  
  
  И чудится, что перлы дорогие
  
  
  Впиваются в больную грудь мою.
  
  
  И плачу я, и струны золотые
  
  
  Моей души, чуть слышные, звучат:
  
  
  То звуки детства - милые, снятые,
  
  
  Когда я был душою чист и свят.
  
  
  Гляжу вперед с волненьем и тоскою,
  
  
  С волненьем и тоской гляжу назад -
  
  
  Пред божеством, пред жизнью, пред собою
  
  
  Я виноват, я страшно виноват!
  
  
  Я блудный сын! Пи кровью отчей иивы,
  
  
  Ни даже потом я не оросил;
  
  
  Раб суеты, лукавый и ленивый,
  
  
  Я отчий дар безумно расточил.
  
  
  Кумиров черни к грязному подножью,
  
  
  Не веря в них, я голову клонил.
  
  
  Насквозь грехом, насквозь пропитан ложью,
  
  
  Грешил и плакал, плакал и - грешил.
  
  
  Я обуян - и нет мне оправданья!
  
  
  А дни бегут, и в сердце стынет кровь!
  
  
  Всё ложь! всё ложь! И рабские страданья,
  
  
  И рабский гнев, и рабская любовь,
  
  
  И рабский страх перед законной битвой,
  
  
  И рабский бунт - безумия печать!
  
  
  Спаси меня святой твоей молитвой
  
  
  И научи безропотно страдать!
  
  
  Я пережил все помыслы земные
  
  
  И нищий духом богу предстаю.
  
  
  Мне слез! Мне слез! Пусть перлы дорогие
  
  
  Мне исцелят больную грудь мою!
  
  
  Спаси меня! Дай слезы умиленья
  
  
  И мир души - безумства след стереть!
  
  
  И разум дай - любить твои веленья,
  
  
  Свободным жить! Свободным умереть!
  
  
  <1880>
  
  
  
  
  ---
  
  
  
   В РОДНОМ ДОМИКЕ
  
  
   Столицы шумной лишний житель,
  
  
   Бежав от сплетен и вестей,
  
  
   Я снова посетил обитель
  
  
   Погибшей юности моей.
  
  
   Вот он - предел моих скитаний,
  
  
   Здесь расцвела моя весна.
  
  
   Каких волшебных обаяний
  
  
   В то время жизнь была полна!
  
  
   Всё то ж укромное жилище,
  
  
   И сад, и вербы у ворот,
  
  
   И пруд, и церковь, и кладбище -
  
  
   Кругом всё то ж, а я - не тот.
  
  
   Да, я не тот, что был я прежде,
  
  
   Когда я верил и любил.
  
  
   Уж в сердце места нет надежде,
  
  
   В душе нет прежних свежих сил.
  
  
   Уста дрожат, и плачут очи...
  
  
   О, где вы, где моей весны
  
  
   Святые дни, святые ночи,
  
  
   Святых ночей святые сны?
  
  
   Вы не сбылись! Толпой угрюмой
  
  
   За вами вслед другие дни,
  
  
   Другие сны, другие думы
  
  
   Блаженство сердца унесли.
  
  
   Вот комнатка, где я учился.
  
  
   Здесь прозвучал мне первый стих,
  
  
   Здесь я так пламенно молился
  
  
   И за себя и за своих...
  
  
   И их уж нет!.. Но он сияет
  
  
   В венце терновом и в крови,
  
  
   Как прежде на меня взирает
  
  
   С любовью кроткий лик любви,
  
  
   И тихо стал я на колени
  
  
   Над гробом прошлого вздохнуть,
  
  
   Излить мольбы, проклятья, пени...
  
  
   Всё, чем полна больная грудь...
  
  
   . . . . . . . . . . . . . . . . .
  
  
   . . . . . . . . . . . . . . . . .
  
  
   Я здесь умру!.. Ты, сеет суровый,
  
  
   Оставь меня! Забудь меня!
  
  
   Твой беглый раб, твои оковы
  
  
   Здесь, бог поможет, сброшу я.
  
  
   А ты - в веках венчанный кровью,
  
  
   Дух вечной правды и любви,
  
  
   Твоей всесильною любовью
  
  
   Страдальца душу оживи!
  
  
   Прости меня! от треволненья
  
  
   Дай в мире сердцу, отдохнуть!
  
  
   Набрось покров на заблужденья
  
  
   И уврачуй больную грудь!
  
  
   <1880>
  
  
  
  
  БЕАТРИЧЕ
  
  
   Бледнеют звезды полуночи,
  
  
   Луна заснула в облаках,
  
  
   Но сна мои не знают очи,
  
  
   В душе тоска, тревога, страх.
  
  
   Лампада гаснет - я вздыхаю
  
  
   И плачу о погибшем дне,
  
  
   Сквозь слез едва-едва читаю -
  
  
   Не наяву и не во сне -
  
  
   Больной души моей скрижали,
  
  
   Где трудно прожитые дни
  
  
   Так беспощадно начертали
  
  
   Сказанья верные свои:
  
  
   Невзгоды жизненной дороги,
  
  
   Безумных сил безумный гнет,
  
  
   Ошибок страшные итоги
  
  
   И счастья вечный недочет;
  
  
   Где всё, что отнято судьбою
  
  
   И жизнью у души моей...
  
  
   И вдруг явилась предо мною
  
  
   В сияньи розовых лучей -
  
  
   Она! - Знакомое виденье!
  
  
   В ней всё о прошлом говорит:
  
  
   И очи, полные томленья,
  
  
   И бледный мат ее ланит,
  
  
   Ее сверкающие плечи
  
  
   В каскаде шелковых кудрей,
  
  
   Волшебных уст немые речи,
  
  
   Понятные душе моей;
  
  
   Волнистый стан, ко мне склоненный,
  
  
   Полупрозрачные персты...
  
  
   И я очнулся, пробужденный
  
  
   Сияньем дивной красоты.
  
  
   Замолкли злой судьбы угрозы,
  
  
   Молчит душевная гроза,
  
  
   Иные, радостные слезы
  
  
   Туманят жадные глаза.
  
  
   Она, колеблясь, улетает
  
  
   В объятьях молодого дня,
  
  
   И, мнится, свыше призывает
  
  
   Благословенье на меня.
  
  
   В душе гармония святая,
  
  
   Чуть слышно сердце бьется вновь,
  
  
   Таинственно переживая
  
  
   Святую, первую любовь.
  
  
   Печальных дней моих отрада!
  
  
   Подруга милых сердцу дней!
  
  
   Неугасимая лампада
  
  
   В святилище души моей!
  
  
   Гори! Сияй! И тьме окрестной
  
  
   Объять святыни не давай!
  
  
   И до конца стези безвестной
  
  
   Не угасай! не угасай!
  
  
   <1880>
  
  
  
  NOVA ARS POETIC. {*}
  
  
   МЕЧТЫ И ИДЕАЛЫ ПОЭТА БУДУЩНОСТИ
  
   {* Новое поэтическое искусство (лат.). - Ред.}
  
  
  
  
  
  
   Памяти А. С. Пушкина
  
  
   Я выстрадал прекрасную могилу,
  
  
   Она давно меня к себе влечет;
  
  
   Здесь, на земле, она чудесной силой
  
  
   И храмы и дворцы переживет.
  
  
   Я не умру, сосуд души скудельный
  
  
   Разрушится и обратится в прах,
  
  
   Но дух любви, дух вечный, беспредельный,
  
  
   Найдет приют в родных себе душах.
  
  
   Я всё сберег, что мне дала природа,
  
  
   От юности я изучать привык
  
  
   Судьбы и дух родимого народа
  
  
   И братьев гармонический язык.
  
  
   Знакомы мне и слезы вдохновенья,
  
  
   И слезы горькие больных умов,
  
  
   И гениев бессмертные творенья,
  
  
   И злоба дня, и злоба всех веков.
  
  
   Мой век знаком: я сам с ним заблуждался,
  
  
   Безумием неверия болел,
  
  
   Мечтами - жаждой жизни! - упивался
  
  
   И злобой дня безвременно кипел.
  
  
   Я знаю жизнь: за прелесть обаянья,
  
  
   За капли радости безумных дней
  
  
   Я заплатил истомой и страданьем
  
  
   Обманутой, больной души моей.
  
  

Другие авторы
  • Денисов Адриан Карпович
  • Вентцель Николай Николаевич
  • Пруссак Владимир Васильевич
  • Василевский Лев Маркович
  • Свободин Михаил Павлович
  • Митрополит_Антоний
  • Крюков Федор Дмитриевич
  • Бестужев-Рюмин Константин Николаевич
  • Мориер Джеймс Джастин
  • Вольтер
  • Другие произведения
  • Коваленская Александра Григорьевна - В сорочке родилась
  • Островский Александр Николаевич - Горячее сердце
  • Салов Илья Александрович - Тернистый путь
  • Эсхил - Агамемнон
  • Морозов Михаил Михайлович - Король Генрих Iv
  • Гайдар Аркадий Петрович - Дальние страны
  • Батюшков Федор Дмитриевич - Провансальская литература
  • Карамзин Николай Михайлович - История государства Российского. Том 1
  • Хвольсон Анна Борисовна - Краткая библиография прижизненных изданий
  • Сенковский Осип Иванович - "Горе от ума", комедия в четырех действиях, в стихах. Сочинение А. С. Грибоедова
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
    Просмотров: 222 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа