Главная » Книги

Глинка Федор Николаевич - Карелия, или заточение Марфы Иоанновны Романовой, Страница 8

Глинка Федор Николаевич - Карелия, или заточение Марфы Иоанновны Романовой


1 2 3 4 5 6 7 8

ока, прославившегося святою жизнью в странах, составляющих ныне Олонецкую губернию, видно, что сей Лазарь, уроженец из Рима, жил долгое время в Новгороде и, наконец, но сказанному в бывшем ему видении, отправился к озеру Онеге в Мурмское урочище, которое и поступило впоследствии во владение основанного им монастыря, по духовному завещанию некоего Ивана Фомина, жителя Славянского конца в Новгороде, в лето от Р. X. 1182. Лазарь написал сам свое житие слогом простодушным, ручающимся за истину повествования. В сем житии, между прочим, описано явление Пресвятыя Богородицы и сказано, что святому Имени Ее подобало явиться и прославиться в сих местах. Житие Лазаря Мурмского в рукописи получил я от Т. В. Баландина, занимающегося здесь с давнего времени описанием достопамятностей Олонецкого края. Доставлением же мне некоторых сведений, почерпнутых (по указанию известного путешествующего профессора Шегрена) из архива Олонецкого уездного суда, обязан я купцу Ивану Федоровичу Редуеву, имеющему жительство, свои торговые занятия и лесопильные заводы в городе Олонце.
  41 Здесь, в этом монологе монаха, находим крайне близкое подражание 37 главе Иезекииля. Вероятно, в пустынном своем уединении, питая ум священными книгами, он усвоил себе многие места из оных.
  42 Лудами называют здесь подводные мели.
  43 Простой здешний народ приветствует, кого хочет обласкать, названием "красное солнышко".
  44 В милостивой грамоте, пожалованной в 1613 году царем Михаилом Федоровичем Романовым тем, кои оказали услуги матери его Марфе Иоанновне во время заточения ее в Выгозерскон стане, царствование Бориса Годунова названо самоохотною державою.
  45 Не имея возможности посетить лично те места древней Заонежской пятины, где находилась в печальном заточении родоначальница Романовых, я просил одного из здешних чиновников (Мих. Алекс. Ксил), бывавшего в Толвуйской вотчине, описать мне, как он их видел. Нижеследующее есть сообщенное им сведение. Я помещаю его без всякой перемены: "В 1827 году в июне месяце, случайно проезжая через Толвуйский погост, я любопытствовал узнать о месте, на коем некогда стоял уединенный терем знаменитой страдалицы, царицы Марфы Иоанновны. Некоторые из старожилов удовлетворили несколько любопытству моему. Мне показали, позади крестьянских строений, в прямой почти линии с церковью (на месте коей существовал в древности монастырь), небольшую площадку, огороженную тыном; внутренность оной поросла крапивою и репейником, но инде желтеются подсолнечники; всё, что уцелело от бывшего терема, есть фундамент, складенный из огромных камней булыжника, коего на берегах озера Онеги находится во множестве. Место, на коем стоял терем, несколько возвышенно: но, судя по пространству фундамента, жилище Государыни Русской не было обширно. Вид на север. Окрестности не представляют ничего приятного для взора, и осенью, когда необозримая Онега шумит и волнуется, места сии должны быть еще печальнее. Вдали - на горизонте - синеются берега Чолмужской волости, где живут так называемые обельные крестьяне: влево, к северо-западу, виден остров, принадлежащий Палеостровскому монастырю, где покоятся мощи св. угодника. Возвращаясь к церкви Тол вуйской, мне показали, возле самой ограды, огромный камень, на коем (но в котором году, неизвестно) казнено четвертованием несколько злодеев, дерзнувших наложить святотатственные руки на бывшего в то время (в монастыре) архимандрита".
  Между 1828-1830
  
  
  
  
  ПРИМЕЧАНИЯ
  Карелия, или Заточение Марфы Иоанновны Романовой Над поэмой ("описательным стихотворением") "Карелия" Федор Глинка работал в ссылке, она печаталась сначала по частям, а в 1830 году вышла отдельным изданием. По выходе поэма вызвала сочувственные отклики у представителей почти всех направлений литературной жизни. Её высоко оценил А. С. Пушкин. "Изо всех наших поэтов Ф. Н. Глинка, может быть, самый оригинальный", - писал он в связи с нею (Лит. газ. - 1830. - No 10. - 15 февр.).
  Исследователь творчества Глинки В. Г. Базанов пишет: "Фактически в "Карелии" объединены три сюжета: исторический - о Марфе Иоанновне Романовой, сосланной Борисом Годуновым в Толвуйский погост; рассказ монаха-отшельника о прибытии его в Карелию; фольклорно-этнографический, состоящий из картин карельской природы и изображения быта северных крестьян". За основу поэмы взяты подлинные события времен смуты начала XVII века. В 1603 году семья Романовых-Юрьевых, принадлежавшая к старинному московскому боярскому роду, была схвачена по приказу Бориса Годунова по подозрению в попытках извести царя и захватить власть. Однако подлинной причиной отношения к Романовым были, во-первых, близкое свойство их с династией Рюриковичей (через Анастасию Романовну, первую и любимую жену Ивана Грозного, с которой был связан наиболее плодотворный период его царствования, период взятия Казани и "собора примирения"), а также народная любовь к боярину Никите Романовичу, бывшему, с одной стороны, приближенным Грозного царя, а с другой - не запятнанным в опричнине. Его сын, Федор Никитич, был пострижен по приказанию Бориса Годунова в монахи с именем Филарета, тем не менее продолжал заниматься государственной деятельностью. Во время польского нападения он был в Польше в составе русского посольства. На требования признать власть польского королевича Владислава ответил отказом, за что был брошен в темницу. Жена Федора Никитича также была пострижена в 1603 году и сослана в Олонецкий край, где жила как инокиня Марфа. Народное ополчение 1610-1612 годов, возглавляемое Мининым и Пожарским, освобождало Москву от поляков под знаменем восстановления русской государственности на исторически сложившихся основах. Однако из-за прекращения коренной династии Рюриковичей встала необходимость выбора царя - основателя нового царствующего дома. Такой выбор был сделан "советом всея земли" (земским собором) в марте 1613 года. Царем стал Михаил Федорович Романов, тогда пятнадцатилетний юноша. Избрание царя было прежде всего выбором рода, связанного с Рюриковичами, с одной стороны, не запятнанного ни в опричнине, ни в сотрудничестве с захватчиками - с другой. Это было победой одновременно дворянства (тогда служилых людей в самом широком смысле), горожан, купцов, "черного" (свободного) крестьянства и казачества над разлагавшейся боярской верхушкой. В 1618 году архимандрит Филарет стал патриархом Московским и всея Руси. Для понимания символики поэмы "Карелия" следует также помнить, что в средневековой византийской и русской письменности ("Откровение Мефодия Патарского" и другие источники, связанные с Книгой Даниила), а также в народных песнях и духовных стихах с именем царя Михаила, ведомого его небесным покровителем Михаилом Архангелом, связано освобождение от нечестивых и торжество правды.
  Сочувствие, которое вызвала "Карелия" в литературных кругах, не полностью было разделено людьми, стоявшими ближе к церкви. Это касалось прежде всего стихотворных переложений священных текстов и отрывков из творений отцов церкви. Выражавший это мнение А. Галахов писал в связи с "Карелией": "Кто знаком с творениями великих пустынножителей, тому не трудно видеть, на сколько их исповедь ощущений и созерцаний, патетизмом религиозного одушевления, плодовитостью духовной жизни превосходит образцы лирических излияний автора, слишком общих, скудных и почти бесхарактерных" (журнал Министерства народного просвещения. - 1875. - Ч. СХХХII). То же самое касается, впрочем, и остальных подобных переложений и "духовных стихотворений". Сегодня совершенно очевидно, что сила "Карелии" прежде всего в осмыслении истоков русской государственности, ее исторических основ, источниках ее силы и крепости. Интересна и "фольклорно-этнографическая" сторона ее. Надо сказать, что в отличие от многих европейских и американских книг "о туземцах" в поэме Глинки нет чувства превосходства, национальной кичливости. Являясь одновременно поэмой об истоках дружбы и сплочения народов России, "Карелия" раскрывает одну из важнейших для дальнейшего труда Глинки тем - тему Москвы как сердца российского общегосударственного и народного единства.
  Введение (с. 131). Россини Джоаккино (1792-1858) - итальянский оперный композитор. Повенчанка - небольшая речка близ Петрозаводска.
  Часть первая (с. 136). Самоохотный царь - в народных представлениях о государстве строго разделялись законный, венчанный государь и царь "самоохотный", захвативший престол неправдой; царство царя самоохотного неизбежно так или иначе гибнет. Крайнее выражение "самоохотности" - самозванство, присвоение себе заведомо чужого, законного царского имени. Толвуя - местность в Олонецком крае, где был расположен Толвуйский погост, куда была сослана Марфа Иоанновна. Смирна - греческий город в Малой Азии. Иемия - Йемен. Едем (Эдем) - рай. Вифлеем - город, где родился Иисус Христос. Младая Лазаря сестра - по Евангелию, Мария, сестра Лазаря, воскрешенного Христом.
  Часть вторая (с. 143). Шунга - местность в Карелии. Лапландцы (или лопари) - угро-финская народность саамов, живущая на Кольском полуострове, на севере Финляндии и Швеции. Мстислав и Редедя - тмутараканский князь Мстислав Владимирович и касожский богатырь Редедя, поединок которых, по летописи, решил в 1022 году исход борьбы между Русью Тмутараканской и касогами. Байя - древнеримский приморский город близ Неаполя. Марон Публий Вергилий (70-19 до н. э.) - древнеримский поэт, автор "Энеиды". И в их работах сокровенных был светоч - мертвая глава. Но жизнь из-за нее светилась! - "свет" алхимиков - мнимый, обманный, "прелестный", как и "астральный свет" других мистических учений. Патмос - остров в Эгейском море, где апостол Иоанн Богослов получил и записал Откровение (Апокалипсис). Омир - Гомер. Суна - река, на которой находится водопад Кивач.
  Часть третья (с. 157). Соломон - царь древнего Израиля. В средневековье ему приписывалось множество "отреченных" книг, одну из которых упоминает Глинка. Сказки про Илью - здесь: Илья Муромец, богатырь Киевской Руси. Иеруслан - Еруслан Лазаревич, герой русских сказок и песен. Уткин Николай Иванович (1780-1863) - русский художник-гравер. Мурма - Мурманский край, Кольский полуостров. Укша, Косалма, Конче - карельские селения.
  Часть четвертая (с. 167). Он созерцания путем взошел на высшие ступени духовности - монах, герой поэмы, принадлежал к числу исихастов (греч. "исихия" - молчание), учеников фессалоникийского архиепископа Григория Паламы. Исихастское движение началось в Греции, охватило южнославянские страны и Русь. Советский исследователь Г. М. Прохоров писал: "Не переставая спасаться от "мира", эти люди почувствовали себя в силах начать "встречное" движение - в мир, к миру. В исихастском движении можно, проецируя его на план жизни общества, наметить ряд фаз или стадий: "келейную", "теоретического выражения" и "общественно-политическую" (Прохоров Г. М. Повесть о Митяе: Русь и Византия в эпоху Куликовской битвы. - Л., 1978. - С. 11). Ставшая в XV веке центром православия, Русь переживала невиданный подъем исихастского движения - "Домострой" предписывает исихастскую практику простым мирянам.
  Сивиллы - древнеримские предсказательницы. Господь повел меня из града - переложенная Глинкой 37-я глава пророчества Иезекииля ("видение сухих костей"), читаемая на утрени Великой Субботы (накануне Пасхи), толкуется как прообраз всеобщего воскресения мертвых. Израиль - по православному толкованию Израиль ("народ Божий") - сама церковь, прообразом которой был древний народ Израиля. После распятия Иисуса Христа израильский народ утратил свою богоизбранность. Где власть Аполиона? - Аполион в Апокалипсисе - смерть, небытие, враг рода человеческого. И преклонить своп главу к святым мощам в святом соборе! - после венчания на царство в Успенском соборе Кремля царь шел поклониться мощам святых и могилам своих предков-предшественников в Архангельский собор.

Категория: Книги | Добавил: Armush (28.11.2012)
Просмотров: 226 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа