Главная » Книги

Державин Гавриил Романович - Стихотворения

Державин Гавриил Романович - Стихотворения


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

Романович Державин. Стихотворения.
  
  
  
  
  
  Источник: Г. Р. Державин. СОЧИНЕНИЯ.
  Составление, биографический очерк и комментарии И. И. Подольской
  Иллюстрации и оформление Е. Е. Мухановой и Л. И. Волчека
  (C) Издательство "Правда", 1985 Составление. Биографический очерк.
  
  
   Комментарии. Иллюстрации.
  СОДЕРЖАНИЕ:
  Стихотворения:
  Разлука
  Сонет
  Пикники
  Кружка
  Правило жить
  Невесте
  Препятствие к свиданию с супругой
  На рождение в Севере порфирородного отрока
  К портрету Михаила Васильевича Ломоносова
  Князю Кантемиру, сочинителю сатир
  На гроб вельможе и герою
  *На смерть князя Мещерского
  *Ключ
  *К первому соседу
  На модное остроумие 1780 года
  На Новый год
  На выздоровление Мецената
  *Фелица
  Благодарность Фелице
  Решемыслу
  *Бог
  *Видение Мурзы
  Желание Зимы
  *Властителям и судиям
  *На смерть графини Румянцовой
  Справки
  *Осень во время осады Очакова
  Философы, пьяный и трезвый
  На Счастие
  Праведный судия
  *Изображение Фелицы
  *На взятие Измаила
  *Любителю художеств
  *Прогулка в Сарском Селе
  *Водопад
  *Ко второму соседу
  Анакреон в собрании
  К силуэту Ивана Ивановича Хемннцера
  Скромность
  Заздравный орел
  *На умеренность
  На птичку
  Амур и Псишея
  *Храповицкому ("Товарищ давний, вновь сосед...")
  *Горелкн
  Колесница
  *Меркурию
  Буря
  *Призывание и явление Плениры
  Пчелка
  *Вельможа
  *Мой истукан
  Ласточка
  На смерть Катерины Яковлевны, 1794 году июля 15 дня
  приключившуюся
  *К лире ("Звонкоприятная лира!")
  *Соловей
  *На кончину великой княжны Ольги Павловны *Приглашение к обеду
  Фельдмаршалу графу Александру Васильевичу Суворову-Рымникскому на пребывание его в Таврическом дворце 1795 года
  Анакреон у печки
  Гостю
  Хариты
  *Флот *Павлин
  Доказательство творческого бытия
  Другу
  Потопление
  *На рождение царицы Гремиславы. Л. А. Нарышкину
  Послание Мурзы Багрима к царевне Доброславе
  Афинейскому витязю
  *Памятник
  *На возвращение графа Зубова из Персии
  К лире ("Петь Румянцева сбирался...")
  Храповицкому ("Храповицкий! дружбы знаки.,.")
  К Музе
  Пришествие Феба
  Возвращение Весны
  Сафо
  КуПИДОН
  Дар
  Развалины
  Желание
  Люси
  Рождение Красоты
  Соловей во сне
  Венерин суд
  *Капнисту
  *Урна
  *О удовольствии
  К портрету В. В. Капниста
  К самому себе
  Геркулес
  Богатство
  Арфа
  Цепи
  *На ворожбу
  *Похвала сельской жизни
  Похвала за правосудие
  *На победы в Италии
  Жуковскому и Родзянке, приславшим с большими похвалами автору перевод его оды "Бог" на французском языке .
  На переход Альпийских гор
  Утро
  *Снигирь
  На смерть графа Александра Васильевича Суворова-Рымникского, князя Италийского, в С.-Петербурге <1800> года
  "Всторжествовал - и усмехнулся..."
  Гитара
  Тишина
  На разлуку
  Венчание Леля
  *Тончию
  Приношение красавицам
  Пламиде
  Кузнечик
  Охотник
  Любушке
  Шуточное желание
  Хмель
  Анакреоново удовольствие
  Мореходец
  Махиавель
  Деревенская жизнь
  *К царевичу Хлору
  "Ареопагу был он громом многократно..."
  *Память другу
  Фонарь
  *Мужество
  *Волхов Кубре
  *Оленину
  *Лебедь
  На гроб NN
  На пастуший балет
  Фалконетов Купидон
  Цыганская пляска .
  "Кто вел его на Геликон..."
  Мщение
  Четыре возраста
  Облако
  *Гром
  Поминки
  Признание
  *Графу Стейнбоку
  Персей и Андромеда
  Атаману и войску Донскому
  *Евгению. Жизнь Званская
  Милорду, моему пуделю
  Привратнику
  Альбаум
  Задумчивость
  К Правде
  "Уж я стою при мрачном гробе..."
  Издателю моих сочинений
  "Тебе в наследие, Жуковской!.."
  Водомет
  Аспазии
  Синичка
  Незабудка
  На гробы рода Державиных в Казанской губернии и уезде, в селе Егорьеве
  Надежда
  Явление
  Римскому народу
  Аристиппова баня
  На храм при Гапсале
  Эхо
  К Меценату
  Полигимнии
  "Враги нам лучшие друзья..."
  К портрету Ивана Ивановича Дмитриева
  "Река времен в своем стремленьи..."
  Комментарии И. И. Подольской
  Мифологический словарь
  Словарь устаревших и иностранных слов
  Стихотворения
  Разлука
  Неизбежным уже роком
  Расстаешься ты со мной,
  Во стенании жестоком
  Разлучаюсь я с тобой;
  Обливался слезами,
  Не могу тоски снести,
  Не могу сказать словами,
  Сердцем говорю: прости.
  Белы руки, милы очи
  Я целую у тебя.
  Нету силы, нету мочи
  Мне уехать от тебя.
  Лобызая, обмирая,
  Тебе душу отдаю
  Иль из уст твоих желаю
  Душу взять с собой твою.
  Первая пол. 70-х гг.
  Сонет
  Красавица, не трать ты времени напрасно
  И знай, что без любви все в свете суеты:
  Жалей и не теряй прелестной красоты,
  Чтоб после не тужить, что век прошел несчастно.
  Любися в младости, доколе сердце страстно;
  Как сей век пролетит, ты будешь уж не ты.
  Плети себе венки, покуда есть цветы,
  Гуляй в садах весной, а осенью ненастно.
  Взгляни когда, взгляни на розовый цветок,
  Тогда, когда уже завял ее листок:
  И красота твоя подобно ей завянет.
  Не трать своих ты дней, доколь ты не стара,
  И знай, что на тебя никто тогда не взглянет,
  Когда, как розы сей, пройдет твоя пора.
  Первая пол. 70-х гг.
  [Image002]
  Пикники
  Оставя беспокойство в граде
  И всё, смущает что умы,
  В простой приятельской прохладе
  Свое проводим время мы.
  Невинны красоты природы
  По холмам, рощам, островам,
  Кустарники, луга И воды -
  Приятная забава нам.
  Мы положили меж друзьями
  Законы равенства хранить;
  Богатством, властью и чинами
  Себя отнюдь не возносить.
  Но если весел кто, забавен,
  Любезнее других тот нам;
  А если скромен, благонравен,
  Мы чтим того не по чинам.
  Нас не касаются раздоры,
  Обидам места не даем;
  Но, души всех, сердца и взоры
  Совокупя, веселье пьем.
  У нас не стыдно и герою
  Повиноваться красотам;
  Всегда одной дышать войною
  Прилично варварам, не нам.
  У нас лишь для того собранье,
  Чтоб в жизни сладость почерпать;
  Любви и дружества желанье -
  Между собой цветы срывать.
  Кто ищет общества, согласья,
  Приди повеселись у нас;
  И то для человека счастье,
  Когда один приятен час.
  1776
  Кружка
  Краса пирующих друзей,
  Забав и радостей подружка,
  Предстань пред нас, предстань скорей,
  Большая сребряная кружка!
  Давно уж нам в тебя пора
  Пивца налить
  И пить.
  Ура! ура! ура!
  Ты дщерь великого ковша,
  Которым предки наши пили;
  Веселье их была душа,
  В пирах они счастливо жили.
  И нам, как им, давно пора
  Счастливым быть
  И пить.
  Ура! ура! ура!
  Бывало, старики в вине
  Свое всё потопляли горе,
  Дралися храбро на войне:
  Ведь пьяным по колени море!
  Забыть и нам всю грусть пора,
  Отважным быть
  И пить.
  Ура! ура! ура!
  Бывало, дольше длился век,
  Когда диет не наблюдали;
  Был здрав и счастлив человек,
  Как только пили да гуляли.
  Давно гулять и нам пора,
  Здоровым быть
  И пить.
  Ура! ура! ура!
  Бывало, пляска, резвость, смех,
  В хмелю друг друга обнимают;
  Теперь наместо сих утех
  Жеманством, лаской угощают.
  Жеманство нам прогнать пора,
  Но просто жить
  И пить.
  Ура! ура! ура!
  В садах, бывало, средь прохлад
  И жены с нами куликают,
  А ныне клуб да маскарад
  И жен уж с нами разлучают.
  Французить нам престать пора,
  Но Русь любить
  И пить.
  Ура! ура! ура!
  Бывало - друга своего,
  Теперь карманы посещают;
  Где вист, да банк, да макао,
  На деньги дружбу там меняют.
  На карты нам плевать пора,
  А скромно жить
  И пить.
  Ура! ура! ура!
  О сладкий дружества союз,
  С гренками пивом пенна кружка!
  Где ты наш услаждаешь вкус,
  Милз там, весела пирушка.
  Пребудь ты к нам всегда добра:
  Мы станем жить
  И пить.
  Ура! ура! ура!
  1777
  Правило жить
  Утешь поклоном горделивца,
  Уйми пощечиной сварливца,
  Засаль подмазкой скрып ворот,
  Заткни собаке хлебом рот, - Я бьюся об заклад,
  Что все четыре замолчат.
  Ок. 1777
  Невесте
  Хотел бы похвалить, но чем начать, не знал.
  Как роза ты нежна, как ангел хороша,
  Приятна как любовь, любезна как душа;
  Ты лучше всех похвал; тебя я обожаю.
  Нарядом мнят придать красавице приятство.
  Но льзя ль алмазами милей быть дурноте?
  Прелестнее ты всех в невинной простоте:
  Теряет на тебе сияние богатство.
  Лилеи на холмах груди твоей блистают,
  Зефиры кроткие во нрав тебе даны,
  Долинки на щеках - улыбки зарь, весны;
  На розах уст твоих - соты благоухают.
  Как по челу власы гы рассыпаешь черны,
  Румяная заря глядит из темных туч;
  И понт как голубый пронзает звездный луч,
  Так сердца глубину провидит взгляд твой
  скромный.
  Но я ль, описывать красы твои дерзая,
  Все прелести твои изобразить хочу?
  Чем больше я прельщен, тем больше я молчу:
  Собор в тебе утех, блаженство вижу рая!
  Как счастлив смертный, кто с тобой проводит
  время!
  Счастливее того, кто нравится тебе.
  В благополучии кого сравню себе,
  Когда златых оков твоих несть буду бремя?
  1778
  Препятствие к свиданию с супругой
  Что начать во утешенье
  Без возлюбленной моей?
  Сердце! бодрствуй в сокрушенье,
  Я увижусь скоро с ней;
  Мне любезная предстанет
  В прежней нежности своей,
  И внимать, как прежде, станет
  Нежности она моей.
  Сколько будет разговоров!
  Сколько радостей прямых!
  Сколько милых, сладких взоров,
  Лучше и утех самих!
  Укротися же, стихия,
  Подстелися, путь, стопам;
  Для жены моей младыя
  Должно быть послушным вам.
  Так, свирепыми волнами
  Сколько с нею ни делюсь,
  Им не век шуметь со льдами, -
  С нею вечен мой союз.
  Не страшился 6 я ввергаться
  В волны яры для нея,
  Но навеки с ней расстаться, - Жизнь мне дорога моя.
  Жизнь утехи и покою!
  Возвратись опять ко мне;
  Жить с толь милою женою
  Рай во всякой стороне;
  Там веселия сердечны,
  Сладки, нежны чувствы там;
  Там блаженствы бесконечны,
  Лишь приличные богам.
  1778
  [Image003]
  На рождение в Севере
  порфирородного отрока
  С белыми Борей власами
  И с седою бородой,
  Потрясая небесами,
  Облака сжимал рукой;
  Сыпал иней пушисты
  И метели воздымал,
  Налагая цепи льдисты.
  Быстры воды оковал.
  Вся природа содрогала
  От лихого старика;
  Землю в камень претворяла
  Хладная его рука;
  Убегали авери в норы,
  Рыбы крылись в глубинах.
  Петь не смели птичек хоры,
  Пчелы прятались в дуплах;
  Засыпали нимфы с скуки
  Средь пещер и камышей,
  Согревать сатиры руки
  Собирались вкруг огней.
  В это время столь холодно,
  Как Борей был разъярен,
  Отроча порфирородно
  В царстве Северном рожден.
  Родился, - и в ту минуту
  Перестал реветь Борей;
  Он дохнул, - и зиму люту
  Удалил Зефир с полей;
  Он воззрел, - и солнце красно
  Обратилося к весне;
  Он вскричал, - и лир согласно
  Звук разнесся в сей стране;
  Он простер лишь детски руки, -
  Уж порфиру в руки брал;
  Раздались Громовы звуки,
  И весь Север воссиял.
  Я увидел в восхищеньи
  Растворен судеб чертог;
  И подумал в изумленьи:
  "Знать, родился некий бог".
  Гении к нему слетели
  В светлом облаке с небес;
  Каждый гений к колыбели
  Дар рожденному принес:
  Тот принес ему гром в руки
  Для предбудущих побед;
  Тот художества, науки,
  Украшающие свет;
  Тот обилие, богатство,
  Тот сияние порфир;
  Тот утехи и приятство,
  Тот спокойствие и мир;
  Тот принес ему телесну,
  Тот душевну красоту;
  Прозорливость тот небесну,
  Разум, духа высоту.
  Словом: все ему блаженства
  И таланты подаря,
  Все влияли совершенства,
  Составляющи царя;
  Но последний, добродетель
  Зарождаючи в нем, рек:
  "Будь страстей твоих владетель,
  Будь на троне человек!"
  Все крылами восплескали,
  Каждый гений восклицал:
  "Се божественный, - вещали, -
  Дар младенцу он избрал!
  Дар, всему полезный миру!
  Дар, добротам всем венец!
  Кто приемлет с ним порфиру,
  Будет подданным отец!" -
  "Будет, - и судьбы гласили, -
  Он монархам образец!"
  Лес и горы повторили:
  "Утешением сердец!" -
  Сим Россия восхищенна
  Токи слезны пролила,
  На колени преклоненна,
  В руки отрока взяла;
  Восприяв его, лобзает
  В перси, очи и уста;
  В нем геройство возрастает,
  Возрастает красота.
  Все его уж любят страстно,
  Всех сердца уж он возжёг:
  Возрастай, дитя прекрасно!
  Возрастай, наш полубог!
  Возрастай, уподобляясь
  Ты родителям во всем;
  С их ты матерью равняясь,
  Соравняйся с божеством.
  1779
  К портрету
  Михаила Васильевича Ломоносова
  Се Пиндар, Цицерон, Вергилий - слава россов,
  Неподражаемый, бессмертный Ломоносов.
  В восторгах он своих где лишь черкнул пером,
  От пламенных картин поныне слышен гром.
  <1779>
  Князю Кантемиру, сочинителю сатир
  Старинный слог его достоинств не умалит.
  Порок, не подходи! - Сей взор тебя ужалит.
  <1779>
  На гроб вельможе и герою
  В сем мавзолее погребен
  Пример сияния людского,
  Пример ничтожества мирского - ;
  Герой и тлен.
  Между 1779 и 1791
  На смерть князя Мещерского
  Глагол времен! металла звон!
  Твой страшный глас меня смущает,
  Зовет меня, зовет твой стон,
  Зовет - и к гробу приближает.
  Едва увидел я сей свет,
  Уже зубами смерть скрежещет,
  Как молнией, косою блещет
  И дни мои, как злак, сечет.
  Ничто от роковых когтей,
  Никая тварь не убегает:
  Монарх и узник - снедь червей,
  Гробницы злость стихий снедает;
  Зияет время славу стерть:
  Как в море льются быстры воды,
  Так в вечность льются дни и годы;
  Глотает царства алчна смерть.
  Скользим мы бездны на краю,
  В которую стремглав свалимся;
  Приемлем с жизнью смерть свою,
  На то, чтоб умереть, родимся.
  Без жалости всё смерть разит:
  И звезды ею сокрушатся,
  И солнцы ею потушатся,
  И всем мирам она грозит.
  Не мнит лишь смертный умирать
  И быть себя он вечным чает;
  Приходит смерть к нему, как тать,
  И жизнь внезапу похищает.
  Увы! где меньше страха нам,
  Там может смерть постичь скорее;
  Ее и громы не быстрее
  Слетают к гордым вышинам.
  Сын роскоши, прохлад и нег,
  Куда, Мещерский! ты сокрылся?
  Оставил ты сей жизни брег,
  К брегам ты мертвых удалился;
  Здесь персть твоя, а духа нет.
  Где ж он? - Он там. -
  Где там? - Не знаем.
  Мы только плачем и взываем:
  "О, горе нам, рожденным в свет!"
  Утехи, радость и любовь
  Где купно с здравием блистали,
  У всех там цепенеет кровь
  И дух мятется от печали.
  Где стол был яств, там гроб стоит;
  Где пиршеств раздавались лики,
  Надгробные там воют клики,
  И бледна смерть на всех глядит.
  Глядит на всех - и на царей,
  Кому в державу тесны миры;
  Глядит на пышных богачей,
  Что в злате и сребре кумиры;
  Глядит на прелесть и красы,
  Глядит на разум возвышенный,
  Глядит на силы дерзновенны
  И точит лезвие косы.
  Смерть, трепет естества и страх!
  Мы гордость, с бедностью совместна;
  Сегодня бог, а завтра прах;
  Сегодня льстит надежда лестна,
  А завтра - где ты, человек?
  Едва часы протечь успели,
  Хаоса в бездну улетели,
  И весь, как сон, прошел твой век.
  Как сон, как сладкая мечта,
  Исчезла и моя уж младость;
  Не сильно нежит красота,
  Не столько восхищает радость,
  Не столько легкомыслен ум,
  Не столько я благополучен;
  Желанием честей размучен,
  Зовет, я слышу, славы шум.
  Но так и мужество пройдет
  И вместе к славе с ним стремленье;
  Богатств стяжание минет,
  И в сердце всех страстей волненье
  Прейдет, прейдет в чреду свою.
  Подите счастьи прочь возможны,
  Вы все пременны здесь и ложны:
  Я в дверях вечности стою.
  Сей день иль завтра умереть,
  Перфильев! должно нам конечно:
  Почто ж терзаться и скорбеть,
  Что смертный друг твой жил не вечно?
  Жизнь есть небес мгновенный дар;
  Устрой ее себе к покою
  И с чистою твоей душою
  Благословляй судеб удар.
  1779
  Ключ
  Седящ, увенчан осокою,
  В тени развесистых древес,
  На урну облегшись рукою,
  Являющий лице небес
  Прекрасный вижу я источник.
  Источник шумный и прозрачный,
  Текущий с горной высоты,
  Луга поящий, долы злачны,
  Кропящий перлами цветы,
  О, коль ты мне приятен зришься!
  Ты чист - и восхищаешь взоры,
  Ты быстр - и утешаешь слух;
  Как серна скачуща на горы,
  Так мой к тебе стремится дух,
  Желаньем петь тебя горящий.
  Когда в дуги твои сребристы
  Глядится красная заря,
  Какие пурпуры огнисты
  И розы пламенны, горя,
  С паденьем вод твоих катятся!
  Гора в день стадом покровенну
  Себя в тебе, любуясь, зрит;
  В твоих водах изображенну
  Дуброву ветерок струит.
  Волнует жатву золотую.
  Багряным брег твой становится,
  Как солнце катится с небес;
  Лучом кристалл твой загорится,
  В дали начнет синеться лес,
  Туманом море разольется.
  О! коль ночною темнотою
  Приятен вид твой при луне,
  Как бледны холмы над тобою
  И рощи дремлют в тишине,
  А ты один, шумя, сверкаешь!
  Сгорая стихотворства страстью,
  К тебе я прихожу, ручей:
  Завидую пиита счастью,
  Вкусившего воды твоей,
  Парнасским лавром увенчанна.
  Напой меня, напой тобою,
  Да воспою подобно я,
  И с чистою твоей струею
  Сравнится в песнях мысль моя,
  А лирный глас с твоим стремленьем.
  Да честь твоя пройдет все грады,
  Как эхо с гор сквозь лес дремуч:
  Творца бессмертной "Россиады",
  Священный Гребеневский ключ,
  Поил водой ты стихотворства.
  1779
  [Image004]
  К первому соседу
  Кого роскошными пирами
  На влажных Невских островах,
  Между тенистыми древами,
  На мураве и на цветах,
  В шатрах персидских, златошвенных,
  Из глин китайских драгоценных,
  Из венских чистых хрусталей,
  Кого толь славно угощаешь
  И для кого ты расточаешь
  Сокровищи казны твоей?
  Гремит музыка, слышны хоры
  Вкруг лакомых твоих столов;
  Сластей и ананасов горы,
  И множество других плодов
  Прельщают чувствы и питают;
  Младые девы угощают,
  Подносят вина чередой,
  И алиатико с шампанским,
  И пиво русское с британским,
  И мозель с зельцерской водой.
  В вертепе мраморном, прохладном,
  В котором льется водоскат,
  На ложе роз благоуханном,
  Сред" лени, неги и отрад,
  Любовью распаленный страстной,
  С младойу веселою, прекрасной
  И нежной нимфой ты сидишь;
  Она поет, ты страстью таешь,
  То с ней в весельи утопаешь,
  То, утомлен весельем, спишь.
  Ты спишь, - и сон тебе мечтает,
  Что ввек благополучен ты,
  Что само небо- рассыпает
  Блаженства вкруг тебя цветы,
  Что парка дней твоих не косит,
  Что откуп вновь тебе приносит
  Сибирски горы серебра
  И дождь златый к тебе лиется.
  Блажен, кто поутру проснется
  Так счастливым, как был вчера!
  Блажен, кто может веселиться
  Беспрерывно в жизни сей!
  Но редкому пловцу случится
  Безбедно плавать средь морей:
  Там бурны дышут непогоды,
  Горам подобны гонят воды
  И с пеною песок мутят.
  Петрополь сосны осеняли, -
  Но вихрем пораженны пали,
  Теперь корнями вверх лежат.
  Непостоянство доля смертных,
  В пременах вкуса счастье их;
  Среди утех своих несметных
  Желаем мы утех иных.
  Придут, придут часы те скучны,
  Когда твои ланиты тучны
  Престанут грации трепать;
  И, может быть, с тобой в разлуке
  Твоя уж Пенелопа в скуке
  Ковер не будет распускать.
  Не будет, может быть, лелеять
  Судьба уж более тебя
  И ветр благоприятный веять
  В твой парус: береги себя!
  Доколь текут часы златые
  И не приспели скорби злые,
  Пей, ешь и веселись, сосед!
  На свете жить нам время срочно;
  Веселье то лишь непорочно,
  Раскаянья за коим нет.
  1780
  [Image005]
  На модное остроумие 1780 года
  Не мыслить ни о чем и презирать сомненье,
  На все давать тотчас свободное решенье,
  Не много разуметь, о многом говорить;
  Быть дерзку, но уметь продеозостями льстить;
  Красивой пустошью плодиться в разговорах
  И другу и врагу являть приятство в взорах;
  Блистать учтивостью, но, чтя, пренебрегать,
  Смеяться дуракам и им же потакать,
  Любить по прибыли, по случаю дружиться,
  Душою подличать, а внешностью гордиться;
  Казаться богачом, а жить на счет других;
  С осанкой важничать в безделицах самих;
  Для острого словца шутить и над законом;
  Не уважать отцом, ни матерью, ни троном;
  И словом, лишь умом в поверхности блистать,
  В познаниях одни цветы только срывать;
  Тот узел рассекать, что развязать не знаем, -
  Вот остроумием что часто мы считаем!
  Ок. 1776; 1780
  На Новый год
  Рассекши огненной стезею
  Небесный синеватый свод,
  Багряной облечен зарею,
  Сошел на землю Новый год;
  Сошел, - и гласы раздалися,
  Мечты, надежды понеслися
  Навстречу божеству сему.

Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
Просмотров: 628 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа