Главная » Книги

Бедный Демьян - Стихотворения, эпиграммы, басни, сказки, повести (1908 - октябрь 1917), Страница 7

Бедный Демьян - Стихотворения, эпиграммы, басни, сказки, повести (1908 - октябрь 1917)



nbsp;
  Занять нам положенье?"
  
  
  
  "Милорд, - так без смущенья
  
  
  
  Воскликнула Кускова, -
  
  
  
  Нет лучше положенья
  
  
  
  Коленно-локтевого!"
  
  
  
  То слыша, "Речь" приходит
  
  
  
  В восторг и умиленье:
  
  
  
  "Идите ж к нам! Наш лозунг -
  
  
  
  Коленопреклоненье!"
  
  
  
  
  ХОРОВОД
  
  
   Ариша - с ворохом вестей! -
  
  
   На все село разголосила:
  
  
  
  "Ахти, что у попа гостей!
  
  
  
  Невидимая сила!
  
  
   Кого там нету: становой,
  
  
   Исправник, земский, волостной,
  
  
   Наш землемер, два аблаката,
  
  
   Два дохтура, а третий тот,
  
  
  
  Что лечит скот
  
  
   И нашего подлечивает брата!..
  
  
   Лабазник, два аль три купца,
  
  
   Помещики со всей округи...
  
  
  
  Не досмотрела до конца, -
  
  
  
  В глазах и так пошли уж круги.
  
  
   И что попов! Да все - румянке с лица.
  
  
  
  Помимо нашего отца,
  
  
   Всех столько, что хотя имела я охоту
  
  
   Их сосчитать, да сбилася со счету!"
  
  
   Впрямь, у попа в гостях уездная вся знать.
  
  
  
   Пир - море разливное!
  
  
  
   Охота мужичкам узнать,
  
  
  
   С чего б веселие такое?
  
  
   Бежит, глядит, дивуется народ:
  
  
  
   "Никак, у бати хоровод".
  
  
   "Добро: не сеют и не пашут,
  
  
  
   А все едят и сладко пьют!"
  
  
   "Жаль, что тебе вот не дают!"
  
  
   "Гляди-ко, пляшут!"
  
  
   "Робя!.. Поют!"
  
  
   "Да чтой-то мало в песне ладу!"
  
  
   "А там вон спорят до упаду!"
  
  
   "Про Думу, лешие, орут".
  
  
   "И как орут:
  
  
   Как будто кожу с них дерут!"
  
  
   Дрожит поповская светлица.
  
  
   Кончают гости шумно день,
  
  
   Глядит народ через плетень.
  
  
   На затуманенные лица
  
  
   Угрюмая ложится тень.
  
  
   "Тьфу, - не стерпел, ругнулся Фока, -
  
  
   И не провалится над ними потолок!
  
  
   На нашу голову их леший всех сволок!
  
  
  
   Н-ну, будет склока!"
  
  
  
  
   *
  
  
  
  У мужичка - чутье!
  
  
   Смекает он, кому тут варится питье,
  
  
  
  О чем ведется торг до срока.
  
  
  
  
   БАНЯ
  
  
  
  Жена у Прова Кузьмича
  
  
   Не зла, да больно горяча, -
  
  
   Где праздник, уж орет заране:
  
  
   "Отмой-ка, пентюх, грязь ты в бане!"
  
  
   "Иду - чего уж там? - иду!"
  
  
   Кузьмич с женой всегда в ладу;
  
  
   Не то чтоб был мужик покорный,
  
  
   Да бабий норов знал он вздорный:
  
  
   Перепечет в сердцах кулич,
  
  
   А виноват, мол, Пров Кузьмич.
  
  
   В предбаннике хвативши чару
  
  
   - И не одну, поди! - винца,
  
  
   Пров с полки кличет молодца:
  
  
  
   "Поддай-ко-сь, милый, пару!"
  
  
   Вконец разнежившись в пару,
  
  
   Пров стонет: "Сем-ка, подбодрюся,
  
  
   Водой холодной окачуся,
  
  
   Силенок свежих наберу.
  
  
   Всамделе, стал тетюхой слабой:
  
  
   Сдаю изрядно перед бабой".
  
  
   Что ж вышло, братцы, с мужиком?
  
  
   С того ль, что был он под хмельком,
  
  
   С того ль, что думал про хозяйку,
  
  
   Бедняк, не ту схвативши шайку,
  
  
   Весь окатился... кипятком!
  
  
  
  
   *
  
  
   Хотя ты мне ни кум, ни сват,
  
  
   А все скажу я: бюрократ,
  
  
   Не брезгуй, брат, моим уроком.
  
  
   Бог весть, что будет впереди?
  
  
   На новых выборах - гляди! -
  
  
   Не обвариться б ненароком!
  
  
  
  
  СВИНЬЯ
  
  
  Кудахчут жалобно наседки,
  
  
  Горланят петухи:
  
   "Мы ль провинились чем? Иль виноваты предки?
  
  
  Цыплята наши, детки,
  
  
  За чьи вы терпите грехи?
  
   Где, у кого, за что добиться нам прощенья?"
  
  
  Шумит весь птичий двор,
  
  
  Недалеко до возмущенья.
  
   На сходе петухи выносят приговор:
  
  
  "Товарищи, позор!
  
  
  Не слыхано от века,
  
   Чтоб верховодил кто чужой у нас в семье,
  
  
  Чтоб над цыплятами опека
  
  
  Была поручена... свинье!
  
   Бороться должно нам!"
  
  
  А силы нет бороться!
  
   Так, чтоб на горшую беду не напороться,
  
  
  В тот час, когда
  
  
   Еще вконец надежда не изъята
  
  
  Найти в свинье хоть капельку стыда,
  
   С запросом слезным к ней шлют куры депутата.
  
   "Высокородная, - так начал депутат. -
  
  
  Скажи, кто в этом виноват,
  
  
  Что наш курятник год от году
  
   Все меньше радости имеет от приплоду?
  
  
  В тревоге матери, отцы:
  
   Тобою взятые для выучки птенцы
  
   В твоих свинарниках хиреют, вянут, сохнут
  
  
  И поголовно дохнут!
  
  
  А ежели какой
  
  
  Останется живой,
  
   И тот не в радость нам: приносит он домой
  
   Такие странные привычки и манеры,
  
   Что стыдно говорить и приводить примеры!"
  
  
  "Ах, боже, боже мой, -
  
   Захныкала свинья. - И я же виновата!
  
   Чем от меня, скажи, обижены цыплята?
  
  
  Жалела я для них помой?
  
  
  Иль обделяла их навозом?
  
   Иль не купала их в грязи я в летний зной?
  
  
  На свежем воздухе зимой
  
  
  Не закаляла их морозом?
  
   Я развивала в них и выдержку и прыть,
  
   Уча не как-нибудь - тому, сему, иному,
  
   Но всем премудростям (хороших дел не скрыть!):
  
   И желуди сбирать, и клювом землю рыть,
  
  
  И даже - хрюкать по-свиному.
  
   Цыплята дохнут?.. Так. Ну, что ж? Пускай порой
  
  
  Из тысячи цыпляток
  
  
  В живых останется десяток.
  
   Зато взгляните-ка на их парадный строй:
  
  
  Что ни цыпленок, то герой!
  
  
  Ей-ей, свинье другой
  
  
  Таких не видеть поросяток!"
  
  
  
  
   *
  
  
  Читатель, запиши:
  
   Свинье хоть кол на голове теши!
  
  
  В том, что для нас пример бесчинства,
  
   В том часто для свиньи задача материнства.
  
  
  Друзья, греха не утаю,
  
   Сам выше всех свиней я ставлю ту свинью,
  
  
  В которой больше свинства,
  
  
  А что касается цыплят, -
  
  
  Свинья творит, что ей велят,
  
   И нет особых вин на этой генеральше.
  
   Советую искать виновников подальше.
  
  
  
  
  ГАСТРОЛЕР
  
  
  Провинция каналье шустрой - клад.
  
  
  Какой-то правый депутат
  
   В губернский городок приехал на гастроли -
  
  
  Не для погрома, нет, совсем в особой роли:
  
  
  Читать предвыборный доклад.
  
  
  Весь город потонул в афишах:
  
   Афиши на столбах, заборах, фонарях,
  
  
  Афиши на ларях,
  
   На будках, на домах и чуть ли не на крышах.
  
   Цветами, флагами украшен был вокзал,
  
  
  И для доклада лучший зал
  
  
   Отведен был задаром.
  
  
  Доволен будет пусть амбаром
  
  
   Какой-нибудь эс-дек
  
  
   Иль страшный черноблузник,
  
  
   Но не солидный человек,
  
  
  
  Не депутат-союзник.
  
   Народу полон зал набилось на доклад.
  
  
  
  Союзник рад.
  
  
   С лоснящеюся рожей,
  
   Пред губернаторской осклабившися ложей,
  
  
  Он начал говорить
  
   И с первых слов понес такую ахинею,
  
   Что, только вспомнивши о ней, уж я краснею,
  
  
  Не то чтоб слово повторить.
  
   Казалось, лиходей оглоблей всех ударил.
  
   Люд ошарашенный стал сразу глух и нем, -
  
  
  А кто-то между тем
  
   Рукою жадною в его карманах шарил!
  
  
  
  
   *
  
  
  Урон, положим, небольшой -
  
  
  Уйти домой с пустым карманом -
  
  
  Для тех, кто, опоен дурманом,
  
  
  Ушел еще с пустой душой.
  
  
  
  
  ПИТОМНИК
  
  
  
  
   I
  
  
  
  
  "СБОР"
  
  
   "Умерь ты свой проклятый храп!"
  
  
   "А что?" - ворчит со сна Арап
  
  
  
  Кудлаю.
  
  
   "Да то: прислушайся ты к лаю,
  
  
   Что поднялся на все село".
  
  
   "Псы, вправду, чтой-то лают зло:
  
  
   И визг, и лай, и скрежет,
  
  
   Как будто кто их режет.
  
  
   Давно такое?"
  
  
  
  "Да с утра".
  
  
   "Сейчас мы все узнаем".
  
  
   Друзья - Арап с Кудлаем -
  
  
   Махнули со двора,
  
  
   Бежали садом, огородом,
  
  
   Вмиг очутились средь села.
  
  
   "Собак, собак-то!"
  
  
  
  "Без числа".
  
  
   "Окружены зачем народом?"
  
  
   "Кудлай, назад! Кудлай, сюда!
  
  
   Не вышла б шутка тут плохая!"
  
  
   Но поздно звал Арап Кудлая:
  
  
   Уже стряслась над ним беда
  
  
  
  Лихая.
  
  
   Был пес - Кудлай наш - молодой,
  
  
   Имел два года ровным счетом.
  
  
   Не знал бедняк: беду - бедой
  
  
   Ему считать или почетом?
  
  
   А обстояло дело так:
  
  
   Согласно чьим-то повеленьям,
  
  
   По городам и по селеньям
  
  
   Шел выбор редкостных собак
  
  
   Для пересыла их в столицу.
  
  
   Сплетая с былью небылицу
  
  
   И примышляя всякий вздор
  
  
  
  И враки,
  
  
   Собаки доводили спор
  
  
  
  До драки.
  
  
   Собачий будет, дескать, "сбор".
  
  
   Затем - такие шли догадки! -
  
  
   Чтоб новые завесть порядки,
  
  
   Мол, будет выдана статья
  
  
   Насчет собачьего житья;
  
  
   Забыв обычные этапы,
  
  
   Собакам счастье лезет в лапы!
  
  
   Так вот: когда взвился аркан
  
  
   Над зазевавшимся Кудлаем,
  
  
   Метнулся весь собачий стан:
  
  
   "Кудлаша, поздравляем!"
  
  
   Кудлай завыл. Но, разобрав
  
  
   Из поздравлений, в чем тут дело,
  
  
   Глядит и весело и смело:
  
  
   "Арап-то, стало быть, не прав!"
  
  
   Гордиться мог Кудлай отчасти:
  
  
   По силе, росту и по масти
  
  
   Такого поискать бы пса!
  
  
   Вокруг Кудлая голоса:
  
  
   "В столице, брат, чины и власти...
  
  
   Как понатрешься меж людей,
  
  
   О нас, голубчик, порадей.
  
  
   Вся на тебя надежда наша,
  
  
   Кудлаша!"
  
  
  
  
   II
  
  
  
  
  ПИТОМНИК
  
  
   Столица. Грязный двор. Сарай,
  
  
   В нем - "сбор" собачий под запором
  
  
   Разноголосым воет хором.
  
  
   Всем подвывает наш Кудлай.
  
  
   Горюет бедный пес. Еще бы
  
  
   Не горевать! Он разглядел:
  
  
   Не для решенья важных дел
  
  
   Он вырван из родной трущобы,
  
  
   Но для невиданной учебы...
  
  
   "Сбор" походил весьма на "сброд".
  
  
   Псы были всяческих пород:
  
  
   Простых, и благородных,
  
  
   И тощих, и дородных...
  
  
   Перечислять их я б устал.
  
  
   Скажу одно: Кудлай пристал
  
  
   К таким, как сам, беднягам -
  
  
  
  Дворнягам.
  
  
   Учеба шла. Что день, с утра
  
  
   Псов муштровали унтера.
  
  
   Изведав их и гнев и ласку,
  
  
   Пускались псы в лихую пляску.
  
  
   Трясясь пред унтерским хлыстом,
  
  
   Кто не плясал - вертел хвостом,
  
  
   Чтоб угодить и нашим
  
  
  
  И вашим.
  
  
   Но с кем управы никакой, -
  
  
   С дворнягами! Их левый угол
  
  
   Прослыл притоном пугал:
  
  
   Не справиться со сворой злой
  
  
   Ни добрым словом, ни метлой.
  
  
   И про дворняг пошли уж толки,
  
  
   Что не собаки это - волки!
  
  
   Муштровки был конец каков?
  
  
   Покорным псам - чины, награды,
  
  
  
  Высокие оклады.
  
  
   Ищеек возвели в шпиков.
  
  
  
  Все водолазы
  
  
   Отправлены во флот.
  
  
   Овчаркам не избыть хлопот:
  
  
   Даны им строгие наказы -
  
  
   Рабочий подъяремный скот
  
  
   Беречь от пагубной заразы
  
  
   (Читатель знает, от какой).
  
  
   Левреток, пуделей, болонок
  
  
   У именитых старушонок
  
  
   Ждут - роскошь, нега и покой.
  
  
   Не убоясь позорной славы,
  
  
   Польстясь на харч и на рубли,
  
  
  
  Все волкодавы
  
  
   В тюремщики пошли.
  
  
   Хотя не на казенной службе
  
  
   Пришлось служить виляй-хвостам,
  
  
   По частным тепленьким местам
  
  
   Их всех пристроили "по дружбе".
  
  
   А где ж дворняги? Стороной
  
  
   Слыхал от шавки я одной,
  
  
   Что непокорную всю свору
  
  
  
  Сослали... к живодеру, -
  
  
   Не всю, положим. Сорвалось!
  
  
   Пустившись на авось,
  
  
   Кудлаша задал деру!..
  
  
  
   ВЕНЧАНИЕ В ДЕРЕВНЕ
  
  
  В убогой церковке толпятся стар и млад
  
  
   От алтаря и до притвора.

Другие авторы
  • Голлербах Эрих Федорович
  • Брик Осип Максимович
  • Аргамаков Александр Васильевич
  • Крючков Димитрий Александрович
  • Симборский Николай Васильевич
  • Вульф Алексей Николаевич
  • Бардина Софья Илларионовна
  • Поло Марко
  • Энгельгардт Егор Антонович
  • Туган-Барановская Лидия Карловна
  • Другие произведения
  • Меньшиков Михаил Осипович - Письма М. О. Меньшикову от М. В. Меньшиковой и детей
  • Лесков Николай Семенович - По поводу крейцеровой сонаты
  • Плеханов Георгий Валентинович - Из статей о Чернышевском, напечатанных в "Социал-Демократе" за 1890-1892 гг.
  • Цвейг Стефан - Письма в издательство "Время"
  • Пушкин Александр Сергеевич - Кокетке ("И вы поверить мне могли...")
  • Писарев Дмитрий Иванович - Поэты всех времен и народов
  • Гиппиус Зинаида Николаевна - Интуристы у фашистов
  • Гримм Вильгельм Карл, Якоб - Король-лягушонок, или Железный Генрих
  • Карамзин Николай Михайлович - Жизнь Вениамина Франклина, им самим описанная для сына его
  • Анненский Иннокентий Федорович - О современном лиризме
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
    Просмотров: 325 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа