Главная » Книги

Бедный Демьян - Стихотворения, эпиграммы, басни, сказки, повести (1908 - октябрь 1917), Страница 32

Бедный Демьян - Стихотворения, эпиграммы, басни, сказки, повести (1908 - октябрь 1917)



y">   "Гнетут со всех сторон!"
  
  
   "Порядки!" - "Тише, тише!"
  
  
   "Чего-й так?" - "Фараон!" {*}
  
  
   {* Насмешливое прозвище полицейских.}
  
  
   "Эй, р-рас-хо-дись, орава!"
  
  
   "Родимые! Берут!"
  
  
   "Брысь! Не имеешь права!"
  
  
   "В участке разберут!!"
  
  
  
   Кочующие дармоеды
  
  
  
  
  Басня
  
  
  Бывают случаи - не выдумать нарочно.
  
  
  На станции глухой,
  
  
  А именно какой, не помню точно,
  
  
  Две мухи встретились с блохой.
  
  
  Ну, разговор пошел, понятно.
  
  
  Знакомство новое в пути всегда приятно.
  
  
  "Положим, - скажут, - не всегда!"
  
  
  Бывает разно. Спорить неча.
  
  
  Но в этом случае была, однако, встреча
  
  
  
  
  
   Как встреча.
  
  
  Шел разговор простой: откуда кто? куда?
  
  
  Какие и про что идут на свете слухи?
  
  
  Как, мол, здоровье и дела?
  
  
  Блоха, вишь ты, в Москву скакала из села.
  
  
  Обратно, из Москвы в село, летели мухи.
  
  
  "Ох, мушки, - плакалась блоха, -
  
  
  Еще ли ваша жизнь в Москве была плоха?
  
  
  Пивали сладко вы и сытно там едали.
  
  
  Что ж вы в деревне не видали?
  
  
  Ведь я, поди, сама бегу не от добра.
  
  
  Дни нынче сытые в деревне стали редки.
  
  
  Такая выдалась пора -
  
  
  Чуть не подохла напоследки.
  
  
  Авось поправлюсь я в Москве!"
  
  
  "Подправишься, - вздохнули мухи, -
  
  
  Держи карман. Да мы-то две,
  
  
  Мы от чего бежим, скажи!.. От голодухи!"
  
  
  Что город, что село -
  
  
  Повсюду стало тяжело.
  
  
  Не жаль мне мух и блох, клопов и таракашек,
  
  
  Беду их за беду большую я б не счел,
  
  
  Но жалко мне рабочих пчел
  
  
  И трудовых мурашек:
  
  
  Их жребий особливо крут,
  
  
  Когда у них последнее берут!
  
  
  
  
   VII
  
  
   - Голод! - голод! - голод! - голод! -
  
  
   Бил по трону тяжкий молот.
  
  
   Трон шатался и трещал.
  
  
   Шла война. Народ нищал.
  
  
   Богатеи наживались,
  
  
   Кровью нашей упивались;
  
  
   Умножая свой доход,
  
  
   Бедный грабили народ;
  
  
   На пирах и на обедах
  
  
   Сладко пели о победах, -
  
  
   Чьих? Над кем? Секрет простой -
  
  
   Богачей над беднотой!
  
  
  
  Богачи - чужие, наши -
  
  
   У одной разъелись каши.
  
  
   Та ли, эта ль сторона -
  
  
   Голытьба везде одна.
  
  
   Но, разбив ее на части,
  
  
   Богачи сидят у власти,
  
  
   С голытьбою на борьбу
  
  
   Посылают... голытьбу!
  
  
  
  
   VIII
  
  
   Из зачумленных кварталов,
  
  
   Из гнилых, сырых подвалов
  
  
   Люд измученный, больной
  
  
   Хлынул яростной волной
  
  
   На широкие панели.
  
  
  
  Затрещали-зазвенели
  
  
   Телефоны у властей:
  
  
   "Вызвать войско всех частей!"
  
  
   Фараонам - ведра водки,
  
  
   Сыр, колбасы и селедки,
  
  
   Сахар, масло, калачи...
  
  
   Угощайтесь, палачи!
  
  
   Вам дадут ужо работу:
  
  
   На чердак по пулемету.
  
  
   В люд голодный - знай, пали!
  
  
   Старых, малых - всех вали!
  
  
   Половину выбить, чтобы
  
  
   Остальных загнать в трущобы.
  
  
   Псы, старайтесь, вам на храп
  
  
   Даст по сотенной сатрап -
  
  
   Генерал лихой, Хабалов!
  
  
   Из гнилых, сырых подвалов
  
  
   Люд измученный, больной
  
  
   Хлынул яростной волной
  
  
   На широкие панели:
  
  
  
  
   "Мы - не ели!"
  
  
  
  
   IX
  
  
   У царицы сердце мрет,
  
  
   В страхе злом она орет,
  
  
   Протопопова торопит,
  
  
   Пусть он бунт в крови потопит, -
  
  
   Чтобы часу не терял
  
  
   Да скорее усмирял.
  
  
  
  Новый "друг" по залам бродит,
  
  
   Бродит, места не находит,
  
  
   Проклинает свой удел:
  
  
   "Лучше б дома я сидел!"
  
  
  
  
   X
  
  
   Протопоповым-министром
  
  
   Для царя в порядке быстром
  
  
   В ставку послан был доклад,
  
  
   Что в столице сущий ад;
  
  
   Если царь прибудет лично,
  
  
   Может, все пойдет отлично.
  
  
  
  Царь министру повелел,
  
  
   Чтоб патронов не жалел,
  
  
   Если ж очень нужно будет,
  
  
   Царь в столицу сам прибудет -
  
  
   Милость царскую явить,
  
  
   Бунт голодный подавить.
  
  
   По цареву по указу
  
  
   Усмирять пустились сразу.
  
  
   Не помог царев указ.
  
  
   Сорвалось на этот раз!
  
  
  
  
   XI
  
  
   Ваня вышел с полувзводом
  
  
   Воевать с родным народом.
  
  
   Перед тем как выходить,
  
  
   Велел ружья разрядить.
  
  
   "Братцы милые, по людям
  
  
   Все равно стрелять не будем!"
  
  
   Вышел весь Волынский полк,
  
  
   С усмиреньем тот же толк.
  
  
   Роты улицами ходят,
  
  
   Да порядку не наводят.
  
  
   Повстречавши москвичей,
  
  
   Столковались без речей.
  
  
   "Мы, ребятки, не замаем..."
  
  
   Был ответ им: "Понимаем!"
  
  
  
  
   XII
  
  
   Во дворцах переполох:
  
  
   В войске дух заметно плох,
  
  
   Усмирять народ - охоты
  
  
   Нету вовсе у пехоты.
  
  
   Войско мрачное стоит,
  
  
   На душе свое таит.
  
  
   Недовольный ратью пешей,
  
  
   Царь приказ дает депешей:
  
  
   "Пехотинцы - подлецы,
  
  
   Пусть работают донцы!"
  
  
   "А казак - собака, что ли?
  
  
   Подлый враг народной доли
  
  
   И царю слуга слепой?!"
  
  
  
  Мирно встретившись с толпой,
  
  
   Повернул казак лошадку,
  
  
   Не навел казак порядку.
  
  
   Едет - пикой шевелит.
  
  
   Драться - совесть не велит!
  
  
   Разобрали фараоны
  
  
   Пулеметные патроны.
  
  
   Фараонам был приказ:
  
  
   "Вся надежда лишь на вас!"
  
  
   Постарались живоглоты:
  
  
   Затрещали пулеметы.
  
  
   Царь наш добрым был отцом:
  
  
   Накормил народ... свинцом!
  
  
  
  
   XIII
  
  
  
  Царь читает донесенье:
  
  
  
  "Усмирили в воскресенье".
  
  
  
  "Усмирили? Очень рад!
  
  
  
  Живо поезд в Петроград!"
  
  
  
  Ехал поезд, да не шибко.
  
  
  
  Приключилася ошибка.
  
  
  
  Царь в тревоге. Ночь. Темно.
  
  
  
  "Питер?" - "Нет". - "А что же?" - "Дно".
  
  
  
  "Ехать дальше!" - "Нет нам хода.
  
  
  
  Петроград в руках народа!"
  
  
  
  "Двинуть фронт на эту тварь!"
  
  
  
  "Фронт с народом, государь!"
  
  
  
  
   XIV
  
  
   Человек живет не вечно,
  
  
   И помрем мы все, конечно.
  
  
   Плут последний и герой -
  
  
   Будем все в земле сырой.
  
  
   Уничтожит трупы тленье,
  
  
   Имена сотрет забвенье.
  
  
   Марья, Дарья, Клим, Пахом -
  
  
   Зарастем все лопухом!
  
  
  
  Но не все забыто будет:
  
  
   К новым подвигам возбудит,
  
  
   У души простой не раз
  
  
   Слезы вызовет из глаз,
  
  
   Не одну разбудит совесть
  
  
   О делах о наших повесть
  
  
   И о днях... Но наши дни -
  
  
   Не прошли еще они.
  
  
   За желанную свободу,
  
  
   Может быть, еще народу
  
  
   Суждено лихой судьбой
  
  
   Самый страшный вынесть бой.
  
  
   Враг, лежавший на лопатке,
  
  
   Недобитый в первой схватке,
  
  
   Кровожаден и свиреп,
  
  
   Вновь воспрянул и окреп!
  
  
   Нет царя и царской дворни,
  
  
   Но остались злые корни,
  
  
   Кем держался старый строй:
  
  
   Богачей шмелиный рой!
  
  
  
  
   XV
  
  
   На деревню (всё - к порядку!)
  
  
   Надо сделать нам оглядку.
  
  
   Шустрый лавочник Назар
  
  
   Ездил в город на базар.
  
  
   Как вернулся - все к Назару!
  
  
   Не раскрыл Назар товару,
  
  
   А кругом ни стать, ни сесть.
  
  
   "Был на почте?"
  
  
  
  
  
  "Письма есть?"
  
  
   "Есть. Постой, куда ты прешься!
  
  
   Сразу тут не разберешься!
  
  
   Сто печатей на письме!
  
  
   Вот: Прохватову Кузьме...
  
  
   Тетке Дарье... Деду Климу...
  
  
   Стой ты!.. Мельнику Касиму...
  
  
   Селифантьевна, бери:
  
  
   Для тебя тут сразу три.
  
  
   Вот тебе, кума Маланья,
  
  
   Исполнения желанья!
  
  
   Ты все плакалась, кума,
  
  
   Что не пишет твой Фома!"
  
  
  
  
   XVI
  
  
   Ни одна еще раздача
  
  
   Не окончилась без плача,
  
  
   Каждый раз одно и то ж:
  
  
   Что ни весть, то в сердце нож,
  
  
   Ну, а тут, как по заказу:
  
  
   Всем Назар подсыпал сразу.
  
  
   Поднялся в лавчонке вой:
  
  
   Фекла сделалась вдовой,
  
  
   Влас читает ей уныло,
  
  
   Где и как там дело было.
  
  
   Ни жива и ни мертва,
  
  
   Горемычная вдова
  
  
   Слову каждому внимает,
  
  
   Ничего не понимает.
  
  
   Поняла. И, не дыша,
  
  
   Обронивши малыша,
  
  
   С тяжким стоном повалилась.
  
  
   Рядом Дарьюшка забилась, -
  
  
   У нее беда своя:
  
  
   Сын единственный, Илья,
  
  
   Не вернулся из разведки.
  
  
   Клим согнулся весь. У дедки
  
  
   Отличился, пишут, внук:
  
  
   Есть "Георгий", нету - рук!
  
  
   Деда еле держат ноги.
  
  
   "Вот... дождались мы... подмоги!.."
  
  
   Фрол в письме корит жену:
  
  
   "Очень тяжко мне в плену.
  
  
   Ты ж, как стало мне известно,
  
  
   Повела себя нечестно".
  
  
   Бьет молодушку озноб:
  
  
   "Фрол придет - загонит в гроб!"
  
  
  
  
   XVII
  
  
   "Гады! Псы, едят их мухи!"
  
  
   "Кто?"
  
  
  
   "Известно! Ходят слухи:
  
  
   Предстоит опять набор!"
  
  
   "До каких же это пор?!"
  
  
   "Что ж, Ерема? Снаряжайся.
  
  
   Тетка Дарья, не пужайся,
  
  
   Ты ведь то уразумей, -
  
  
   Встретит сына Еремей.
  
  
   Паренек пропал без вести,
  
  
   Вдруг - нашелся. Будут вместе.
  
  
   Рядом, значит - сын с отцом!"
  
  
   С затуманенным лицом,
  
  
   Всех окинув смутным взором,
  
  
   Еремей Босой с укором
  
  
   Власу молвил: "Не шути,
  
  
   Скоро, что ль, на сбор идти?"
  
  
   "Неизвестно, братец, точно.
  
  
   Слышно, списки пишут срочно:
  
  
   Всех - не знаю, врут аль нет -
  
  
   До пятидесяти лет".
  
  
  
  
  XVIII
  
  
   Вновь катит Назар с базару,
  
  
   Но - без писем и товару.
  
  
   Что, про что, подлец, орет,
  
  
   Леший сам не разберет:
  
  
   "Пресвятая мать-царица!
  
  
   Что в уезде-то творится!
  
  
   Ходит тучами народ.
  
  
   Как попал в водоворот,
  
  
   Еле вылез я оттуда!"
  
  
   "Что ты мечешься, паскуда!
  
  
   Сядь. Без толку не ори.
  
  
   В чем там дело, говори, -
  
  
   Бунт большой в уезде, что ли?"
  
  
   "Бунт! Кричат: земли и воли!
  
  
   Смерть царям! Долой войну!
  
  
   Флаги красные!" - "Да ну?!
  
  
   Что ж полиция?" - "Поди ты!
  
  
   Фараоны перебиты".
  
  
   "Вот так штука. Врешь ты, брат.
  
  
   Ну, а как... насчет солдат?
  
  
   По народу не стреляют?"
  
  
   "Где там! С флагами гуляют,
  
  
   В трубы жарят, в бубны бьют,
  
  
   Песни вольные поют!"
  
  
   "Слушай, нет ли манифеста?"
  
  
   "Не сойти мне, братцы, с места.
  
  
   Бают - вправду или зря, -
  
  
   Будто кокнули царя,
  
  
   Всех министров заковали, -
  
  
   Поначалу бунтовали
  
  
   На заводах - не впервой.
  
  
   За народ мастеровой,

Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
Просмотров: 367 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа