Главная » Книги

Бедный Демьян - Стихотворения, эпиграммы, басни, сказки, повести (1908 - октябрь 1917), Страница 27

Бедный Демьян - Стихотворения, эпиграммы, басни, сказки, повести (1908 - октябрь 1917)



  
   Где настигла их беда, -
  
  
   Как пришлося им с врагами.
  
  
   Биться голыми руками,
  
  
   Как по чьей-то злой вине
  
  
   Войско гибло в западне!
  
  
  
  
   VIII
  
  
   Начиная повесть нашу,
  
  
   Помянул уж я про Машу,
  
  
   Как, предчувствий злых полна,
  
  
   Над дружком своим она
  
  
   Убивалась пред разлукой.
  
  
   Стала жизнь сплошною мукой
  
  
   Для Машутки с той поры,
  
  
   Как рыданьями дворы
  
  
   Огласилися и хаты,
  
  
   Как вели парней в солдаты,
  
  
   И как шел с тоской в груди
  
  
   Друг Ванюша впереди.
  
  
   Ей допреж того не в сладость,
  
  
   И не в еладость и не в радость,
  
  
   Жизнь убогая была
  
  
   Без родимого угла:
  
  
   Маша с детства в горькой доле,
  
  
   Что былинка в диком поле,
  
  
   Средъ чужих людей росла,
  
  
   Службу черную несла.
  
  
   Над несчастною сироткой,
  
  
   Безобидною и кроткой,
  
  
   Измывался, кто хотел:
  
  
   Сироты таков удел.
  
  
  
  
   IX
  
  
   Но нежданно бедной Маше
  
  
   Дни пришли - не надо краше,
  
  
   Ей вздохнулося вольней.
  
  
   Не забыть ей этих дней,
  
  
   Промелькнувших светлой сказкой,
  
  
   Дней, когда с любовью, с лаской
  
  
   Подошел Ванюша к ней.
  
  
   Не забыть ей этих дней!
  
  
   Ах, недолго счастье длилось!
  
  
   Горе страшное свалилось:
  
  
   Распроклятая война.
  
  
   Вновь осталася одна,
  
  
   Не вдова и не молодка, -
  
  
   Горемычная сиротка.
  
  
   Счастье было. Счастья нет.
  
  
   "Ваня, где ты? Дай ответ!"
  
  
   Но прошло четыре лета,
  
  
   Все от Вани нет привета.
  
  
   Маша день и ночь скорбит:
  
  
   "Иль в плену, или убит!"
  
  
  
  
   X
  
  
   Время шло, не шло - хромало.
  
  
   Натерпелася немало
  
  
   В эти годы сирота.
  
  
   Воевала беднота,
  
  
   Гибла в битвах, как солома,
  
  
   Разорялась крепко дома:
  
  
   Шло хозяйство все вразброд, -
  
  
   С каждым днем нищал народ.
  
  
   Но проклятым лиходеям,
  
  
   Мироедам-богатеям
  
  
   Каждый лишний день войны
  
  
   Был находкой для мошны.
  
  
   Богачи народ прижали,
  
  
   Как в клещах его держали
  
  
   И сгибали в три дуги:
  
  
   "С нами спорить не моги!"
  
  
   Как с войной пошла вся каша,
  
  
   У попа служила Маша.
  
  
   За несчастные гроши,
  
  
   Как прикажут, так пляши.
  
  
  
  
   XI
  
  
   Маша день-деньской в работе.
  
  
   Попадья сидит в капоте,
  
  
   Объедается, скулит
  
  
   Да работницу пилит:
  
  
   "Что ты мечешься, кобыла?
  
  
   За детьми убрать забыла,
  
  
   Не докончено шитье,
  
  
   Время браться за мытье,
  
  
   Опоздаешь вновь с обедом,
  
  
   За тобой ходи все следом.
  
  
   Подоила ль ты коров? '"'
  
  
   Наколола ли ты дров?
  
  
   Аль самой полоть мне грядки?
  
  
   Вот они - пошли порядки:
  
  
   Плату любишь, жрешь как - во!
  
  
   А работать не тово!"
  
  
  
  
   XII
  
  
   Поп иные любит шутки:
  
  
   Трется около Машутки,
  
  
   Вслед за нею со смешком
  
  
   Скачет батя петушком,
  
  
   Строит масленые глазки
  
  
   Да рассказывает сказки,
  
  
   Пакость всякую несет,
  
  
   Бороденкою трясет...
  
  
   Маша бате не сдавалась,
  
  
   Вырывалась, отбивалась.
  
  
   Незадачливый отец
  
  
   Обозлился под конец,
  
  
   Объявил расчет до срока:
  
  
   "Нет с тебя, я вижу, прока.
  
  
   Тож, подумаешь, княжна!
  
  
   Ты мне больше не нужна!"
  
  
  
  
   XIII
  
  
   Пров Кузьмич - хозяин новый -
  
  
   Был мужик весьма суровый.
  
  
   Но с Машуткой хмурый Пров
  
  
   Тож не слишком был суров.
  
  
   У него своя припевка:
  
  
   "Фу ты, дьявол!.. Козырь-девка!
  
  
   За красу твою... тово...
  
  
   Мне не жалко ничево...
  
  
   Нынче все торгуют честью".
  
  
   Пров не силой брал, так лестью.
  
  
   Хлопал Машу по плечу:
  
  
   "Я тебя озолочу!"
  
  
   Так пришлося Маше снова
  
  
   Бросить службу и у Прова.
  
  
  
  
   XIV
  
  
   Стойте, братцы. Долог путь.
  
  
   Дайте малость отдохнуть.
  
  
   Чай, никто не мчит вдогонку?
  
  
   На часок свернем в сторонку
  
  
   И оглянемся назад:
  
  
   Далеко ли Петроград?
  
  
   Петербургом был он ране.
  
  
   В черной копоти, в тумане,
  
  
   Возлежал среди болот
  
  
   Мощи царственной оплот,
  
  
   Всероссийский обирала.
  
  
   Здесь томилась, вымирала,
  
  
   Набивая чердаки,
  
  
   Голь людская, бедняки.
  
  
   Здесь в подвалах темных, душных
  
  
   Для малюток золотушных
  
  
   Из-за копоти и туч
  
  
   Не сверкал весенний луч.
  
  
   Здесь под сводами заводов,
  
  
   Средь громадных дымоходов
  
  
   Рос могучий дух борьбы
  
  
   Пролетарской голытьбы.
  
  
   И не раз уж эта сила
  
  
   Воли-выхода просила, -
  
  
   Разметавши тьму препон,
  
  
   Колебала царский трон.
  
  
   Перед страшною войною
  
  
   Снова грозною стеною
  
  
   Стал вздыматься бурный вал:
  
  
   Люд рабочий бунтовал.
  
  
  
  
   XV
  
  
   Добрый царь в досаде лютой
  
  
   Зашушукался с Малютой,
  
  
   Самым главным палачом:
  
  
   Порешить, мол, им на чем,
  
  
   Как им быть с фабричным людом?
  
  
   Не окончился бы худом
  
  
   Бунт проклятой голытьбы, -
  
  
   Мол, от уличной борьбы,
  
  
   От всеобщего шатанья
  
  
   До открытого восстанья
  
  
   Остается только шаг.
  
  
   С каждым днем наглеет враг.
  
  
   Пред опасностью подобной
  
  
   И царю и шайке злобной
  
  
   Всех приспешников его
  
  
   Не осталось ничего,
  
  
   Как - все это уж заране
  
  
   Палачи держали в плане,
  
  
   Животы свои храня, -
  
  
   Чтоб спастися от огня,
  
  
   Прыгать в полымя. Миколку
  
  
   Сбить нетрудно было с толку:
  
  
   Отродясь уж он таков -
  
  
   Был на редкость бестолков.
  
  
   Дуралей поверил сдуру,
  
  
   Что свою спасет он шкуру,
  
  
   Застрахуется вполне,
  
  
   Отыгравшись на войне.
  
  
  
  
   XVI
  
  
   Вот война пошла откуда.
  
  
   Для трудящегося люда
  
  
   Жизнь настала - чистый ад.
  
  
   Застонал и стар и млад.
  
  
   С фабрик, с каждого завода
  
  
   Обобрали тьму народа. -
  
  
   Торопились поскорей
  
  
   Изничтожить бунтарей,
  
  
   Гнали их в огонь, под пули,
  
  
   Туго петлю натянули
  
  
   И не ждали, гады, дней,
  
  
   Как забьются сами в ней.
  
  
   Больше года шли сраженья.
  
  
   Где добыть нам снаряженья?
  
  
   Немец лез на нас да лез,
  
  
   А у нас всего в обрез.
  
  
  
  
   XVII
  
  
   Втапоры - не без причины -
  
  
   Царь извелся от кручины
  
  
   И, дрожа за ход войны,
  
  
   Каждый час менял штаны,
  
  
   Со штанами - мысли тоже.
  
  
   Драл царя мороз по коже,
  
  
   Затрещал пустой чердак:
  
  
   "Заварил я кавардак".
  
  
   Шло кругом столпотворенье,
  
  
   Царь не прочь на замиренье,
  
  
   Но, ожегшись на войне,
  
  
   Мира трусил он вдвойне:
  
  
   "Мир позорный, без победы.
  
  
   Принесет такие беды,
  
  
   Что мне вряд ли сдобровать.
  
  
   Нет, уж лучше воевать".
  
  
  
  
  XVIII
  
  
   Богачи тому и рады:
  
  
   Вновь посыпались подряды.
  
  
   Повалил доход сплошной. -
  
  
   Знай, потряхивай мошной.
  
  
   Порох, пушки да винтовки,
  
  
   Интендантству заготовки...
  
  
   Расторопные тузы,
  
  
   Русь "спасая" от грозы,
  
  
   Собирались в комитеты
  
  
   Да прикидывали сметы.
  
  
   Сметы очень хороши:
  
  
   Все сплошные барыши.
  
  
   Наживаться - не новинка,
  
  
   Но случилась тут заминка:
  
  
   Все, кажись, идет под стать,
  
  
   Да рабочих не достать;
  
  
   С фронта брать чертей обратно
  
  
   Тож не очень-то приятно:
  
  
   "Очень вредный элемент",
  
  
   Замутят народ в момент,
  
  
   Перепакостят все стадо.
  
  
   Хоть опять же думать надо:
  
  
   Из ребяток боевых
  
  
   Половины нет в живых.
  
  
  
  
   XIX
  
  
   Так и сяк тузы гадали,
  
  
   В комитетах заседали,
  
  
   Порешили все на том, -
  
  
   Брать на фабрики гуртом,
  
  
   Без особого разбору:
  
  
   - До разбору ль в эту пору?
  
  
   Девок, баб и детвору,
  
  
   Все, мол, будет ко двору.
  
  
   Невелик, мол, курс науки.
  
  
   Где ж нужны мужские руки,
  
  
   Знанье, опыт, верный глаз,
  
  
   Где военный есть заказ, -
  
  
   Там придется поневоле
  
  
   Уж не брать рабочих боле
  
  
   В пополнение полков
  
  
   От вагранок и станков,
  
  
   А держать их "на учете",
  
  
   Не ахти в каком почете:
  
  
   Стал рабочий призывной
  
  
   Настоящий крепостной, -
  
  
   Больше дела, меньше платы,
  
  
   Забунтуй - сошлют в солдаты.
  
  
  
  
   XX
  
  
   Слух дошел до деревень:
  
  
   Дескать, веем, кому не лень,
  
  
   На заводах есть работа.
  
  
   У кого к тому ж охота
  
  
   Подкопить себе деньжат, -
  
  
   Под рукой они лежат.
  
  
   Плата - во! И харч отличный.
  
  
   Обрядишься в шелк столичный.
  
  
   Сразу в баре попадешь.
  
  
   В ресторацию зайдешь -
  
  
   Пей чаишко под шарманку.
  
  
   Кто польстился на приманку, -
  
  
   Многих горькая нужда
  
  
   Потянула в города,
  
  
   В том числе Машутку нашу,
  
  
   Там испить лихую чашу.
  
  
   Снарядившись к покрову,
  
  
   Маша двинулась в Москву.
  
  
   Здесь, на фабрике на ткацкой,
  
  
   После жизни злой батрацкой,
  
  
   Как-никак, но с первых дней
  
  
   Ей вздохнулося вольней.
  
  
  
  
   XXI
  
  
   Жизнь фабричная - не шутка.
  
  
   Осмотрелася Машутка:
  
  
   Шум-содом стоит вокруг,
  
  
   Новых тысяча подруг.
  
  
   На миру, как говорится,
  
  
   Смерть красна и труд спорится.
  
  
   Одинокая душа,
  
  
   Общей радостью дыша
  
  
   И деля со всеми горе,
  
  
   Растворилась каплей в море.
  
  
   Капли! Жизнью их полна,
  
  
   Понесет их всех волна
  
  
   К берегам, нам всем известным,
  
  
   К цели - подвигам совместным!
  
  
  
  
   XXII
  
  
   А в деревне той порой
  
  
   Шел у Прова пир горой.
  
  
   Пров прощался с сыновьями,
  
  
   Целовался с зятевьями,
  
  
   Самогонку чашкой дул:
  
  
   "Кузька, пей!.. Ну, что, Федул?
  
  
   Бы б ценили, эфиопы,
  
  
   Что везу вас... не в окопы!
  
  
   Вот он, промысл-то отцов:
  
  
   Берегу вас, подлецов.
  
  
   Дъа зятька да три сыночка,
  
  
   Всем, глядишь ты, есть отсрочка.
  
  
   Все попали "на учет".
  
  
   Ваша кровь не потечет!
  
  
   Кум Гордеич, молодчина,
  
  
   Рассудительный купчина,
  
  
   Как узнал мою беду,
  
  
   "Я ее, грит, отведу:
  
  
   Свой завод на днях открою,
  
  
   Всех вояк твоих пристрою,
  

Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
Просмотров: 328 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа