Главная » Книги

Бедный Демьян - Стихотворения, эпиграммы, басни, сказки, повести (1908 - октябрь 1917), Страница 22

Бедный Демьян - Стихотворения, эпиграммы, басни, сказки, повести (1908 - октябрь 1917)



новь чучело сидит какое-то на троне.
  
  
  Сегодня - чучело, а через день - злодей.
  
  
  
  
   *
  
  
  Да, вот как, милые. Посмотришь на людей
  
  
  И затоскуешь так, что утопиться впору:
  
  
  Однакож я того, охоч до разговору:
  
  
   Болтаю языком,
  
  
   Мудрю тут, в руки взяв указку,
  
  
   И позабыл про сказку,
  
  
  Про сказку о царе - не все ль равно, каком? -
  
  
  Как повстречался он однажды с мужиком.
  
  
  А только что мужик не рад был этой встрече:
  
  
   Был он к царю силком
  
  
   Приведен издалече.
  
  
   "М-да... Стань-ко, милый, тут...
  
  
   Как, бишь, тебя зовут...
  
  
   Вот дело, брат, какое..."
  
  
  Глаз на глаз с мужиком оставшися в покое,
  
  
   Промолвил царь, уписывая щи:
  
  
   "Ужотко не взыщи
  
  
  
  На добром слове,
  
  
  А петля для тебя давно, брат, наготове.
  
  
  Слух про тебя идет, считай, который год,
  
  
   Что ты мутишь честной народ,
  
  
   Морокой разною морочишь
  
  
  И царству нашему лихой конец пророчишь...
  
  
  Постой... про что, бишь, я с тобою говорю?
  
  
  Чегой-то голова как будто бы кружится..."
  
  
   И стало тут мерещиться царю:
  
  
  От жирных жарких щей пар по столу ложится
  
  
   И вьется вверх... И там, у потолка,
  
  
   Уже не пар, а облака...
  
  
   Из облаков тех на пол
  
  
   Вдруг мелкий дождь закапал,
  
  
  Потом - как зашумит да как польет... беда!
  
  
  Царь глазом не мигнул, как стол со всей едою
  
  
   Бог весть куда
  
  
   Снесло водою.
  
  
   "Конец! Пропали мы с тобою!.."
  
  
  Царь в страхе и в тоске взглянул на мужика.
  
  
  А мужику хоть что: "Бог миловал пока.
  
  
  Гляди, какую нам послал господь находку.
  
  
   Садись-ка в эту лодку...
  
  
   Жаль, сломано весло..."
  
  
   Уселись любо-мило.
  
  
   Тут лодку ветром подхватило
  
  
   И понесло.
  
  
   Носилась лодочка на воле
  
  
   Дня три, коли не боле.
  
  
  Для мужика - живот потуже подвязать
  
  
  Да по три дня не есть - в обычай, так сказать, -
  
  
   И наш мужик бровей не хмурил:
  
  
   Когда не спал, то балагурил.
  
  
  
  Такой чудак!
  
  
  
  Совсем не так
  
  
   Сказался голод на соседе:
  
  
   И наяву и забываясь сном,
  
  
  
  Царь бредил об одном:
  
  
  О недоеденном в последний раз обеде.
  
  
  А дождь все лил да лил, сегодня, как вчера, -
  
  
   И лодку все несло теченьем.
  
  
   Но вот настал конец мученьям:
  
  
   На пятый, что ли, день с утра
  
  
   Установилася погодка -
  
  
  В тумане голубом зазеленел лесок.
  
  
  По малом времени с разгону врылась лодка
  
  
   В береговой песок.
  
  
  Тут, выйдя на берег и помолившись богу,
  
  
   Царь с мужиком пустились в путь-дорогу.
  
  
  
  Шли, шли да шли.
  
  
   Усталые, в пыли,
  
  
   Прибились к деревушке.
  
  
   Но в первой же избушке
  
  
  Нерадостную им пришлось услышать весть:
  
  
  Во всей деревне им никто не даст поесть.
  
  
  То ж, дескать, самое и в деревнях соседних.
  
  
  Такой-де мужики дождалися поры:
  
  
   Пообнищали все дворы,
  
  
  Давно уж в закромах нет выскребков последних.
  
  
   Голодный царь, кляня судьбу,
  
  
   Шел из избы в избу,
  
  
   Не верил сам тому, что видел:
  
  
   "За что так бог людей обидел?
  
  
   Несчастье с этаким житьем -
  
  
   Век вековать в лихом мытарстве!
  
  
  Хотел бы знать я, в чьем таком проклятом царстве
  
  
  Нам подыхать с тобой приходится вдвоем?"
  
  
   "Аль ты еще не сметил? -
  
  
   Мужик царю ответил. -
  
  
   В твоем, отец! В твоем!"
  
  
   "Что врешь ты, хам? За эти речи...
  
  
   Вот где твой истинный-то нрав...
  
  
  Да я... - Тут, голову втянувши глубже в плечи,
  
  
  Царь проворчал: - Я... что ж.... возможно, ты и прав...
  
  
  Но все ж я есть хочу... Терпенья больше нету...
  
  
  Попробую зайти еще в избушку эту!"
  
  
  Зашел - и в тот же миг оттудова стрелой
  
  
   С огромным хлебом под полой.
  
  
   А за царем старуха следом
  
  
   Со старым дедом.
  
  
   "Держи! Лови его! - кричат. -
  
  
  Последний хлеб украл! Хранили для внучат!"
  
  
   Царь, что есть мочи, без оглядки
  
  
   Мчал огородом, через грядки,
  
  
   Домчался быстро до реки.
  
  
  Глядит: на берегу толпятся мужики,
  
  
   Склонившися над мертвым телом.
  
  
   А тело-то - без головы.
  
  
  Стал царь как вкопанный: "Я... вы... я, братцы... вы..."
  
  
  "Чего тут выкаешь? Ты за каким тут делом?"
  
  
   "Гляди! Откелева такой?"
  
  
   "Фома, пощупай-ка рукой,
  
  
   Что он запрятал там под полу?"
  
  
   "Ищи!"
  
  
  "Ой, батюшки, находка какова:
  
  
   Вить под полою... голова!"
  
  
  "Да что ты? Мертвая?!" - "Ну, так и есть, гляди-ко!"
  
  
   "В крови весь чуб!"
  
  
  "Я... братцы... хлебец тут..." Царь озирался дико.
  
  
   "Молчи! Убивец! Душегуб!"
  
  
   "Чего нам с подлым этим гадом
  
  
   Тут канителиться-то зря?
  
  
   Веревка есть, осина рядом..."
  
  
  К осине мужики приволокли царя.
  
  
   "Ну, ирод, кайся!"
  
  
   "Да не брыкайся!"
  
  
  "Сунь в петлю-то башку!" - "Теперича тащи!"
  
  
   "На добром слове не взыщи:
  
  
  За подлые дела виси тут под откосом!"
  
  
  Рванулся в петле царь... и угораздил носом -
  
  
   Во что? - да прямо в щи,
  
  
   Что на столе пред ним стояли!
  
  
  "Фу!.. фу!.. - очнувшися кой-как от забытья,
  
  
   Зафыркал царь. - Где ж это я?
  
  
   Да вправду - это я ли?"
  
  
   Дивуясь, царь вокруг глядел:
  
  
  В покое у себя сидит он, как сидел.
  
  
  Дымятся щи пред ним... Вот каша разопрела...
  
  
   Вот ложка та, которою он ел:
  
  
  Она еще как след обсохнуть не успела...
  
  
  И тот же мужичок стоит перед столом:
  
  
   "Бью, государь, тебе челом!.."
  
  
   "От твоего от челобитья
  
  
  Спокойно не смогу теперь ни есть, ни пить я! -
  
  
  Сурово молвил царь, почуявши в груди
  
  
  Жуть превеликую и тяжкое смятенье. -
  
  
  Не знаю, кто ты! Явь, лихое ль привиденье?
  
  
  Но... слышь, уйди отсель, - покуда жив! Уйди!"
  
  
  1916 г.
  
  
  
  
   *
  
  
  Когда народ восстал, наш бывший царь, наверно,
  
  
   Средь преданных ему персон
  
  
  С надеждою скулил: "Да так ли дело скверно?
  
  
   Да, может, это - черный сон?"
  
  
  Чтоб царский черный сон стал нашей светлой явью,
  
  
  Друзья, нам должно всем идти - и мы пойдем -
  
  
   Одним путем!
  
  
   И этот путь - к _народоправью_!
  
  
  1917 г.
  
  
  
   1914 - 1916
  
  
  
   БАСНИ ЭЗОПА
  
  
  
   ЛЕВ, ЛИСА И ОЛЕНЬ
  
  
  
   У Льва
  
  
  
  Болела голова
  
  
   И кости старые ломило.
  
  
   "Ох, ничего-то мне не мило,
  
  
   И опротивели вы все! -
  
  
   Сказал он кумушке Лисе,
  
  
   Своей советнице сановной. -
  
  
   Казнить вас казнью поголовной,
  
  
   Чтоб понимали, значит... м-да!..
  
  
  Ох, как под ложечкой сдавило... Ох, беда!..
  
  
  И сердце: то замрет, то больно заколотит...
  
  
  На что ни погляжу, ото всего воротит.
  
  
  С чего бы это все?.. Аль помирать пора?.."
  
  
  "О царь! - Лиса в ответ. - Ты, помнится, вчера
  
  
   Поужинать изволил очень плотно".
  
  
   "Вчера? Я б и сейчас подзакусил охотно.
  
  
  Да чем? Тому назад не больше два денька
  
  
  
  В лесу я видел оленька:
  
  
  Красавец этакий, с ветвистыми рогами.
  
  
  Что, ежели б его ты привела сюда?
  
  
  
  Вот это - царская еда:
  
  
  Поесть - и закусить оленьими мозгами!"
  
  
  
   Чрез полчаса
  
  
  
   Неслась Лиса,
  
  
   По высочайшему веленью,
  
  
   Искать в лесу тропу оленью.
  
  
   Нашла и двинулась по ней.
  
  
  К исходу двух иль трех (не помню точно) дней
  
  
  Олень разыскан. Вид принявши важно-строгий,
  
  
  
   Лиса к нему:
  
  
  
   "О дивнорогий!
  
  
  Тебе я в качестве смиренного посла
  
  
  Известье важности великой принесла,
  
  
  Веленье нашего священного владыки.
  
  
  Осиротеть должны мы скоро, горемыки:
  
  
  Лев - при смерти. И вот пред тем, как жертвой стать,
  
  
   Беспомощной, печальной жертвой тленья,
  
  
  Царь - так милы ему олений ум, и стать,
  
  
  
   И прыть оленья! -
  
  
  Царь, долго думая, размыслил передать
  
  
  
  Тебе бразды правленья.
  
  
   Волк, дескать, лют, медведь - ленив,
  
  
   Свинья - глупа, а тигр - хвастлив...
  
  
  Лишь об одном тебе нет двух различных мнений.
  
  
  Пресекся львиный род, да здравствует олений!
  
  
   Спеши же к дряхлому царю,
  
  
  Пока уста его злой смертью не сомкнуты.
  
  
  Пусть вместе с воющим народом я узрю
  
  
  Его последние счастливые минуты.
  
  
  О благороднейший, иди к нему скорей!"
  
  
  
  И новый царь зверей,
  
  
  Принявши льстивые слова Лисы на веру,
  
  
   Ввалился в львиную пещеру, -
  
  
  Но в тот же миг, вконец испуганный и злой,
  
  
  Последней клятвою проклявши лисьи речи,
  
  
  Весь окровавленный от доброй львиной встречи,
  
  
  
  Махнул назад стрелой.
  
  
  "Держи его!.. Лови!.. Да что же я?.. Да где я?.. -
  
  
  Ревел взбешенный Лез, собою не владея. -
  
  
   Вы шутки шутите со мной?..
  
  
  Лиса! Верни его! Какой ни есть ценой,
  
  
   Но притащи его, злодея!"
  
  
   Лиса застыла: "Вот так раз!
  
  
  
  Вот так задача!"
  
  
   Но делать нечего: приказ!
  
  
   Пустилась в лес, едва не плача,
  
  
  От свежего следа не отрывая глаз.
  
  
  По следу выбравшись на тихую полянку,
  
  
   Лиса настигла беглеца.
  
  
  "Не подходи! - вскричал Олень. - Убью подлянку!"
  
  
   "Ах, все равно я жду конца!
  
  
   И без того уж я убита.
  
  
   Мне не страшны твои копыта
  
  
   И не страшны твои рога.
  
  
  На, бей! От жизни мне равно не ждать уж толка:
  
  
  Лев хочет посадить теперь на царство Волка,
  
  
  Да, Волка, моего презлейшего врага!
  
  
  Олень, ты - жалкий трус: к кому ты шел с опаской?
  
  
  К царю, который ждал - с отеческою лаской
  
  
   Прижать тебя к своей груди,
  
  
  Кто, встав на радостях с постели без подмоги,
  
  
  Встречал тебя: "Мой сын, наследник мой, гряди!"
  
  
  А ты... Какой позор! Скорей давай бог ноги!
  
  
  Мне вспомнить совестно! Я от стыда горю!.."
  
  
  
  Размяк Олень совсем:
  
  
  
  "Утешься, друг мой верный!..
  
  
   Я совершил поступок скверный!..
  
  
  Я... я покаюся... Веди меня к царю!.."
  
  
  Лев ждал дружка: "А ну, теперь задай-ка тягу!"
  
  
  Схватил и уписал до косточки беднягу.
  
  
  Покамест Лев глотал кишки да потроха,
  
  
   Лиса... мозгами закусила.
  
  
  Хватился Лев мозгов: "Тьфу, дьявольская сила!
  
  
  
   Да где ж мозги?"
  
  
  
   "Мозги, ха-ха? -
  
  
  Осклабилась Лиса в приличном отдаленьи. -
  
  
  Что выдумал искать, ха-ха: мозги оленьи!
  
  
  Да разве ж могут быть мозги у дурака,
  
  
  Которому помял однажды Лев бока,
  
  
  А он, доверившись посулам, самолично
  
  
  В объятья львиные пожаловал вторично?!"
  
  
  
  
   *
  
  
  Мораль Эзопову боюсь переводить,
  
  
  
  Хоть перевод вполне возможен.
  
  
  Стал ныне и Эзоп не очень-то надежен,
  
  
  
  С моралью надо погодить.
  
  
  
  
  "ВРАЧ"
  
  
   На клетку с птичками не раз
  
  
  Мурлыка-Кот глядел, не отрывая глаз:
  
  
   "Ну что за миленькие пташки".
  
  
  Но пташки знали уж мурлыкины замашки.
  
  
   Прослышав как-то стороной,
  
  
  Что нездоровится затворнице одной,
  
  
   Наш Кот на хитрости пустился:
  
  
   Надел очки, принарядился,
  
  
  Стал перед клеткою и, лапкой в дверь стуча,
  
  
  Мурлычит ласково: "Не надо ли врача?
  
  
  Как чувствовать себя изволите вы, детки?"
  
  
  "Спасибо, хорошо, - ответили из клетки, -
  
  
   Так хорошо, вообрази,
  
  
  Как будто бы тебя совсем и нет вблизи".
  
  
  
   МАЛЬЧИК И ПРОХОЖИЙ
  
  
   "Спа...си...те!.. Ай!.. То...ну!"
  
  
  "Вот видишь! - стал корить несчастного прохожий. -
  
  
   Зачем же ты, малец пригожий,
  
  
  
  Полез на глубину?
  
  
  
  Ай-ай! Ну, разве можно
  
  
   Купаться так неосторожно?
  
  
   Ужо, дружок, вперед смотри..."
  
  
  Прохожий говорил с великим увлеченьем,
  
  
  А мальчик, втянутый в водоворот теченьем,
  
  
   Давно пускал уж пузыри!
  
  
  
  
   *
  
  
   Есть тьма людей: нравоученьем
  
  
  Они готовы вам помочь в беде любой,
  
  
   Отнюдь не жертвуя собой!
  
  
  
  
  ПЕСКАРЬ
  
  
  
  Бог весть из-за какой
  
  
  
  
  Такой
  
  
  
  
  Причины,
  
  
  
   Среди морской
  
  
  
  
  Пучины
  
  
  Вели с Китами бой
  
  
  
  
  Дельфины.
  
  

Другие авторы
  • Гуд Томас
  • Лесков Николай Семенович
  • Синегуб Сергей Силович
  • Гольдберг Исаак Григорьевич
  • Лукьянов Александр Александрович
  • Вельяшев-Волынцев Дмитрий Иванович
  • Ростопчина Евдокия Петровна
  • Муравьев Никита Михайлович
  • Полевой Ксенофонт Алексеевич
  • Ясный Александр Маркович
  • Другие произведения
  • Лукьянов Александр Александрович - А. А. Лукьянов: краткая справка
  • Некрасов Николай Алексеевич - Ф. С. Глинка. К биографии Н. А. Некрасова
  • Рылеев Кондратий Федорович - Богдан Хмельницкий
  • Бестужев-Рюмин Константин Николаевич - Иоанн Iv Васильевич
  • Стендаль - О любви
  • Коган Петр Семенович - Бьёрнсон
  • Аксаков Константин Сергеевич - Народное чтение. Книжка первая. Спб., 1859
  • Базунов Сергей Александрович - Рихард Вагнер. Его жизнь и музыкальная деятельность
  • Житков Борис Степанович - Про слона
  • Теляковский Владимир Аркадьевич - В. А. Теляковский: краткая справка
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
    Просмотров: 388 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа