Главная » Книги

Бедный Демьян - Стихотворения, басни, повести, сказки, фельетоны (ноябрь 1917-1920), Страница 2

Бедный Демьян - Стихотворения, басни, повести, сказки, фельетоны (ноябрь 1917-1920)



  Как Еремино письмо я
  
  
  
  Все прочла до строчки,
  
  
  
  А потом ревмя-ревела,
  
  
  
  Не спала две ночки.
  
  
  
  Как на третью-то я ночку
  
  
  
  Косы расчесала,
  
  
  
  Да всю ноченьку Ванюшу
  
  
  
  Письмецо писала.
  
  
  
  Ах, калинушка-калина!
  
  
  
  Было ль во примете?!
  
  
  
  Нет Ванюши мне дороже
  
  
  
  Никого на свете.
  
  
  
  Были б крылья - полетела б
  
  
  
  Я к Ванюше птичкой.
  
  
  
  Не хочу я быть эсеркой!
  
  
  
  Буду большевичкой!
  
  
  
  
   ПСОЙ
  
  
   Псой - оборотистый мужик,
  
  
   Когда-то лавочник был местный.
  
  
   Теперь он - просто ростовщик
  
  
  
  И плут известный.
  
  
   Путь у него к наживе прост:
  
  
   Паук пускал деньжатки в рост.
  
  
   Росли деньжатки помаленьку.
  
  
  Опутал мироед родную деревеньку,
  
  
   Потом - соседнюю, потом -
  
  
  Округа целая ограблена плутом!
  
  
   Люд бедный стоном стонет,
  
  
   А Псой в довольстве тонет:
  
  
  С спокойной совестью и без больших хлопот
  
  
  Переливает, знай, в рубли народный пот.
  
  
   Там урожай хорош ли, плох ли,
  
  
   А Псою то и это впрок:
  
  
   Содрав положенный оброк,
  
  
  Псой крестится: "Не я б, так все б кругом подохли!"
  
  
  Но под конец он так прижал всю бедноту,
  
  
   Что стало ей невмоготу;
  
  
  Ввалилися к нему голодные солдатки:
  
  
  "Ты, дьяволов ты сын, съел наши все достатки!
  
  
  Нет на тебя, на пса поганого, ружья!
  
  
  Вот погоди ужо, придут с войны мужья!"
  
  
  Вцепиться в бороду готовы бабы Псою.
  
  
   Псой перед бабами-лисою:
  
  
  "Спасибо, милые, за добрые слова.
  
  
  Вот благодарность мне, я вижу, какова.
  
  
  Такого ли от вас я чаял воздаянья
  
  
   За все мои благодеянья?
  
  
  Мужьями мне грозить? - Не страшно. Я не трус:
  
  
   Придут - там будет видно.
  
  
   Мне, главное, обидно:
  
  
  За что вы на меня?" - Наговорив турус,
  
  
  Псой выпроводил баб и в первую же ночку,
  
  
  С собою прихватив сундук, жену и дочку,
  
  
   Удрал, - куда? - бог весть.
  
  
   Сумел следы заместь.
  
  
  
  
   *
  
  
  В собрание одно на днях попав случайно,
  
  
   Был удивлен я чрезвычайно.
  
  
  Псой объявился тут. Растрепанный и злой,
  
  
   Кричит: "Долой! долой!"
  
  
  Бранит большевиков и чем-то их стращает,
  
  
   Эсеров очень восхищает.
  
  
  Интеллигентики от Псоя без ума:
  
  
  Вот, дескать, мудрость где народная сама!
  
  
   А то скрывают крохоборы,
  
  
  Что мироед у них пришел искать опоры!
  
  
  
   ПОСЛЕВЫБОРНЫЙ
  
  
   АСТРОНОМИЧЕСКИЙ БЮЛЛЕТЕНЬ
  
  
  
   Большевистская звезда
  
  
  
   Ярким светом светит.
  
  
  
   В чистом небе без труда
  
  
  
   Всяк ее заметит.
  
  
  
  Словно выцветший плакат,
  
  
  
  Звездочка кадета:
  
  
  
  Повернула на закат
  
  
  
  Мертвая планета.
  
  
  
   Смотрит горестно эсер
  
  
  
   На свою комету:
  
  
  
   "Был весной какой размер,
  
  
  
   Нынче - трети нету!"
  
  
  
  Меньшевик клянет судьбу.
  
  
  
  Очень уж обидно:
  
  
  
  "И в подзорную трубу
  
  
  
  Ничего не видно!"
  
  
  
  
  КТО С КЕМ
  
  
  Про Еремея Ильича
  
  
   Да Прова Кузьмича
  
   Всяк скажет: "Богачи первейшие в округе".
  
   И вот поди ж ты: два первейших богача
  
   Двух добрых слов сказать не могут друг о друге,
  
  
  У Прова Еремей -
  
  
  Собака, лютый змей,
  
  
  Мошенник, кровопийца!
  
  
  У Еремея Пров -
  
  
  Вор, изо всех воров
  
  
  И чуть ли не убийца!
  
   Кто только богачей не пробовал мирить!
  
   Поп даже проповедь сказал на этот случай.
  
   Куда! О мире Пров не хочет говорить.
  
  
  Ерема ходит туча тучей.
  
  
  Не знала ни одна душа,
  
  
  Из-за какого барыша
  
  
   Так разъярились оба,
  
   Что вот, кажись, порвут друга друга на куски, -
  
   Что не уляжется у них, как видно, злоба
  
  
   До гробовой доски.
  
  
   Ан вышло дальше чудо:
  
  
   Вдруг по селу пронесся слух:
  
   От батраков пришлось Ереме, дескать, худо -
  
   Бунтуют, всё разносят в пух.
  
  
   Услыша о разгроме,
  
   Кто ж первым бросился на выручку к Ереме?
  
  
   Кто? Пров Кузьмич, не кто иной.
  
   Забывши прежние с Еремою все счеты,
  
   Он, батраков своих в минуту сняв с работы,
  
  
   Кричит: "Ребятушки, за мной!
  
   Проклятых бунтарей проучим так, ребятки,
  
   Чтоб вечно помнили, как делать беспорядки!"
  
  
   Тут чудо новое стряслось,
  
   Среди "ребятушек" такое поднялось,
  
  
   Что подобру да поздорову
  
  
   Счастливым случаем лишь Прову
  
   От батраков своих укрыться удалось!
  
  
  
  
   *
  
   Всем, кто пугает нас "союзными" штыками,
  
  
  Скажу: морочьте дураков!
  
   Чтоб батраков душить батрацкими руками, -
  
   Да где ж найдете вы подобных батраков?
  
  
  Кривляки злые "Дня", продажные актеры!
  
   Иуды гнусные, засевшие в "Речи"!
  
   Зовите палачей! Но кто же палачи?
  
  
  Ужель французские шахтеры?
  
  
  Ужель английские ткачи?
  
   Я вас приветствую, предательские перья!
  
   И рад я каждому гнуснейшему листу:
  
   Побольше смелости, поменьше лицемерья,
  
  
  Валите все начистоту!
  
   Холопы барские, являйтеся в ливрее!
  
   Пусть видит весь народ, кто враг его судьбе,
  
   Удар, который вы готовите себе,
  
   На ваши головы пусть рушится скорее!
  
  
  
   ТОЖЕ ПАРТИЯ
  
  
  
  
  Наша тактика в земельном вопросе... Мы
  
  
  
   надеялись
  предотвратить
  самовольный,
  
  
  
   беспорядочный захват помещичьих земель,
  
  
  
   оставшихся без всякой защиты... {Благодаря
  
  
  
   коалиции) получилось топтание на одном
  
  
  
   месте... По этим плачевным результатам...
  
  
  
   никак нельзя (ой ли?!) судить о тактике партии
  
  
  
   в аграрном вопросе...
  
  
  
  
  
   ("Дело народа", 21 ноября с. г.)
  
  
  
  
   I
  
  
   "Дело народа" - не дело народа,
  
  
   Что ни статейка - все пень да колода.
  
  
   Жалкие речи про жалкую "тактику".
  
  
   Совестно, видно, ссылаться на "практику"!
  
  
  
  
   II
  
  
   Чем не партия, ей-богу!
  
  
   Век слыла за недотрогу.
  
  
   Гордой павой выступала, -
  
  
   Ан, гляди, как низко пала!
  
  
   И румяна и белила...
  
  
   С кем ты, партия, шалила?
  
  
   "Ах, кому какое дело,
  
  
   Что я с Керенским сидела!"
  
  
  
  ЭСЕРОВСКОЕ БЕССТЫДСТВО
  
  
   Сколько доблестных примеров!
  
  
   Полюбуйтесь на эсеров,
  
  
   Как они свою старушку
  
  
   Превратили в побирушку.
  
  
   Вот она - эсерья повесть:
  
  
   Потерявши стыд и совесть,
  
  
   Богачам сдались без бою
  
  
   И с покорною мольбою
  
  
   Ждут, воззрясь на денег пачки,
  
  
   Хоть какой-нибудь подачки!
  
  
   "Ой вы, горе-подлецы,
  
  
   Буржуазные скворцы!
  
  
   В клетках век вам вековать,
  
  
   Зерна барские клевать,
  
  
   С барских ручек вечерком
  
  
   Баловаться сахарком!"
  
  
  
   ТАВРИЧЕСКИЙ ДВОРЕЦ
  
  
  
  
  
  Вся власть Учредительному собранию!
  
  
  
  
  
  
   Вопль отчаявшихся буржуев
  
  
  
  
  
  
  
  и "социал-предателей".
  
  
  На Невском буржуи вчера "выступали",
  
  
  По Невскому несся их жалобный вой:
  
  
  "Пропали достатки все наши, пропали!
  
  
  Мы жертвою пали в борьбе роковой!"
  
  
  Проклявши "отродье" предместий фабричных,
  
  
  Буржуи, грозя дать "злой черни" отпор,
  
  
  Склоняли знамена у банков столичных,
  
  
  Рыдали навзрыд у банкирских контор.
  
  
  Прошли весь Литейный, пошли по Шпалерной.
  
  
  Узревши Таврический дряхлый дворец,
  
  
  Гадали на пальцах в тоске суеверной:
  
  
  Удастся иль нет мм игрой лицемерной
  
  
  Опять оттянуть свой жестокий конец?
  
  
  "Нас выручат только казацкие плетки!"
  
  
  "Не верю я в свой депутатский билет!"
  
  
  _Чернов, Милюкова_ обняв у решетки,
  
  
  Рыдал ему долго в пикейный жилет.
  
  
  На нового друга загадочным взглядом
  
  
  Глядел, ухмыляясь, кадетский хитрец.
  
  
  Вороны тревожно кричали над садом,
  
  
  И сумрак спускался на дряхлый дворец.
  
  
  
  
   *
  
  
  Суровый хозяин равнины холодной,
  
  
  Народ, ты создашь _Всенародный Совет_
  
  
  Не здесь! Не в темнице свободы народной
  
  
  Свобода родится на свет!
  
  
  
   БАРСКИЙ НАХРАП
  
  
  
  
  
  
  
   Вся власть нам!
  
  
  
  
  
  
  
   Буржуазные вопли!
  
   Давно ль? Прошло всего каких-нибудь полвека
  
   С тех пор, как власть "господ" была так велика,
  
  
  Что баре мужика
  
  
  Стеснялися считать за человека!
  
  
  Любая сволочь из "господ"
  
  
  Смотрела на простой народ,
  
   Как на безгласную рабочую скотину,
  
   Покорно гнущую пред "господами" спину.
  
  
  Любой плюгавый самодур
  
  
  Драл с мужика семь шкур,
  
  
  Выматывал у бедняка всю душу,
  
   Вгоняя в жир свою откормленную тушу.
  
   Днем барин - барствовал, а приходила ночь -
  
  
  Законно, без помехи,
  
   Он брал у мужика единственную дочь
  
  
  Для собственной утехи.
  
   Кто на насильника посмеет посягнуть?
  
   Строптивца вправе он в бараний рог согнуть!
  
  
  _Вся власть_ над челядью несчастной
  
   Была дана ему другою силой властной.
  
   Злодеи гнусные повластвовали всласть!
  
  
  
  
   *
  
   Когда корниловцы вчера, через решетку
  
   В Таврический дворец, прокравшись, драли глотку:
  
  
  "Нам - власть! Вся власть! Вся власть!",
  
   Я думал: "Наглецы! Отъевшиеся баре,
  
   К чему вы рветеся в отчаянном угаре?!
  
  
  Фальшивый спрячьте ваш мандат!
  
  
  Утихомирьте ваши страсти!
  
  
  Стал трудовой народ у власти:
  
  
  Мужик, рабочий и солдат!"
  
  
   СВЕТЛЕЙШИЙ КНЯЗЬ ВОЛКОНСКИЙ
   в конверте, адресованном "Его благородию Владимиру Ильичу
   Ульянову (Ленину)", прислал на бумаге, украшенной княжеским
  
  
  гербом, письмо такого содержания:
  
  
  
   "Владимир Ильич,
  Прочитав "декрет об уничтожении сословий" и т. д., я открыл Гёте и вот что прочел:
  
  
  Im Nebelgeriesel, im tiefen Schnee,
  
  
  Im wilckn Wald, in Winternacht,
  
  
  Ich horte der Wolfe Hungergeheul,
  
  
  Ich horte der Eulen Geschrei:
  
  
   Wille worn worn worn!
  
  
   Wille wo wo wo!
  
  
  
  
  
   и т. д.
  Примите уверение в должных к Вам чувствах.
  
  
  
  
  
   Светлейший князь Петр Петрович
  
  
  
  
  
  
  
  
   Волконский". Беру на себя смелость дать слабый перевод утешившей бывшее "сиятельство" строфы Гёте, продолжив ее соответственным образом:
  
  
  В туманной мгле, в сугробах снежных,
  
  
  Ночной порой, среди глухих лесов,
  
  
  Я слышу вой волков голодных и мятежных,
  
  
   Я слышу крики сов:
  
  
  
  У, вы! У, вы!
  
  
  
   У - вы!
  
  
  В тревоге горестной, прислушиваясь к вою,
  
  
  Светлейший князь поник светлейшей головою:
  
  
  Ужели скатится корона с головы?
  
  
  
   - Увы!
  
  
  Светлейшей голове быть без короны княжьей, -
  
  
  Нет силы у князей бороться с силой вражьей:
  
  
  Кость черная дает всей кости голубой
  
  
  
  Последний, страшный бой!
  
  
  
   - Ой! - Ой! - Ой!
  
  
  Волконский, кланяйся всем прадедам и дедам!
  
  
  Конец приходит дармоедам.
  
  
  Забудь свой княжеский покой,
  
  
  
   Пошевели рукой,
  
  
  
   Возьмись-ка за работу
  
  
  
   До устали - до поту,
  
  
  Отведай жизни трудовой,
  
  
  
   А там уж вой:
  
  
  
   - Ой! - Ой! - Ой!
  
  
  
  
  ПТИЦЕЛОВЫ
  
  
   Весною некий птицелов
  
  
  
  Ловил перепелов:
  
  
   Лежал в траве густой часами,
  
  
  На сети на свои глядел издалека, -
  
  
   Перепела ж ловились сами.
  
  
  Была ли на сетях приманка велика?
  
  
  Да ровно никакой! Доверчиво и смело
  
  
   Шли птицы на привычный зов:
  
  
   Обманщик ловкий, птицелов
  
  
  Перепелиный бой подделывал умело!
  
  
  
  
   *
  
  
  Как много в наши дни вот этаких ловцов
  
  
   Средь политического поля!
  
  
   - "Земля и воля!"
  
  
   - "Земля и воля!"
  
  
  - "Права!" - "Порядок!" - "Хлеб!" -
  
  
  
  свистят со всех концов.
  
  
  Кто верит всякому "на вид - социалисту",

Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
Просмотров: 383 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа