Главная » Книги

Бедный Демьян - Стихотворения, басни, повести, сказки, фельетоны (1921-1929)

Бедный Демьян - Стихотворения, басни, повести, сказки, фельетоны (1921-1929)



  
  
   Демьян Бедный
  
  Стихотворения, басни, повести, сказки, фельетоны --------------------------------------
  Демьян Бедный. Собрание сочинений в пяти томах.
  Том третий. Стихотворения, эпиграммы, басни, поэмы, сказки (1921-1929)
  Составление, подготовка текста и вступительная статья А. А. Волкова
  Примечания В. С. Эвентова
  М., ГИХЛ, 1954 --------------------------------------
  
  
  
  
   1921
  Разбойная жалость
  Змеиное гнездо
  Искупление
  Предателям.
  Предрешенное
  Братское дело
  Либерал
  Сверх-либерал
  Алтынники
  Рабовладельцы
  "Владимирка"
  Азбука ("Я не скажу, что нынче вёдро")
  "Вашингтонское разоружение"
  Великий памятник
  От жизни к тленью
  Семена
  Обманутая мадам
  Революционный парад
  Труд и порядок
  Были, да перевелись
  Политическая загадка
  
  
  
  
   1922
  После ужина горчица
  Советский часовой
  Меньшевистская плачея
  Все ясно
  "Golos Rossii".
  Львиное угощение.
  Не политическое ратоборство, а юридическое крючкотворство
  Догенуэзился
  Кто поручится?
  Осы
  Волчья защитница
  Вандервельде в Москве
  Вот именно!
  В малом великое
  За этой линией
  Пугало
  Юной гвардии
  Спокойствие и выдержка
  Откуда есть пошел "Крокодил"
  Панские посулы
  Социал-мошенники
  В той же связи
  Ходит спесь надуваючись
  Дальневосточным героям
  "Жестикулянты"
  Главная Улица
  На боевой страже
  Третьего не дано
  Не с того начали
  Дерунов 1001-й
  Благословение ("Отец Ипат венчал")
  
  
  
  
   1923
  Ответ на ответ
  Мария Голошубова
  Социал-траурным предателям
  Риск
  Махровые цветы
  Социал-болонки
  На фронте победном
  "Бил бы лбом"
  Еще раз о том же
  Любимому
  Премьер-миннеудел'у мистеру Ллойд-Джорджу
  Кровавые долги
  У последней черты
  Лиха беда - начало
  Неизбежное и страшное
  Кострома
  Грабительский интервенционал, или Грабинтерн
  
  
  
  
   1924
  Помазанники
  Если бы не
  О соловье
  Тяга
  Их юбилей
  Вперед и выше!
  "Руководство хорошего тона"
  Семь лет - а конца нет!
  Памяти селькора Григория Малиновского
  О самом близком
  "Правде"
  Не иначе.
  О карасе-идеалисте и о пескаре-социалисте
  
  
  
  
   1925
  Учительский съезд в 1913 г.
  Учительский съезд в 1925 г.
  Снежинки
  Два уголька
  "Ахраровцы"
  Клятва Зайнет
  Дрессированный
  Обратный намек
  Нанялся - продался.
  "Инцидент исчерпан"
  Всмотритесь! Прислушайтесь!
  Памяти милого друга, боевого товарища
  Разгадка
  
  
  
  
   1926
  Хорошо!
  "Товарищ борода"
  Памяти рыцаря нашей партии
  Неповторимые
  Чертополох
  Не то раскапывают.
  Грозит!
  
  
  
  
   1927
  Ближе годом
  Завет сраженного бойца
  Два мира
  Эк удивили, подумаешь!
  Тоже юбиляры
  Великий подвиг
  Разговор с редактором по поводу Шанхая
  "Дипломатический занавес"
  Мы будем говорить
  Всему свое время.
  Китайские тени ("Писать мне тушью иль кармином?")
  "Пантеон войны"
  "Пантеон революции"
  Кто внушает, а кто мешает.
  Никто не знал
  "Идут навстречу"
  Да, вспомнить есть о чем
  "Разоружались" тройственно и "столковались", как им свойственно
  Сказать по совести по совести сказать
  Что и говорить!.. "Заслуженный!.."
  Урок другим
  Ненадежные рогатки
  Урок
  В Тулоне
  Шефы в деревне
  "Триумфальный путь" изменника
  Нельзя ли наоборот?
  Этап к победе
  Готовят "боевик"
  Грозный паникер
  Без хлеба - не обед
  Яснее ясного
  Чего тут больше?!.
  Несокрушимая твердыня
  Есть чему позавидовать!
  Счастливая страна, в которой
  
  
  
  
   1928
  Утерянный женский рай
  Так вот в чем дело
  "Где цветочек тот прекрасной?"
  Могло ли кончиться иначе?
  Легко ошибиться
  Гер мусью
  Черта с два!
  Тоже американский рекорд
  Ожглись
  Охотно признаем
  "Задушу, но власти не отдам!"
  Оскаленная пасть
  Акулы
  Посадили
  
  
  
  
   1929
  Старо
  Такие капитализму не нужны
  Нескромный вопрос
  Вредители
  Много у нас кулаков, а еще больше...
  Не страшно.
  Союз "по гроб жизни"
  Легкомысленная особа
  Грозный знак
  Мрак!
  Мелочь, а важная.
  Фашистский спор
  Излишнее предостережение
  Подлинно черный
  Этого товару хватит
  Что ж тут удивительного?
  Чувствуют грозу
  Нас побить, побить хотели!
  "Как в старину мужиков молиться учили"
  ПРИМЕЧАНИЯ
  
  
  
  
  СОДЕРЖАНИЕ
  
  
  
  
   1921
  
  
  
   РАЗБОЙНАЯ ЖАЛОСТЬ
  
   (Перевод с польской... действительности)
  
  
  
  
  Французское
  правительство, войдя в
  
  
  
   бедственное материальное положение Польши,
  
  
  
   могущее дать вспышку большевизма, решило
  
  
  
   оказать помощь Польше присылкой... пушек и
  
  
  
   снарядов.
  
  
  
  
  (Из дипломатической хроники.)
  
  
  Студеным днем, зимой,
  
  
  Крестьянин шел глухой дорогой
  
  
  В сермяге горестно убогой,
  
  
  С пустою нищенской сумой.
  
  
  "Стой! - кто-то вдруг его в лесу окрикнул
  
  
  
  
  
  
  
  грозно. -
  
  
  Стой! Иль ответишь головой!"
  
  
  Бедняк, от страха чуть живой,
  
  
  Узрев разбойника, пред ним взмолился слезно:
  
  
  "Голубчик, пожалей!.. Я третий день не ел..."
  
  
  И нищего разбойник пожалел:
  
  
  В разбойный стан увел его с собою
  
  
  И там вручил ему покрытый кровью нож,
  
  
  Громадный нож, который гож
  
  
  Не для работы - для разбою!
  
  
  
   ЗМЕИНОЕ ГНЕЗДО
  
  
  
  
  По словам издающейся в Берлине кадетской
  
  
  
   газеты "Руль", меньшевик Л. Мартов - по поведу
  
  
  
   советского
  сообщения
  о
  том, что
  
  
  
   белогвардейские покушения отразятся на
  
  
  
   судьбе буржуазных заложников - требует от
  
  
  
   немецких рабочих "дружного и энергичного
  
  
  
   протеста с целью воздействовать на
  
  
  
   большевистское безумие".
  
  
  Дух злобный Каина витает над Берлином.
  
  
  Спасая головы от пролетарских пят,
  
  
  Сюда сползлись и здесь, в пристанище змеином,
  
  
  Лихие гадины ярятся и шипят.
  
  
  Здесь, с "брестским Гофманом" сплетясь в клубке
  
  
  
  
  
  
  
  
  едином,
  
  
  Гучков и Милюков едят и вместе спят,
  
  
  И, положить спеша начало козням новым,
  
  
  Скрепляет Мартов вновь былой союз с Черновым.
  
  
  
  
   *
  
  
  Отставленных господ зачумленный слуга
  
  
  Клянет большевиков с "безумным их угаром",
  
  
  С их "адским замыслом" - на злой удар врага
  
  
  Ответить "массовым, жестоким" контрударом.
  
  
  Предатель предпочел дыханию Москвы
  
  
  Дыханье города, где в дни порабощенья
  
  
  Всех, кто пред подлостью не клонит головы -
  
  
  Кровь Розы Люксембург и Либкнехта, увы,
  
  
  Ждет запоздалого отмщенья.
  
  
  
  
  ИСКУПЛЕНИЕ
  
  
  
  
  Рассказ царского гвардейца-инвалида о
  
  
  
   том, как питерские рабочие 9 января 1905 года
  
  
  
   к царю ходили.
  
  
  
  Дело, братцы, давнее.
  
  
  
   Помню, как сейчас,
  
  
  
  Как на службу царскую
  
  
  
   Отправляли нас.
  
  
  
  "Эй, садись, ребятушки!
  
  
  
   Уж второй звонок".
  
  
  
  "Ну, - отец нахмурился, -
  
  
  
   Прощевай, сынок!"
  
  
  
  "Ваня!" - пуще прежнего
  
  
  
   Зарыдала мать.
  
  
  
  От меня родимую
  
  
  
   Стали отнимать.
  
  
  
  Сват Вавила трешницу
  
  
  
   Сунул мне в карман.
  
  
  
  Стал мне очи ясные
  
  
  
   Застилать туман.
  
  
  
  В третий тут ударили,
  
  
  
   Свистнул паровоз,
  
  
  
  Ухнул, понатужился
  
  
  
   И повез, повез!..
  
  
  
  Серый, неотесанный
  
  
  
   Деревенский пень,
  
  
  
  Очутился в Питере
  
  
  
   Я на третий день.
  
  
  
  Новобранцу робкому,
  
  
  
   Тяжко было мне.
  
  
  
  Что велели, делал я,
  
  
  
   Делал, как во сне.
  
  
  
  Под слова площадные
  
  
  
   Строгих унтеров
  
  
  
  Шел, носки вытягивал,
  
  
  
   Прыгал через ров.
  
  
  
  Круто грудь выпячивал,
  
  
  
   Отдавая честь,
  
  
  
  Зенки выворачивал -
  
  
  
   Чтоб "начальство есть",
  
  
  
  На плечо "приемами"
  
  
  
   Вскидывал ружье,
  
  
  
  Инда тело делалось
  
  
  
   Словно не мое.
  
  
  
  С плацу как воротишься
  
  
  
   В душный каземат,
  
  
  
  Камнем повалился бы
  
  
  
   На плетеный мат.
  
  
  
  Ан морока новая,
  
  
  
   Надо привыкать -
  
  
  
  Офицер словесностью
  
  
  
   Станет допекать.
  
  
  
  Закружит те голову,
  
  
  
   Задурит мозги.
  
  
  
  Тут тебе и внешние
  
  
  
   Всякие враги,
  
  
  
  Тут тебе и внутренний
  
  
  
   Беззаконный враг:
  
  
  
  У врага у этого
  
  
  
   Знамя - красный флаг.
  
  
  
  Знамя ж наше - царское.
  
  
  
   Мы, вступивши в бой,
  
  
  
  За него обязаны
  
  
  
   Жертвовать собой -
  
  
  
  За царя с царицею
  
  
  
   И за их приплод
  
  
  
  Проливать обязаны
  
  
  
   Мы и кровь и пот.
  
  
  
  Слушай. Зазеваешься -
  
  
  
   Ткнет начальство в бок.
  
  
  
  Всю словесность мудрую
  
  
  
   Знал я назубок.
  
  
  
  И на той словесности
  
  
  
   Присягал царю.
  
  
  
  Вот какой был дурень я.
  
  
  
   Верно говорю.
  
  
  
  Время-то катилося.
  
  
  
   Год, и два, и три.
  
  
  
  Сам уж был я унтером,
  
  
  
   Шут меня дери!
  
  
  
  Стану пред командою,
  
  
  
   Этакий-то хват.
  
  
  
  Тоже грел, не миловал
  
  
  
   Молодых солдат.
  
  
  
  От казармы вблизости
  
  
  
   Завелась кума.
  
  
  
  Глядь-поглядь, четвертая
  
  
  
   Подошла зима.
  
  
  
  Служба, значит, царская
  
  
  
   Близилась к концу.
  
  
  
  Стал я тут подумывать:
  
  
  
   Как вернусь к отцу?
  
  
  
  Знал: придется маяться,
  
  
  
   Жить бедным-бедно.
  
  
  
  А кума заладила
  
  
  
   Каждый день одно:
  
  
  
  "Оставайся, миленькой,
  
  
  
   В Питере служить.
  
  
  
  Поступай в полицию,
  
  
  
   Вот как будем жить!"
  
  
  
  Долго я прикидывал:
  
  
  
   То ль идти домой,
  
  
  
  То ли оставаться мне
  
  
  
   В Питере с кумой?
  
  
  
  То ли мне крестьянствовать
  
  
  
   В нищете опять,
  
  
  
  То ли на пришпекте мне
  
  
  
   С шашечкой стоять,
  
  
  
  Палочкой помахивать,
  
  
  
   Рявкать во весь рот:
  
  
  
  "Эй, чаво столпилися!
  
  
  
   Р-расходись, народ!"
  
  
  
  Как мне быть? Тяжелая
  
  
  
   Шла во мне борьба.
  
  
  
  Но решенье сделала
  
  
  
   За меня судьба.
  
  
  
  Как-то в ночь январскую
  
  
  
   По тревоге - бац! -
  
  
  
  Весь наш полк с оружием
  
  
  
   Вывели на плац.
  
  
  
  А оттуда ротами
  
  
  
   В разные места.
  
  
  
  "Бунт большой на фабриках", -
  
  
  
   Шло из уст в уста.
  
  
  
  С нашей ротой - первою
  
  
  
   С правого конца -
  
  
  
  Довелось у Зимнего
  
  
  
   Мне стоять дворца.
  
  
  
  Ночью было так себе,
  
  
  
   Но средь бела дня...
  
  
  
  Острой болью ёкало
  
  
  
   Сердце у меня.
  
  
  
  На своих товарищей
  
  
  
   Не глядел... Куда!
  
  
  
  Чуял, надвигается
  
  
  
   Страшная беда.
  
  
  
  И беда надвинулась...
  
  
  
   Вспомнить не могу...
  
  
  
  Стать врагом такому ли
  
  
  
   Думал я врагу?
  
  
  
  Люди - тени бледные, -
  
  
  
   Мирною толпой
  
  
  
  Т

Категория: Книги | Добавил: Armush (30.11.2012)
Просмотров: 503 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа