Главная » Книги

Бальмонт Константин Дмитриевич - Литургия красоты, Страница 11

Бальмонт Константин Дмитриевич - Литургия красоты


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

  
  
  Путь один: - Любить!
  
  
  
  
   2
  
  
  
  Полюби, сказала Фея
  
  
  
  В утро майское мечте.
  
  
  
  Полюби, шепнул, слабея,
  
  
  
  Легкий Ветер в высоте.
  
  
  
  И от яблони цветущей
  
  
  
  Нежно-белый лепесток
  
  
  
  Колыхнулся к мысли ждущей,
  
  
  
  И мелькнул ей как намек.
  
  
  
  Все кругом как будто пело: -
  
  
  
  Утро дней не загуби,
  
  
  
  Полюби душою тело,
  
  
  
  Телом душу полюби.
  
  
  
  Тело, душу, дух свободный
  
  
  
  Сочетай в свой светлый Май.
  
  
  
  Облик лилии надводной
  
  
  
  Сердцем чутким понимай.
  
  
  
  Будь как лотос: корни - снизу,
  
  
  
  В вязком иле, в тьме, в воде,
  
  
  
  Но, взойдя, надел он ризу,
  
  
  
  Уподобился звезде.
  
  
  
  Вот, цветет, раскрылся, нежный,
  
  
  
  Ласку Солнца жадно пьет,
  
  
  
  Видит Небо, мир безбрежный,
  
  
  
  Воздух вкруг него поет.
  
  
  
  Сну цветения послушный,
  
  
  
  Лотос с Воздухом слился.
  
  
  
  Полюби мечтой воздушной,
  
  
  
  Близки сердцу Небеса.
  
  
  
  
   3
  
  
   Воздух и Свет создают панорамы,
  
  
   Замки из туч, минареты и храмы,
  
  
   Роскошь невиданных нами столиц,
  
  
   Взоры мгновением созданных лиц.
  
  
   Все, что непрочно, что зыбко, мгновенно,
  
  
   Что красотою своей незабвенно,
  
  
   Слово без слова, признания глаз
  
  
   Чарами Воздуха вложены в нас.
  
  
   Чарами Воздуха буйствуют громы
  
  
   После удушливо-знойной истомы,
  
  
   Радуга свой воздвигает дворец,
  
  
   Арка завета и сказка сердец.
  
  
   Воздух прекрасен как гул урагана,
  
  
   Рокот небесно-военного стана,
  
  
   Воздух прекрасен в шуршаньи листка,
  
  
   В ряби чуть видимой струй ручейка.
  
  
  
  
   4
  
  
  
  В серебристых пузырьках
  
  
  
  Он скрывается в реках,
  
  
  
  Там, на дне,
  
  
  
  В глубине,
  
  
  
  Под водою в тростниках.
  
  
  
  Их лягушка колыхнет,
  
  
  
  Или окунь промелькнет,
  
  
  
  Глаз да глаз,
  
  
  
  Тут сейчас
  
  
  
  Наступает их черед.
  
  
  
  Пузырьки из серебра
  
  
  
  Вдруг поймут, что - их пора,
  
  
  
  Буль-буль-буль,
  
  
  
  Каждый - нуль,
  
  
  
  Но на миг живет игра.
  
  
  
  
   5
  
  
   А веют, млеют, и лелеют
  
  
   Едва расцветшие цветки,
  
  
   В пространстве светлом нежно сеют
  
  
   Их пыль, их страсть, и лепестки.
  
  
   И сонно, близко отдаленно
  
  
   Струной чуть слышною звенят,
  
  
   Пожить мгновение влюбленно,
  
  
   И незаметно умереть.
  
  
   Отделить чуть заметную прядь
  
  
   В золотистом богатстве волос,
  
  
   И играть ей, ласкать, и играть,
  
  
   Чтобы Солнце в ней ярко зажглось, -
  
  
   Чтоб глаза, не узнавши о том,
  
  
   Засветились, расширив зрачок,
  
  
   Потому что пленительным сном
  
  
   Овевает мечту ветерок, -
  
  
   И, внезапно усилив себя,
  
  
   Пронестись и примчать аромат,
  
  
   Чтобы дрогнуло сердце, любя,
  
  
   И зажегся влюбленностью взгляд, -
  
  
   Чтобы ту золотистую прядь
  
  
   Кто-то радостный вдруг увидал,
  
  
   И скорее бы стал целовать,
  
  
   И душою бы весь трепетал.
  
  
  
  
   6
  
  
  
  Воздух, Ветер, я ликую,
  
  
  
  Я свершаю твой завет,
  
  
  
  Жизнь лелея молодую,
  
  
  
  Всем сердцам даю свой свет.
  
  
  
  Ветер, Воздух, я ликую!
  
  
  
  Но скажи мне, Воздух, ты
  
  
  
  Ведь лелеешь все цветы?
  
  
  
  Ты - их жизнь, и я колдую.
  
  
  
  Я проведал: Воздух наш,
  
  
  
  Как душа цветочных чаш,
  
  
  
  Знает тайну мировую!
  
  
  
  
   7
  
   Наш Воздух только часть безбрежного Эфира,
  
   В котором носятся бессмертные миры.
  
   Он круговой шатер, покров земного мира,
  
   Где Духи Времени сбираются для пира,
  
   И ткут калейдоскоп сверкающей игры.
  
   Равнины, пропасти, высоты, и обрывы,
  
   По чьей поверхности проходят облака,
  
   Многообразия живые переливы,
  
   Руна заветного скользящие извивы,
  
   Вслед за которыми мечта плывет века.
  
   В долинах Воздуха есть призраки-травинки,
  
   Взрастают, тают в нем, в единый миг, цветы,
  
   Как пчелы, кружатся в нем белые снежинки,
  
   Путями фейными проходят паутинки,
  
   И водопад лучей струится с высоты.
  
   Несутся с бешенством свирепые циклоны,
  
   Разгульной вольницей ликует взрыв громов,
  
   И в неурочный час гудят на башнях звоны,
  
   Но после быстрых гроз так изумрудны склоны
  
   Под детским лепетом апрельских ветерков.
  
   Чертогом радости и мировых слияний
  
   Сверкает радуга из тысячи тонов,
  
   И в душах временных тот праздник обаяний
  
   Намеком говорит, что в тысячах влияний
  
   Победно царствуют лишь семь первооснов.
  
   От предрассветной мглы до яркого заката,
  
   От белизны снегов до кактусов и роз,
  
   Пространство Воздуха ликующе-богато
  
   Напевом красочным, гипнозом аромата,
  
   Многослиянностью, в которой все сошлось.
  
   Когда под шелесты влюбляющего Мая
  
   Белеют ландыши и светит углем мак,
  
   Волна цветочных душ проносится, мечтая,
  
   И Воздух, пьяностью два пола сочетая,
  
   Велит им вместе быть - нежней, тесней - вот так.
  
   Он изменяется, переливает краски,
  
   Перебирает их, в игре неистощим,
  
   И незабудки спят, как глазки детской сказки,
  
   И арум яростен, как кровь и крик развязки,
  
   И Жизнь идет, зовет, и все плывет как дым.
  
   В Июльских Празднествах, когда жнецы и жницы
  
   Дают безумствовать сверканиям серпа,
  
   Тревожны в Воздухе перед отлетом птицы,
  
   И говорят в ночах одна с другой зарницы
  
   Над странным знаменьем тяжелого снопа.
  
   Сжигают молнии - но неустанны руки,
  
   Сгорают здания - но вновь мечта растет,
  
   Кривою линией стенаний ходят муки,
  
   Но тонут в Воздухе все возгласы, все звуки,
  
   И снова - первый день, и снова - начат счет.
  
   Всего таинственней незримость параллелей,
  
   Передаваемость, сны в снах - и снова сны,
  
   Дух невещественный вещественных веселий,
  
   Ответность марева, в душе - напев свирелей,
  
   Отображенья стран и звуковой волны.
  
   В душе ли грезящих, где встала мысль впервые,
  
   Иль в кругозорностях, где склеп Небес так синь,
  
   В прекрасной разности, они всегда живые,
  
   Созданья Воздуха, те волны звуковые,
  
   И краски зыбкие, и тайный храм святынь.
  
   О, Воздух жизненный! Прозрачность круговая!
  
   Он должен вольным быть. Когда ж его замкнут,
  
   В нем дышит скрытый гнев, встает отрава злая,
  
   И, тяжесть мертвую на душу налагая,
  
   Кошмары цепкие невидимо растут.
  
   Но хоть велик шатер любого полумира,
  
   Хранилище-покров двух наших полусфер,
  
   Наш Воздух лишь намек на пропасти Эфира,
  
   Где нерассказанность совсем иного мира,
  
   Неполовинного, вне гор и вне пещер.
  
   О, светоносное великое Пространство,
  
   Где мысли чудится всходящая стезя,
  
   Всегда одетая в созвездные убранства, -
  
   В тебе миров и снов бездонно постоянство,
  
   Никем не считанных, и их считать нельзя.
  
   Начало и конец всех мысленных явлений,
  
   Воздушный Океан эфирных синих вод,
  
   Ты Солнце нам даешь над сумраком томлений
  
   И красные цветы в пожарах преступлений,
  
   И в зеркале морей повторный Небосвод.
  
  
  
  
  ЗЕМЛЯ
  
  
  
  Цвет расцветшей жизни, нежный изумруд.
  
  
  
  
  
  
  
  Горящие Здания.
  
  
  
  Звезда, на которой сквозь Небо мерцает трава.
  
  
  
  
  
  
  
   Фата Моргана.
  
  
  
  
  ЗЕМЛЯ
  
  
  
  
   1
  
   Земля, я неземной, но я с тобою скован,
  
   На много долгих дней, на бездну быстрых лет.
  
   Зеленый твой простор мечтою облюбован,
  
   Земною красотой я сладко заколдован,
  
   Ты мне позволила, чтоб жил я как Поэт.
  
   Меж тысячи умов мой мозг образовала
  
   В таких причудливых сплетеньях и узлах.
  
   Что все мне хочется, "Еще" твержу я, "Мало",
  
   И пытку я люблю, как упоенье бала,
  
   Я быстрый альбатрос в безбрежных облаках.
  
   Не страшны смелому безмерные усилья,
  
   Шутя перелечу я из страны в страну,
  
   Но в том весь ужас мой, что, если эти крылья
  
   Во влаге омочу, исполненный бессилья,
  
   Воздушный, неземной, я в Море утону.
  
   Я должен издали глядеть на эти воды,
  
   В которых жадный клюв добычу может взять,
  
   Я должен над Землей летать не дни, а годы,
  
   Но я блаженствую, я лучший сон Природы,
  
   Хоть как я мучаюсь - мне некому сказать.
  
   И рыбы бледные, немые черепахи,
  
   Быть может, знают мир, безвестный для меня,
  
   Но мне так радостно застыть в воздушном взмахе,
  
   В ненасытимости, в поспешности, и страхе,
  
   Над пропастью ночей, и над провалом дня.
  
   Земля зеленая, я твой, но я воздушный,
  
   Сама велела ты, чтоб здесь я был таким,
  
   Ты в пропастях летишь, и я лечу, послушный,
  
   Я страшен, как и ты, я чуткий и бездушный,
  
   Хотя я весь - душа, и мне не быть другим.
  
   Зеленая звезда, планета изумруда,
  
   Я так в тебе люблю, безжалостность твою,
  
   Ты не игрушка, нет, ты ужас, блеск, и чудо,
  
   И ты спешишь - туда, хотя идешь - оттуда,
  
   И я тебя люблю, и я тебя пою.
  
   В раскинутой твоей роскошной панораме,
  
   В твоей, нестынущей и в декабрях, Весне,
  
   В вертепе, в мастерской, в тюрьме, в семье, и в храме
  
   Мне вечно чудится картина в дивной раме,
  
   Я с нею, в ней, и вне, и этот сон - во мне.
  
   Сказал, и более я повторять не стану,
  
   Быть может, повторю, я властен повторить: -
  
   Я предал жизнь мою лучистому обману,
  
   Я в безднах мировых нашел свою Светлану,
  
   И для нее кручу блистающую нить.
  
   Моя любовь - Земля, я с ней сплетен - для пира,
  
   Легенду мы поем из звуковых примет.
  
   В кошмарных звездностях, в безмерных безднах Мира,
  
   В алмазной плотности бессмертного Эфира -
  
   Сон Жизни, Изумруд, Весна, Зеленый Свет!
  
  
  
  
   2
  
  
   Странный мир противоречья,
  
  
   Каждый атом здесь иной,
  
  
   Беззаветность, бессердечье,
  
  
   Лютый холод, свет с весной.
  
  
   Каждый миг и каждый атом
  
  
   Ищут счастия везде,
  
  
   Друг за другом, брат за братом,
  
  
   Молят, жаждут: "Где же? Где?"
  
  
   Каждый миг и каждый атом
  
  
   Вдруг с себя свергают грусть,
  
  
   Любят, дышат ароматом,
  
  
   Шепчут: "Гибнем? Что же! Пусть!"
  
  
   И мечтают, расцветают,
  
  
   Нет предела их мечте.
  
  
   И внезапно пропадают,
  
  
   Вдруг исчезнут в пустоте.
  
  
   О, беспутница, весталка,
  
  
   О, небесность, о, Земля!
  
  
   Как тебе себя не жалко?
  
  
   Кровью дышат все поля.
  
  
   Кровью дышат розы, маки,
  
  
   И дневные две зари.
  
  
   Вечно слышен стон во мраке: -
  
  
   "В гробе тесно! Отвори!"
  
  
   "Помогите! Помогите!" -
  
  
   Что за странный там мертвец?
  
  
   Взял я нити, сплел я нити,
  
  
   Рву я нити, есть конец.
  
  
   Если вечно видеть то же,
  
  
   Кто захочет видеть сон?
  
  
   Тем он лучше, тем дороже,
  
  
   Что мгновенно зыбок он.
  
  
   Ярки маки, маки с кровью,
  
  
   Ярки розы, в розах кровь.
  
  
   Льни бесстрашно к изголовью,
  
  
   Спи смертельно, встанешь вновь.
  
  
   Для тебя же - мрак забвенья,
  
  
   Смерти прочная печать,
  
  
   Чтобы в зеркале мгновенья
  
  
   Ты красивым был опять.
  
  
   Люди, травы, камни, звери,
  
  
   Духи высшие, что здесь,
  
  
   Хоть в незримой, в близкой сфере,
  
  
   Мир земной прекрасен весь.
  
  
   Люди бледные, и травы,
  
  
   Камни, звери, и цветы,
  
  
   Все в своем явленьи правы,
  
  
   Все живут для Красоты.
  
  
   Все в великом сложном Чуде -
  
  
   И творенье, и творцы,
  
  
   Служат страсти звери, люди,
  
  
   Жизнь идет во все концы.
  
  
   Всюду звери, травы, камни,
  
  
   Люди, люди, яркий сон.
  
  
   Нет, не будет никогда мне
  
  
   Жаль, что в Мире я рожден!
  
  
   Все вражды, и все наречья-
  
  
   Буквы свитка моего.
  
  
   Я люблю противоречье, -
  
  
   Как сверкнуть мне без него?
  
  
  
  
   3
  
  
   Небо - сверху, Небо - снизу,
  
  
   Небо хочет быть двойным.
  
  
   Я люблю святую ризу,
  
  
   Я люблю огонь и дым,
  
  
   Небо каждое мгновенье
  
  
   На Земле и вкруг Земли.
  
  
   Близок праздник просветленья,
  
  
   Пусть он мнится нам вдали.
  
  
   Небо так же вечно с нами,
  
  
   Как доступная Земля.
  
  
   Здесь мы слиты с облаками,
  
  
   В Небе - здешние поля.
  
  
   Звезды вечно с нами слиты,
  
  
   Хоть небесный свод вдали.
  
  
   Звездным светом перевиты
  
  
   Все мечтания Земли.
  
  
  
  
   4
  
  
  Мерно, размерно земное страдание,
  
  
  Хоть беспримерно по виду оно.
  
  
  Вижу я в зеркале снов и мечтания,
  
  
  Вижу глубокое дно.
  
  
  Вечно есть вечер, с ним свет обаянья,
  
  
  В новом явленъи мечты и огни.
  
  
  В тихие летние дни
  
  
  Слышится в воздухе теплом жужжанье,
  
  
  Гул голосов,
  
  
  Звон и гуденье, как будто бы пенье
  
  

Другие авторы
  • Анненский Иннокентий Федорович
  • Каблуков Сергей Платонович
  • Зилов Лев Николаевич
  • Сельский С.
  • Розанов Александр Иванович
  • Гагедорн Фридрих
  • Хвощинская Софья Дмитриевна
  • Христофоров Александр Христофорович
  • Хвостов Дмитрий Иванович
  • Кипен Александр Абрамович
  • Другие произведения
  • Белинский Виссарион Григорьевич - Изображение переворотов в политической системе европейских государств с исхода пятнадцатого столетия
  • Гамсун Кнут - Архиплут
  • Старицкий Михаил Петрович - Благодетель
  • Петров Александр Андреевич - Петров А. А.: биографическая справка
  • Андерсен Ганс Христиан - Чего только не придумают...
  • Костров Ермил Иванович - Костров Е. И.
  • Федоров Николай Федорович - Кантизм, как сущность германизма
  • Аксаков Сергей Тимофеевич - Рассказы и воспоминания охотника о разных охотах
  • Большаков Константин Аристархович - Большаков К. А.: Биографическая справка
  • Романов Пантелеймон Сергеевич - Народные деньги
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (28.11.2012)
    Просмотров: 324 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа