Главная » Книги

Васильев Павел Николаевич - Стихотворения, Страница 8

Васильев Павел Николаевич - Стихотворения


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

bsp; А завтра,
  
  
  
  Когда рассвет в награду
  
  
  
  Даст огня
  
  
  
  И еще огня,
  
  
  
  Мы встанем,
  
  
  
  Скованные, грешные,
  
  
  
  Рядом -
  
  
  
  И пусть он сожжет
  
  
  
  Тебя
  
  
  
  И сожжет меня.
  
  
  
  1932
  
  
  
  
  * * *
  
  
   В степях немятый снег дымится,
  
  
   Но мне в метелях не пропасть, -
  
  
   Одену руку в рукавицу
  
  
   Горячую, как волчья пасть,
  
  
   Плечистую надену шубу
  
  
   И вспомяну любовь свою,
  
  
   И чарку поцелуем в губы
  
  
   С размаху насмерть загублю.
  
  
   А там за крепкими сенями
  
  
   Людей попутных сговор глух.
  
  
   В последний раз печное пламя
  
  
   Осыплет петушиный пух.
  
  
   Я дверь раскрою, и потянет
  
  
   Угаром банным, дымной тьмой...
  
  
   О чем глаз на глаз нынче станет
  
  
   Кума беседовать со мной?
  
  
   Луну покажет из-под спуда,
  
  
   Иль полыньей растопит лед,
  
  
   Или синиц замерзших груду
  
  
   Из рукава мне натрясет?
  
  
   1933
  
  
  
  
  КАМЕНОТЕС
  
  
   Пора мне бросить труд неблагодарный -
  
  
   В тростинку дуть и ударять по струнам;
  
  
   Скудельное мне тяжко ремесло.
  
  
   Не вызовусь увеселять народ!
  
  
   Народ равнинный пестовал меня
  
  
   Для краснобайства, голубиных гульбищ,
  
  
   Сзывать дожди и прославлять зерно.
  
  
   Я вспоминаю отческие пашни,
  
  
   Луну в озерах и цветы на юбках
  
  
   У наших женщин, первого коня,
  
  
   Которого я разукрасил в мыло.
  
  
   Он яблоки катал под красной кожей,
  
  
   Свирепый, ржал, откапывал клубы
  
  
   Песка и ветра. А меня учили
  
  
   Беспутный хмель, ременная коса.
  
  
   Сплетенная отцовскими руками.
  
  
   И гармонист, перекрутив рукав,
  
  
   С рязанской птахой пестрою в ладонях
  
  
   Пошатывался, гибнул на ладах
  
  
   Летел верхом на бочке, пьяным падал
  
  
   И просыпался с милою в овсах!..
  
  
   Пора мне бросить труд неблагодарный...
  
  
   Я, полоненный, схваченный, мальчишкой
  
  
   Стал здесь учен и к камню привыкал.
  
  
   Барышникам я приносил удачу.
  
  
   Здесь горожанки эти узкогруды,
  
  
   Им нравится, что я скуласт и желт.
  
  
   В тростинку дуть и ударять по струнам?
  
  
   Скудельное мне тяжко ремесло.
  
  
   Нет, я окреп, чтоб стать каменотесом,
  
  
   Искусником и мастером вдвойне.
  
  
   Еще хочу я превзойти себя,
  
  
   Чтоб в камне снова просыпались души,
  
  
   Которые кричали в нем тогда,
  
  
   Когда я был и свеж и простодушен.
  
  
   Теперь, увы, я падок до хвалы,
  
  
   Сам у себя я молодость ворую.
  
  
   Дареная - она бы возвратилась,
  
  
   Но проданная - нет! Я получу
  
  
   Барыш презренный - это ли награда?
  
  
   Скудельное мне тяжко ремесло.
  
  
   Заброшу скоро труд неблагодарный -
  
  
   Опаснейший я выберу, и пусть
  
  
   Погибну незаконно - за работой.
  
  
   И, может быть, я берег отыщу,
  
  
   Где привыкал к веселью и разгулу,
  
  
   Где первый раз увидел облака.
  
  
   Тогда сурово я, каменотес,
  
  
   Отцу могильный вытешу подарок:
  
  
   Коня, копытом вставшего на бочку,
  
  
   С могучей шеей, глазом наливным.
  
  
   Но кто владеет этою рукой,
  
  
   Кто приказал мне жизнь увековечить
  
  
   Прекраснейшую, выспренною, мной
  
  
   Не виданной, наверно, никогда?
  
  
   Ты тяжела, судьба каменотеса.
  
  
   25-26 января 1933
  
  
  
  
  * * *
  
  
   П_о_ снегу сквозь темень пробежали
  
  
   И от встречи нашей за версту,
  
  
   Где огни неясные сияли,
  
  
   За руку простились на мосту.
  
  
   Шла за мной, не плача и не споря,
  
  
   П_о_д небом стояла как в избе.
  
  
   Теплую, тяжелую от горя,
  
  
   Золотую притянул к себе.
  
  
   Одарить бы на прощанье - нечем.
  
  
   И в последний раз блеснули и,
  
  
   Развязавшись, поползли на плечи
  
  
   Крашеные волосы твои.
  
  
   Звезды Семиречья шли над нами,
  
  
   Ты стояла долго, может быть,
  
  
   Девушка со строгими бровями,
  
  
   Навсегда готовая простить.
  
  
   И смотрела долго, и следила
  
  
   Папиросы наглый огонек.
  
  
   Не видал. Как только проводила,
  
  
   Может быть, и повалилась с ног.
  
  
   А в вагоне тряско, дорогая,
  
  
   И шумят. И рядятся за жизнь.
  
  
   И на полках, сонные, ругаясь,
  
  
   Бабы, будто шубы, разлеглись.
  
  
   Синий дым и рыжие овчины,
  
  
   Крашенные горечью холсты,
  
  
   И летят за окнами равнины,
  
  
   Полустанки жизни и кусты.
  
  
   Выдаст, выдаст этот дом шатучий!
  
  
   Скоро ли рассвет? Заснул народ,
  
  
   Только рядом долго и тягуче
  
  
   Кто-то тихим голосом поет.
  
  
   Он поет, чуть прикрывая веки,
  
  
   О метелях, сбившихся с пути,
  
  
   О друзьях, оставленных навеки,
  
  
   Тех, которых больше не найти.
  
  
   И еще он тихо запевает,
  
  
   Холод расставанья не тая,
  
  
   О тебе, печальная, живая,
  
  
   Полная разлук и встреч земля!
  
  
   1933
  
  
  
  
  ЛАГЕРЬ
  
  
   Под командирами на месте
  
  
   Крутились лошади волчком,
  
  
   И в глушь березовых предместий
  
  
   Автомобиль прошел бочком.
  
  
   Война гражданская в разгаре,
  
  
   И в городе нежданный гам, -
  
  
   Бьют пулеметы на базаре
  
  
   По пестрым бабам и горшкам.
  
  
   Красноармейцы меж домами
  
  
   Бегут и целятся с колен;
  
  
   Тяжелыми гудя крылами,
  
  
   Сдалась большая пушка в плен.
  
  
   Ее, как в ад, за рыло тянут,
  
  
   Но пушка пятится назад,
  
  
   А в это время листья вянут
  
  
   В саду, похожем на закат.
  
  
   На сеновале под тулупом
  
  
   Харчевник с пулей в глотке спит,
  
  
   В его харчевне пар над супом
  
  
   Тяжелым облаком висит.
  
  
   И вот солдаты с котелками
  
  
   В харчевню валятся, как снег,
  
  
   И пьют веселыми глотками
  
  
   Похлебку эту у телег.
  
  
   Войне гражданской не обуза -
  
  
   И лошадь мертвая в траве,
  
  
   И рыхлое мясцо арбуза,
  
  
   И кровь на рваном рукаве.
  
  
   И кто-то уж пошел шататься
  
  
   По улицам и под хмельком,
  
  
   Успела девка пошептаться
  
  
   Под бричкой с рослым латышом.
  
  
   И гармонист из сил последних
  
  
   Поет во весь зубастый рот,
  
  
   И двух в пальто в овраг соседний
  
  
   Конвой расстреливать ведет.
  
  
   1933
  
  
  
  
  АНАСТАСИЯ
  
  
  
  
  
   Почему ты снишься, Настя,
  
  
  
  
  
   В лентах, в серьгах, в кружевах?
  
  
  
  
  
   (Из старого стихотворения)
  
  
  
  
   1
  
  
   Не смущайся месяцем раскосым,
  
  
   Пусть глядит через оконный лед.
  
  
   Ты надень ботинки с острым носом,
  
  
   Шаль, которая тебе идет.
  
  
   Шаль твоя с тяжелыми кистями -
  
  
   Злая кашемирская княжна,
  
  
   Вытканная вялыми шелками,
  
  
   Убранная черными цветами, -
  
  
   В ней ты засидишься дотемна.
  
  
   Нелегко наедине с судьбою.
  
  
   Ты молчишь. Закрыта крепко дверь.
  
  
   Но о чем нам горевать с тобою?
  
  
   И о чем припоминать теперь?
  
  
   Не были богатыми, покаюсь,
  
  
   Жизнь моя и молодость твоя.
  
  
   Мы с тобою свалены покамест
  
  
   В короба земного бытия.
  
  
   Позади пустынное пространство,
  
  
   Тыщи верст - все звезды да трава.
  
  
   Как твое тяжелое убранство,
  
  
   Я сберег поверья и слова.
  
  
   Раздарить налево и направо?
  
  
   Сбросить перья эти? Может быть,
  
  
   Ты сама придумаешь, забава,
  
  
   Как теперь их в дело обратить?
  
  
   Никогда и ни с каким прибасом
  
  
   Наши песни не ходили вспять, -
  
  
   Не хочу резным иконостасом
  
  
   По кулацким горницам стоять!
  
  
   Нелегко наедине с судьбою.
  
  
   Ты молчишь. Закрыта крепко дверь.
  
  
   Но о чем нам горевать с тобою?
  
  
   И о чем припоминать теперь?
  
  
   Наши деды с вилами дружили,
  
  
   Наши бабки черный плат носили,
  
  
   Ладили с овчинами отцы.
  
  
   Чт_о_ мы помним? Разговор сорочий,
  
  
   Легкие при новолунье ночи,
  
  
   Тяжкие лампады, бубенцы...
  
  
   Чт_о_ нам светит? Половодье разве,
  
  
   Пена листьев диких и гроза,
  
  
   Пьяного попа благообразье,
  
  
   В золоченых ризах образа?
  
  
   Или свет лукавый глаз кошачьих,
  
  
   Иль пожатье дружеской руки,
  
  
   Иль страна, где, хохоча и плача,
  
  
   Скудные, скупые, наудачу
  
  
   Вьюга разметала огоньки?
  
  
  
  
   2
  
  
   Не смущаясь месяцем раскосым,
  
  
   Смотришь ты далёко, далек_о_...
  
  
   На тебе ботинки с острым носом,
  
  
   Те, которым век не будет сноса,
  
  
   Шаль и серьги, вдетые в ушко.
  
  
   С темными спокойными бровями,
  
  
   Ты стройна, улыбчива, бела,
  
  
   И недаром белыми руками
  
  
   Ты мне крепко шею обняла.
  
  
   В девку переряженное Лихо,
  
  
   Ты не будешь спорить невпопад -
  
  
   П_о_д локоть возьмешь меня и тихо
  
  
   За собою поведешь назад.
  
  
   Я нарочно взглядываю мимо, -
  
  
   Я боюсь постичь твои черты!
  
  
   Вдруг услышу отзвук нелюдимый,
  
  
   Голос тихий, голос твой родимый -
  
  
   Я страшусь, чтоб не запела ты!
  
  
   Потому что в памяти, как прежде,
  
  
   Ночи звездны, шали тяжелы,
  
  
   Тих туман, и сбивчивы надежды
  
  
   Убежать от этой кабалы.
  
  
   И напрасно, обратясь к тебе, я
  
  
   Все отдать, все вымолить готов, -
  
  
   Смотришь, лоб нахмуря и робея
  
  
   И моих не понимая слов.
  
  
   И бежит в глазах твоих Россия,
  
  
   Прадедов беспутная страна.
  
  
   Настя, Настенька, Анастасия,
  
  
   Почему душа твоя темна?
  
  
  
  
   3
  
  
   Лучше было б пригубить затяжку
  
  
   Той махры, которой больше нет,
  
  
   Пленному красногвардейцу вслед!
  
  
   Выстоять и умереть не тяжко
  
  
   За страну мечтаний и побед.
  
  
   Ведь пока мы ссоримся и ладим,
  
  
   Громко прославляя тишь и гладь,
  
  
   Счастья ради, будущего ради
  
  
   Выйдут завтра люди умирать.
  
  
   И, гремя в пространствах огрубелых,
  
  
   Мимо твоего идут крыльца
  
  
   Ветры те, которым нет предела,
  
  
   Ветры те, которым нет конца!
  
  
   Вслушайся. Полки текут, и вроде
  
  
   Трубная твой голос глушит медь,
  
  
   Неужели при такой погоде
  
  
   Грызть орехи, на печи сидеть?
  
  
   Наши имена припоминая,
  
  
   Нас забудут в новых временах...
  
  
   Но молчишь ты...
  
  
   Девка расписная,
  
  
   Дура в лентах, серьгах и шелках!
  
  
   1933
  
  
   ПЕСНЯ О ТОМ, ЧТО СТАЛОСЬ С ТРЕМЯ
  
  
   СЫНОВЬЯМИ ЕВСТИГНЕЯ ИЛЬИЧА
  
  
  
   НА БЕЛОМОРСТРОЕ
  
  
   Первый сын не смирился, не выждал
  
  
   Ни жены, ни дворов, ни коров -
  
  
   Осенил он крестом себя трижды
  
  
   И припомнил родительский кров.
  
  
   Бога ради и памяти ради,
  
  
   Проклиная навеки ее,
  
  
   Он петлю себе тонкую сладил
  
  
   И окончил свое житие.
  
  
   Сын второй изошел на работе
  
  
   Под моряны немыслимый вой -
  
  
   На злосчастном песке, на болоте
  
  
   Он погиб, как боец рядовой.
  
  
   Затрясла лихоманка детину,
  
  
   Только умер он все ж не врагом -
  
  
   Хоронили кулацкого сына,
  
  
   И чекисты стояли кругом.
  
  
   Ну а третьему - воля, и сила,
  
  
   И бригадные песни легки, -
  
  
   Переходное знамя ходило
  
  
   В леву руку из правой руки.
  
  
   Бригадиром, вперед, не горюя,
  
  
   Вплоть до Балтики шел впереди,
  
  
   И за это награду большую
  
  
   Он унес с собой в жизнь на груди.
  
  
   Заревет, Евстигнёшке на горе,
  
  
   Сивых волн непутевый народ
  
  
   И от самого Белого моря
  
  
   До Балтийского моря пройдет.
  
  
   И он шел, не тоскуя, не споря,
  
  
   Сквозь глухую, медвежью страну.
  
  
   Неспокойное Белое море
  
  
   Подъяремную катит волну.
  
  
   А на Балтике песня найдется,
  
  
&nbs

Другие авторы
  • Готовцева Анна Ивановна
  • Тайлор Эдуард Бернетт
  • Озаровский Юрий Эрастович
  • Первов Павел Дмитриевич
  • Урванцев Николай Николаевич
  • Подкольский Вячеслав Викторович
  • Грот Николай Яковлевич
  • Рожалин Николай Матвеевич
  • Жаколио Луи
  • Муратов Павел Павлович
  • Другие произведения
  • Мопассан Ги Де - Плутня
  • Дельвиг Антон Антонович - Cтихотворение, приписываемое Дельвигу
  • Кони Анатолий Федорович - По делу об утоплении крестьянки Емельяновой ее мужем
  • Бедный Демьян - Юбиляры
  • Татищев Василий Никитич - История Российская. Часть I. Глава 1
  • Аверченко Аркадий Тимофеевич - Галочка
  • Гербель Николай Васильевич - Переписка Н. В. Гербеля с русскими литераторами
  • Горбунов-Посадов Иван Иванович - Песни братства и свободы, том I, 1882-1913 гг
  • Воровский Вацлав Вацлавович - А. П. Чехов
  • Чернышевский Николай Гаврилович - Антропологический принцип в философии
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (28.11.2012)
    Просмотров: 221 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа