Главная » Книги

Васильев Павел Николаевич - Стихотворения, Страница 7

Васильев Павел Николаевич - Стихотворения


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

bsp; 
   И дождь на травах обожженных
  
  
   Копытами затанцевал.
  
  
   Стал странен под раскрытым небом
  
  
   Деревьев пригнутый разбег,
  
  
   И все равно как будто не был,
  
  
   И если был - под этим небом
  
  
   С землей сравнялся человек.
  
  
   Май 1932
  
  
   Лубянка, Внутренняя тюрьма
  
  
  
  
  * * *
  
  
   Вся ситцевая, летняя приснись,
  
  
   Твое позабываемое имя
  
  
   Отыщется одно между другими.
  
  
   Таится в нем немеркнущая жизнь:
  
  
   Тень ветра в поле, запахи листвы,
  
  
   Предутренняя свежесть побережий,
  
  
   Предзорный отсвет, медленный и свежий,
  
  
   И долгий посвист птичьей тетивы,
  
  
   И темный хмель волос твоих еще.
  
  
   Глаза в дыму. И, если сон приснится,
  
  
   Я поцелую тяжкие ресницы,
  
  
   Как голубь пьет - легко и горячо.
  
  
   И, может быть, покажется мне снова,
  
  
   Что ты опять ко мне попалась в плен.
  
  
   И, как тогда, все будет бестолково -
  
  
   Веселый зной загара золотого,
  
  
   Пушок у губ и юбка до колен.
  
  
   1932
  
  
  
  
  К ПОРТРЕТУ
  
  
   Рыжий волос, весь перевитой,
  
  
   Пестрые глаза и юбок ситцы,
  
  
   Красный волос, наскоро литой,
  
  
   Юбок ситцы и глаза волчицы.
  
  
   Ты сейчас уйдешь. Огни, огни!
  
  
   Снег летит. Ты возвратишься, Анна.
  
  
   Ну, хотя бы гребень оброни,
  
  
   Шаль забудь на креслах, хоть взгляни
  
  
   Перед расставанием обманно!
  
  
   1932
  
  
  
  
  * * *
  
  
   Скоро будет сын из сыновей,
  
  
   Будешь нянчить в ситцевом подоле.
  
  
   Не хотела вызнать, кто правей, -
  
  
   Вызнай и изведай поневоле.
  
  
   Скоро будет сын из сыновей!
  
  
   Ой, под сердцем сын из сыновей!
  
  
   Вызолотит волос солнце сыну.
  
  
   Не моих он, не моих кровей,
  
  
   Как рожу я от себя отрину?
  
  
   Я пришла, проклятая, к тебе
  
  
   От полатей тяжких, от заслонок.
  
  
   Сын родится в каменной избе
  
  
   Да в соски вопьется мне, волчонок..
  
  
   Над рожденьем радостным вразлад
  
  
   Сквозь века и горести глухие -
  
  
   Паровые молоты стучат
  
  
   И кукует темная Россия.
  
  
   1932
  
  
  
  
  * * *
  
  
  Какой ты стала позабытой, строгой
  
  
  И позабывшей обо мне навек.
  
  
  Не смейся же! И рук моих не трогай!
  
  
  Не шли мне взглядов длинных из-под век.
  
  
  Не шли вестей! Неужто ты иная?
  
  
  Я знаю всю, я проклял всю тебя.
  
  
  Далекая, проклятая, родная,
  
  
  Люби меня хотя бы не любя!
  
  
  1932
  
  
  
  
  * * *
  
  
  Я сегодня спокоен,
  
  
  
  
  ты меня не тревожь,
  
  
  Легким, веселым шагом
  
  
  
  
  ходит по саду дождь,
  
  
  Он обрывает листья
  
  
  
  
  в горницах сентября.
  
  
  Ветер за синим морем,
  
  
  
  
  и далеко заря.
  
  
  Надо забыть о том,
  
  
  
  
  что нам с тобой тяжело,
  
  
  Надо услышать птичье
  
  
  
  
  вздрогнувшее крыло,
  
  
  Надо зари дождаться,
  
  
  
  
  ночь одну переждать,
  
  
  Феб еще не проснулся,
  
  
  
  
  не пробудилась мать.
  
  
  Легким, веселым шагом
  
  
  
  
  ходит по саду дождь,
  
  
  Утренняя по телу
  
  
  
  
  перебегает дрожь,
  
  
  Утренняя прохлада
  
  
  
  
  плещется у ресниц,
  
  
  Вот оно утро - шепот
  
  
  
  
  сердца и стоны птиц.
  
  
  1932
  
  
  
  
  * * *
  
  
  
  У тебя ль глазищи сини,
  
  
  
  Шитый пояс и серьга,
  
  
  
  Для тебя ль, лесной княгини,
  
  
  
  Даже жизнь не дорога?
  
  
  
  У тебя ли под окошком
  
  
  
  Морок синь и розов снег,
  
  
  
  У тебя ли по дорожкам
  
  
  
  Горевым искать ночлег?
  
  
  
  Но ветра не постояльцы,
  
  
  
  Ночь глядит в окно к тебе,
  
  
  
  И в четыре свищет пальца
  
  
  
  Лысый чёрт в печной трубе.
  
  
  
  И не здесь ли, без обмана,
  
  
  
  При огне, в тиши, в глуши,
  
  
  
  Спиртоносы-гулеваны
  
  
  
  Делят ночью барыши?
  
  
  
  Меньше, чем на нитке бусин,
  
  
  
  По любви пролито слез.
  
  
  
  Пей из чашки мед Марусин,
  
  
  
  Коль башку от пуль унес.
  
  
  
  Пей, табашный, хмель из чарок -
  
  
  
  Не товар, а есть цена.
  
  
  
  Принеси ты ей в подарок
  
  
  
  Башмачки из Харбина.
  
  
  
  Принеси, когда таков ты,
  
  
  
  Шелк, что снился ей во сне,
  
  
  
  Чтоб она носила кофты
  
  
  
  Синевой под цвет весне.
  
  
  
  Рупь так рупь, чтоб падал звонок
  
  
  
  И крутился в честь так в честь,
  
  
  
  Берегись ее, совенок,
  
  
  
  У нее волчата есть!
  
  
  
  У нее в малине губы,
  
  
  
  А глаза темны, темны,
  
  
  
  Тяжелы собачьи шубы,
  
  
  
  Вместе серег две луны.
  
  
  
  Не к тебе ль, моя награда,
  
  
  
  Горюны, ни дать ни взять,
  
  
  
  Парни из погранотряда
  
  
  
  Заезжают ночевать?
  
  
  
  То ли правда, то ль прибаска -
  
  
  
  Приезжают, напролет
  
  
  
  Целу ночь по дому пляска
  
  
  
  На кривых ногах идет.
  
  
  
  Как тебя такой прославишь?
  
  
  
  Виноваты мы кругом:
  
  
  
  Одного себе оставишь
  
  
  
  И забудешь о другом.
  
  
  
  До пяты распустишь косы
  
  
  
  И вперишь глаза во тьму,
  
  
  
  И далекие покосы
  
  
  
  Вдруг припомнятся ему.
  
  
  
  И когда к губам губами
  
  
  
  Ты прильнешь, смеясь, губя,
  
  
  
  Он любыми именами
  
  
  
  Назовет в ответ тебя.
  
  
  
  1932
  
  
  
  
  * * *
  
  
   Когда-нибудь сощуришь глаз,
  
  
   Наполненный теплынью ясной,
  
  
   Меня увидишь без прикрас,
  
  
   Не испугавшись в этот раз
  
  
   Моей угрозы неопасной.
  
  
   Оправишь волосы, и вот
  
  
   Тебе покажутся смешными
  
  
   И хитрости мои, и имя,
  
  
   И улыбающийся рот.
  
  
   Припомнит пусть твоя ладонь,
  
  
   Как по лицу меня ласкала.
  
  
   Да, я придумывал огонь,
  
  
   Когда его кругом так мало.
  
  
   Мы, рукотворцы тьмы, огня,
  
  
   Тоски угадываем зрелость.
  
  
   Свидетельствую - ты меня
  
  
   Опутала, как мне хотелось.
  
  
   Опутала, как вьюн в цвету
  
  
   Опутывает тело дуба.
  
  
   Вот почему, должно быть, чту
  
  
   И голос твой, и простоту,
  
  
   И чуть задумчивые губы.
  
  
   И тот огонь случайный чту,
  
  
   Когда его кругом так мало,
  
  
   И не хочу, чтоб, вьюн в цвету,
  
  
   Ты на груди моей завяла.
  
  
   Все утечет, пройдет, и вот
  
  
   Тебе покажутся смешными
  
  
   И хитрости мои, и имя,
  
  
   И улыбающийся рот,
  
  
   Но ты припомнишь меж другими
  
  
   Меня, как птичий перелет.
  
  
   1932
  
  
  
  
  * * *
  
  
  Не знаю, близко ль, далеко ль, не знаю,
  
  
  В какой стране и при луне какой,
  
  
  Веселая, забытая, родная,
  
  
  Звучала ты, как песня за рекой.
  
  
  Мед вечеров - он горестней отравы,
  
  
  Глаза твои - в них пролетает дым,
  
  
  Что бабы в церкви - кланяются травы
  
  
  Перед тобой поклоном поясным.
  
  
  Не мной ли на слова твои простые
  
  
  Отыскан будет отзвук дорогой?
  
  
  Так в сказках наших в воды колдовские
  
  
  Ныряет гусь за золотой серьгой.
  
  
  Мой голос чист, он по тебе томится
  
  
  И для тебя окидывает высь.
  
  
  Взмахни руками, обернись синицей
  
  
  И щучьим повелением явись!
  
  
  1932
  
  
  
  
  * * *
  
  
   Я тебя, моя забава,
  
  
   Полюбил, - не прекословь.
  
  
   У меня дурная слава,
  
  
   У тебя - дурная кровь.
  
  
   Медь в моих кудрях и пепел,
  
  
   Ты черна, черна, черна.
  
  
   Я еще ни разу не пил
  
  
   Глаз таких, глухих до дна,
  
  
   Не встречал нигде такого
  
  
   Полнолунного огня.
  
  
   Там, у берега родного,
  
  
   Ждет меня моя родня:
  
  
   На болотной кочке филин,
  
  
   Три совенка, две сестры,
  
  
   Конь - горячим ветром взмылен,
  
  
   На кукане осетры,
  
  
   Яблоновый день со смехом,
  
  
   Разрумяненный, и брат,
  
  
   И в подбитой лисьим мехом
  
  
   Красной шапке конокрад.
  
  
   Край мой ветренен и светел.
  
  
   Может быть, желаешь ты
  
  
   Над собой услышать ветер
  
  
   Ярости и простоты?
  
  
   Берегись, ведь ты не дома
  
  
   И не в дружеском кругу.
  
  
   Тропы все мне здесь знакомы:
  
  
   Заведу и убегу.
  
  
   Есть в округе непутевой
  
  
   Свой обман и свой обвес.
  
  
   Только здесь затейник новый -
  
  
   Не ручной ученый бес.
  
  
   Не ясны ль мои побудки?
  
  
   Есть ли толк в моей родне?
  
  
   Вся округа дует в дудки,
  
  
   Помогает в ловле мне.
  
  
   1932
  
  
  
  
  ЛЮБИМОЙ
  
  
  
  
  
  
  
   Елене
  
  
  
  Слава богу,
  
  
  
  Я пока собственность имею:
  
  
  
  Квартиру, ботинки,
  
  
  
  Горсть табака.
  
  
  
  Я пока владею
  
  
  
  Рукою твоею,
  
  
  
  Любовью твоей
  
  
  
  Владею пока.
  
  
  
  И пускай попробует
  
  
  
  Покуситься
  
  
  
  На тебя
  
  
  
  Мой недруг, друг
  
  
  
  Иль сосед, -
  
  
  
  Легче ему выкрасть
  
  
  
  Волчат у волчицы,
  
  
  
  Чем тебя у меня,
  
  
  
  Мой свет, мой свет!
  
  
  
  Ты - мое имущество,
  
  
  
  Мое поместье,
  
  
  
  Здесь я рассадил
  
  
  
  Свои тополя.
  
  
  
  Крепче всех затворов
  
  
  
  И жестче жести
  
  
  
  Кровью обозначено:
  
  
  
  "Она - моя".
  
  
  
  Жизнь моя виною,
  
  
  
  Сердце виною,
  
  
  
  В нем пока ведется
  
  
  
  Все, как раньше велось,
  
  
  
  И пускай попробуют
  
  
  
  Идти войною
  
  
  
  На светлую тень
  
  
  
  Твоих волос!
  
  
  
  Я еще нигде
  
  
  
  Никому не говорил,
  
  
  
  Что расстаюсь
  
  
  
  С проклятым правом
  
  
  
  Пить одному
  
  
  
  Из последних сил
  
  
  
  Губ твоих
  
  
  
  Беспамятство
  
  
  
  И отраву.
  
  
  
  Спи, я рядом,
  
  
  
  Собственная, живая,
  
  
  
  Даже во сне мне
  
  
  
  Не прекословь:
  
  
  
  Собственности крылом
  
  
  
  Тебя прикрывая,
  
  
  
  Я оберегаю нашу любовь.
  
  
  
&n

Другие авторы
  • Готовцева Анна Ивановна
  • Тайлор Эдуард Бернетт
  • Озаровский Юрий Эрастович
  • Первов Павел Дмитриевич
  • Урванцев Николай Николаевич
  • Подкольский Вячеслав Викторович
  • Грот Николай Яковлевич
  • Рожалин Николай Матвеевич
  • Жаколио Луи
  • Муратов Павел Павлович
  • Другие произведения
  • Мопассан Ги Де - Плутня
  • Дельвиг Антон Антонович - Cтихотворение, приписываемое Дельвигу
  • Кони Анатолий Федорович - По делу об утоплении крестьянки Емельяновой ее мужем
  • Бедный Демьян - Юбиляры
  • Татищев Василий Никитич - История Российская. Часть I. Глава 1
  • Аверченко Аркадий Тимофеевич - Галочка
  • Гербель Николай Васильевич - Переписка Н. В. Гербеля с русскими литераторами
  • Горбунов-Посадов Иван Иванович - Песни братства и свободы, том I, 1882-1913 гг
  • Воровский Вацлав Вацлавович - А. П. Чехов
  • Чернышевский Николай Гаврилович - Антропологический принцип в философии
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (28.11.2012)
    Просмотров: 330 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа