Главная » Книги

Трефолев Леонид Николаевич - Стихотворения

Трефолев Леонид Николаевич - Стихотворения


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

iv align="justify">  
  
  
  
  
   Л. Н. Трефолев
  
  
  
  
  
   Стихотворения
  
  --------------------------------------
  
  Суриков И. З., Трефолев Л. Н. Стихотворения. - Ярославль, Верхне-Волжское
  книжное издательство, 1983.
  
  Дополнение 1 по:
  
  И будет вечен вольный труд...: Стихи русских поэтов о родине / Сост и комм. Л. Асанова
  
  М., "Правда", 1988
  
  Дополнение 2 по:
  
  Святочные истории: Рассказы и стихотворения русских писателей.
  
  Составление, примечания С. Ф. Дмитренко.
  
  М., "Русская книга", 1992
  
  OCR Бычков М.Н. mailto:bmn@lib.ru
  --------------------------------------
  
  
  
  
  
  
  СОДЕРЖАНИЕ
  
  
  Дубинушка
  
  Накануне казни
  
  Шут
  
  Песня о камаринском мужике
  
  Грамотка
  
  Пошехонские леса
  
  Что я умею нарисовать?
  
  К моему стиху
  
  Солдатский клад
  
  На бедного Макара и шишки валятся
  
  Два Мороза Морозовича
  
  Борьба
  
  В больнице
  
  Нянины сказки
  
  Спокойствие
  
  Елка
  
  Наша доля - ваша песня
  
  Тени
  
  Буйное вече
  
  Красные руки
  
  Песня о Дреме и Ереме
  
  К нашему лагерю
  
  Ручка, рука и лапа
  
  Макар
  
  Пиита
  
  До зеленого змия и белых слонов
  
  Notturno
  
  Пятьдесят лет
  
  Добряк - душа-человек
  
  Имя - рек, или Nemo
  
  Три поэта
  
  Недопетая песня
  
  Пляска весны
  
  Рак и черепаха
  
  Воин Аника
  
  Гусляр
  
  С. Д. Дрожжину
  
  В глухом саду
  
  Ручей
  
  Безыменный певец
  
  Набат
  
  Кровавый поток
  
  
  
  
   Стихотворения неизвестных лет
  
  
  Первый гром
  
  Вековечная старуха
  
  Генерал Ерофей
  
  Похоронная процессия
  
  Путеводная звезда
  
  "Царь наш - юный музыкант..."
  
  Похороны
  
  Казачок
  
  Чудесная хата
  
  Невеста ссыльного
  
  Черные и белые братья
  
  Дочь охотника
  
  Действительный тайный советник Константин Петрович Победоносцев
  
  Барские сны
  
  Молодо-зелено
  
  Железная пила
  
  Александр III и поп Иван
  
  Для меня и довольно
  
  Лапти
  
  К свободе
  
  Деревенька
  
  
  
  
  
   Дополнение 1
  
  
  "Лошаденки за оврагом..."
  
  Осень
  
  Нива
  
  
  
  
  
   Дополнение 2
  
  
  Таинственный ямщик
  
  
  
  
  
  
  
  ДУБИНУШКА
  
  
  
   (Картинка из бывшего-отжившего)
  
  
  
  
  По кремнистому берегу Волги-реки,
  
  
  
   Надрываясь, идут бурлаки.
  
  
  
  Тяжело им, на каждом шагу устают
  
  
  
   И "Дубинушку" тихо поют.
  
  
  
  Хоть бы дождь оросил, хоть бы выпала тень
  
  
  
   В этот жаркий, безоблачный день!
  
  
  
  Все бы легче народу неволю терпеть,
  
  
  
   Все бы легче "Дубинушку" петь.
  
  
  
  
  "Ой, дубинушка, ухнем!" И ухают враз...
  
  
  
   Покатилися слезы из глаз.
  
  
  
  Истомилася грудь. Лямка режет плечо...
  
  
  
   Надо, "ухать" еще и еще!
  
  
  
  ...От Самары до Рыбинска песня одна;
  
  
  
   Не на радость она создана:
  
  
  
  В ней звучит и тоска - похоронный напев,
  
  
  
   И бессильный, страдальческий гнев.
  
  
  
  Это - праведный гнев на злодейку-судьбу,
  
  
  
   Что вступила с народом в борьбу
  
  
  
  И велела ему под ярмом, за гроши
  
  
  
   Добывать для других барыши...
  
  
  
  
  "Ну, живее!" - хозяин на барке кричит
  
  
  
   И костями на счетах стучит...
  
  
  
  ...Сосчитай лучше ты, борода-грамотей,
  
  
  
   Сколько сложено русских костей
  
  
  
  По Кремнистому берегу Волги-реки,
  
  
  
   Нагружая твои сундуки!
  
  
  
  
  1865
  
  
  
  
  
  
   НАКАНУНЕ КАЗНИ
  
  
  
  
  
  Тихо в тюрьме. Понемногу
  
  
  
  
   Смолкнули говор и плач.
  
  
  
  
  Ходит один по острогу
  
  
  
  
   С мрачною думой палач.
  
  
  
  
  Завтра он страшное дело
  
  
  
  
   Ловко, законно свершит;
  
  
  
  
  Сделает... мертвое тело,
  
  
  
  
   Душу одну... порешит.
  
  
  
  
  Петля пеньковая свита
  
  
  
  
   Опытной, твердой рукой,
  
  
  
  
  Рвать - не порвешь: знаменита
  
  
  
  
   Англия крепкой пенькой.
  
  
  
  
  Сшит и _колпак погребальный_...
  
  
  
  
   Как хорошо полотно!
  
  
  
  
  Женщиной бедной, печальной
  
  
  
  
   Ткалось с любовью оно;
  
  
  
  
  Детям оно бы годилось,
  
  
  
  
   Белое, словно снежок,
  
  
  
  
  Но в кабачке очутилось
  
  
  
  
   Вскоре за батькин должок.
  
  
  
  
  Там англичанин, заплечный
  
  
  
  
   Мастер; буянил и пил;
  
  
  
  
  Труд горемыки сердечной
  
  
  
  
   Он за бесценок купил.
  
  
  
  
  Дюжины три иль четыре
  
  
  
  
   Он накроил _колпаков_
  
  
  
  
  Разных - и _у_же, и шире -
  
  
  
  
   Для удалых бедняков.
  
  
  
  
  Все колпаки - на исходе,
  
  
  
  
   Только в запасе один;
  
  
  
  
  Завтра умрет при народе
  
  
  
  
   В нем наш герой-палладин.
  
  
  
  
  Кто он?.. Не в имени дело;
  
  
  
  
   Имя его - ни при чем;
  
  
  
  
  Будет лишь сделано "тело"
  
  
  
  
   Нашим врагом-палачом.
  
  
  
  
  
  Как эту ночь _он_ вын_о_сит,
  
  
  
  
   Как пред холодной толпой
  
  
  
  
  Взор равнодушный он бросит
  
  
  
  
   Или безумно-тупой,
  
  
  
  
  Как в содроганьях повиснет,
  
  
  
  
   Затрепетав, словно лист? -
  
  
  
  
  Все разузнает и тиснет
  
  
  
  
   Мигом статью журналист.
  
  
  
  
  Может быть, к ней он прибавит
  
  
  
  
   С едкой сатирою так:
  
  
  
  
  "Ловко палач этот давит,
  
  
  
  
   Ловко он рядит в колпак!
  
  
  
  
  Скоро ли выйдет из моды
  
  
  
  
   Страшный, проклятый убор?
  
  
  
  
  Скоро ли бросят народы
  
  
  
  
   Петлю, свинец и топор?"
  
  
  
  
  
  1865
  
  
  
  
  
  
  
   ШУТ
  
  
  
   (Картинка из чиновничьего быта)
  
  
  
  
  
  
   1
  
  
  
   В старом вицмундире с новыми заплатами
  
  
   Я сижу в трактире с крезами брадатыми.
  
  
   Пьяница, мотушка, стыд для человечества,
  
  
   Я - паяц, игрушка русского купечества.
  
  
   "Пой, приказный, песни!" - крикнула компания. -
  
  
   "Не могу, хоть тресни, петь без возлияния".
  
  
   Мне, со смехом, крезы дали чарку пенного,
  
  
   Словно вдруг железы сняли с тела бренного.
  
  
   Все родные дети, дети мои милые.
  
  
   Выпивши довольно, я смотрю сквозь пальчики,
  
  
   И в глазах невольно заскакали "мальчики".
  
  
   "Ох, создатель! Эти призраки унылые -
  
  
   Первенца, Гришутку, надо бы в гимназию...
  
  
   (Дайте на минутку заглянуть в мальвазию!)
  
  
   Сыну Николаю надо бы игрушечку...
  
  
   (Я еще желаю, купчики, косушечку!)
  
  
   Младший мой сыночек краше утра майского...
  
  
   (Дайте хоть глоточек крепкого ямайского!)
  
  
   У моей супруги талья прибавляется...
  
  
   (Ради сей заслуги выпить позволяется!)" -
  
  
   "Молодец, ей-богу, знай с женой пошаливай,
  
  
   Выпей на дорогу и потом - проваливай!"
  
  
  
  
  
  
   2
  
  
  
   Я иду, в угаре, поступью несмелою,
  
  
   И на тротуаре всё "мыслете" делаю.
  
  
   Мне и горя мало: человек отчаянный,
  
  
   Даже генерала я толкнул нечаянно.
  
  
   Важная особа вдруг пришла в амбицию:
  
  
   "Вы смотрите в оба, а не то - в полицию!"
  
  
   Стал я извиняться, как в театре комики:
  
  
   "Рад бы я остаться в этом милом домике;
  
  
   Топят бесподобно, в ночниках есть фитили, -
  
  
   Вообще удобно в даровой обители;
  
  
   В ней уже давненько многие спасаются... -
  
  
   Жаль, что там маленько клопики кусаются,
  
  
   Блохи эскадроном скачут, как военные...
  
  
   Люди в доме оном все живут почтенные.
  
  
   Главный бог их - Бахус... Вы не хмурьтесь тучею,
  
  
   Ибо вас с размаху-с я толкнул по случаю".
  
  
   И, смущен напевом и улыбкой жалкою,
  
  
   Гривну дал он, с гневом погрозивши палкою.
  
  
  
  
  
  
   3
  
  
  
   Наконец я дома. Житие невзрачное:
  
  
   Тряпки да солома - ложе наше брачное.
  
  
   Там жена больная, чахлая и бледная,
  
  
   Мужа проклиная, просит смерти, бедная.
  
  
   Это уж не грезы: снова скачут мальчики,
  
  
   Шепчут мне сквозь слезы, отморозив пальчики:
  
  
   "Мы, папаша, пляшем, потому что голодно,
  
  
   А руками машем, потому что холодно.
  
  
   Отогрей каморку в стужу нестерпимую,
  
  
   Дай нам корку хлеба, пожалей родимую!
  
  
   Без тебя, папаша, братца нам четвертого
  
  
   Родила мамаша - худенького, мертвого"...
  
  
  
  
  
  
   4
  
  
  
   Я припал устами жадно к телу птенчика.
  
  
   Не отпет попами, он лежал без венчика.
  
  
   Я заплакал горько... Что-то в сердце рухнуло...
  
  
   Жизнь птенца, как зорька, вспыхнувши, потухнула.
  
  
   А вот мы не можем умереть - и маемся.
  
  
   Корку хлеба гложем, в шуты нанимаемся.
  
  
   Жизнь - плохая шутка... Эх, тоска канальская!
  
  
   Пропивайся, ну-тка, гривна генеральская!
  
  
  
   <1866>
  
  
  
  
  
   ПЕСНЯ О КАМАРИНСКОМ МУЖИКЕ
  
  
  
  
  
  
   Ах ты, милый друг, камаринский мужик,
  
  
  
  
  
   Ты зачем, скажи, по улице бежишь?
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Народная песня
  
  
  
  
  
  
   I
  
  
  
  
  Как на улице Варваринской
  
  
  
  Спит Касьян, мужик камаринский.
  
  
  
  Борода его всклокочена
  
  
  
  И _дешевкою_ подмочена;
  
  
  
  Свежей крови струйки алые
  
  
  
  Покрывают щеки впалые.
  
  
  
   Ах ты, милый друх, голубчик мой Касьян!
  
  
  
   Ты сегодня именинник, значит - пьян.
  
  
  
   Двадцать девять дней бывает в феврале,
  
  
  
   В день последний спят Касьяны на земле.
  
  
  
   В этот день для них зеленое вино
  
  
  
   Уж особенно пьяно, пьяно, пьяно.
  
  
  
  
  Февраля двадцать девятого
  
  
  
  Целый штоф вина проклятого
  
  
  
  Влил Касьян в утробу грешную,
  
  
  
  Позабыл жену сердечную
  
  
  
  И своих родимых деточек,
  
  
  
  Близнецов двух, малолеточек.
  
  
  
   Заломивши лихо шапку набекрень,
  
  
  
   Он отправился к куме своей в курень.
  
  
  
   Там кума его калачики пекла;
  
  
  
   Баба добрая, румяна и бела,
  
  
  
   Испекла ему калачик горячо
  
  
  
   И уважила... еще, еще, еще.
  
  
  
  
  
  
   2
  
  
  
  
  В это время за лучиною,
  
  
  
  С бесконечною кручиною
  
  
  
  Дремлет-спит жена Касьянова,
  
  
  
  Вспоминая мужа пьяного:
  
  
  
  "Пресвятая богородица!
  
  
  
  Где злодей мой хороводится?"
  
  
  
   Бабе снится, что в веселом кабаке
  
  
  
   Пьяный муж ее несется в трепаке,
  
  
  
   То прискочит, то согнется в три дуги,
  
  
  
   Истоптал свои смазные сапоги,
  
  
  
   И руками и плечами шевелит...
  
  
  
   А гармоника пилит, пилит, пилит.
  
  
  
  
  Продолжается видение:
 &

Другие авторы
  • Аверьянова Е. А.
  • Диль Шарль Мишель
  • Певцов Михаил Васильевич
  • Лагарп Фредерик Сезар
  • Марченко О. В.
  • Ратманов М. И.
  • Лазаревский Борис Александрович
  • Грум-Гржимайло Григорий Ефимович
  • Туманский Василий Иванович
  • Керн Анна Петровна
  • Другие произведения
  • Толстой Лев Николаевич - Материалы о толстовцах из сб. "Возвращение памяти"
  • Гримм Вильгельм Карл, Якоб - Господин кум
  • Островский Александр Николаевич - Старое по-новому
  • Белинский Виссарион Григорьевич - Типы современных нравов, представленные в иллюстрированных повестях и рассказах
  • Клюшников Иван Петрович - И. П. Клюшников: биографическая справка
  • Хомяков Алексей Степанович - Письмо к Чаадаеву
  • Венгеров Семен Афанасьевич - Флексер А. И. (А. Волынский)
  • Михайловский Николай Константинович - О г. Розанове, его великих открытиях, его маханальности и философической порнографии.- Несколько слов о г. Мережковском и Л. Толстом
  • Жаколио Луи - Питкернское преступление
  • Щепкин Михаил Семёнович - С. Т. Аксаков. Несколько слов о М. С. Щепкине
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (30.11.2012)
    Просмотров: 870 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа