Главная » Книги

Сумароков Александр Петрович - Отрывки, Страница 2

Сумароков Александр Петрович - Отрывки


1 2 3 4

justify">             Уронишъ ты скудель, чудовище увидя;
             И всю ко миѣ забывъ родительску пр³язнь,
             Ты сыщешъ новую дочерней тѣни казнь.
             Прости мнѣ! Богъ любви родъ весь твой погубляетъ!
             Зри мѣсть ево на мнѣ! мной всю онъ мѣсть являетъ!
             Увы! въ нечест³и, въ которо я вошла,
             Печальну чувств³ю какой я плодъ нашла!
             До издыхан³я, ни чемъ не утѣшаюсь,
             И жизни лютыя страдающа лишаюсь!
  
                       IV.
                   ДИМИТР²ЯДЫ.
                   КНИГА ПЕРВАЯ *).
  
             Пою оруж³е и храбраго Героя,
             Который воинство росс³йское устроя,
             Подвигнутъ истинной, для нужныхъ оборонъ,
             Противу шелъ Татаръ, туда гдѣ плещетъ Донъ,
             И по сражен³и со наглою державой,
             Вступилъ во градъ Москву съ побѣдою и славой.
             О муза, все с³е ты миру раскажи,
             И повѣсти мнѣ сей дорогу покажи;
             Дабы мои стихи цвѣли какъ райски крины,
             Достойны чтен³я ВТОРОЙ ЕКАТЕРИНЫ!
             Велик³й градъ Моеква с³яти начала,
             И силы будущей надежду подала:
             Сминреннымъ Калитой воздвиженныя стѣны,
             На хладномъ Сѣверѣ готовили премѣны;
             Во Скандинав³и о нихъ разнесся слухъ,
             И въ Польшѣ возмущенъ народа ими духъ.
             Молва о градѣ семъ вселенну пролетала:
             Услышалъ то весь свѣтъ, Орда вострепетала,
             И славу росскую на сей взирая градъ,
             Въ подземной глубинѣ уже предвидѣлъ адъ:
             И се изъ пропастей во скважины отверсты,
             Зла адска женщина свои грызуща персты,
             Котора рыжетъ ядъ на всѣхъ во всѣ часы,
             Изъ змѣй з³яющихъ имущая власы,
             И въ доль по блѣдному лицу морщины жилы,
             Страшняе мертвеца воставша изъ могилы,
             Оставивъ огненный волнующ³йся Понтъ,
             Изъ преисподн³я взошла на горизонтъ.
  
             (*) Начато Ноября 20 дня 1769.- Москва.
  
                          V.
                       ЗАИРА
                       ТРАГЕД²Я.
  
                       ДѢЙСТВ²Е ².
                       ЯВЛЕН²Е ².
  
                       Заира и Фатима.
  
                       Фатима.
  
             Не ожидала я, чтобъ здѣшня града стѣны,
             Во мнѣн³яхъ твоихъ содѣлали премѣны.
             Какая лестна мысль, какой щастливой рокъ,
             Давъ радости тебѣ, пресекли слезный токъ?
             Спокойств³и души твое пр³ятство множатъ,
             Пѣчали красоты твоей ужъ не тревожатъ.
             Не обращаешъ ты къ драгимъ мѣстамъ очей,
             Въ которы проводить сулилъ Французъ насъ сей.
             Ты мнѣ не говоришъ о той странѣ прекрасной,
             Гдѣ чищенный народъ красавицамъ подвласной,
             Твоихъ достойну глазъ, приноситъ жертву имъ,
             Гдѣ равны, не рабы, жены мужьямъ своимъ,
             Воздержны не боясь, свободны не бесчинно,
             Не страхомъ, честностью вѣдутъ свой вѣкъ безвинно.
             Иль ты не чувствуешъ въ неволѣ больше мукъ?
             Или Султановъ домъ, тьму строгостей и скукъ,
             Со именемъ рабы, ты нынѣ возлюбила,
             И Сенскимъ берегамъ Солиму предпочтила?
  
                       Заира.
  
             Могуль того желать, чево не знаю я.
             На ²ордановыхъ водахъ вся часть моя.
             Отъ самыхъ лѣтъ младыхъ въ семъ домѣ заключенна,
             Уединен³е терпѣть я приученна.
             Живущей мнѣ въ плѣну, въ Султановой странѣ,
             Остатокъ всей земли и въ мысль не входитъ мнѣ,
             Моя надежда быть подвластной Оросману:
             Я знаю лишъ ево, и свѣта знать не стану:
             Все протчее мнѣ сонъ.
  
                       Фатима.
  
                             Такъ ты могла забыть,
             Что слово далъ Французъ, намъ узы разрѣшить,
             Великодуш³емъ и дружбой укрѣпленный,
             И въ смѣльствѣ похвалой отъ насъ превознесенный.
             Какую славу онъ въ сражен³яхъ имѣлъ,
             Какъ, къ бѣдству намъ, Дамаскъ оруж³емъ грѣмелъ?
             И побѣжденному Султанъ ему дивился:
             Пустилъ ево. Не мнитъ чтобъ онъ не возвратился.
             Онъ выкупъ принесетъ за насъ страны тоя;
             Не тщетно ждемъ мы съ нимъ свободы своея.
             Иль думаешъ что намъ надежда только льстила?
  
                       Заира.
  
             Посулъ ево великъ; но не велика сила.
             Ужъ два года прошло, а онъ не возвращенъ:
             Невольникъ вольностью своею былъ прельщенъ.
             Хотя свобода быть казалась намъ готова:
             Но мнится по всему, что онъ не здержитъ слова.
             Онъ десять плѣнниковъ хотѣлъ освободить,
             Иль самъ себя опять въ неволю возвратить,
             Такой я ревности дивилася не мало,
             Престанемъ ждать ево.
  
                       Фатима.
  
                             А естьли бы такъ стало?
             Ну ежели когда онъ клятву сохранитъ;
             Хотѣла ли бы ты...
  
                       Заира.
  
                       Не то ужъ предлежитъ,
             Все премѣнилось...
  
                       Фатима.
  
                       Мнѣ мысль твоя не внятна.
  
                       Заира.
  
             Знай ты, что вся моя судьбина днесь превратна,
             Хоть тайна скрыта быть Султанова должна;
             Но серце я тебѣ открыть принуждена.
             Три мѣсяца какъ ты съ плѣненными другими,
             Не видима была глазами здѣсь моими:
             Въ то время рокъ судилъ пресѣчь мои бѣды,
             И сильной отвратить рукой ихъ и слѣды.
             Сей гордый Оросманъ....
  
                       Фатима.
  
                             Изрядно?
  
                       Заира.
  
                                 Онъ войною
             Разилъ насъ... нынѣ онъ... Фатима, страстенъ мною....
             Ты закраснѣлася... не думай ты тово,
             Чтобъ снить я къ подлости хотѣла для нево,
             Прегордой нѣжности монаршей подчиненна,
             Старялась быть въ число наложницъ я вмѣщенна:
             Чтобъ я въ опасности и въ поношенье шла,
             И въ краткомъ щаст³и напасти я нашла.
             Та спѣсь которая женъ честь остерегаетъ,
             Изъ серца моево, тверда, не убѣгаетъ.
             Не мысли чтобы я склонилася къ тому:
             Скоряе узы, казнь, и смерть восприиму.
             Внемли ты, и дивись моей, Фатима, части:
             Чистѣйшу жертву онъ моей приноситъ страсти.
             Межъ многихъ видовъ женъ ни чей ему не милъ.
             Онъ взоръ свой на меня едину устремидъ.
             Бракъ всѣ ихъ промыслы лукавыя смѣшаетъ;
             Любовь, мнѣ сердце давъ, на тронъ мя возвышаетъ.
  
                       Фатима.
  
             За добродѣтели свои и красоты,
             Я знаю то сама... достойна ты.
             Благополуч³е пребудь весь вѣкъ съ тобою.
             Я ссъ радостью хочу твоею быть рабою.
  
                       Заира.
  
             Я тщуся равенствомъ тебя увеселять,
             Чтобъ щаст³е свое съ тобою раздѣлять.
  
                       Фатима.
  
             Лишъ браку бъ небеса сему соизволяли!
             И естьли бъ радости, которыя настали,
             Которы иногда имѣютъ звукъ пустой,
             Во внутренной твоей оставили покой!
             Не возмущаешся ль, и въ сладкой ты надѣждѣ,
             Что христ³янкою была Заира преждѣ?
  
                       VI.
             Изъ Андромахи Трагед³и Расиновой.
             Дѣйств³я ². Явлен³я ²². перьвая половина.
  
                   Пирръ и Орестъ.
  
                       Орестъ.
  
             Вся Грец³я меня въ посольство избрала,
             И поздравлен³е въ уста мои дала,
             Великаго отца тебѣ преславну сыну,
             Который окончалъ Троянскую судьбину;..
             Имъ палъ Гекторъ, тобой поверженъ Ил³онъ,
             Онъ началъ, ты скончалъ Пергамск³й рушить тронъ.
             Ты мужествомъ явилъ въ признакахъ неищетныхъ,
             Что только сынъ ево ему подобенъ въ смертныхъ.
             Но Грец³я на тя смущеннымъ окомъ зритъ,
             Что милосерд³е твое ея скорбитъ,
             Которымъ кровь враговъ ея ты соблюдаешъ,
             И послѣ пламени въ нѣй искры сохраняешъ.
             Чево по злѣйш³й часъ разгнѣванныхъ небесъ,
             Не дѣлалъ ни когда велик³й Ахиллесъ.
             Иль Пирръ, каковъ Гекторъ былъ нынѣ забываетъ.
             Вея Грец³я ево еще воепоминаетъ.
             Вдовицъ и матерей оставшихъ во слезахъ,
             Едино имя то еще приводитъ въ страхъ.
             Колико чадъ, мужей, рука ево сразила!
             Въ чьемъ родѣ на него бъ кровь мѣсти не просила?
             Но въ сынѣ мы ево подобна зримъ врага,
             И можетъ быть взойдетъ на наши онъ брега,
             Таковъ какъ былъ отецъ, какъ наши гналъ народы;
             И съ пламенемъ въ рукахъ послѣдовали имъ въ воды.
             Ты въ милостяхъ своихъ готовишъ намъ бѣды,
             Кто знаетъ для какой змѣю ты вскормишъ мзды?
             Брегися государь, когда ей дается сила,
             Чтобъ перьваго тебя она не уразила.
             Исполнь желан³е просящихъ Грековъ всѣхъ,
             И сохрани себя и ихъ отъ бѣдъ ты тѣхъ.
             Искорени врага, который имъ опасенъ.
             Какъ ты погибнешъ имъ, онъ будетъ имъ ужасенъ.
             Когда онъ мужество надъ Пирромъ искуситъ,
             Противу ихъ себя безстрашно ополчитъ.
  
                       Пирръ.
  
             Напрасно Грец³я о Пиррѣ такъ жалѣетъ.
             Я мнилъ что больше сихъ Посолъ дѣла имѣетъ:
             Ктобъ вѣрилъ,. чтобъ для толь не важныхъ имъ притчинъ,
             Въ посредство избранъ былъ Агамемноиовъ сынъ:
             Чтобъ цѣлый размышлялъ народъ побѣдоносный,
             Привлѣчь младенцу рокъ, на вѣки имъ поносный?
             Но есть ли область есть надъ плѣнными другимъ,
             Мнѣль только власти нѣтъ надъ плѣнникомъ своимъ?
             Когда скончалась брань за красоту Гелены,
             Когда дымилися горящей Трои стѣны,
             И побѣдители дѣлились мѣжъ собой,
             Мнѣ часть дала, ево съ Гекторовой женой.
             Гекуба при концѣ Улису въ руки впала,

Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
Просмотров: 259 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа