Главная » Книги

Шуф Владимир Александрович - Рыцарь-инок, Страница 6

Шуф Владимир Александрович - Рыцарь-инок


1 2 3 4 5 6 7

bsp; - К ответу Фохта! - Комтура долой! -
   - Долой! - К ответу! Орден суд назначит! -
   - Предатели! - Войной шутить нельзя! -
   - Но где магистр? - Мы требуем магистра!
  
   АНДРЕЙ ВАЛЬВЕН (появляется в зале).
  
   Я здесь!.. (Все смолкают).
   Давно ль забыли вы устав?
   Держать ответ пред орденом я буду.

(Входит на ступени возвышения).

   Вам, рыцари, я должен объявить,
   Что город Псков в руках у нас, - он сдался!
  
   ГОЛОСА (восторженно).
  
   Псков сдался? - Псков! - Hurrah! - Hurrah! - Vivat!
   Да здравствует Ливония! - Hurrah!
  
   АНДРЕЙ ВАЛЬВЕН.
  
   Пред нами Псков вчера открыл ворота.
   Он - к Новгороду ключ. Известно вам,
   Как ордену опасны псковитяне.
   Но их склонил нам город передать
   Князь Ярослав с боярином Твердилой.
   Предательской изменою своей
   Нам принесли они большую пользу,
   И в Новгород теперь открыт нам путь.
   Наш старый враг, соперник неустанный,
   Ливонии опаснейший сосед,
   Падет теперь, и Новгород Великий
   Мы сокрушим, как древний Карфаген.
   На север мы владения расширим
   До невских берегов, - и где предел
   Завоеваниям Креста Святого
   Среди слепых и варварских племен?
   Собрав в Оденпе, Дерпте и Феллине
   Надежные и храбрые войска,
   Я двинул их и Новгороду ныне
   Пророчу гибель. Смерть его близка.
   Андрей Вальвен предсказывает это,
   Сподвижник Зальцы, ратник многих сечь.
   Пусть в темный край, в лучах, в сияньи света
   Ливония внесет свой крест и меч!
   Довольны ль вы решеньем трибунала?
  
   РЫЦАРИ.
  
   Виват, магистр! Виват, Андрей Вальвен!
  
   УЛЬРИХ.
  
   Мы совершили клятвопреступленье!
   Нам Новгород войны не объявлял.
   Нарушен договор... Магистр, прощенья
   Испрашиваю я, но трибунал
   Не мог так поступить. На край суровый
   Мы, рыцари, идем в поход крестовый.
   Но разве нет там веры и Христа
   И знаменье священного креста
   Не блещет там на храмах златоглавых?
   На христиан восстали мы войной!
   Пусть их закон, пусть их обряд иной.
   Но мы должны бежать путей неправых.
   Русь - не Литва. Зачем же на нее
   Мы подняли кровавое копье?
   Сражались мы в пустынях Палестины,
   Где Фландрский граф, отважный Балдуин,
   Мечем своим рассеял сарацин.
   Но, рыцари, то были сарацины,
   Неверные. А здесь кому грозим?
   Святой наш крест в борьбе с крестом святым!
   Молю, магистр, неверное решенье
   Ты отмени! Поспешен был и скор
   Твой гневный суд и строгий приговор.
  
   АНДРЕЙ ВАЛЬВЕН.
  
   Мой сын, ты позабыл, - повиновенье
   Главнейший в нашем рыцарстве устав,
   И орден наш прибежищем избрав,
   Ты младший здесь. Противоречьем смелым
   Проступок свой ты вновь напомнил мне.
   Не придаю значения вине.
   Ты незнаком с великим нашим делом,
   В непосвященном знанья правды нет.
   Смирись, мой сын, и помни свой обет.
  
   УЛЬРИХ.
  
   Прости, магистр, я долг исполнил веры
   И совести моей!
  
   1-й РЫЦАРЬ.
  
   Схизматик он?
  
   2-Й РЫЦАРЬ.
  
   Тут что-то есть, и сам магистр смущен,
   А строгие принять он мог бы меры!
  

ЯВЛЕНИЕ II.

Те же и Васса.

  
   АНДРЕЙ ВАЛЬВЕН.
  
   Не скрою я. Хоть Русь разорена,
   Но с ней война всегда бедой чревата.
   Poccийский князь неопытен, но смел.
   Союзников надежнейших нам надо
   Приобрести на случай, если вновь
   Не будет к нам судьба благоприятна.
   Предвидеть все рассудок нам велит.
   Кого ж призвать? На Швецию и Польшу
   Рассчитывать нельзя.
  
   ФОХТ.
  
                   Привлечь в союз
   Наш орден может Гамбург, Любек, Бремен.
   Поддержки вольных городов мы ждем, -
   Им Новгород торговый неприятен,
   И с ним давно в убытках, в барышах
   Старинные свести им надо счеты.
  
   2-й РЫЦАРЬ.
  
   Не надо нам ганзейских мужиков!
   В союз вступать не рыцарское дело
   С толпою низкой жадных торгашей.
  
   ФОХТ.
  
   Но деньгами они помочь нам могут.
   Мы соберем наемные войска, -
   В Германии и Франции не мало
   Охотников за плату нам служить.
   За золото они на все готовы.
  
   РЕНО.
  
   Когда, магистр, уместна речь моя,
   Хочу сказать, что ордену святому
   В наборе войск полезен буду я.
   Кому ж еще доверитесь иному?
   Наемник сам, я знаю, где искать
   Отважный сброд, - остатки войск крестовых,
   И соберу хоть тысяч двадцать пять
   Лихих голов, на смерть всегда готовых.
   Давайте только золота скорей.
   Стрелков, ландскнехтов, рыцарей, пехоту,
   Сто дьяволов, милльон солдат, чертей,
   Мы барабаном скличем на работу.
   Клянусь, для нас веселая война
   Всегда была потехою и пиром.
   Мы рвемся в бой, скучаем только миром,
   Где жизнь пуста, что кубок без вина.
   Бьет барабан, мы в бой идем охотно.
   Тра-тра-та-та! - зовет труба в поход,
   И кто не трус, тот в битве беззаботно
   С копьем в руке под знаменем умрет.
   Наемных войск известна верность свету.
   За ту страну сражаться, или эту, -
   Нам все равно. Но рыцарская честь
   В стальной груди у нас, поверьте, есть!
   Раз в Венгрии мы штурмом башню взяли,
   Вдруг с тылу нам ударили в обход.
   Глядишь, - свои ж французы в блеске стали
   Летят на нас... Бургундия, вперед!
   Руби, Прованс! Под тучей стрел и пыли
   Французов мы для Венгрии разбили.
   Мой продан меч, но в схватке, в грозный час
   Сверкает он не хуже, чем у вас!
  
   АНДРЕЙ ВАЛЬВЕН.
  
   Отменную мы вашу храбрость знаем.
   Но нет пока в наемниках нужды.
  
   РЕНО.
  
   Жаль. Сорвалось!
  
   АНДРЕЙ ВАЛЬВЕН.
  
             Великий Прусский орден
   Святой Марии помощь дать свою
   Мне обещал. Вот почему так смело
   Я мог успех Ливонии предречь.
  
   РЫЦАРИ.
  
   Hoch! Пpyccия! На битву! Крест и меч!
  

(Шум у дверей, вбегает Васса).

  
   ВАССА.
  
   Пустите! Прочь! Откройте настежь двери!
   Магистра тотчас видеть я должна.
   О, Боже мой! Кровавая война
   Объявлена. Несчетные потери
   Ждут край родной, святую Русь мою!
   Ужели Псков, град Ольгин, взят изменой?
   Не верю я! То голос лжи презренной!
   Перед тобой, магистр, я предстою.
   Пред рыцарством в собраньи трибунала
   Сказать хочу, что замысел вражды,
   Раздор племен противен правде вечной.
   Пожар и смерть войны бесчеловечной
   Несете вы, надменны и горды.
   Нарушив мир изменою позорной,
   Как вороны, в своей одежде черной.
   Летите вы на страждущую Русь,
   Которая в великих бедах стонет.
   Вы, рыцари Креста! - Я вам дивлюсь, -
   Плач матерей жестокий дух не тронет
   И не смутить железные сердца.
   Не мните ль вы, что пред лицом Творца,
   Начав поход без чести и без славы,
   В решении своем вы были правы?
   Молчите вы?.. Так знайте ж, Божий Суд
   Вас поразит! Российский князь сурово
   Накажет вас за плен и гибель Пскова, -
   И реки крови вашей потекут!

(Звуки трубы за сценой).

   Труба зовет! То звуки дальней битвы...
   Вы слышите дружин победный крик?

(Вырывает меч у одного из рыцарей).

   С мечом восстала Русь, творя молитвы.
   Народный гнев ужасен и велик.
   От Волхова, твердынь Святой Софии,
   От белых стен зубчатого кремля
   Уже идет, подняв щиты стальные,
   На ратный подвиг русская земля!
  
   1-й РЫЦАРЬ.
  
   Волшебница! Беду она накличет.
  
   2-й РЫЦАРЬ.
  
   Пророчит нам! Кто пропустил ее?
  
   АНДРЕЙ ВАЛЬВЕН.
  
   Безумную скорее уведите.
  
   ВАССА.
  
   Безумцы - вы! Василько, брат родной!
  
  

ЯВЛЕНИЕ III.

Звуки труб. Входят Василько, Пepecвет и русские витязи в кольчугах.

  
   ВАСИЛЬКО.
  
   Земной поклон вам, Божии дворяне!
   К вам Новгород в послы нас нарядил, -
   Узнать да сведать, уж какой виною
   Немилость вашу заслужили мы?
   За что, про что обидели вы землю?
   Аль вам обычай ласковый не мил?
   Аль попросту нелюбы новгородцы?
   Заветных клятв не рушим мы во век.
   И, слово дав, его мы держим крепко,
   По Божьему, по славной старине.
   Коль мир - так мир. Война - идем войной!
   Почто же вы в монашестве своем,
   В дворянстве знатном, клятву преступили?
   Не на ветер подписан договор,
   Мечом клялись, да именем Христовым!
   А нынче вот наш новгородский гость
   Утоплен был ливонцами бессудно.
   Теперь изменой забран город Псков,
   И слышно нам, на Новгород войною
   Ливония поднялась невзначай.
   Что мыслите? Какой ответ дать князю
   И что от вас на вече передам?
  
   АНДРЕЙ ВАЛЬВЕН.
  
   Когда ваш князь и Новгород Великий
   В Ливонию отправили послов
   Для праздных слов и праздных обвинений,
   Мы вам ответ дадим своим мечом.
   "Уже в земле мы Русской, ратоборствуй,
   Когда посмеешь!" - князю передай.
   Ногою твердой встали мы во Пскове.
  
   ВАСИЛЬКО.
  
   Вестимо нам.
  
   АНДРЕЙ ВАЛЬВЕН.
  
             Когда же вы пришли
   Просить у нас учтивости и мира,
   Пусть Новгород ворота отопрет
   И выдаст нам надежных аманатов.
   Условия предъявит орден сам.
   Так передайте князю и народу!
  
   ВАСИЛЬКО.
  
   Спасибо и на том. Немедля к вам
   С повинною придем мы головою.
   С ливонцами тягаться нам не след.
   Бывало мы частенько их бивали,
   Да молод князь, людишек ратных нет
   И золото мы все проторговали.
   Поведай-ка магистру, Пересвет,
   Дружины нашей горькие печали.
  
   ПЕРЕСВЕТ.
  
   Ми с поля брани. На Неве реке
   Сразились мы со Шведом под Ижорой.
   Не мало там посечено голов
   Норвежских, шведских, финских... гордый Биргер
   На Новгород собрал большую рать
   И на ладьях приплыл в Неву нежданно.
   Князь Александр, Софии помолясь,
   Повел нас в бой. Числом нас было мало.
   Да Якунович Сбыслав с нами был,
   Боец Ратмир, Олексич Гавриил,
   Да отрок Савва, Яков Полочанин
   И Мишка наш - гроза-богатыри!
   Мы на заре ударили на шведов.
   Не ждали нас, - что на голову снег.
   Пошла тогда веселая потеха,
   Почестный пир для незваных гостей!
   Как солнышко, в кольчуге ратной светел,
   Князь Александр понесся впереди
   И Биргеру лицо копьем отметил.
   Сошлись они в доспехах, на конях,
   Но шведу князь копьем пробил забрало.
   Лихой удар! - Глядим, бегут к ладьям,
   Их воеводы, рыцари и принцы.
   А Мишка им пошел на перерез,
   Зажег суда, разбил в щепу их шнеки.
   На шведский полк с десятком ижорян
   Ударил бодро Яков Полочанин.
   Рубил с размаху Сбыслав топором
   И, будто лес, кругом валились шведы.
   Их сотнями топили мы в реке,
   Текла вода медовою сытою,
   Красна, густа... Вдруг, Биргеров шатер,
   Шатнувшись, пал вершиной золотою.
   То отрок княжий, Савва, столб подсек.
   Борис и Глеб, угодники святые.
   Победу нам послали в главный день.
   Не в пору зять к нам прибыл королевский,
   И досыта он брагой напоен.
   Оттоле вам, ливонцы, свой поклон
   Шлет Александр, наш князь, воитель Невский.
  

(Общее движение в зале).

  
   ГОЛОСА.
  
   - Разбиты шведы! - Биргер побежден! -
   - Ужасно! - Jesus! - Грозная победа! -
   - Что делать нам! - Спросите трибунал! -
   - Магистр смущен! - С войной мы поспешили!-
  
   ВАСИЛЬКО.
  
   Готовьте же для встречи хлеб да соль!
   Вам ведомо, что мешкать князь не любит.
   Ливонии усердно бьем челом!
  

(Витязи уходят).

  
   АНДРЕЙ ВАЛЬВЕН.
  
   Тревожное узнали мы известье,
   Но в тяжкий час защитой нам Господь.
   Кто духом пал, презренья тот достоин.
   Не шлем, не меч, не сталь блестящих лат,
   Пусть закаляет сердце, как булат,
   Испытанный в бою и жизни воин!
   Я стар и сед, но буду впереди.
   За мною те, кто честь хранит в груди!..
  
   РЫЦАРИ (подняв мечи).
  
   На Новгород! - Ливония вперед! -
   За крест святой! - За братство и отчизну!
  

ЗАНАВЕС.

  
  

ДЕЙСТВИЕ IV.

  

Под стенами Пскова. На горе видны золотые, сверкающие на солнце главы церквей, окруженных белой стеной города. На зеленом берегу реки, задумавшись, сидит молодой инок. Входят Ульрих и Васса.

  

ЯВЛЕНИЕ I.

  

Ульрих, Васса, инок.

  
   УЛЬРИХ.
  
   Как Псков хорош! Там на горе зеленой,
   Над водами задумчивой реки,
   Он кажется святыней отдаленной.
   На солнышке, светлы и высоки,
   Горят кресты и главы золотые,
   И белая, как чистый снег, стена
   Хранит его обители святые.
   Кругом любовь, молитва, тишина.
   Задумался в глубоком созерцаньи
   На берегу монашек молодой.
   О чем он тихо грезит над водой?
   О небесах, о райском их сияньи?
   Святая Русь! Теперь лишь понял я
   Высокий смысл названия такого...
   Невольно здесь полна душа моя
   Спокойных дум и счастия былого.
  
   ВАССА.
  
   Я радуюсь, что край родимый мой
   Вам, милый Ульрих, нравится. Нет нужды.
   Что вы германец и для нас чужой.
   Я чувствую, - вы сердцем нам не чужды.
  
   УЛЬРИХ.
  
   Да, странно это. Здесь я не рожден,
   Но с вами я живу своей мечтою.
   Мне Русь близка наивной простотой!
   Глубокой веры. Живопись икон,
   В блистаньи риз темнеющие лики, -
   Как хороши они! Какой-то сон, -
   Младенческий, прекрасный и великий.
   Когда вчера, при отблеске лампад,
   Молились вы в приделе у собора, -
   Казалось мне, я вечно был бы рад
   Внимать словам молитвенного хора.
   Обычай, нравы, сердце и наряд, -
   Как все у вас тут просто и правдиво!
   Сам лучше я, правдивей становлюсь.
   Грущу, молюсь и чувствую так живо.
   Латинство наше слишком уж красиво...
   Да, чудный край, святая ваша Русь.
  
   ВАССА.
  
   Сказанье есть, что город в прежни годы
   Был в озеро глубоко погружен.
   Невидим он, но слышен смутный звон
   В вечерний час, сквозь дремлющие воды.
   Незримые зовут колокола.
   Но тем, чей взор исполнен веры ясной,
   И чья душа, как детский сон, светла,
   Дано в удел увидеть храм прекрасный,
   Его кресты и храмы без числа.
   Так наша Русь... Не всем она понятна,
   Не всем дано постигнуть и узнать
   Ее святынь живую благодать.

(Дальний благовест).

  
   УЛЬРИХ.
  
   Какой-то звон! Как сладко и приятно
   Несется он. Вы слышали?.. Опять!
  
   ВАССА.
  
   То благовест.
  
   УЛЬРИХ.
  
             К молитве и покою
   Он нас зовет, промчавшись над рекою.
   Мне хочется к монаху подойти.
  
   ВАССА.
  
   Что ж, подойдемте.
  
   УЛЬРИХ.
  
   Брать святой! Прости,
   Что мы твое нарушим размышленье.
  
   ИНОК.
  
   Я не святой.
  
   УЛЬРИХ.
         
             Там святость, где моленье.
  
   ИНОК.
  
   Есть иноки святого жития.
   Я ж черноризец.
  
   УЛЬРИХ.
  
                   Инок тоже я,
   Хотя на мне, мой брат, ты видишь латы.
  
   ИНОК.
  
   Есть иноки-воители у нас,
   Но ты чужой. Стрелы в недобрый час
   Поберегись... Беги стрелы крылатой!
   Тебе же быть, княгинюшка, богатой.
  
   ВАССА.
  
   Ты не узнал? Да как же знать меня?
   Нездешняя, не здесь моя родня.
  
   ИНОК.
  
   Теперь княжна, а быть тебе княгиней.
   Нас не забудь своею благостыней,
   Когда тебя женою наречет
   Poccийский князь. Велик тебе почет!
  
   ВАССА.
  
   Что говоришь? Ведь ты не юродивый!
  
   ИНОК.
  
   Княгинюшка, поклон тебе земной! (Уходит).
  
   УЛЬРИХ.
  
   Он предрекает жребий вам счастливый,
   А мне стрелу.
  
   ВАССА.
  
                   Он княжеской женой
   Назвал меня. Пророчество! Как чудно!
   Душа моя смутилась, и в груди
   Опять забилось сердце безрассудно.
  
   УЛЬРИХ.
  
   Я верю! - ждет вас радость впереди.
   Предчувствия, догадки, упованья, -
   Есть вещий дар, хоть странны предсказанья.
  
   ВАССА.
  
   Уйдемте, Ульрих!
  
   УЛЬРИХ.
  
                   Дайте мне взглянуть
   Хоть раз еще на вид чудесный Пскова.
   Как он красив от блеска золотого
   Церковных глав! Сюда кровавый путь
   Привел меня, а здесь обитель мира.
   Стоит высоко Троицкий собор,
   Кругом луга, и нивы, и простор,
   И в синеве воздушного эфира
   За ласточкой летит и тонет взор.
   Прекрасный край опустошен войною.
   Горят деревни, всюду смерть близка,
   И, в мирный Псков явясь издалека,
   В оружии, дружиною стальною
   Стоять вокруг ливонские войска.
   И в их рядах я, бедный рыцарь-инок,
   Пришел сюда не с лютнею певца, -
   На ужас битв, на ратный поединок,
   На гибель, зло и горе без конца...
   Вот жребий мой! (Звуки труб).
  
   ВАССА.
  
             Взгляните, ради Бога!
   Сюда идут солдаты, как на бой.
   Звучит труба, с далекою трубой
   Скликаясь, ратников так много!
  
   УЛЬРИХ.
  
   Княжна, уйдите! В лагере тревога.
  
  

ЯВЛЕНИЕ II.

Те же, отец Aнсельм, герцогиня Бела, Рено, ливонские рыцари, латники и стрелки с арбалетами. Войска проходят рядами и постепенно наполняют сцену.

  
   1-й РЫЦАРЬ.
  
   К оружью, Ульрих! Близко новгородцы!
   Poccийский князь с дружиной наступил.
  
   2-й РЫЦАРЬ.
  
   Пыль на дороге... Видите?
  
   УЛЬРИХ.
  
                   Да, рыцарь!
   Как туча, пыль клубится на полях,
   Сверкает много русских пик на солнце.
   И движется сюда большая рать.
   Скорей войска построить надо к бою!
  
   1-й РЫЦАРЬ.
  
   Но мало нас. На Изборск и Копорье
   Часть наших войск повел вчера магистр,
  
   УЛЬРИХ (обнажая меч).
  
   Тем лучше. Мы сразиться можем с честью.
   Эй, латники, сюда! Стрелки, вперед!
   С колена взять к прицелу арбалеты
   И градом стрел приветствовать врага!
  

Категория: Книги | Добавил: Armush (28.11.2012)
Просмотров: 218 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа