Главная » Книги

Щепкина-Куперник Татьяна Львовна - Из женских писем

Щепкина-Куперник Татьяна Львовна - Из женских писем


1 2 3 4 5 6 7 8 9

  

Т. Л. Щепкина-Куперникъ.

  

Изъ женскихъ писемъ.

СТИХОТВОРЕН²Я.

  

Издан³е Д. П. Ефимова.

Москва, Б. Дмитровка, д. Бахрушиныхъ.

  
  

ОГЛАВЛЕН²Е.

  
   Посвящен³е
  

Изъ женскихъ писемъ.

  
   I. "Въ лиловомъ сумракѣ вагона"
   II. "А я мечтала"
   III. "Semper excelsior"
   IV. Въ тих³й часъ
   V. Раковина
   VI. Подъ новый годъ
   VII. На станц³и
   VIII. Другу
  

Отзвуки.

  
   Русской женщинѣ
   Новогодняя ночь
   Гдѣ красота?
   Будь со мной
   Милосерд³е
   Больное утро
   Ночь      
   "Глубоко въ тайникахъ земли"
   Послѣ грозы
  

Фантаз³и.

  
   Августа
   Звѣзды
   Цвѣтокъ мечты
   Антиной
   "Мнѣ снился чудный сонъ"
   Смерть
   Изъ тьмы временъ
   Смерть и Любовь
  

Японск³я мин³атюры.

  
   Богиня весны
   На крыльяхъ сна
   Гонка съ луной
   Японская серенада
  

Акварели.

  
   Парижъ
   Въ родныхъ поляхъ
   Изъ лѣтнихъ писемъ
   Искусственный цвѣтокъ
   Часики
   Кукла
   Котенокъ
  

Изъ пѣсенъ любви.

  
   Sаntа Mаddаlenа
   "Счастье"
   Плющъ
   Повилика
   Розы
   Ты
   Разсвѣтъ
   Лил³я
   Сказка
   Credo
   Твои глаза
   "Небосклонъ ослѣиительно-син³й"
   Мечта
   Остановись, мгновенье
   Люблю тебя
   Гармон³я
   Bercеuse
   Сумерки
   Осень
   Аmoroso
   "Возлюбите врага"
   "Говорятъ, я мила"
   "Твоей трепетавшей холодной руки"
   "На дворѣ и дождь"
   "Я думала о васъ"
   "Я на тебя гляжу"
   Разлука
   "Къ чему тебѣ стихи мои"
   "Не удивляйся"
   "Я любовалась ласковымъ закатомъ"
  

Старая сказка.

  
   Старая сказка
  

Прелестный часъ.
(Переводъ изъ Ростана).

  
   Прелестный часъ
  
  
                   Посвящен³е.
  
         Тебѣ стихи мои, тебѣ, мой добрый ген³й!
         Твой свѣтлый взглядъ во мнѣ надежду воскресилъ,
         Открылъ мнѣ новый м³ръ чистѣйшихъ вдохновен³й
         И влилъ въ меня притоки свѣжихъ силъ.
         "Живи!" слова твои мнѣ строго зазвучали:
         "Забудь свои мечты, забудь свои печали,
         "Но, растворившись вся въ лучахъ Его любви,
         "Себя отрадою несчастнымъ назови!
         "Живи, живи для тѣхъ, кто слезы льетъ тоскуя,
         "Своей поэз³ей имъ, какъ раба, служи
         "И прокаженному - въ отрадѣ поцѣлуя,
         "Какъ нѣкогда святой, и ты не откажи!
         "Да, люди бѣдные и слабы, и преступны,
         "Но имъ даны и смѣхъ, и слезы отъ Творца,-
         "Такъ пусть твои слова имъ будутъ всѣмъ доступны,
         "Хотъ робко, но стучись съ любовью въ ихъ сердца!
         "Изъ каждой той слезы, изъ той улыбки ясной,-
         "Что силой слова вызвать можешь ты,-
         "Твоя награда, твой вѣнецъ прекрасный,
         "Твои небесные цвѣты".
                                       Т. Щепкина-Куперникъ.
  

ИЗЪ ЖЕНСКИХЪ ПИСЕМЪ.

  
                       I.
             "Въ лиловомъ сумракѣ вагона".
  
         - Мнѣ позабытъ тебя? Нѣтъ, никогда! Ты слышишь?
         - Да можно позабыть скорѣй
         То сердце, что стучитъ въ груди твоей,
         И воздухъ тотъ, которымъ дышишь.
         Ну, да! Старалась я, за дѣломъ и въ толпѣ,
         Гнать прочь мечту мою. Но вотъ опять, случайно,
         Въ лиловомъ сумракѣ заснувшаго купэ,
         Осталась я одна; и вкрадчиво, и тайно
         Прекрасный образъ твой, какъ нѣжный, вѣрный духъ,
         Пришелъ и сталъ сюда такъ близко къ изголовью,
         Что имя милое шепчу я чуть не въ вслухъ,
         Съ мучительной тоской, съ мучительной любовью.
         Подъ мѣрный шумъ колесъ пустая болтовня
         Моихъ сосѣдокъ по вагону,
         Какъ будто бы по телефону
         Заглушена, доходитъ до меня.
         ... "Любовь... Зубная боль... Прислуга... Мода.. Дѣти" ...
         Не слыша, слушаю слова чуж³я эти;
         Мнѣ больно!.. Нѣту слезъ у воспаленныхъ глазъ,
         Но плакать я, рыдать хотѣла бы сейчасъ!
         Воспоминан³я толпятся вереницей,
         Расплавленнымъ свинцомъ они мнѣ сердце жгутъ.
         Картины прошлаго, страница за страницей,
         Подъ ровный шумъ колесъ передо мной встаютъ.
  
         На станц³и глухой, волнуясь и блѣднѣя,
         Дрожа, какъ дѣвочка, тебя ждала я, другъ.
         Осенней свѣжестью дышало все вокругъ.
         Блестѣла золотомъ кленовая аллея;
         Въ саду еще цвѣли послѣдн³е кусты
         Пунцовыхъ георгинъ; поспѣвшая рябина
         Краснѣла гроздьями; бѣлѣясь, паутина
         Летала въ воздухѣ, а желтые листы,
         На землю падая, кружились съ легкимъ шумомъ,
         Прислушивалась я къ своимъ мятежнымъ думамъ...
         Ко мнѣ монахиня со сборомъ подошла.
         Она въ моихъ глазахъ навѣрное прочла
         Своимъ пытливымъ, умнымъ взглядомъ
         Тоску и страсть тревожную мою.
         Со мною опустившись рядомъ
         На деревянную скамью,
         Она сказала мнѣ: - "Вотъ... вы бы къ намъ, въ обитель,
         Такъ, просто погостить... А тамъ, пошлетъ Спаситель,
         Совсѣмъ остались бы у насъ...
         Великъ въ м³ру соблазнъ, а горя-то какъ много!"
         Я только голову склонила... Я отъ Бога
         И отъ молитвъ была далеко въ этотъ часъ!..
         - Два красныхъ фонаря блеснули въ отдаленьи.
         Прижала руки я къ груди...
         Въ глазахъ монахини мелькнуло сожалѣнье.
         Мнѣ было все равно... Тамъ, близко, впереди
         Ждала я счаст³я съ дымкомь локомотива...
         О Боже, Боже мой! какъ все я помню живо:
         Улыбку милую твою, твой гордый ротъ,
         Блестящ³е глаза и шопотъ твой тревожный:
         - "За нами здѣсь слѣдятъ... "Будь очень осторожной!"
         Звонокъ, потомъ свистокъ, еще свистокъ - и вотъ
         Мы вмѣстѣ!... Мы съ тобой!...
             - Ты помнишь тѣ мгновенья?
         Ты помнишь, какъ, полны блаженнаго волненья,
         Другъ-друга за руки держали мы съ тобой?...
         А первый поцѣлуй сквозь легк³й тюль вуали?
         А взгляды страшные, что грозно намъ кидали
         Двѣ дамы старыя,- ты помнишь? Боже мой!..-
         Какъ мы прозвали ихъ, два старые дракона
         Потомъ уснули сладкимъ сномъ.
         А мы не спали... Нѣтъ!... Въ молчан³и ночномъ,
         Въ лиловомь сумракѣ вагона
         Я голову къ тебѣ склонила на плечо,
         Тебѣ слова любви шептала безъ завѣта,
         Твоимъ рѣчамъ внимала горячо...
         - Мы были счастливы... мы платимся за это!..
         Такъ ночь прошла, какъ сонъ. На утро мы вдвоемъ
         Съ тобою въ городѣ затеряны чужомъ:
         Ни любопытныхъ лицъ! Ни клеветы досужной!..
         Ты!.. ты и я!.. Стоимъ у нашего окна
         И мягкой осенью любуемся мы южной.
         Какъ синевы небесъ прозрачна глубина!..
         Какъ пестрая толпа внизу оживлена!
         Ей дѣла нѣтъ до насъ и до того, что съ нами
         Здѣсь счастье спряталось за этими стѣ      нами!..
         - Какъ будто вырвавшись на волю изъ тюрьмы,
         Какъ дѣти счастливы, смѣемся, шутимъ мы.
         Насъ забавляеть все: и номеръ нашъ уютный,
         И взгляды горничной, и стукъ ежеминутный,
         Невольно насъ пугающ³й слегка
         Во время нашего обѣда.
         А тамъ... тамъ долгая, душевная бесѣда.
         Въ твоей рукѣ лежитъ моя рука...
         Смеркается. Огни ужъ во окнахъ замелькали.
         Все рѣже стукъ колесъ; шумъ городской утихъ...
         Откуда-то летитъ пѣвуч³й звукъ рояли...
         Ты съ ласкою волось касаешься моихъ,
         Цѣлуешь мнѣ глаза...- Чуть слышно ночь подходитъ,
         Истому сладкую, лукавую наводитъ.
         Не зажигаемъ мы ненужнаго огня!
         Молчу, но и безъ словъ ты слушаешь меня.
         Мы околдованы, внимаемъ старой сказкѣ...
         Какъ звѣзды въ темнотѣ, блестятъ глаза твои,
         И тихо поддаюсь я въ дивномъ забытьи
         Твоей туманящей и молчаливой ласкѣ...
         - И чудный сонъ прошелъ... Три дня!.. Всего три дня!..
         Когда онъ наступилъ, тяжелый часъ разлуки,
         Я думала, что грудь не выдержитъ отъ муки...
         Но плакать не могла я, счастье хороня.
         - Долгь! Честь! Обязанность!..- О, фразы, фразы, фразы!..
         Я не избѣгнула губительной заразы
         Пусгыхъ и жалкихъ словъ, что съ дѣтства наизусть
         Велятъ намъ затвердить ханжи и лицемѣры.
         Долгъ? Честь? Обязанность?.. Безум³е! Химеры!..
         Нарушила я долгъ, что мнѣ за дѣло? Пусть!
         Мой долгъ - любить тебя, честь - на тебя молиться;
         Обязанность - душой съ твоей душою слиться,
         Ловить твой каждый взглядъ, повсюду за тобой
         Покорно слѣдовать счастливою рабой!..
         - Зачѣмъ же смѣлости тогда мнѣ не хватило?
         Зачѣмъ на твой нѣмой, но понятый вопросъ
         Я только полные невыплаканныхъ слезъ
         Глаза тоскливо опустила?
         И вотъ разстались мы. Ты - на родной твой югъ,
         Гдѣ ждалъ тебя твой трудъ и слава и искусство;
         Я, я - домой, на сѣверъ, о мой другъ,
         Учиться покорять разсудку, волѣ - чувство.
         Но только поѣздъ твой совсѣмъ исчезъ вдали,
         Мнѣ слезы страстныя всю душу обожгли.
         На бархатный диванъ упала я, рыдая...
         "Вернись! Вернись ко мнѣ! Тебѣ я все отдамъ,
         Жизнь, волю!.. Поздно ужъ. Увы!.. Моимъ слезамъ
         Отвѣта не было!
                   - Я помню, какъ тогда я
         Схватила съ нервною поспѣшностью перо:
         Слово: "Jo l'amero... Sempre l'adorero!.."
         Я телеграммою послала за тобою...
         О, буквы мертвыя!.. Вѣдь ими не открою,
         Не выскажу всего!..
                   - Три дня!.. всего три дня.
         Простишь-ли ты, скажи, простишь-ли ты меня,
         Что послѣ этихъ дней разсталась я съ тобою?
         Что счаст³е тебѣ такь полно я дала,
         И отъ тебя взяла съ такою полнотою,-
         И такъ безжалостно, такъ больно прервала?
         - Такое счаст³е пройти не можетъ даромъ!
         Теперь все кажется ненужнымъ, скучнымъ старымъ...
         Такъ послѣ пламенной Итал³и чудесъ
         На сѣверѣ родномъ намъ блѣденъ сводъ небесъ.
         А для меня теперь, другъ милый, поблѣднѣли
         И звуки Вагнера, и краски Ботичелли;
         Надъ мрачнымъ Байрономъ ужъ не мечтаю я,
         И полка съ книгами запылена моя.
         Въ умѣ одна лишь мысль, въ душѣ одно желанье,
         Одна, одна любовь - но даже права нѣтъ
         Открыть кому-нибудь завѣтное мечтанье,
         Цѣлуя, сохранять твой дорогой портретъ!..
         Всегда молчан³е, молчан³е - и тайна...
         Бояться за себя, за взглядъ, за краску щекъ,
         Бояться имя вдругъ во снѣ назвать случайно,
         Дрожать за брошенный нечаянно намекъ...
         Жить съ постоянною, гнетущею боязнью
         Не за себя, о нѣтъ! но за другихъ, повѣрь.
         А, нѣтъ! Молчан³е мнѣ было худшей казнью,
         И способъ я нашла заговорить теперь:
         Мое рѣшен³е все муки успокоитъ,
         Да... Монастырь меня въ своихъ стѣнахъ укроетъ.
         - Твоей любви тогда я не взяла,
         Подумай, жизнь разбить боялась я чужую.
         Но эта жертва слишкомъ тяжела:
         Я умираю!.. Я тоскую!..
         Моя монахиня была тогда права,
         Теперь пророчески сбылись ея слова:
         Да, вотъ онъ, вотъ исходъ послѣдн³й, неизмѣнный!
         Я буду счастлива въ обители священной;
         Молиться за тебя не запретитъ никто,
         Молитва за другихъ не можетъ быть преступна?
         Такъ имя милое, съ молитвою слито,
         Теперь становится устамъ моимъ доступно!..
         Но прежде чѣмь уйду - послѣдняя мольба:
         Дай мнѣ еще тебя увидѣть на прощанье!..
         Сказать, что я люблю, что я твоя раба,
         Что съ твердостью свое исполню обѣщанье!..
         О! если не простишь,- вѣрь, я не упрекну.
         Виновна только я, и мнѣ нести вину.
         Но, можетъ быть, найдеть мой другъ великодушный
         Въ душѣ, недавнему волнен³ю послушной,
         Довольно силъ простить?.. Въ послѣдн³й разъ склонюсь,
         Съ благоговѣйнымъ обожаньемъ
         Съ умершимъ счаст³емъ моимъ навѣкъ прощусь,
         Упьюсь я счаст³я безумнаго страданьемъ...
         А!.. Дай мнѣ этотъ сонь увидѣть на яву
         Передъ послѣднею, тяжелой, вѣчной драмой!.."
  
         Отвѣтъ - всего шесть словъ, но срочной телеграммой:
         "О, милая, люблю, прощаю и - зову!.."
  
  
                   II.
             "А я мечтала"...
  
         А я мечтала...
                   Ясны небеса.
         Вдали едва синѣетъ полоса,
         То - очертанья сказочной Капреи.
         Надъ моремъ - вилла. Стройной галлереи
         Сквозныхъ колоннъ бѣлѣетъ гордый рядъ
         Надъ зеркаломъ лазурнаго залива,
         Внизу шумитъ и шепчетъ старый садъ,
         Трепещеть въ немъ священная олива.
         Вотъ мирты, вотъ побѣгъ кудрявыхъ лозъ,
         Вотъ золотомъ сверкаетъ померанецъ,
         А вотъ и кустъ твоихъ любимыхъ розъ,-
         Какъ чудно-чистъ и нѣженъ ихъ румянецъ!
         Ихъ ароматомъ воздухъ напоенъ,
         Съ нимъ смѣшанъ запахъ тмина и гвоздики,
         Вездѣ, вездѣ играють солнца блики,
         На зелени, на мраморѣ колоннъ,
         И свѣтъ, и тѣнь въ причудливыя пятна,
         Скользя, ложатся на пескѣ аллей.
         О, какъ весна свѣжа и ароматна,
         Но ты - весны и солнца мнѣ милѣй!
         У пьедестала мраморной богини
         Съ тобою мы усѣлись на скамью.
         Тебѣ читаю тихо я свою
         Поэму о Франческѣ ди-Рннини.
         Ты молча внемлешь музыкѣ стиха...
         Гармон³ей таинственною полны,
         Текутъ октавы мѣрныя, какъ волны...
         И сладкая печаль твоя тиха.
         Тебѣ не жаль ни родины далекой,
         Ни прежнихъ думъ царицы свѣтлоокой,
         Все прошлое - забыто, отошло.
         Мы оба полны дивнаго сознанья,
         Что близки мы,- и жить намъ такъ свѣтло.
         О, счастье добровольнаго изгнанья!
         Какъ хорошо! Со мною вмѣстѣ ты,
         Нашъ лучш³й другъ - волшебница-природа,
         Скульптура, пѣнье, музыка, цвѣты
         И полная, великая свобода!..
         Не все-ль равно, что мы теперь живемъ
         Вдали отъ всѣхъ, вдали родного края?
         Мы молоды, мы любимъ, мы вдвоемъ,
         Иного намъ теперь не надо рая!..
  
                   * * *
 &

Другие авторы
  • Москвины М. О., Е.
  • Ламсдорф Владимир Николаевич
  • Кано Леопольдо
  • Плетнев Петр Александрович
  • Жулев Гавриил Николаевич
  • Джакометти Паоло
  • Шпиндлер Карл
  • Барыкова Анна Павловна
  • Эразм Роттердамский
  • Александровский Василий Дмитриевич
  • Другие произведения
  • Чулков Георгий Иванович - Об утверждении личности
  • Достоевский Федор Михайлович - Чужая жена и муж под кроватью
  • Толстой Алексей Константинович - Переводы
  • Замятин Евгений Иванович - Север
  • Полевой Николай Алексеевич - Святочные рассказы
  • Палицын Александр Александрович - Послание к Привете, или Воспоминание о некоторых русских писателях моего времени
  • Березин Илья Николаевич - Рамазан в Стамбуле
  • Белинский Виссарион Григорьевич - История о храбром рыцаре Францыле Венциане и о прекрасной королевне Ренцывене
  • Сумароков Александр Петрович - Альцеста
  • Минаев Дмитрий Дмитриевич - Стихотворения
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (30.11.2012)
    Просмотров: 363 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа