Главная » Книги

Шекспир Вильям - Сонеты, Страница 2

Шекспир Вильям - Сонеты


1 2 3 4 5 6 7 8

nbsp;
  Она равняет обоготворенный
  
  
  Кумир всему, что блещет в небесах,
  
  
  И не смущается перед сравненьем
  
  
  С луною, с солнцем, с чарами земли,
  
  
  С цветком Апреля и со всем твореньем,
  
  
  Что небо и земля произвели.
  
  
  Но я, в любви правдивый, и правдив
  
  
  В моих стихах. Да, светел, как дитя,
  
  
  Мой нежный друг, хоть и не так красив,
  
  
  Как в небесах зардевшая звезда.
  
  
   Пусть больше выскажет, кто может лгать.
  
  
   Что мне хвалить? Ведь мне не продавать!
  
  
  
  
   22
  
  
  Мне зеркало не скажет, что я стар,
  
  
  Пока и ты, и юность тех же лет.
  
  
  Но чуть в тебе погаснет вешний жар,
  
  
  Я буду ждать, чтоб смерть затмила свет.
  
  
  Ведь блеск твоей небесной красоты -
  
  
  Лишь одеянье сердца моего.
  
  
  Оно в твоей, твое ж в моей груди,
  
  
  Так как ему быть старше твоего?
  
  
  Поэтому будь осторожен, милый,
  
  
  И в сердце сердце буду холить я
  
  
  Твое, ему все отдавая силы,
  
  
  Как холит няня слабое дитя.
  
  
   Не взять тебе его назад, оно
  
  
   Не с тем, чтобы отнять, мне отдано.
  
  
  
  
   23
  
  
  Как на подмостках юный лицедей
  
  
  Внезапным страхом выбитый из роли, -
  
  
  Иль как не в меру пылкий нрав людей
  
  
  В избытке мощи непокорен воле, -
  
  
  Так в миг признанья забываю я
  
  
  Все правила любовного искусства,
  
  
  Подавленный, теряю все слова
  
  
  Под бременем восторженного чувства.
  
  
  Прими ж мои творенья как немого
  
  
  Предстателя клокочущей груди,
  
  
  Который молит, ждет наград без слова
  
  
  И глубже уст умеет потрясти.
  
  
   Любви безмолвной речь учись читать,
  
  
   Умей, глазами слыша, - понимать.
  
  
  
  
   24
  
  
  Мой взор, как живописец, закрепил
  
  
  Твои черты в сокровищнице чувства:
  
  
  Внутри меня, как в раму заключил
  
  
  И оттенил по правилам искусства.
  
  
  И только там сумеешь ты найти
  
  
  Правдивое твое изображенье:
  
  
  Оно висит в стенах моей груди,
  
  
  Твои глаза там вместо освещенья.
  
  
  И вот, глаза глазам здесь услужили:
  
  
  Мои - твой лик писали, а твои
  
  
  Лучами света окна заменили,
  
  
  И солнце шлет им радостно свои.
  
  
   Но одного глаза не могут дать:
  
  
   Рисуя лик, им сердца не видать.
  
  
  
  
   25
  
  
  Пусть баловня изменчивой толпы
  
  
  Пленяют блеск и внешние награды, -
  
  
  А я, лишенный этих благ судьбы,
  
  
  Таю в тиши сердечную отраду.
  
  
  Любимцы королей свой пышный цвет -
  
  
  Как лютик солнцу - к трону обращают,
  
  
  Но гордости у них и следа нет:
  
  
  Суровый взгляд их счастье убивает.
  
  
  Герой войны, прославленный в боях,
  
  
  Хоть раз вслед тысячи побед сраженный,
  
  
  С вершины славы падает во прах,
  
  
  Тем, за кого сражался, посрамленный.
  
  
   А я, любя, тем счастлив, что любим,
  
  
   Незаменимому - незаменим.
  
  
  
  
   26
  
  
  Мой властелин, твое очарованье
  
  
  Меня к тебе навеки приковало.
  
  
  Прими ж мое горячее посланье.
  
  
  В нем чти не ум, а преданность вассала.
  
  
  Она безмерна, ум же мой убог:
  
  
  Мне страшно, что не хватит слов излиться..
  
  
  О, если бы в твоих глазах я мог,
  
  
  Любовию согретый, обновиться!
  
  
  О, если бы любовная звезда
  
  
  Могла мне дать другое освещенье
  
  
  И окрылила робкие уста,
  
  
  Чтоб заслужить твое благоволенье!
  
  
   Тогда бы смел я петь любовь мою -
  
  
   Теперь же, в страхе, я ее таю.
  
  
  
  
   27
  
  
  Измученный трудом, спешу на ложе,
  
  
  Чтоб дать покой усталым членам тела;
  
  
  Но мысли в голове, мой ум тревожа,
  
  
  Стремятся в даль, не ведая предела.
  
  
  Они летят, как бы обет свершая,
  
  
  Паломником к владыке моему:
  
  
  И я, очей печальных не смыкая,
  
  
  Смотрю, но, как слепец, лишь вижу тьму,
  
  
  Меж тем, как взор души воображает,
  
  
  Рисуя тень твою слепым очам:
  
  
  Она, как перл волшебный, обращает
  
  
  Мрак ночи в день и дом смиренный - в храм.
  
  
   Так, днем в трудах, а по ночам от дум,
  
  
   Не знают сна ни плоть моя, ни ум...
  
  
  
  
   28
  
  
  Как я могу вернуть себе покой,
  
  
  Лишенный сна и благ отдохновенья?
  
  
  Мне ночь не облегчает труд дневной,
  
  
  День вносит в ночь, ночь вносит в день мученья.
  
  
  И день, и ночь, забыв вражду друг с другом,
  
  
  Чтоб сжить меня, друг другу руку дали,
  
  
  Один трудом, другой - как злым недугом,
  
  
  При мысли о меж нас лежащей дали.
  
  
  Чтоб дню польстить, сказал я, что ты ясен,
  
  
  Когда нет солнца, только в непогоду;
  
  
  А ночи - что ты можешь быть прекрасен,
  
  
  Когда не красят звезды неба своды.
  
  
   Но ежедневно скорбь моя длиннее,
  
  
   А ночью сила горя все сильнее.
  
  
  
  
   29
  
  
  Когда, гонимый и людьми, и роком,
  
  
  Один с собой, в отчаянии диком,
  
  
  Я глушь небес тревожу тщетным криком,
  
  
  Гляжу на мир ожесточенным оком,
  
  
  Желая быть надеждами богаче,
  
  
  Красивее, всегда среди друзей,
  
  
  Искуснее, не зная неудачи,
  
  
  И ненавижу все в судьбе моей, -
  
  
  Я, сам себя за это презирая,
  
  
  Вдруг вспомню о тебе - и в небеса
  
  
  (Как жаворонок на заре с лица
  
  
  Земли) несу мой гимн в преддверье рая...
  
  
   Так, только вспомнив о любви твоей,
  
  
   Я презираю жребий королей.
  
  
  
  
   30
  
  
  Когда в тиши, средь думы молчаливой,
  
  
  Я вызываю память дней былых,
  
  
  Оплакиваю смерть поры счастливой,
  
  
  По-прежнему скорбя о тенях дорогих, -
  
  
  Когда иссохшие влажнеют очи,
  
  
  И, горестно тоскуя о друзьях,
  
  
  Сокрытых смертью в беспросветной ночи,
  
  
  Я воскрешаю облик их в слезах;
  
  
  Тогда, печалясь о былой печали,
  
  
  Я возвращаю им мою любовь,
  
  
  Как будто слез моих они не знали
  
  
  И ждали быть оплаканными вновь...
  
  
   Но только вспомню о тебе, мой милый,
  
  
   Все прошлое покрыто вновь могилой.
  
  
  
  
   31
  
  
  В твоей груди вместились все сердца,
  
  
  Которых я, лишась, считал тенями:
  
  
  И там царит вся нежность без конца,
  
  
  Что схоронил я с прежними друзьями.
  
  
  Как много слез и стонов к небесам
  
  
  Благоговейной дружбою пролито
  
  
  Над гробом их! Но вижу - нет их там:
  
  
  Они в тебе покоются, сокрыты.
  
  
  Ты - усыпальница любви живой
  
  
  С трофеями любви похороненной
  
  
  Былых друзей. Они слились с тобой
  
  
  В хранилище любви объединенной!
  
  
   Их образы в твоем лице нося,
  
  
   Ты с ними мне отныне все и вся.
  
  
  
  
   32
  
  
  О, если ты меня переживешь,
  
  
  Когда давно истлеет тело это,
  
  
  И как-нибудь случайно перечтешь
  
  
  Нескладный стих поклонника-поэта, -
  
  
  Сравни его с стихом позднейшим века,
  
  
  И, хоть он много будет превзойден,
  
  
  В нем чтя не рифмы, - сердце человека,
  
  
  Который был тобой порабощен, -
  
  
  Утешь меня, любовно помышляя:
  
  
  "Когда б стихи покойника могли
  
  
  Идти за веком, дружбу воспевая,
  
  
  Они бы лучших слогом превзошли.
  
  
   Но раз, что умер он, я чту искусство
  
  
   У стихотворцев века, в нем же - чувство".
  
  
  
  
   33
  
  
  Как часто по утрам светило дня -
  
  
  Вершины гор по-царски украшая,
  
  
  И золотя зеленые поля,
  
  
  И радугой потоки освещая, -
  
  
  Дает внезапно безобразной туче
  
  
  Его небесный лик заволокнуть
  
  
  И, спрятав от земли свой облик облик жгучий,
  
  
  Незримо к западу свершает путь.
  
  
  Так солнце сердца чуть лишь озарило
  
  
  Всеторжествующе мое чело,
  
  
  Как туча черная его затмила,
  
  
  Но не затмила чувства моего...
  
  
   Земных ли солнц бессменно светел луч,
  
  
   Коль солнцу неба не избегнуть туч?!
  
  
  
  
   34
  
  
  Зачем ты чудный день мне посулил?
  
  
  Я вышел без плаща, и туча злая
  
  
  Мне преградила путь. Дождь ливмя лил,
  
  
  И лик твой светлый скрыла мгла сырая.
  
  
  Мне мало, что твой луч блеснет на миг,
  
  
  Следы дождя с лица мне осушая:
  
  
  Почет тому бальзаму невелик,
  
  
  Что лечит рану, боли не смягчая.
  
  
  Твой стыд, мой друг, не есть еще награда.
  
  
  От сожалений язва не пройдет.
  
  
  Печаль обидчика - ничтожная отрада
  
  
  Тому, кто крест лишения несет.
  
  
   Но капля слез твоих, как перл бесценный,
  
  
   Для всяких зол целитель несомненный!
  
  
  
  
   35
  
  
  Мой друг, поступок твой предай забвенью!
  
  
  У розы есть шипы, есть ил в ключе,
  
  
  У солнца и луны - туман, затменья, -
  
  
  Зловредный червь встречается в цветке.
  
  
  Все люди грешны, ведь грешу и я,
  
  
  Твои обиды быстро извиняя;
  
  
  Тебе в угоду, сам себе вредя,
  
  
  Я, что бы ты ни делал, все прощаю.
  
  
  Грехи твои моя любовь встречает:
  
  
  Противник твой, защитником явясь,
  
  
  Сам на себя же встречный иск вчиняет
  
  
  И, сам против себя вооружась,
  
  
   Стремится быть судьей, чтоб оправдать
  
  
   Во всем тебя, о мой прелестный тать!
  
  
  
  
   36
  
  
  Сознаемся, пора нам раздвоиться,
  
  
  Хотя любовь в нас, как была, одна.
  
  
  На мне одном позор пусть отразится,
  
  
  Пусть будешь ты, как прежде, без пятна.
  
  
  Пусть наши чувства будут той же пробы,
  
  
  Но жизни нашей - разные пути.
  
  
  Хоть мы остались неизменны оба,
  
  
  Но светлых встреч нам больше не найти.
  
  
  Отныне я при всех тебе чужой,
  
  
  Дабы тебя не запятнал мой стыд:
  
  
  И ты будь в людях холоден со мной,
  
  
  Иначе свет тебя не пощадит.
  
  
   Пусть будет так! Я так люблю тебя,
  
  
   Что, раз ты мой, и честь твоя - моя.
  
  
  
  
   37
  
  
  Как дряхлый старец смотрит с наслажденьем
  
  
  На резвость сына в удалой потехе,
  
  
  Так нахожу я, бедный, утешенье
  
  
  Средь неудач моих в твоем успехе.
  
  
  Богатство ль, знатность, ум, краса найдут -
  
  
  Одно ль из них, иль все, иль даже боле -
  
  
  В твоей судьбе свой царственный приют,
  
  
  Я приобщен к твоей счастливой доле,
  
  
  Я больше не убог, не презираем,
  
  
  Коль эти блага вижу наяву,
  
  
  И мой ноябрь сияет светлым маем,
  
  
  И радостью твоей я вновь живу!
  
  
   Так выбирай; и все, что хочешь ты,
  
  
   Осуществясь, - венец моей мечты!
  
  
  
  
   38
  
  
  Моей ли музе нужно вдохновенья,
  
  
  Пока жив ты, вливающий в мой стих
  
  
  Отраду чар твоих, для сочинений
  
  
  Писак грошовых слишком дорогих?
  
  
  Благодари себя, коль что-нибудь
  
  
  Я написал достойное вниманья.
  
  
  Ты и немому мог бы песнь вдохнуть,
  
  
  Когда ты сам источник дарованья.
  
  
  Будь новой музой, в десять раз прелестней
  
  
  Чем девять прежних [муз для] рифмачей!
  
  
  Поэту твоему в бессмертной песне
  
  
  Дай славить в вечность блеск твоих очей!
  
  
   И если стих мой проживет века, -
  
  
   Труд будет мой, но слава вся твоя.
  
  
  
  
   39
  
  
  Как мне твои заслуги воспевать,
  
  
  Когда ты часть, и лучшая, моя?
  
  
  Что могут похвалы себе мне дать?
  
  
  Что в том мое, в чем я хвалю тебя?
  
  
  Поэтому нам надо разойтись
  
  
  И наших светлых чувств порвать звено,
  
  
  Чтоб, разлучившись, лишь к тебе неслись
  
  
  Хвалы за то, что лишь тебе дано.
  
  
  Разлука! Как бы ты была тяжка,
  
  
  Когда б досуга тягостное бремя -
  
  
  Обманывая помыслы и время -
  
  
  Не красила любовная мечта,
  
  
   Когда бы ты не дозволяла нам
  
  
   Петь _здесь_ о том, что так далеко _там_!
  
  
  
  
   40
  
  
  Все, все мои любви, да, все возьми!
  
  
  Но станешь ли от этого богаче?
  
  
  Верней моей не назовешь любви:
  
  
  Она не больше станет от придачи.
  
  
  Когда, любя, любовь мою возьмешь,
  
  
  Я буду рад, то ею обладаешь:
  
  
  Но больно, если сам себе ты лжешь,
  
  
  По прихоти взяв то, что отвергаешь.
  
  
  Прелестный вор! Прощаю я тебя,
  
  
  Хоть ты украл все, что имел я, бедный.
  
  
  Мы больше сокрушаемся, терпя
  
  
  Зло от любви, чем от вражды победной.
  
  
   О неги власть, где зло глядит добром,
  
  
   Убей меня - не будешь ты врагом!
  
  
  
  
   41
  
  
  Твои грешки, исчадия свободы,
  
  
  Когда далек я сердцу и очам,
  
  
  Увы, понятны в молодые годы:
  
  
  Соблазн идет за ними по пятам.
  
  
  Приветлив ты, а стало быть доступен;
  
  
  Хорош собой - так стоишь быть пленен.
  
  
  В глазах людей сын женщины преступен,
  
  
  Пока в влюбленную он не влюблен.
  
  
  Но все ж ты мог бы пощадить меня
  
  
  И укротить красу и юный пыл,
  
  
  Что, опьянив, свели

Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
Просмотров: 262 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа