Главная » Книги

Раевский Владимир Федосеевич - Стихотворения, Страница 3

Раевский Владимир Федосеевич - Стихотворения


1 2 3 4 5 6 7

justify">  Здесь первые дары природа излила
  
  
  На юношеский ум беспечный, откровенный,
  
  
  Здесь жертву бурных бед, судьбою обреченный,
  
  
  Ты самовластия не знал еще страстей -
  
  
  Но буря над тобой поникла грозовая...
  
  
  И милые поля отчизны оставляя,
  
  
  Оставил навсегда ты мир невинных дней!
  
  
  Здесь те ж источника резвящиеся воды,
  
  
  Близ коих я в часы туманной непогоды
  
  
  Смотрел на радужный восход
  
  
  И взором измерял стремленье туч бегущих
  
  
  Иль в утро летнее лазурный небосвод
  
  
  Сличал с поверхностью зыбей быстротекущих.
  
  
  То ж солнце, тот же дня и вечера обзор,
  
  
   Те же мирные и рощи и долины...
  
  
   Почто ж унылый взор
  
  
  Не видит прежней в них пленительной картины?
  
  
  Погибло все, как сон с младенческой мечтой!
  
  
  Утрата сильная душевныя свободы,
  
  
  Разнообразное величие природы
  
  
  Слила для чувств под цвет и грубый и простой!
  
  
  
  
  * * *
  
  
  Нет, нет, не изменюсь свободною душою
  
  
  И в самой стороне приветливых цирцей,
  
  
  Где взоры их горят под дымкою сквозною
  
  
  Желаньем, негою и пламенем страстей,
  
  
  Где воздух кажется любови жар вдыхает.
  
  
  Взлелеянный в чаду пороков сибарит
  
  
  Пред девой каждою пусть выю преклоняет
  
  
  И, низкий раб страстей, душой порочной спит.
  
  
  Мой друг, я буду твой, не изменюсь душою.
  
  
  И чувства юные, восторг и пламень мой,
  
  
  И ложе [роскоши не разделю с другою.
  
  
  И будет в ревности упрек напрасен твой.
  
  
  
  
   ОБЕТ
  
  
   Еще румянцы на щеках,
  
  
  
  Во взорах сладострастье,
  
  
   Желанье, роскошь на устах
  
  
  
  Не погасило счастье.
  
  
   Пускай бессмысленный совет
  
  
  
  Внимает малодушный,
  
  
   В ком страсти есть, в том страха нет;
  
  
  
  Стыдитесь быть послушны
  
  
   Рабам, отжившим под луной;
  
  
  
  Здесь парками забыты,
  
  
   Они забыли жребий свой
  
  
  
  И страшный брег Коциты!..
  
  
   Друзья! Мы смерть предупредим
  
  
  
  На ложе упоенья
  
  
   И клятвенный обет дадим -
  
  
  
  Не ждать чредой явленья.
  
  
   Скрепим и длани и сердца!
  
  
  
  С бестрепетной душою
  
  
   Испьем фиял утех до дна
  
  
  
  И ступим в гроб ногою...
  
  
  
   ПУТЬ К СЧАСТЬЮ
  
  
  Шумите, волны! ветр, бушуй,
  
  
  И, тучи черные, вокруг меня носитесь!
  
  
   Мой ясен взор, покоен дух,
  
  
  И чувства тихие не знают страсти бурной,
  
  
   И я узнал покой
  
  
   В свободе золотой!
  
  
  Стремитесь на войну, сыны побед и славы!
  
  
   Кровавый меч не нужен мне:
  
  
  Храним пенатами, я цену наслаждений
  
  
   Близ милых мне опять узнал;
  
  
   Под сению родною
  
  
   Здесь счастие со мною.
  
  
   Опасен свет - и радость в нем
  
  
  Подвержена всегда судьбине переменной
  
  
   Под тенью лип покоюсь я,
  
  
  Вкушая сладкий мед, из милых рук налитый;
  
  
   И мысль и голос слов
  
  
   Не ведают оков!
  
  
  Пусть среди роскоши Лукуллы утопают:
  
  
   Их жизнь - не жизнь, но мрачный сон;
  
  
  Их участь славная достойна состраданья;
  
  
   Им чужд покой - и бедствий тьма
  
  
   Тревожит наслажденья
  
  
   В минуты сновиденья.
  
  
   Не слышен глас Зоилов мне,
  
  
  И пышный, ложный блеск меня не обольщает;
  
  
   Пускай сатрап дает закон
  
  
  Искателям честен улыбкою одной!
  
  
   Здесь с музою моей
  
  
   Я не зову честей!
  
  
  Хотите ль, смертные, путь к счастью сокровенный
  
  
   В сей жизни временной найти?
  
  
  Покиньте замыслы к бессмертию ничтожны
  
  
   И бросьте лавр и посох свой -
  
  
   В объятиях природы,
  
  
   Пред алтарем свободы.
  
  
  
   ПОДРАЖАНИЕ ГОРАЦИЮ
  
  
  
  Мой век - как день туманный
  
  
  
  Осеннею порой
  
  
  
  Пред бурей и грозой -
  
  
  
  Средь мрака и забвенья
  
  
  
  Течет без возвращенья,
  
  
  
  Печалью омрачен.
  
  
  
  Ни солнца свет лазурный,
  
  
  
  Ни бледный свет луны,
  
  
  
  Ни радости весны,
  
  
  
  Ни голос филомелы,
  
  
  
  Ни нимфы взор веселый
  
  
  
  Меня не веселят.
  
  
  
  Напрасно к наслажденью
  
  
  
  Прелестный Ганимед
  
  
  
  Меня с собой зовет!
  
  
  
  О юноша счастливый!
  
  
  
  Твой взор полустыдливый
  
  
  
  Опасен, но не мне.
  
  
  
  Ни клик друзей веселых -
  
  
  
  В час вакховых пиров,
  
  
  
  При голосе певцов,
  
  
  
  При шуме упоенья
  
  
  
  Меня на путь веселья
  
  
  
  Опять не воззовет!
  
  
  
  И взор вельможи тихий,
  
  
  
  С улыбкой пара слов
  
  
  
  И вслед ему льстецов
  
  
  
  В приязни уверенье -
  
  
  
  Вселяют лишь презренье
  
  
  
  К невеждам и льстецам!
  
  
  
  От почестей ничтожных -
  
  
  
  Средь Марсовых полей,
  
  
  
  Где братии и друзей
  
  
  
  Струится кровь рекою, -
  
  
  
  Мой взор, увы, с слезою
  
  
  
  Далеко отвращен!
  
  
  
  Но, бури уклоненный,
  
  
  
  Я радуюсь мечтой!
  
  
  
  И тихий голос свой
  
  
  
  В минуты вдохновенья
  
  
  
  Сливаю с песнопеньем
  
  
  
  Божественных певцов!
  
  
  
  
  ЭКЛОГА
  
  
  
  
  Миналк
  
   Один, уединясь под дубом наклоненным,
  
   Где тихий ручеек струи свои катил
  
   И тихим ропотом к забвенью приводил,
  
   Меналк задумчивый со взором потупленным,
  
   Оставя посох свой, овечек и свирель,
  
  
  Так тайну скорби пел:
  
   "Жестокая судьба, где дней моих отрада?
  
   Где радость юных лет, о коей я мечтал?
  
   Как в тучах солнца луч, мне счастья свет пропал.
  
   В замену радостей мне слезы лить - награда.
  
   Напрасно юная Корина милый взор
  
   Ко мне наедине с улыбкой устремляет:
  
   Ее старания и нежный разговор
  
   В груди еще сильней тяжелый вздох стесняет.
  
   Бесчувственный! вчера, томимая тоской,
  
   Печальным голосом она еще сказала:
  
   - Меналк! Мой милый друг, что сделалось с тобой?
  
   Ты плачешь? - И слеза из глаз ее упала...
  
   - Ужель не видишь ты забавы пастухов,
  
   Их радость общую, шум песней, хороводы,
  
   Мое томление, мою к тебе любовь?
  
   Чего недостает тебе, скажи?.. - Свободы!
  
  
  Как пленник, средь оков,
  
   От братии, от друзей в край дальний увлеченный,
  
   В пустынной Таврии, средь грубых пастухов,
  
   Жестокою судьбой нежданно занесенный,
  
  
  Я должен слезы проливать.
  
   Из милой родины сияние денницы,
  
   Ни голос утренний приветливой певицы
  
   Сюда умерить грусть мою не долетят.
  
   Жестокий коритей устав моих страданий
  
   Бесчувственной рукой до гроба начертал
  
   И отческим полям колючий терн устлал
  
   Мой путь, лишив меня и самых ожиданий.
  
   Почто не скрылся я под дружеский покров,
  
   Когда гремел вдали гром бурный предо мною?
  
   Почто я тешился обманчивой мечтою
  
   И тихо ожидал дней ясных средь громов?
  
   Стада несчетные среди лугов шелковых,
  
   Сады, где сочный плод деревья бременит,
  
   Поля, что жатвою Церера золотит,
  
   Пруды зеркальные, для рыб златых оковы,
  
   Несут годичный дар тому, кто бед виной.
  
   Но в доле бедственной сравнюсь ли я с тобою?
  
   Рука богов хранит страдальца под грозою,
  
   Ты в счастии, но страшись - их мщенья над тобой!"
  
   Соколино
  
  
  
  ПОСЛАНИЕ К К ..... ВУ
  
   Изгнанник с маем и весной
  
   Тебя приветствует, друг милый.
  
   Опять зимы безмолвной и унылой
  
   Темничный образ пред тобой
  
   Природы девственной сменился красотой...
  
   А для меня - прошла весна!..
  
   Очаровательной улыбкою она
  
   Тоски по родине, привычного роптанья.
  
   Печальных дум и бед воспоминанья
  
   Не истребит в душе отжившей и немой.
  
   Там, за вершинами Урала,
  
   Осталось все, что дух питало мой,
  
   И вера и любовь, - я внес сюда с собой
  
   Лишь муки страшные Тантала!
  
   Зачем затворника надежда обольщала?
  
   Зачем алкал он видеть край родной?
  
   Прижать друзей к груди, измученной тоской,
  
   И шестилетнюю неволю,
  
   Борьбу с судьбой, страдальческую долю -
  
   Опять в беседе вечевой,
  
   При кликах радости мятежной,
  
   Забыть за чашей круговой?
  
   Или с любовницей младой
  
   Отдать все прошлое порывам страсти нежной?..
  
   Зачем коварные мечты
  
   Мой ум младенческий прельщали?
  
   Зачем прекрасные цветы
  
   Над бездной путь терновый застилали?
  
   К чему коварный этот сон?
  
   Я был давно к страданьям приучен, -
  
   Шесть лет дышал темничною печалью
  
   И грозный рок мне грудь сковал
  
   Несчастием, как закаленной сталью.
  
   Зачем я благ земных желал,
  
   Сдружившись с жизнью неземною,
  
   И примирения искал
  
   С людьми и грозною судьбою?
  
   Они смеялись надо мной...
  
   О, если б сто подземных жерл
  
   Дохнуло пламенною лавой
  
   На этот род безумный и лукавый!
  
   Без слез, без горести б смотрел
  
   На гибель их, на огненные волны,
  
   И, провидением довольный,
  
   Я б этот час благословлял,
  
   Как будто б заблистал мне первый луч денницы.
  
   Но нет! Зачем удар карающей десницы
  
   Противу немощных слепцов?
  
   Они из приторных наемницы сосцов,
  
   Еще повитые, как цепью, пеленами,
  
   Глотали алчными устами
  
   Все грязное, все низкое, как прах!
  
   Ярем невольничий - их доля в колыбели,
  
   Болезнь младенчества - их доля в сединах.
  
   Знакомо ль им стремленье к славной цели,
  
   К стяжанию победного венца?
  
   Нет! Нет! Не внятен им волшебный глас певца,
  
   Волнующий возвышенные страсти,
  
   Вливающий небесный дух в сердца
  
   И возвышающий наш дух среди напасти!
  
   В душе бесчувственность и на челе позор,
  
   Пред слабым - власти наглый взор,
  
   И рабство - пред судьбой и силой,
  
   Неверие в устах и бледность пред могилой -
  
   Не есть ли их постыдное клеймо?
  
   Нет! Нет! Не обменю моей жестокой доли
  
   На это славное ярмо,
  
   На эту цепь приманчивой неволи!
  
   Я здесь, сюда коварный рок
  
   Из бурных волн, пучин и бездны
  
   Отбросил утлый мой челнок;
  
   Я здесь, и звук знакомый и любезный
  
   Не тронет слуха моего;
  
   Мой смутный взор и бледное чело
  
   Опять зарей весны не просияют,
  
   Уста мои - лишь ропот и печаль
  
   Невнятным звуком выражают...
  
   Напрасно б взгляд бросал в безвестну даль,
  
   Напрасно б ждал счастливой перемены:
  
   Подземный стон, и вековые стены,
  
   Затвор железный, звук цепей
  
   И тайный зов утраченных друзей
  
   Меня и здесь тревожат в сновиденьи,
  
   И отдаление в моем воображенья
  
   Не истребит сей пагубной мечты,
  
   И все высокие картины
  
   Природы грозной красоты:
  
   Саяна снежные вершины
  
   И мрачный вид безвыходной тайги,
  
   Бурана рев и лом, и треск реки,
  
   Подавленной, стесненной в беге льдами,
  
   И торосы, вскипевшие стенами,
  
   Как вековых руин следы,
  
   И племена рассеянной орды,
  
   Полярных дикарей воинственные нравы.
  
   Их разум гибкий и лукавый,
  
   Коварный взгляд, нестройный звук речей;
  
   Повсюду грабежи, убийства, как забавы,
  
   И резкие черты и буйный дух людей,
  
   Которых страсти, заблужденье,
  
   Гоненье, клевета, порох и преступленье,
  
   Как крепкое к звену звено,
  
   Сковали в общество одно...
  
   Страна, где каждый дом есть книга приключений,
  
   Где вся земля - отверженных есть дом,
  
   Где Минихов и Меньшикова гений
  
   Ни славой прежнею, ни лавровым венцом
  
   Не различен убийц презренных с долей.
  
   Все это дивное для смелой кисти поле
  
   Какой-то новостью еще блестит для глаз,
  
   Но мой восторг давно в душе погас.
  
   О милый друг! Все прелести чужбины,
  
   Все красоты волшебной сей картины
  
   Не радуют: они не в родине моей.
  
   Скажи, кому отдам сердечные томленья?
  
   Кто мысль мою и тайные движенья
  
   Души поймет? Чей сладкий звук речей
  
   Вольет в больную грудь минутную отраду?
  
   Кто руку даст изгнаннику, как брату?
  
   С кем лето знойное я жизни разделю?
  
   Кто скажет мне, потупя взор стыдливой
  
   И руку сжав рукою боязливой,
  
   Невнятным шопотом прекрасное: люблю.
  
   Цветы поблекшие еще передо мною.
  
   Мне их дала младая дева в дар,
  
   И с ними чувств и тайной страсти жар;
  
   Я взял цветы холодною рукою
  
   И руку ей с признательностью сжал,
  
   И девственную грудь с улыбкой целовал...
  
   Я розы рвал... но их благоуханье
  
   Далеко ветр противный уносил.
  
   Дерзну ль назвать минутное желанье,
  
   Обманчивый восторг моих душевных сил
  
   Любовью чистою и нежной?
  
   Нет, нет. Любовь - одно мне с верой и надеждой,
  
   Во мне их рок суровый умертвил!
  
   Ты знаешь сам, мой друг, мои страданья,
  
   Ты сам темничною заразою дышал...
  
   Но долго ли твои продлились испытанья?
  
   Ты тягость бытия одну минуту знал...
  
   А я? Могу ль предать прошедшее забвенью!
  
   Оставить все, что сердце тяготит?
  
   Не я ли веровал с улыбкой в провиденье?
  
   В борьбе с судьбой упал сей хрупкий щит.
  
   Исчезло все!.. Под сводами темницы
  
   Погиб мой дар с прелестною мечтой!
  
   Невнятен звук моей цевницы -
  
   Согласен он с моей душой;
  
   Дерзну ли трепетной рукой
  
   Завесу истины ужасной
  
   Поднять пред суетной толпой?
  
   Сей труд бесплодный и опасный
  
   Душевных ран не исцелит;
  
   И для изгнанника сиянье
  
   Прошедших дней не возвратит;
  
   Мое ужасно упованье!
  
   Благая вера - вот мой щит,
  
   Души отжившей ожиданья;
  
   Давно прошли, как миг один,
  
   Как сладкий сон, лета мои младые -
  
   И с ними радости земные...
  
   Как счастия беспечный сын,
  
   Близ лар под кровлею родною,
  
   Довольный светом и судьбою,
  
   В моем неведенья я счастье находил!..
  
   Как вольное дитя природы,
  
   Я только неба видел своды;
  
   И легкий утренний зефир
  
   Эмблемой был моей свободы...
  
   И славы дым, ее кумир,
  
   Для глаз завистливых блестящий мишурою,
  
   С поклонников безумною толпою,
  <

Другие авторы
  • Люксембург Роза
  • Мятлев Иван Петрович
  • Вейнберг Петр Исаевич
  • Аппельрот Владимир Германович
  • Сушков Михаил Васильевич
  • Щастный Василий Николаевич
  • Готфрид Страсбургский
  • Теплова Серафима Сергеевна
  • Цеховская Варвара Николаевна
  • Энгельгардт Егор Антонович
  • Другие произведения
  • Гоголь Николай Васильевич - Вечера на хуторе близ Диканьки, часть первая
  • Бунин Иван Алексеевич - Худая трава
  • Джером Джером Клапка - Мечты
  • Яковенко Валентин Иванович - Несколько слов о Томасе Карлейле
  • Шулятиков Владимир Михайлович - Ф. М. Достоевский
  • Язвицкий Николай Иванович - Стихи, написанные по прочтении известия Генерал-фельдмаршала Князя Голенищева-Кутузова
  • Шулятиков Владимир Михайлович - О новейшем реализме
  • Миклухо-Маклай Николай Николаевич - Сексуальное обращение с молодыми девушками до достижения ими половой зрелости
  • Фет Афанасий Афанасьевич - Сонет
  • Ключевский Василий Осипович - Ф. И. Буслаев как преподаватель и исследователь
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
    Просмотров: 344 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа