Главная » Книги

Раевский Владимир Федосеевич - Стихотворения, Страница 2

Раевский Владимир Федосеевич - Стихотворения


1 2 3 4 5 6 7

nbsp; Дела героев, мудрецов
  
  
   Туманною покроет тьмою.
  
  
   Иссушит глубину морей,
  
  
   Воздвигнет горы средь степей,
  
  
   И любопытный взор потомков
  
  
   Не тщетно ль будет вопрошать:
  
  
   Где царств подножие искать
  
  
   Среди рассеянных обломков?..
  
  
   Где ж узрит он твой бренный прах,
  
  
   Сын персти слабый и надменный?
  
  
   Куда с толпою, дерзновенный,
  
  
   Неся с собою смерть и страх,
  
  
   По трупам братии убиенных,
  
  
   Среди полей опустошенных
  
  
   Ты вслед стремишься за мечтой -
  
  
   И пал!.. Где ж лавр побед и славы?
  
  
   Я зрю вокруг следы кровавы
  
  
   И глас проклятий за тобой!..
  
  
   Полмертвый слабый сибарит,
  
  
   Мечтой тщеславия вспоенный
  
  
   И жизнью рано пресыщенный,
  
  
   Средь общих бедствий в неге спит.
  
  
   Проснись, сын счастья развращенный!
  
  
   Взгляни на жребий уреченный:
  
  
   Тебя предвременно зовет
  
  
   Ко гробу смерти глас унылый,
  
  
   Никто над мрачною могилой
  
  
   Слезы сердечной не прольет.
  
  
   Вельможа, друг царя надежный,
  
  
   Личина истины самой,
  
  
   Покрыл порок корысти злой,
  
  
   Питая дух вражды мятежной.
  
  
   Каких ты ждешь себе наград?
  
  
   Тебе награда - страшный ад,
  
  
   Народ, цепями отягченный,
  
  
   Ждет с воплем гибели твоей.
  
  
   Голодных добыча червей,
  
  
   Брось взор ко гробу устрашенный...
  
  
   Тиран, как гордый дуб, упал,
  
  
   Перуном в ярости сраженный,
  
  
   И свет, колеблясь, изумленный
  
  
   С невольной радостью взирал,
  
  
   Как шаткие менялись троны,
  
  
   Как вдруг свободу и законы
  
  
   Давал монарх - граждан отец -
  
  
   И цепи рабства рвал не силой, -
  
  
   Тебя ждет слава за могилой,
  
  
   Любовь детей - тебе венец!
  
  
  
   Г. С. ВАТЕНЬКОВУ
  
  
  Хотя глас дружества молчанью твоему
  
  
  Без прекословия и укоризн прощает,
  
  
  Но можно ль нежность дать холодному уму,
  
  
  Который действие с причиной разбирает?
  
  
  Ужели хладная и мертвая Сибирь,
  
  
  Где видны ужасы неласковой природы.
  
  
  Где вьюги, и мороз, и вихорь-богатырь
  
  
  От точки полюса под знаменем свободы
  
  
  Стремятся по горам пустынным бушевать,
  
  
  Могла твой прежний дух и дружбы уверенья,
  
  
  Как кедра сильный ветр главу, поколебать...
  
  
  И силлогизма дать софизму заключенья.
  
  
   Ужель свинцовый час
  
  
  Покрыл прошедшее невозвратимой тьмою,
  
  
  Ужель он заглушил влеченья тайный глас.
  
  
  Который юношей нас съединил с тобою?..
  
  
  Конечно, в те часы, как мыслью ты летал
  
  
  С Невтоном, с Гершелем в планетах отдаленных,
  
  
  Движенья их, часы, минуты исчислял,
  
  
  Их жителям давал законы непременны,
  
  
  Чужд бренности земной,
  
  
  О друге забывал, как о пылинке бренной,
  
  
  И гений добрый твой
  
  
  На время оставлял тебя мечтой химерной.
  
  
  Иль, долгу верный раб, в союзе с суетой,
  
  
  Заботой, нуждами и бедством окруженный,
  
  
  Не мог ты жертвовать минутою одной
  
  
  Для друга ежедневно?
  
  
  Но прочь сомнение, ты тот же должен быть:
  
  
  Те ж чувства, чуждые и низости и лести,
  
  
  И ум возвышенный, способный отличить
  
  
  Талант от глупости, дым суеты от чести,
  
  
  Те ж мысли правоты, размер во всех делах,
  
  
  И поступь, сродная закону протяжений,
  
  
  Те ж Эйлер и Лагранж - в сияющих глазах
  
  
  По тем же степеням высоких уравнений!..
  
  
   Прости, мой друг,
  
  
  Метафорическим моим уподобленьям!
  
  
  С тяжелой головой, с унынием сам-друг.
  
  
  Могу ли услаждать приятным песнопеньем
  
  
   Твой к бурям приобвыкший слух?
  
  
  К тому ж вожатый мой, Вакх дерзостный и юный,
  
  
  Тогда как я пишу, волнуя бурный дух, -
  
  
   Мои наладил струны!..
  
  
  Напрасно б стал тебе забавы воспевать,
  
  
  О радостях вещать дрожащими устами
  
  
  И подвиги мои с улыбкой исчислять
  
  
  На поле боевом не голосом, очами...
  
  
  Погибло все, как сон с младенческой мечтой.
  
  
  Любитель некогда военной непогоды,
  
  
  С прискорбием теперь меч обнажаю свой,
  
  
  Как чадо смелое безвластия, свободы!..
  
  
   Я свет печальный созерцал -
  
  
   И волос дыбом становился!
  
  
  Когда же глубину души людей познал,
  
  
   Я с светом раздружился!..
  
  
  Руссо и Тимона невольно оправдал
  
  
   И, им последовать готовый,
  
  
  Чем более людей боялся и бежал,
  
  
  Тем делались сносней тяжелые оковы!
  
  
  С пустынею в душе, с сомненьем ко всему,
  
  
  Не доверяющий сим тварям ослепленным,
  
  
  Которы в гордости, в невежестве уму
  
  
  Возносят алтари... и гонят ум смиренный...
  
  
   ПОСЛАНИЕ Г. С. БАТЕНЬКОВУ
  
  
   Когда над родиной моей
  
  
   Из тучи молния сверкала,
  
  
   Когда Москва в цепях страдала
  
  
   Среди убийства и огней,
  
  
   Когда губительной рукою
  
  
   Война носила смерть и страх
  
  
   И разливала кровь рекою
  
  
   На милых отческих полях, -
  
  
   Тогда в душе моей свободной
  
  
   Я узы в первый раз узнал
  
  
   И, видя скорби глас народной,
  
  
   От соучастья трепетал...
  
  
   Как быстро гибнет блеск зарницы,
  
  
   Так из разрушенной столицы
  
  
   Тиран стремительной стопой
  
  
   Вспять хлынул с хищною ордой!
  
  
   И вслед ему бог бранный мщенья,
  
  
   Во мзду насильств и преступленья,
  
  
   Перуны грозные бросал
  
  
   И путь гробами застилал...
  
  
   Орудие сей грозной мести,
  
  
   Я взор печальный отвратил
  
  
   От поприща кровавой чести
  
  
   И острый меч в ножны вложил...
  
  
   Но ты, мой друг! при шуме славы
  
  
   Среди триумфов и побед,
  
  
   Среди громов борьбы кровавы
  
  
   Стремясь за разрушеньем вслед.
  
  
   Свидетель россов смелых силы,
  
  
   Смиренья их и правоты, -
  
  
   Поведай мне, что мыслил ты,
  
  
   Зря цель изрытую могилы?
  
  
   Скажи, ужель увеселял
  
  
   Тебя трофей, в крови омытый,
  
  
   Ужель венок, корыстью свитый,
  
  
   Рассудка силу заглушал?..
  
  
   И мрачная завеса пала!
  
  
   Атропа гибельным резцом
  
  
   Едва нить жизни не прервала
  
  
   Твою под роковым мечом.
  
  
   Простясь с неласковой судьбою,
  
  
   С печальным опытом, с мечтою,
  
  
   Ты удалился на покой
  
  
   Туда, где Лена, Обь волной
  
  
   В гранитные брега плескают
  
  
   И по седым во мгле лесам
  
  
   К Гиперборейским берегам,
  
  
   Во льдах волнуясь, протекают,
  
  
   Где все в немых пустынях спит,
  
  
   Где чуть приметен блеск природы,
  
  
   Но где живут сыны свободы,
  
  
   Где луч учения горит!..
  
  
   Твои там отческие лары,
  
  
   Там мир и радости с тобой,
  
  
   Туда кровавою рукой
  
  
   Войну, убийства и пожары
  
  
   Не понесет никто с собой!..
  
  
   В беседе там красноречивой
  
  
   С тобой великий Архимед,
  
  
   Декарт и Кант трудолюбивый
  
  
   И Гершель с циркулем планет!
  
  
   И всё в гармонии с душою,
  
  
   И чужд клевет и злобы слух...
  
  
   Почто ж зовешь меня, мой друг,
  
  
   Делить все радости с тобою!
  
  
   Могу ль покоем обладать?
  
  
   Пловец над пропастью бездонной
  
  
   В отчизне милой, но безродной,
  
  
   Не ведая куда пристать,
  
  
   Я в море суеты блуждаю,
  
  
   Стремлюсь вперед, ищу пути
  
  
   В надежде пристань обрести
  
  
   И - снова в море уплываю.
  
  
  
  
  * * *
  
   Так ложною мечтой доселе ослепленный,
  
   Напрасно мыслил я о счастливых часах.
  
   Тебе ль знать радости? Твой разум заблужденный
  
   Не мог предузнавать о будущих бедах,
  
   Давно назначенных губительной судьбою;
  
   Лишь смерть желанная спасительной рукою
  
   Тебя освободит от горестей твоих!
  
   Тебе ль переломить судьбы определенье
  
   И силой сильного избегнуть назначенье?
  
   Исчезнули мечты, я счастлив был лишь миг,
  
   И счастлив только заблужденьем,
  
   Которое, как вихрь, исчезло мановеньем.
  
   Ни ласки нежные, ни кротость, ни любовь,
  
   Ни одинакая текущая в нас кровь -
  
   Ничто не умягчит дух злобный и враждебный!
  
   А я, не опытом, безумный, увлеченный,
  
   Предвидеть будущих несчастий не возмог.
  
   Кто ж этому виной? Я сам, иль сильный бог.
  
  
  
  
  РОПОТ
  
   Где вы, о призраки счастливых обольщений,
  
   Куда сокрылися восторги и любовь?
  
   Я вижу тень одну прошедших наслаждений!
  
   Светильник гаснет мой, и леденеет кровь!..
  
   На то ли Прометей ;рукою дерзновенной
  
   Похитил у богов дар жизни, огнь святой, -
  
   Чтоб житель сей земли, кругом несовершенной,
  
   Терял сей самый дар с рассветшею зарей?
  
   Давно ли, девами на играх окруженный,
  
   Я им, краснелся, безмолвствуя, внимал!
  
   И Терпсихорою в круг шумный увлеченный,
  
   С прикосновением взор робкий опускал.
  
   Сколь юность сладостна беспечностью златою!
  
   Души исполнена восторгов и собой, -
  
   Ласкала прихотям, невинностью самою,
  
   Являя всюду рай, блаженство и покой!
  
   О сладострастие, восторг неизъяснимый!
  
   Могу ль изобразить сей тихий, сладкий жар,
  
   Стремленье робкое души нетерпеливой...
  
   И упоение - богов чистейший дар!
  
   Я помню первое свиданье, дерзновенье...
  
   Коснулся... мертвый хлад по членам пробежал.
  
   И огнь его сменил, и бурных чувств горенье
  
   Слабело, гаснуло... и дух мой исчезал!
  
   Но к жаждущим устам коварный сын Киприды,
  
   Как нектар, страшный яд с улыбкой подавал,
  
   И цепи грозные, под блеском роз сокрыты,
  
   Со взором радостным на чувства налагал!
  
   И чувства гаснули в пучине заблуждений...
  
   Неопытный, я тек легчайшею стезей
  
   К причине гибельной минутных упоений
  
   И жертвой сделался безмерности страстей...
  
   О Геба юная, услышь мое моленье
  
   И в чувствах воскреси почти погасший жар!
  
   Дай силу прежнюю и право наслажденья, -
  
   Умеренность - тебе мой будет первый дар!..
  
  
  
  К СЕЛЬСКОМУ УБЕЖИЩУ
  
   Смиренных душ приют, безбедная обитель,
  
  
  Меня мой гений-покровитель
  
   Под сень твою сокрыл от сильных бурных бед.
  
   Я рано жизнию ненастной утомился,
  
   Встречая пред собой гонений мрачный след,
  
   И посох путничий в руках моих сломился.
  
   Оставя для других блеск пагубных честей,
  
  
  Под кровлею твоей
  
   Ужель я не найду желанного покою?
  
   Ужели, брошенный на жертву бурных волн
  
  
  Бесчувственной судьбою,
  
   О скалу бедствий злых мой раздробится челн?
  
   Нет, нет! здесь счастие прямое обитает,
  
   Здесь сон предчувствами меня не устрашает,
  
   Здесь голос петела и трели соловья,
  
  
  При блеске утреннем природы,
  
   Приятный, легкий сон уносит от меня,
  
   И с каждым днем мой дух живит огонь свободы.
  
  
  Фортуна в жизни сей
  
   В удел мне не дала ни злата, ни честей
  
   И путь мой иглами терновыми покрыла,
  
   Зато природа и дар мне тайну стройно петь
  
  
  На лире Фебовой открыла,
  
  
  Чтоб в ней усладу зреть,
  
  
  Чтоб ей хвалы греметь.
  
   Природе-матери мое благодаренье,
  
   Фортуне и чинам я золоту презренье.
  
   Пускай мечтатели спешат к концу
  
   И прихотливый рок о благе умоляют,
  
   Пусть курят фимиам неверному слепцу
  
   И с трепетом его веленья исполняют.
  
  
  В уединении моем
  
  
  Мне чужд тот гибельный ярем,
  
   Который тяготит безумцев ослепленных.
  
   Я видел бурный свет - я видел в нем людей,
  
   У коих на сердцах, от злобы закаленных,
  
   Таится страшный яд для близких, для друзей.
  
   Под небом неродным назначено судьбою
  
  
  Мне примирение с собою
  
   И след поросший зреть к обители отца.
  
   Но будь благословен стократ приют смиренный,
  
   Где нежат радости свободного певца -
  
  
  Среди природы оживленной!
  
  
  
  
  ОСЕНЬ
  
  
  
  
  Идиллия
  
   Давно ль природа воскресала
  
  
  Из мертвой тишины
  
   И юная весна рукою рассыпала
  
   По бархатным лугам душистые цветы?
  
   Давно ли голос филомелы
  
   Авроры золотой приветствовал приход
  
   И сельских граций хоровод
  
   В забавах воспевал природу, май веселый?
  
   Утихли песни их, пернатых смолкнул хор.
  
   И птицы стаями в край теплый отлетают,
  
   Туманы серые долину покрывают,
  
  
  И листья сбросил бор!
  
   Свирели стройный звук в полях не раздается,
  
   Ветр буйный с севера несется,
  
  
  И хладный дождь шумит...
  
   Усталый селянин под кровлею смиренной,
  
  
  От шума удаленный,
  
   Плоды трудов своих с родной семьей делит.
  
   Цветы поблекшие, деревья обнаженны,
  
   Сей молчаливый вид природы, скрытой в мгле,
  
   Изображает путь вечерний утомленных
  
  
  Страдальцев на земле.
  
   И нам назначена таинственной рукою
  
   Премену быструю невидимо узнать,
  
   Зреть радость и восторг рассветшею зарею.
  
   Дней в полдень жребия превратность испытать -
  
   И скользкою стопой стремиться к назначенью!..
  
   Счастлив, стократ счастлив, кто поздних дней приход
  
   И солнца ясного последний оборот
  
   Встречает, не страшась, под дружескою сенью,
  
   Кто сильных тайных мук на сердце не узнал,
  
   Чей челн покойно тек вдали подводных скал.
  
   Вдали от непогод и бурных треволнений,
  
   Чей кормчий был - устав свободы золотой,
  
   И цель стремления - природа и покой.
  
   Стезей неровною опасных приключений
  
   Куда стремимся мы за славою пустой?
  
   Невольники сует, страстей, предубеждений,
  
   Дает ли слава вам и благо, и покой,
  
  
  И право чистых наслаждений?
  
   Нет, слабый человек родится для забот.
  
   С издетства от святой природы отвыкает,
  
   Его на скользкий путь свет пагубно зовет.
  
   Где ослепление умами управляет,
  
   И век его, как сон невидимый, летит,
  
   Который изредка мечтою сладкой льстит,
  
   А чаще - мрачные виденья представляет...
  
   И парки лютые, прервавши жизни нить,
  
   Его для вечности сокрытой пробуждают!
  
  
  
  
  * * *
  
  
  Пришлец! здесь родина твоя -
  
  
   Впервые светлая заря
  
  
   Здесь взор твой озарила,
  
  
   Здесь колыбель твоя была
  
  
   И праотцев твоих могила!
  
  

Другие авторы
  • Люксембург Роза
  • Мятлев Иван Петрович
  • Вейнберг Петр Исаевич
  • Аппельрот Владимир Германович
  • Сушков Михаил Васильевич
  • Щастный Василий Николаевич
  • Готфрид Страсбургский
  • Теплова Серафима Сергеевна
  • Цеховская Варвара Николаевна
  • Энгельгардт Егор Антонович
  • Другие произведения
  • Гоголь Николай Васильевич - Вечера на хуторе близ Диканьки, часть первая
  • Бунин Иван Алексеевич - Худая трава
  • Джером Джером Клапка - Мечты
  • Яковенко Валентин Иванович - Несколько слов о Томасе Карлейле
  • Шулятиков Владимир Михайлович - Ф. М. Достоевский
  • Язвицкий Николай Иванович - Стихи, написанные по прочтении известия Генерал-фельдмаршала Князя Голенищева-Кутузова
  • Шулятиков Владимир Михайлович - О новейшем реализме
  • Миклухо-Маклай Николай Николаевич - Сексуальное обращение с молодыми девушками до достижения ими половой зрелости
  • Фет Афанасий Афанасьевич - Сонет
  • Ключевский Василий Осипович - Ф. И. Буслаев как преподаватель и исследователь
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
    Просмотров: 344 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа