Главная » Книги

Пушкин Александр Сергеевич - Евгений Онегин, Страница 14

Пушкин Александр Сергеевич - Евгений Онегин


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

 
   Не дай остыть душе поэта,
  
  
   Ожесточиться, очерстветь,
  
  
   И наконец окаменеть
  
  
   В мертвящем упоенье света,
  
  
   В сем омуте, где с вами я
  
  
   Купаюсь, милые друзья! {40}
  
  
  
   ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  
  
  
  
  
  
  Москва, России дочь любима,
  
  
  
  
  
  
  Где равную тебе сыскать?
  
  
  
  
  
  
  
  
   Дмитриев.
  
  
  
  
  
  
  Как не любить родной Москвы?
  
  
  
  
  
  
  
  
   Баратынский.
  
  
  
  
  Гоненье на Москву! что значит видеть свет!
  
  
  
  
  Где ж лучше?
  
  
  
  
   Где нас нет.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Грибоедов.
  
  
  
  
   I
  
  
   Гонимы вешними лучами,
  
  
   С окрестных гор уже снега
  
  
   Сбежали мутными ручьями
  
  
   На потопленные луга.
  
  
   Улыбкой ясною природа
  
  
   Сквозь сон встречает утро года;
  
  
   Синея блещут небеса.
  
  
   Еще прозрачные, леса
  
  
   Как будто пухом зеленеют.
  
  
   Пчела за данью полевой
  
  
   Летит из кельи восковой.
  
  
   Долины сохнут и пестреют;
  
  
   Стада шумят, и соловей
  
  
   Уж пел в безмолвии ночей.
  
  
  
  
   II
  
  
   Как грустно мне твое явленье,
  
  
   Весна, весна! пора любви!
  
  
   Какое томное волненье
  
  
   В моей душе, в моей крови!
  
  
   С каким тяжелым умиленьем
  
  
   Я наслаждаюсь дуновеньем
  
  
   В лицо мне веющей весны
  
  
   На лоне сельской тишины!
  
  
   Или мне чуждо наслажденье,
  
  
   И все, что радует, живит,
  
  
   Все, что ликует и блестит
  
  
   Наводит скуку и томленье
  
  
   На душу мертвую давно
  
  
   И все ей кажется темно?
  
  
  
  
   III
  
  
   Или, не радуясь возврату
  
  
   Погибших осенью листов,
  
  
   Мы помним горькую утрату,
  
  
   Внимая новый шум лесов;
  
  
   Или с природой оживленной
  
  
   Сближаем думою смущенной
  
  
   Мы увяданье наших лет,
  
  
   Которым возрожденья нет?
  
  
   Быть может, в мысли нам приходит
  
  
   Средь поэтического сна
  
  
   Иная, старая весна
  
  
   И в трепет сердце нам приводит
  
  
   Мечтой о дальной стороне,
  
  
   О чудной ночи, о луне...
  
  
  
  
   IV
  
  
   Вот время: добрые ленивцы,
  
  
   Эпикурейцы-мудрецы,
  
  
   Вы, равнодушные счастливцы,
  
  
   Вы, школы Левшина {41} птенцы,
  
  
   Вы, деревенские Приамы,
  
  
   И вы, чувствительные дамы,
  
  
   Весна в деревню вас зовет,
  
  
   Пора тепла, цветов, работ,
  
  
   Пора гуляний вдохновенных
  
  
   И соблазнительных ночей.
  
  
   В поля, друзья! скорей, скорей,
  
  
   В каретах, тяжко нагруженных,
  
  
   На долгих иль на почтовых
  
  
   Тянитесь из застав градских.
  
  
  
  
   V
  
  
   И вы, читатель благосклонный,
  
  
   В своей коляске выписной
  
  
   Оставьте град неугомонный,
  
  
   Где веселились вы зимой;
  
  
   С моею музой своенравной
  
  
   Пойдемте слушать шум дубравный
  
  
   Над безыменною рекой
  
  
   В деревне, где Евгений мой,
  
  
   Отшельник праздный и унылый,
  
  
   Еще недавно жил зимой
  
  
   В соседстве Тани молодой,
  
  
   Моей мечтательницы милой,
  
  
   Но где его теперь уж нет...
  
  
   Где грустный он оставил след.
  
  
  
  
   VI
  
  
   Меж гор, лежащих полукругом,
  
  
   Пойдем туда, где ручеек,
  
  
   Виясь, бежит зеленым лугом
  
  
   К реке сквозь липовый лесок.
  
  
   Там соловей, весны любовник,
  
  
   Всю ночь поет; цветет шиповник,
  
  
   И слышен говор ключевой, -
  
  
   Там виден камень гробовой
  
  
   В тени двух сосен устарелых.
  
  
   Пришельцу надпись говорит:
  
  
   "Владимир Ленский здесь лежит,
  
  
   Погибший рано смертью смелых,
  
  
   В такой-то год, таких-то лет.
  
  
   Покойся, юноша-поэт!"
  
  
  
  
   VII
  
  
   На ветви сосны преклоненной,
  
  
   Бывало, ранний ветерок
  
  
   Над этой урною смиренной
  
  
   Качал таинственный венок.
  
  
   Бывало, в поздние досуги
  
  
   Сюда ходили две подруги,
  
  
   И на могиле при луне,
  
  
   Обнявшись, плакали оне.
  
  
   Но ныне... памятник унылый
  
  
   Забыт. К нему привычный след
  
  
   Заглох. Венка на ветви нет;
  
  
   Один, под ним, седой и хилый
  
  
   Пастух по-прежнему поет
  
  
   И обувь бедную плетет.
  
  
  
  
  VIII. IX. X
  
  
   Мой бедный Ленский! изнывая,
  
  
   Не долго плакала она.
  
  
   Увы! невеста молодая
  
  
   Своей печали неверна.
  
  
   Другой увлек ее вниманье,
  
  
   Другой успел ее страданье
  
  
   Любовной лестью усыпить,
  
  
   Улан умел ее пленить,
  
  
   Улан любим ее душою...
  
  
   И вот уж с ним пред алтарем
  
  
   Она стыдливо под венцом
  
  
   Стоит с поникшей головою,
  
  
   С огнем в потупленных очах,
  
  
   С улыбкой легкой на устах.
  
  
  
  
   XI
  
  
   Мой бедный Ленский! за могилой
  
  
   В пределах вечности глухой
  
  
   Смутился ли, певец унылый,
  
  
   Измены вестью роковой,
  
  
   Или над Летой усыпленный
  
  
   Поэт, бесчувствием блаженный,
  
  
   Уж не смущается ничем,
  
  
   И мир ему закрыт и нем?..
  
  
   Так! равнодушное забвенье
  
  
   За гробом ожидает нас.
  
  
   Врагов, друзей, любовниц глас
  
  
   Вдруг молкнет. Про одно именье
  
  
   Наследников сердитый хор
  
  
   Заводит непристойный спор.
  
  
  
  
   XII
  
  
   И скоро звонкий голос Оли
  
  
   В семействе Лариных умолк.
  
  
   Улан, своей невольник доли,
  
  
   Был должен ехать с нею в полк.
  
  
   Слезами горько обливаясь,
  
  
   Старушка, с дочерью прощаясь,
  
  
   Казалось, чуть жива была,
  
  
   Но Таня плакать не могла;
  
  
   Лишь смертной бледностью покрылось
  
  
   Ее печальное лицо.
  
  
   Когда все вышли на крыльцо,
  
  
   И все, прощаясь, суетилось
  
  
   Вокруг кареты молодых,
  
  
   Татьяна проводила их.
  
  
  
  
   XIII
  
  
   И долго, будто сквозь тумана,
  
  
   Она глядела им вослед...
  
  
   И вот одна, одна Татьяна!
  
  
   Увы! подруга стольких лет,
  
  
   Ее голубка молодая,
  
  
   Ее наперсница родная,
  
  
   Судьбою вдаль занесена,
  
  
   С ней навсегда разлучена.
  
  
   Как тень она без цели бродит,
  
  
   То смотрит в опустелый сад...
  
  
   Нигде, ни в чем ей нет отрад,
  
  
   И облегченья не находит
  
  
   Она подавленным слезам,
  
  
   И сердце рвется пополам.
  
  
  
  
   XIV
  
  
   И в одиночестве жестоком
  
  
   Сильнее страсть ее горит,
  
  
   И об Онегине далеком
  
  
   Ей сердце громче говорит.
  
  
   Она его не будет видеть;
  
  
   Она должна в нем ненавидеть
  
  
   Убийцу брата своего;
  
  
   Поэт погиб... но уж его
  
  
   Никто не помнит, уж другому
  
  
   Его невеста отдалась.
  
  
   Поэта память пронеслась
  
  
   Как дым по небу голубому,
  
  
   О нем два сердца, может быть,
  
  
   Еще грустят... На что грустить?..
  
  
  
  
   XV
  
  
   Был вечер. Небо меркло. Воды
  
  
   Струились тихо. Жук жужжал.
  
  
   Уж расходились хороводы;
  
  
   Уж за рекой, дымясь, пылал
  
  
   Огонь рыбачий. В поле чистом,
  
  
   Луны при свете серебристом,
  
  
   В свои мечты погружена,
  
  
   Татьяна долго шла одна.
  
  
   Шла, шла. И вдруг перед собою
  
  
   С холма господский видит дом,
  
  
   Селенье, рощу под холмом
  
  
   И сад над светлою рекою.
  
  
   Она глядит - и сердце в ней
  
  
   Забилось чаще и сильней.
  
  
  
  
   XVI
  
  
   Ее сомнения смущают:
  
  
   "Пойду ль вперед, пойду ль назад?..
  
  
   Его здесь нет. Меня не знают...
  
  
   Взгляну на дом, на этот сад".
  
  
   И вот с холма Татьяна сходит,
  
  
   Едва дыша; кругом обводит
  
  
   Недоуменья полный взор...
  
  
   И входит на пустынный двор.
  
  
   К ней, лая, кинулись собаки.
  
  
   На крик испуганный ея
  
  
   Ребят дворовая семья
  
  
   Сбежалась шумно. Не без драки
  
  
   Мальчишки разогнали псов,
  
  
   Взяв барышню под свой покров.
  
  
  
  
   XVII
  
  
   "Увидеть барской дом нельзя ли?" -
  
  
   Спросила Таня. Поскорей
  
  
   К Анисье дети побежали
  
  
   У ней ключи взять от сеней;
  
  
   Анисья тотчас к ней явилась,
  
  
   И дверь пред ними отворилась,
  
  
   И Таня входит в дом пустой,
  
  
   Где жил недавно наш герой.
  
  
   Она глядит: забытый в зале
  
  
   Кий на бильярде отдыхал,
  
  
   На смятом канапе лежал
  
  
   Манежный хлыстик. Таня дале;
  
  
   Старушка ей: "А вот камин;
  
  
   Здесь барин сиживал один.
  
  
  
  
   XVIII
  
  
   Здесь с ним обедывал зимою
  
  
   Покойный Ленский, наш сосед.
  
  
   Сюда пожалуйте, за мною.
  
  
   Вот это барский кабинет;
  
  
   Здесь почивал он, кофей кушал,
  
  
   Приказчика доклады слушал
  
  
   И книжку поутру читал...
  
  
   И старый барин здесь живал;
  
  
   Со мной, бывало, в воскресенье,
  
  
   Здесь под окном, надев очки,
  
  
   Играть изволил в дурачки.
  
  
   Дай бог душе его спасенье,
  
  
   А косточкам его покой
  
  
   В могиле, в мать-земле сырой!"
  
  
  
  
   XIX
  
  
   Татьяна взором умиленным
  
  
   Вокруг себя на все глядит,
  
  
   И все ей кажется бесценным,
  
  
   Все душу томную живит
  
  
   Полумучительной отрадой:
  
  
   И стол с померкшею лампадой,
  
  
   И груда книг, и под окном
  
  
   Кровать, покрытая ковром,
  
  
   И вид в окно сквозь сумрак лунный,
  
  
   И этот бледный полусвет,
  
  
   И лорда Байрона портрет,
  
  
   И столбик с куклою чугунной
  
  
   Под шляпой с пасмурным челом,
  
  
   С руками, сжатыми крестом.
  
  
  
  
   XX
  
  
   Татьяна долго в келье модной
  
  
   Как очарована стоит.
  
  
   Но поздно. Ветер встал холодный.
  
  
   Темно в долине. Роща спит
  
  
   Над отуманенной рекою;
  
  
   Луна сокрылась за горою,
  
  
   И пилигримке молодой
  
  
   Пора, давно пора домой.
  
  
   И Таня, скрыв свое волненье,
  
  
   Не без того, чтоб не вздохнуть,
  
  
   Пускается в обратный путь.
  
  
   Но прежде просит позволенья
  
  
   Пустынный замок навещать,
  
  
   Чтоб книжки здесь одной читать.
  
  
  
  
   XXI
  
  
   Татьяна с ключницей простилась
  
  
   За воротами. Через день
  
  
   Уж утром рано вновь явилась
  
  
   Она в оставленную сень.
  
  
   И в молчаливом кабинете,
  
  
   Забыв на время все на свете,
  
  
   Осталась наконец одна,
  
  
   И долго плакала она.
  
  
   Потом за книги принялася.
  
  
   Сперва ей было не до них,
  
  
   Но показался выбор их
  
  
   Ей странен. Чтенью предалася
  
  
   Татьяна жадною душой;
  
  
   И ей открылся мир иной.
  
  
  
  
   XXII
  
  
   Хотя мы знаем, что Евгений
  
  
   Издавна чтенье разлюбил,
  
  
   Однако ж несколько творений
  
  
   Он из опалы исключил:
  
  
   Певца Гяура и Жуана
  
  
   Да с ним еще два-три романа,
  
  

Другие авторы
  • Мартынов Иван Иванович
  • Шеридан Ричард Бринсли
  • Кони Федор Алексеевич
  • Андреев Александр Николаевич
  • Гаршин Всеволод Михайлович
  • Лякидэ Ананий Гаврилович
  • Аггеев Константин, свящ.
  • Ведекинд Франк
  • Керн Анна Петровна
  • Адикаевский Василий Васильевич
  • Другие произведения
  • Эмин Федор Александрович - И. З. Серман. Из истории литературной борьбы 60-х годов 18 века
  • Мало Гектор - Гектор Мало: биографическая справка
  • Соловьев Николай Яковлевич - Соловьев Н. Я.: Биобиблиографическая справка
  • Стендаль - Люсьен Левен (Красное и белое)
  • Шаховской Александр Александрович - Пустодомы
  • Льдов Константин - Стихотворения
  • Розанов Василий Васильевич - Безнадежное и безнадежные
  • Куприн Александр Иванович - Поход
  • Дашкова Екатерина Романовна - Е. Р. Дашкова: биографическая справка
  • Салтыков-Щедрин Михаил Евграфович - Пошехонская старина. Начало
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (28.11.2012)
    Просмотров: 218 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа