Главная » Книги

Маяковский Владимир Владимирович - Стихотворения (Вторая половина 1925 и 1926), Страница 21

Маяковский Владимир Владимирович - Стихотворения (Вторая половина 1925 и 1926)



p;
  
   юношей
  
  
  
  
   день.
  
  
  
  Нам
  
  
  
   дорога
  
  
   10
  
  указана Лениным,
  
  
  
  все другие -
  
  
  
  
  
  крив_ы_ и грязн_ы_.
  
  
  
  Будем
  
  
  
  
  только годами з_е_лены,
  
  
  
  а делами и жизнью
  
  
  
  
  
   красн_ы_.
  
  
  
  Не сломят
  
  
  
  
   сердца и умы
  
  
  
  тюремщики
  
  
   20
   в стенах плоских.
  
  
  
  Мы знаем
  
  
  
  
   застенки румын
  
  
  
  и пули
  
  
  
  
  жандармов польских.
  
  
  
  Смотрите,
  
  
  
  
   какая Москва,
  
  
  
  французы,
  
  
  
  
   немцы,
  
  
  
  
  
   голландцы.
  
  
   30 И нас чтоб
  
  
  
  
   пускали к вам, -
  
  
  
  но чтоб не просить
  
  
  
  
  
   и не кланяться.
  
  
  
  Жалуются -
  
  
  
  
   Октябрь отгудел.
  
  
  
  Нэповский день -
  
  
  
  
  
   тих.
  
  
  
  А нам
  
  
  
  
  еще много дел -
  
  
   40 и маленьких,
  
  
  
  
  
  и средних,
  
  
  
  
  
  
   и больших.
  
  
  
  А с кем
  
  
  
  
  такое сталось,
  
  
  
  что в семнадцать
  
  
  
  
  
   сидит пригорюнивши,
  
  
  
  у такого -
  
  
  
  
   собачья старость.
  
  
  
  Он не будет
  
  
   50
  
  и не был юношей.
  
  
  
  Старый мир
  
  
  
  
   из жизни вырос,
  
  
  
  развевайте мертвое в дым!
  
  
  
  Коммунизм -
  
  
  
  
   это молодость мира,
  
  
  
  и его
  
  
  
  
  возводить
  
  
  
  
  
   молодым.
  
  
  
  Плохо,
  
  
   60
   если
  
  
  
  
   одна рука!
  
  
  
  С заводскими парнями
  
  
  
  
  
  
  в паре
  
  
  
  выступай
  
  
  
  
   сегодня
  
  
  
  
  
   и сын батрака,
  
  
  
  деревенский
  
  
  
  
   вихрастый парень!
  
  
  
  Додвадцатилетний люд,
  
  
   70 красные знамена вздень!
  
  
  
  Раструбим
  
  
  
  
   по земле
  
  
  
  
  
   МЮД,
  
  
  
  малышей
  
  
  
  
  и юношей день.
  
  
  
  [1926]
  
  
  
  
  ДВЕ МОСКВЫ
  
  
   Когда автобус,
  
  
  
  
   пыль развеяв,
  
  
   прет
  
  
  
   меж часовен восковых,
  
  
   я вижу ясно:
  
  
  
  
   две их,
  
  
   их две в Москве -
  
  
  
  
  
  Москвы.
  
  
  
  
   1
  
  
   Одна -
  
  
  10
   это храп ломовий и скрип.
  
  
   Китайской стены покосившийся гриб.
  
  
   Вот так совсем
  
  
  
  
   и в седые века
  
  
   здесь
  
  
  
   ширился мат ломовика.
  
  
   Вокруг ломовых бубнят наобум,
  
  
   что это
  
  
  
   бумагу везут в Главбум.
  
  
   А я убежден,
  
  
  20
  
  что, удар изловча,
  
  
   добро везут,
  
  
  
  
   разбив половчан.
  
  
   Из подмосковных степей и лон
  
  
   везут половчанок, взятых в полон.
  
  
   А там,
  
  
  
   где слово "Моссельпром"
  
  
   под молотом
  
  
  
  
   и под серпом,
  
  
   стоит
  
  
  30
  и окна глазом ест
  
  
   вотяк,
  
  
  
   приехавший на съезд,
  
  
   не слышавший,
  
  
  
  
   как печенег,
  
  
   о монпансье и ветчине.
  
  
   А вбок
  
  
  
   гармошка с пляскою,
  
  
   пивные двери лязгают.
  
  
   Хулиганьё
  
  
  40
   по кабакам,
  
  
   как встарь,
  
  
  
  
   друг другу мнут бока.
  
  
   А ночью тишь,
  
  
  
  
   и в тишине
  
  
   нет ни гудка,
  
  
  
  
   ни шины нет...
  
  
   Храпит Москва деревнею,
  
  
   и в небе
  
  
  
  
  цвета крем
  
  
  50 глухой старухой древнею
  
  
   суровый
  
  
  
   старый Кремль.
  
  
  
  
   2
  
  
   Не надо быть пророком-провидцем,
  
  
   всевидящим оком святейшей троицы,
  
  
   чтоб видеть,
  
  
  
  
   как новое в людях роится,
  
  
   вторая Москва
  
  
  
  
   вскипает и строится.
  
  
   Великая стройка
  
  
  60
  
   уже начата.
  
  
   И в небо
  
  
  
  
  лесами идут
  
  
   там
  
  
  
  почтамт,
  
  
   здесь
  
  
  
   Ленинский институт.
  
  
   Дыры
  
  
  
   метровые
  
  
  
  
   п_о_том пол_и_ты,
  
  
  70 чтоб ветра быстрей
  
  
  
  
  
   под землей полетел,
  
  
   из-под покоев митрополитов
  
  
   сюда чтоб
  
  
  
  
  вылез
  
  
  
  
  
  метрополитен.
  
  
   Восторженно видеть
  
  
  
  
  
   рядом и вместе
  
  
   пыхтенье машин
  
  
  
  
   и пыли пласты.
  
  
  80 Как плотники
  
  
  
  
   с небоскреба "Известий"
  
  
   плюются
  
  
  
   вниз
  
  
  
  
   на Страстной монастырь.
  
  
   А там,
  
  
  
   вместо храпа коней от обузы
  
  
   гремят грузовозы,
  
  
  
  
  
  пыхтят автоб_у_сы.
  
  
   И кажется:
  
  
  
  
  центр-ядро прорвал_о_
  
  
   Садовых кольцо
  
  
  
  
   и Коровьих валов.
  
  
   Отсюда
  
  
  90
   слышится и мне
  
  
   шипенье приводных ремней.
  
  
   Как стих,
  
  
  
  
  крепящий болтом
  
  
   разболтанную прозу,
  
  
   завод "Серпа и Молота",
  
  
   завод "Зари"
  
  
  
  
   и "Розы".
  
  
   Растет представленье
  
  
  
  
  
   о новом городе,
  
  
  100 который
  
  
  
   деревню погонит на корде.
  
  
   Качнется,
  
  
  
  
  встанет,
  
  
  
  
  
   подтянется сонница,
  
  
   придется и ей
  
  
  
  
   трактореть и фордзониться.
  
  
   Краснеет на шпиле флага тряпица,
  
  
   бессонен Кремль,
  
  
  
  
  
  и стены его
  
  
  110 зовут работать
  
  
  
  
   и торопиться,
  
  
   бросая
  
  
  
   со Спасской
  
  
  
  
  
   гимн боевой.
  
  
   [1926]
  
  
  
  
  ХУЛИГАН
  
  
   Республика наша в опасности.
  
  
  
  
  
  
   В дверь
  
  
   лезет
  
  
  
  немыслимый зверь.
  
  
   Морда матовым рыком гулк_а_,
  
  
   лапы -
  
  
  
   в кулаках.
  
  
   Безмозглый,
  
  
  
  
  и две ноги для ляганий,
  
  
  10 вот - портрет хулиганий.
  
  
   Матроска в полоску,
  
  
  
  
  
  словно лес_а_.
  
  
   Из этих лесов
  
  
  
  
   глядят телеса.
  
  
   Чтоб замаскировать рыло мандрилье,
  
  
   шерсть
  
  
  
   аккуратно
  
  
  
  
   сбрил на рыле.
  
  
   Хлопья пудры
  
  
  20
  
  ("Лебяжьего пуха"!),
  
  
   бабочка-галстук
  
  
  
  
   от уха до уха.
  
  
   Души не имеется.
  
  
  
  
   (Выдумка бар!)
  
  
   В груди -
  
  
  
   пивной
  
  
  
  
   и водочный пар.
  
  
   Обутые лодочкой
  
  
   качает ноги водочкой.
  
  
  30 Что ни шаг -
  
  
   враг.
  
  
   - Вдрызг фонарь,
  
  
  
  
   враги - фонари.
  
  
   Мне темно,
  
  
  
  
  так никто не гори.
  
  
   Враг - дверь,
  
  
  
  
   враг - дом,
  
  
   враг -
  
  
  
   всяк,
  
  
  40
  
  живущий трудом.
  
  
   Враг - читальня.
  
  
  
  
   Враг - клуб.
  
  
   Глупейте все,
  
  
  
  
   если я глуп! -
  
  
   Ремень в ручище,
  
  
  
  
   и на нем
  
  
   повисла гиря кистенем.
  
  
   Взмахнет,
  
  
  
   и гиря вертится, -
  
  
  50 а ну -
  
  
  
   попробуй встретиться!
  
  
   По переулочкам - луна.
  
  
   Идет одна.
  
  
  
  
  Она юна.
  
  
   - Хорошенькая!
  
  
  
  
   (З_а_ косу.)
  
  
   Обкрутимся без загсу! -
  
  
   Никто не услышит,
  
  
  
  
  
  напрасно орет
  
  
  60 вонючей ладонью зажатый рот.
  
  
   - Не нас контрапупят -
  
  
  
  
  
   не наше дело!
  
  
   Бежим, ребята,
  
  
  
  
   чтоб нам не влетело! -
  
  
   Луна
  
  
  
  в испуге
  
  
  
  
   за тучу пятится
  
  
   от рваной груды
  
  
  
  
   мяса и платьица.
  
  
  70 А в ближней пивной
  
  
  
  
  
  веселье неистовое.
  
  
   Парень
  
  
  
   пиво глушит
  
  
  
  
  
  и посвистывает.
  
  
   Поймали парня.
  
  
  
  
   Парня - в суд.
  
  
   У защиты <

Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
Просмотров: 325 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа