Главная » Книги

Корнилов Борис Петрович - Стихотворения, Страница 12

Корнилов Борис Петрович - Стихотворения


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

div>
  Как много их...
  
  
  
  Но тут же сбоку
  
  
  
  еще одна произросла,
  
  
  
  еще младенец двухнедельный,
  
  
  
  он по колено в землю врыт,
  
  
  
  уже с иголочки,
  
  
  
  нательной
  
  
  
  зеленой шубкою покрыт.
  
  
  
  Так и течет, шумя плечами,
  
  
  
  пошатываясь,
  
  
  
  ну, живи,
  
  
  
  расти, не думая ночами
  
  
  
  о гибели и о любви,
  
  
  
  что где-то смерть,
  
  
  
  кого-то гонят,
  
  
  
  что слезы льются в тишине
  
  
  
  и кто-то на воде не тонет
  
  
  
  и не сгорает на огне.
  
  
  
  Живи -
  
  
  
  и не горюй,
  
  
  
  не сетуй,
  
  
  
  а я подумаю в пути:
  
  
  
  быть может, легче жизни этой
  
  
  
  мне, дорогая, не найти.
  
  
  
  А я пророс огнем и злобой,
  
  
  
  посыпан пеплом и золой, -
  
  
  
  широколобый,
  
  
  
  низколобый,
  
  
  
  набитый песней и хулой.
  
  
  
  Ходил на праздник я престольный,
  
  
  
  гармонь надев через плечо,
  
  
  
  с такою песней непристойной,
  
  
  
  что богу было горячо.
  
  
  
  Меня ни разу не встречали
  
  
  
  заботой друга и жены -
  
  
  
  так без тоски и без печали
  
  
  
  уйду из этой тишины.
  
  
  
  Уйду из этой жизни прошлой,
  
  
  
  веселой злобы не тая, -
  
  
  
  и в землю втоптана подошвой -
  
  
  
  как елка - молодость моя.
  
  
  
  
  
  
  
  1934
  
  
  
   ИЗ АВТОБИОГРАФИИ
  
  
   Мне не выдумать вот такого,
  
  
   и слова у меня просты -
  
  
   я родился в деревне Дьяково,
  
  
   от Семенова - полверсты.
  
  
   Я в губернии Нижегородской
  
  
   в житие молодое попал,
  
  
   земляной покрытый коростой,
  
  
   золотую картошку копал.
  
  
   Я вот этими вот руками
  
  
   землю рыл
  
  
   и навоз носил,
  
  
   и по Керженцу
  
  
   и по Каме
  
  
   я осоку-траву косил.
  
  
   На твое, земля,
  
  
   на здоровье,
  
  
   теплым жиром, земля, дыши,
  
  
   получай лепешки коровьи,
  
  
   лошадиные голяши.
  
  
   Чтобы труд не пропал впустую,
  
  
   чтобы радость была жива -
  
  
   надо вырастить рожь густую,
  
  
   поле выполоть раза два.
  
  
   Черноземное поле на озимь
  
  
   всё засеять,
  
  
   заборонить,
  
  
   сеять - лишнего зернышка наземь
  
  
   понапрасну не заронить.
  
  
   Так на этом огромном свете
  
  
   прорастала моя судьба,
  
  
   вся зеленая,
  
  
   словно эти
  
  
   подрастающие хлеба.
  
  
   Я уехал.
  
  
   Мне письма слали
  
  
   о картофеле,
  
  
   об овсе,
  
  
   о свином золотистом сале, -
  
  
   как одно эти письма все.
  
  
   Под одним существуя небом,
  
  
   я читал, что овсу капут...
  
  
   Как у вас в Ленинграде с хлебом
  
  
   и по скольку рублей за пуд?
  
  
   Год за годом
  
  
   мне письма слали
  
  
   о картофеле,
  
  
   об овсе,
  
  
   о свином золотистом сале, -
  
  
   как одно эти письма все.
  
  
   Под одним существуя небом,
  
  
   я читал, что в краю таком
  
  
   мы до нового хлеба
  
  
   с хлебом,
  
  
   со свининою,
  
  
   с молоком,
  
  
   что битком набито в чулане...
  
  
   Как у вас в Ленинграде живут?
  
  
   Нас, конечно, односельчане
  
  
   все зажиточными зовут.
  
  
   Наше дело теперь простое -
  
  
   ожидается урожай,
  
  
   в гости пить молоко густое
  
  
   обязательно приезжай...
  
  
   И порадовался я с ними,
  
  
   оглядел золотой простор,
  
  
   и одно громадное имя
  
  
   повторяю я с этих пор.
  
  
   Упрекните меня в изъяне,
  
  
   год от году
  
  
   мы всё смелей,
  
  
   все мы гордые,
  
  
   мы, крестьяне,
  
  
   дети сельских учителей.
  
  
   До тебя, моя молодая,
  
  
   называя тебя родной,
  
  
   мы дошли,
  
  
   любя,
  
  
   голодая,
  
  
   слезы выплакав все до одной.
  
  
  
  
  
   <1935>
  
  
  
  
  * * *
  
  
   Спичка отгорела и погасла -
  
  
   Мы не прикурили от нее,
  
  
   А луна - сияющее масло -
  
  
   Уходила тихо в бытие.
  
  
   И тогда, протягивая руку,
  
  
   Думая о бедном, о своем,
  
  
   Полюбил я горькую разлуку,
  
  
   Без которой мы не проживем.
  
  
   Будем помнить грохот на вокзале,
  
  
   Беспокойный,
  
  
   Тягостный вокзал,
  
  
   Что сказали,
  
  
   Что не досказали,
  
  
   Потому что поезд побежал.
  
  
   Все уедем в пропасть голубую,
  
  
   Скажут будущие: молод был,
  
  
   Девушку веселую, любую,
  
  
   Как реку весеннюю любил...
  
  
   Унесет она
  
  
   И укачает,
  
  
   И у ней ни ярости, ни зла,
  
  
   А впадая в океан, не чает,
  
  
   Что меня с собою унесла.
  
  
   Вот и всё.
  
  
   Когда вы уезжали,
  
  
   Я подумал,
  
  
   Только не сказал,
  
  
   О реке подумал,
  
  
   О вокзале,
  
  
   О земле, похожей на вокзал.
  
  
  
  
  
   <1935>

Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
Просмотров: 263 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа