Главная » Книги

Гербель Николай Васильевич - Игорь, князь Северский, Страница 4

Гербель Николай Васильевич - Игорь, князь Северский


1 2 3 4 5

;   Къ его золотымъ воротамъ.
  
   Высоко сидя на отцовскомъ
   Золоченомъ-пышно столѣ,
    []
   Стрѣляешь могучихъ салтановъ
   За моремъ, въ далекой землѣ.
   Направь свои стрѣлы въ Кончака!
   Пусть мщенье извѣдаетъ онъ -
  
   За Русскую землю, за раны,
   За игоревъ тяжк³й полонъ!
   И вы, храбрецы удалые,
   Романъ7 и Мстиславъ8 молодой!
  
   Мечтая о подвигахъ ратныхъ,
   Вы смѣло кидаетесь въ бой;
   Однажды рѣшившись, отважно
   Стремитесь вы къ цѣли своей,
  
   Какъ соколъ, ширяющ³й въ небѣ,
   Чтобъ жертву настигнуть вѣрнѣй;
   Затѣмъ, что латинск³е шлемы
   И латы на вашихъ плечахъ:
  
   Ужъ мног³я ханск³я земли
   Предъ ними распалися въ прахъ.
   Ятвяги9, Литва и половцы,
   Съ народами сѣверныхъ странъ,
  
   Повергли оружье предъ вами,
   Склонились подъ сабли славянъ.
   Князья! ужъ померкъ невозвратно
   Для Игоря солнечный свѣтъ,
  
   И листья опали съ деревьевъ,
   Какъ-будто въ предвѣст³е бѣдъ:
    []
   Уже города подѣлили
   По Роси-рѣкѣ и Сулѣ;
   A Игоря храброй дружинѣ
   Спать сномъ непробуднымъ къ землѣ.
  
   Князья, свѣтлый Донъ на побѣду
   Зоветъ васъ, вздымая волну !
   Отважныя ольговы дѣти
   Готовы идти на войну.
  
   О Ингварь и Всеволодъ10 буйный!
   И вмѣстѣ три брата лихихъ
   Мстиславича, - вы шестокрыльцы
   Гнѣзда славныхъ предковъ своихъ!
  
   Вы ваши удѣлы добыли
   Не жреб³емъ сѣчь роковыхъ:
   Къ чему же вамъ польск³е шлемы
   Съ мечами и копьями ихъ?
  
   Князья, положите преграду
   Набѣгамъ сосѣднихъ племенъ -
   За Русскую землю, за раны,
   За игоревъ тяжк³й полонъ!
  

ПРИМѢЧАН²Я

КЪ ПѢСНИ ОСЬМОЙ.

   1) Всеволодъ Юрьевичъ - велик³й князь Владим³рск³й на Клязьмѣ.
   2) Ходячая мелкая монета того времени. Въ гривнѣ считалось 20 ногатъ или 50 резанъ, слѣдовательно въ ногатѣ было 2 1/2 резаны: ногата на металлы равнялась нынѣшнему полтиннику,
   a резана - двугривенному.
   3) Князья Рязанск³е - Романъ, Игорь, Владим³ръ, Всеволодъ и Святославъ Глѣбовичи, признававш³е, въ 1180 году, своимъ главою князя Владим³рскаго Всеволода.
   4) Рюрикъ и Давыдъ Ростиславичи - внуки Мстислава Великаго.
   5) Велик³й князь Галицк³й.
   6) Венгерскому.
   7) Романъ Мстиславичъ - князь Владим³рск³й на Волыни.
   8) Мстиславъ Ярославичъ, сынъ Ярослава Луцкаго и двоюродный братъ Романа.
   9) Дик³е обитатели Подлѣсья (Подляшья).
   10) Князья Черниговск³е - гнѣздо Ольгово.
  

ПѢСНЬ ДЕВЯТАЯ.

ВОСПОМИНАН²Е О МИНУВШЕМЪ.

 []

    []
   Ужъ Сула-рѣка къ Переяславлю-городу чистыхъ
   Струи не катитъ своихъ, и Двина къ полочанамъ
   Мутнымъ болотомъ несется, подъ крикомъ поганыхъ половцевъ.
  
   Только одинъ удалой Изяславъ Васильковичъ1 въ то время
   Въ шлемы литовск³е острымъ мечемъ позвонилъ и, затмивши
   Славой дѣла своего отважнаго дѣда Всеслава,
   Палъ подъ ударами сабель литовскихъ, прикрытый щитами,
   На орошенную кровью траву. И, склоняясь на ложе
   Смерти, сказалъ: "дружина! ты спишь и своими крылами
   "Птицы тебя осѣнили, a звѣри кровь полизали!"
   Не было съ нимъ ни отважнаго брата его Брячеслава,
   Ни Всеволода; одинъ, далеко отъ родимаго края,
    []
   Выронилъ онъ жемчужную душу изъ храбраго тѣла
   Сквозь ожерелье златое. Поникло веселье, замолкли
   Пѣсни и трубы въ Городнѣ2 о смерти его возвѣстили!
   Князь Ярославъ и вы, внуки Всеслава! склоните знамена
   Долу; вложите въ ножны свои притупленныя сабли:
   Вы обезславили дѣдовъ! вы хищникамъ3 путь проложили
   Вашими ссорами въ Русскую землю, на племя Всеслава,
   Чтобъ и отъ нихъ претерпѣли мы тоже насилье, какое
   Терпятъ y насъ на Руси отъ поганой земли Половецкой.
  
   "Храбрый Всеславъ4 на седьмомъ трояновомъ вѣкѣ кинулъ
   "Жреб³й о милой его богатырскому сердцу дѣвицѣ 5;
   "И, не клюкой подпираясь, a сѣвъ на коня боевого,
   "Въ К³евъ престольный помчался онъ вихремъ степнымъ, и доткнулся
   "Древкомъ копья своего до его золотого престола.
   "Ночью оставилъ Бѣлъ-городъ и, пользуясь синею мглою,
   "Кинулся звѣремъ и скрылся; a утромъ, подвезши стрикусы 6
    []
   "Къ старымъ стѣнамъ новгородскимъ, разбилъ ихъ ворота, a съ ними
   "И ярославову славу разрушилъ. И снова ужъ мчался
   "Волкомъ голоднымъ съ Дудутокъ7 къ Нѣмигѣ8 рѣкѣ многоводной.
   "A на Нѣмигѣ-рѣкѣ устилаютъ далекое поле,
   "Вмѣсто сноповъ, головами, молотятъ стальными цѣпами,
   "Жизнь кладутъ на току и вѣютъ душу изъ тѣла.
   "Кровыо затопленный берегъ Нѣмиги не жатвой засѣянъ
   "Былъ, a тѣлами русскихъ сыновъ. "Князь Всеславъ народу
   "Судъ давалъ и рядилъ города, a подъ саваномъ ночи
   "Рыскалъ, какъ волкъ. Изъ К³ева кинулся къ Тмутаракани,
   "И перерыскалъ волкомъ дорогу великаго Хорса9.
  
   "Въ Полотскѣ рано ему позвонили къ заутренѣ въ Софьи
   "Въ колоколъ звонк³й, а онъ тотъ утренн³й благовѣстъ въ стольномъ
   "К³евѣ слышалъ.
  
             Хотя y другого и вѣщее сердце
   Въ тѣлѣ, a также страдаетъ и знаетъ несчастья. Не даромъ
    []
   Вѣщ³й Боянъ говорилъ, что "ни хитрый, ни умный, ни птица
   Быстрая въ небѣ не минутъ суда правосуднаго Бога."
  
   Какъ не стонать и не плакаться Русской землѣ, вспоминая
   Прежнее тяжкое время и прежнихъ князей своеволье!
   Старому князю Владим³ру10 вѣчно нельзя было княжить
   Въ К³евѣ стольномъ, въ высокихъ горахъ: и теперь его стяги,
   Вмѣстѣ съ наслѣдствомъ доставшися Рюрику съ братомъ Давыдомъ,
   Словно волы, запряженные въ плугъ, подъ ярмомъ ненавистнымъ
   Никнутъ, межъ-тѣмъ какъ тяжелыя копья свистятъ на Дунаѣ.
  

ПРИМѢЧАН²Я

КЪ ПѢСНИ ДЕВЯТОЙ.

  
   1) Одинъ изъ князей Полоцкихъ, едва ли не сынъ Василька Рогволодовича, о которомъ лѣтописцы упоминаютъ подъ 1132 годомъ.
   2) Мѣстечко Городно, гдѣ княжилъ Изяславъ Васильковичъ, существуетъ и нымѣ въ Пинскомъ уѣздѣ, Минской губерн³и, между рѣками Стыремъ и Горынью.
   3) Литовцамъ.
   4) Всеславъ Брячеславичъ, правнукъ Рогнеды.
   5) Стихотворно - К³евъ.
   6) Стѣнобитное оруд³е.
   7) Мѣстечко около Новгорода Великаго.
   8) Нѣмень.
   9) Богъ быстроты.
   10) Мономаху.
  

ПѢСНЬ ДЕСЯТАЯ.

ПЛАЧЪ ЯРОСЛАВНЫ.

 []

    []
   Звучный голосъ раздается
   Ярославны1 молодой;
   Стономъ горлицы несется
   Онъ предъ утренней зарей:
  
   "Я быстрѣй лѣсной голубки
   "По Дунаю полечу,
   "И рукавъ бобровой шубки
   "Я въ Каялѣ обмочу,
   "Отъищу его и стану
   "Обмывать своей рукой
   "Окровавленную рану
   "На груди его больной."
  
   Такъ въ Путивлѣ, изнывая,
   На стѣнѣ городовой
   Ярославна молодая
   Горько плачетъ предъ зарей:
  
   "Вѣтеръ, вѣтеръ перелетный!
   "Что ты воешь и свистишь?
   "Что ты въ небѣ, беззаботный,
   "Тучи черныя клубишь?
   "Для чего ты окрыляешь
   "Вражьи стрѣлы? для чего
    []
   "Цѣлой тучей насылаешь
   "Ихъ на друга моего?
   "Развѣ тѣсно на просторѣ
   "Шумно мчаться въ облакахъ?
   "Иль рѣзвиться въ синемъ морѣ,
   "Въ пышно-вздутыхъ парусахъ?
   "Для чего жъ однимъ размахомъ
   "Радость лучшую мою
   "Ты развѣялъ легкимъ прахомъ
   "По степному ковылю?"
  
   Такъ въ Путивлѣ, изнывая,
   На стѣнѣ городовой
   Ярославна молодая
   Горько плачетъ предъ зарей :
  
   "Днѣпръ мой славный! ты волнами
   "Горы крѣпк³я пробилъ,
   "Половецкими землями
   "Путь свой дальн³й проложилъ;
   "Ты не разъ своей волною
   "Мчала, гордая рѣка,
   "Святослава надъ собою
   "До улусовъ Кобяка:
   "О, когда бъ ты вновь примчала
   "Друга къ этимъ берегамъ,
   "Чтобы я къ нему не слала
   "Слезъ на море по утрамъ!"
  
   Такъ въ Путивлѣ, изнывая,
   На стѣнѣ городовой
   Ярославна молодая
   Горько плачетъ предъ зарей:
    []
   "Солнце, солнце золотое!
   "Солнце свѣтлое мое!
   "Согрѣвая всѣхъ собою,
   "Льешь с³ян³е свое:
   "Для чего же ты сжигаешь
   "Войско друга моего?
   "Для чего ты ихъ терзаешь
   "Въ полѣ жаждой? для чего
   "Ты, с³яя, изсушило
   "Тетивы на ихъ лукахъ,
   "И въ колчаны заложило
   "Стрѣлы, страшныя въ бояхъ?"

ПРИМѢЧАН²Я

КЪ ПѢСНИ ДЕСЯТОЙ.

  
   1) Евфросин³я Ярославна, дочь князя Ярослава Владим³рковича Галицкаго, вторая супруга Игоря - героя поэмы.

 []

  

ПѢСНЬ ОДИННАДЦАТАЯ.

БѢГСТВО ИГОРЯ.

 []

    []
   Небо тучами покрылося :
   Кажетъ Богъ дорогу Игорю
   Изъ неволи въ землю Русскую,
   Въ край родной - къ столу отцовскому.
  
   Догорѣла въ отдален³и
   За горой заря вечерняя.
   Игорь дремлетъ - Игорь бодрствуетъ :
   Игорь мѣритъ птицей-мысл³ю,
   Мѣритъ поле отъ великаго
   Дона до Донца родимаго.
  
   Конь готовъ и ждетъ полуночи.
   Овлуръ1 свистнулъ за рѣкой вдали -
   Подаетъ вѣсть князю Игорю;
   Но князь Игорь не откликнулся.
  
   Крикнулъ - поле всколебалося,
   Зашумѣлъ ковыль серебряный,
   И палатки половецк³я
   Потряслися: Игорь доблестный
   Горностаемъ проскочилъ тростникъ;
   Канулъ въ воду бѣлымъ гоголемъ;
   На коня стрѣлою кинулся ;
   Босымъ волкомъ соскочилъ съ него;
    []
   Побѣжалъ къ Донцу родимому,
   Къ луговому его берегу;
   И взвился могучимъ соколомъ,
   Убивая подъ туманами
   Лебедей и утокъ къ завтраку,
   На обѣдъ себѣ и къ ужину.
  
   Когда Игорь взвился соколомъ -
   Тогда Влуръ помчался по полю
   Сѣрымъ волкомъ, отряхаючи
   Съ охобня росу холодную:
   Надорвалъ коня дорогою.
  
   Вотъ къ Донцу они приблизились,
   И сказалъ онъ князю Игорю :
  
   "Много князь тебѣ велич³я,
   "Хищнымъ половцамъ нелюб³я,
   "А землѣ родной весел³я!"
  
   - О Донецъ! рѣка родимая!
   Храбрый Игорь отвѣчалъ ему -
   И тебѣ не мало доблести
   И велич³я, что Игоря
   Охранялъ ты на волнахъ своихъ,
   Стлалъ ему траву зеленую
   На брегахъ своихъ серебряныхъ,
   Одѣвалъ его туманами
   Подъ деревьями зелеными!
  
   - Ты стерегъ его заботливо
   Сизымъ гоголемъ межъ волнами,
   На водѣ рѣчною чайкою,
    []
   Быстрой чернедью въ поднебесьѣ.
   Нѣтъ, не такъ, вздымаясь волнами,
   Мчится Стугна мелководная!
   Поглотивъ ручьи нагорные,
   Она струги о кустарники
   Раздробила, ненасытная;
   И навѣки заградила путь
   Къ берегамъ днѣпровскимъ юному
   Ростиславу2. И заплакала
   Мать сѣдая ростиславова
   По прекрасномъ князѣ-юношѣ :
   На лугахъ цвѣты душистые
   Осыпаются отъ жалости,
   И деревья, съ тихой груст³ю,
   Надъ землею наклоняются. -
  
   Не сорочье стрекотан³е
   Раздается въ отдален³и:
   Это мчатся, вслѣдъ за Игоремъ,
   Гзакъ съ Кончакомъ половецк³е.
  
   Стихло, - вороны не каркали,
   Галки хищныя съ сороками,
   По вѣтвямъ деревьевъ прыгая,
   Также смолкли въ отдален³и;
   Только дятелъ, долбя дерево,
   Путь къ Донцу-рѣкѣ указывалъ,
   Да вдали, въ густомъ орѣшникѣ,
   Соловей веселымъ пѣн³емъ
   Утро ясное привѣтствовалъ.
  
   И съ Кончакомъ рѣчь заводитъ Гзакъ :
   "Если соколъ3 улетитъ въ гнѣздо,
    []
   "Такъ стрѣлами золочеными
   "Соколенка разстрѣляемъ мы".
  
   A Кончакъ ему отвѣтствуетъ:
   - Если соколъ улетитъ въ гнѣздо,
   Такъ красавицею-дѣвицей
   Соколенка мы опутаемъ. -
  
   A Кончаку снова молвитъ Гзакъ:
   "Если дѣвицей-красавицей
   "Соколенка мы опутаемъ -
   "Не видать тогда намъ болѣе
   "Ни соколика, ни дѣвицы,
   "Нашей дѣвицы-красавицы,
   "И начнутъ насъ птицы хищныя
   "Бить средь поля половецкаго".

ПРИМѢЧАН²Я

КЪ ПѢСНИ ОДИННАДЦАТОЙ.

  
   1) Овлуръ или Влуръ, какъ называетъ его пѣвецъ Игоря, и Лаверъ или "²авръ, какъ называетъ его лѣтописецъ,- есть имя половчанина, мать котораго была русская, предложившаго Игорю свои услуги.
   2) Ростиславъ Всеволодовичъ, сынъ Всеволода и Анны, дочери хана Половецкаго, и братъ Владим³ра Мономаха. Этотъ молодой князь, послѣ несчастнаго сражен³я съ половцами, спасаясь отъ плѣна, бросился въ рѣчку Стугну и, увлеченный тяжелымъ вооружен³емъ, утонулъ. Ему было тогда 22 года,
   3) Здѣсь ханы говорятъ о Игорѣ (соколѣ) и его сынѣ Владим³рѣ (соколичѣ), который въ плѣну женился на красавицѣ половецкой, дочери кончаковой, которая называется здѣсь красною дѣвицею.

ПѢСНЬ ДВѢНАДЦАТАЯ.

ВОЗВРАЩЕН²Е.

 []

    []
         Вѣдь сказалъ же Боянъ,
         Какъ и вѣщ³й Коганъ,
   Пѣснотворецъ временъ Ярослава,
         Говорилъ въ старину,
         Прославляя войну
   И походъ старика Святослава :
  
         "Тяжело на землѣ
         Жить безъ плечь головѣ,
   И плечамъ безъ головушки буйной!"
         A отчизнѣ святой
         Безъ руки боевой
   Князя Игоря - власти разумной.
  
         Что луна въ небеси,
         То нашъ князь на Руси!
   На Дунаѣ запѣли дѣвицы,
         И летятъ голоса
         Чрезъ поля и лѣса
   Къ высямъ К³ева, пышной столицы.
  
         Игорь ѣдетъ домой
         На Боричевъ1, къ святой
   Пирогощей свой путь направляя.
    []
         Радость мчится, растетъ:
         Веселится народъ,
   Престарѣлыхъ князей воспѣвая,
  
         A потомъ молодыхъ.
         Славитъ въ пѣсняхъ своихъ
   Князя Игоря - доблесть ихъ рода,
         Славитъ сына его,
         И бойца своего -
   Прославляетъ буй-туръ Всеволода.
  
         Слава нашимъ князьямъ
         И ихъ храбрымъ войскамъ,
   Воевавшимъ отважно донынѣ
         За всѣхъ насъ христ³анъ
         Противъ злыхъ басурманъ!
   Слава храбрымъ князьямъ и дружинѣ!
  

ПРИМѢЧАН²Е

КЪ ПѢСНИ ДВѢНАДЦАТОЙ.

  
   1) Такъ назывался въ древн³я времена одинъ изъ к³евскихъ спусковъ къ Днѣпру, гдѣ былъ перевозъ. Нынѣ близъ этого спуска стоить Михайловск³й монастырь.
  

ПРИМѢЧАН²Я.

ПѢСНЬ ПЕРВАЯ.

I.

Складомъ важнаго сказанья....

   Этимъ сочинитель "Слова" хочетъ сказать, что онъ взялся описать своего героя въ томъ духѣ, или такъ, какъ излагались до него всѣ важныя (трудныя) повѣствован³я - языкомъ издавна для нихъ установленнымъ, по нашему - поэтическимъ, украшеннымъ. Отсюда можно заключить, что въ отдаленный отъ насъ вѣкъ игоревъ уже была народная литература, и требовалось отъ сочинен³я не одного достоинства мыслей, но вмѣстѣ и изящества отдѣлки по тогдашнимъ понят³ямъ; и что уже существовали предѣлы между стилями, или аналог³я идеи со звукомъ.
   Въ переводѣ этого стиха я послѣдовалъ объяснен³ю г. Дубенскаго, который, въ одномъ изъ примѣчан³й къ своему переводу "Слова", говоритъ, что "повѣсти, въ которыхъ описывались важныя, или героическ³я событ³я, именовались на древней нашей Руси - трудными." Графъ Мусинъ-Пушкинъ назвалъ ихъ - прискорбными повѣстями, Шишковъ - многотрудными, Вельтманъ - высокими, Максимовичь - скорбными, Де ла Рю - воинскими, Головинъ - печальными, Мей - слезными, наконецъ Туловъ - повѣстями о подвигахъ. Остальные переводчики или вовсе не перевели этого выражен³я, или перенесли его въ свои переложен³я безъ всякаго измѣнен³я.
  

II.

И начать разсказъ мнѣ свой

Не по пѣснямъ вдохновечнымъ

Соловья страны родной,

А по былямъ современнымъ.

   "Элементъ баснословнаго вымысла (замышлен³я бояновъ), господствовавш³й въ пѣсняхъ стараго времени, въ пѣсняхъ старому Ярославу, храброму Мстиславу и красному Романови, съ развит³емъ жизни, въ концѣ XII вѣка долженъ былъ уступить въ поэз³и мѣсто элементу исторической положительности (поэз³и по былинамъ сего времени). Кромѣ того, вымыслъ эпическ³й, столь тѣсно соединенный съ вымысломъ языческой миѳолог³и, долженъ былъ исчезнуть въ русской книжной поэз³и скорѣе, нежели во всякой другой, и въ слѣдств³е вл³ян³я Христ³анства. Такимъ образомъ очень естественно, что пѣснь нашего эпическаго поэта XII вѣка началась, какъ онъ говоритъ, по былинамъ сего времени, a не по замышлен³ю Бояню". (Туловъ).
  

III.

Соловья страны родной....

   Такъ пѣвецъ Игоря называетъ Бояна, древнѣйшаго изъ поэтовъ Руси (о Бояне, солов³ю стараго времени!).
  

IV.

......носился мыслью-птицей

Онъ по дебрямъ и лѣсамъ.

   Пѣвецъ Игоря, восторженный почитатель бояновыхъ пѣснопѣн³й, сравниваетъ ихъ вольное течен³е то съ бѣгомъ сѣраго волка но землѣ, то съ ширяньемъ сизаго орла подъ облаками, то, наконецъ, съ парен³емъ мысли по дереву. Заимствуя первыя два сравнен³я изъ сказочнаго м³ра древней Руси, въ которомъ они играютъ такую важную роль (особенно въ южно-русскихъ думахъ и пѣсняхъ), съ чѣмъ еще могъ онъ сравнить дивныя создан³я своего любимаго пѣснотворца - соловья стараго времени, какъ не съ мыслью человѣка, способною уноситься превыше тучъ ходячихъ, куда не залетали и сказочные герои древняго м³ра. Не смотря на то, что мысль подлинника выражена ясно, нѣкоторые переводчики "Слова" находятъ въ этомъ поэтическомъ уподоблен³и, одни - пропускъ, a друг³е - описку въ словѣ мысль; и основываютъ свои догадки на томъ, что пѣвецъ Игоря, взявъ два сравнен³я изъ царства животныхъ, необходимо долженъ былъ заимствовать оттуда и третье сравнен³е. Такъ, напримѣръ, гг. Левитск³й и Де ла Рю, предполагая описку, замѣняютъ слово мысль, первый - птицей, a второй - соловьемъ. Что же касается до г. Вельтмана, то онъ, полагая послѣ слова мысл³ю - пропускъ, переводитъ это мѣсто такимъ образомъ: "Былое воспѣть, a не вымыслъ Бояна, котораго мысли текли въ вышину, такъ какъ соки по древу". Эти догадки заслуживаютъ быть упомянутыми уже по одному тому, что незабвенный А. С. Пушкинъ также предполагалъ здѣсь описку, и читалъ вмѣсто мысл³ю - мысл³ю.
   Несмотря на вѣроятность этихъ догадокъ, основанныхъ на доказательствахъ болѣе или менѣе правдоподобныхъ, онѣ опровергаются другимъ мѣстомъ текста "Слова", именно стихомъ:  [], въ которомъ та же мысль выражена яснѣе: тамъ онъ растекается мысл³ю по дереву, a здѣсь - онъ скачетъ соловьемъ по мысленному древу. Сравнивъ оба мѣста, можно вывесть такое заключен³е, что древо y пѣвца Игоря означаетъ - воображен³е, по вѣтвямъ котораго порхаетъ Боянъ - соловей стараго времени.
   Такъ какъ цѣль моего перевода есть возможно-близкое воспроизведен³е подлинника, то я и старался не вдаваться въ произвольное толкован³е текста "Слова", въ ущербъ вѣрности перевода, за исключен³емъ нѣсколькихъ темныхъ мѣстъ, вѣроятно искаженныхъ переписчиками, и потому лишенныхъ всякаго смысла.
  

V.

A когда о несчастливыхъ

Временахъ опъ вспоминалъ:

Десять соколовъ пускалъ

На лебедокъ говорливыхъ,

И лишь соколъ налеталъ,

Лебедь пѣсню начиналъ.

   Нѣкоторые изъ гг. переводчиковъ и изслѣдователей "Слова о полку Игоря" переводятъ это мѣсто не буквально, какъ слѣдуетъ его понимать, a иносказательно ; именно полагаютъ, что въ древности былъ обычай пускать десять соколовъ на стадо лебедей. Одни утверждаютъ, что князья пускали своихъ соколовъ, и чей соколъ прежде долеталъ до лебедей, тому и пѣли хвалебную пѣснь; друг³е же полагаютъ, что ихъ пускали пѣвцы, и чей соколъ долеталъ прежде до лебединаго стада, тотъ имѣлъ право воспѣвать князей; хотя въ подлинникѣ ничего не говорится объ этой забавѣ. Право не стоитъ ломать головы, переставлять слова и относить ихъ къ предъидущимъ или послѣдующимъ пер³одамъ, чтобы ясно выраженной мысли дать желаемое значен³е. По моему мнѣн³ю - это фигура, или, лучше, поэтическое уподоблен³е, какихъ весьма много въ "Словѣ", и которыя, несмотря на то, большею част³ю изслѣдователей переведены слово въ слово. Сочинитель здѣсь говоритъ объ одномъ Боянѣ, который, при воспоминан³и о прежнихъ междоусоб³яхъ, пускалъ десять соколовъ на стадо лебедей, и самъ объясняетъ свою аллегор³ю:
  
             Не на стадо лебедей
             Дней минувшихъ соловей
             Десять соколовъ пускаетъ, -
             Онъ перстами пробѣга

Другие авторы
  • Тютчев Федор Иванович
  • Силлов Владимир Александрович
  • Шперк Федор Эдуардович
  • Ахшарумов Николай Дмитриевич
  • Полянский Валериан
  • Каблуков Сергей Платонович
  • Богданов Александр Александрович
  • Шкулев Филипп Степанович
  • Грильпарцер Франц
  • Иваненко Дмитрий Алексеевич
  • Другие произведения
  • Илличевский Алексей Дамианович - Стихотворения на лицейскую годовщину
  • Андерсен Ганс Христиан - Двенадцать пассажиров
  • Айхенвальд Юлий Исаевич - Федор Сологуб
  • Еврипид - Финикиянки
  • Майков Василий Иванович - Письма
  • Ричардсон Сэмюэл - Достопамятная жизнь девицы Клариссы Гарлов (Часть первая)
  • Вельтман Александр Фомич - Реляции о русско-турецкой войне 1828 года
  • Аверченко Аркадий Тимофеевич - Экспедиция в Западную Европу сатириконцев: Южакина, Сандерса, Мифасова и Крысакова
  • Гримм Вильгельм Карл, Якоб - Господин кум
  • Гиппиус Зинаида Николаевна - Ночь воскресения
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (28.11.2012)
    Просмотров: 313 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Жанры
  • Рассказ
  • Поэма
  • Повесть
  • Роман
  • Стихотворение
  • Эссе
  • Статья
  • Сборник рассказов
  • Сборник стихов
  • Глава
  • Пьеса
  • Басня
  • Монография
  • Трактат
  • Переписка
  • Дневник
  • Новелла
  • Миниатюра
  • Песня
  • Интервью
  • Баллада
  • Книга очерков
  • Речь
  • Очерк
  • Форма входа