Главная » Книги

Дуров Сергей Федорович - Стихотворения, Страница 9

Дуров Сергей Федорович - Стихотворения


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

stify">  
  
  
  
  
  
   ИЗ А. ШЕНЬЕ
  
  
  
   И легче и вольней вздыхает как-то грудь,
  
  
   Когда тоску свою разделишь с кем-нибудь.
  
  
   Так сахарный тростник смягчает горь растенья.
  
  
   Измена, кажется, сносней от разделенья.
  
  
   И это всё равно, - услышит ли нас друг,
  
  
   Изведавший, как мы, сердечный наш недуг,
  
  
   Или одни идя, томясь волненьем жгучим,
  
  
   Вверяем грудь свою волнам, лесам дремучим.
  
  
  
  
  
  
  
  * * *
  
  
  
  Сердце исчахло у нас от науки холодной. В ребенке,
  
  
  Только что снявшем с себя пелены и оставившем куклы,
  
  
  Вы не найдете теперь ни надежд увлекательно-милых,
  
  
  Ни сладко-пленительных слов, ни веры в грядущее
  
  
  
  
  
  
  
  
   счастье,
  
  
  В нем, как в поддельном цветке, нет ни жизни,
  
  
  
  
  
  
   ни красок тех ярких,
  
  
  Кои встречаются вам на питомцах долин благодатных.
  
  
  Вскормленных вешней росой и раскрашенных солнцем
  
  
  
  
  
  
  
  
  полудня.
  
  
  
  
  
  
  
  * * *
  
  
  
   Музыка - то же, что вздох, излетевший внезапно
  
  
  
  
  
  
  
  
  из сердца...
  
  
   Многое чувствуешь в нем, но понятного мало рассудку.
  
  
  
  
  
  
  
  КРУЖКА
  
  
  
  
  (ВОСТОЧНОЕ ПРЕДАНИЕ)
  
  
  
  
  
  
   I
  
  
  
  Подвигнутый верой, в пример развращенному веку,
  
  
  Дервиш вдохновенный пошел в отдаленную Мекку,
  
  
  Чтоб там поклониться священному гробу пророка
  
  
  И глубже проникнуть в высокие тайны Востока.
  
  
  
  
  
  
   II
  
  
  
  Взяв посох и кружку, оставя всех п_о_ сердцу близких,
  
  
  Пошел и достиг он бесплодных степей аравийских,
  
  
  Где промыслом свыше, на доблестный подвиг хранимый,
  
  
  Сносил он и голод, и жажду, и зной нестерпимый.
  
  
  
  
  
  
   III
  
  
  
  Раз, в полдень, под пальмовой сенью зеленой,
  
  
  Он видит источник, журчащий волною студеной;
  
  
  Припав на колено, он жадно пьет чистую влагу,
  
  
  Впивая с ней вместе и новую жизнь и отвагу...
  
  
  
  
  
  
   IV
  
  
  
  Напившись, он кружку наполнил прозрачной водою.
  
  
  И дальше пустился песчаной дорогой степною,
  
  
  В душе прославляя великую благость Аллаха
  
  
  И ключ животворный, рожденный из жгучего праха.
  
  
  
  
  
  
   V
  
  
  
  Идет он... но в полдень мучительно-знойный, однажды|
  
  
  Он снова, усталый, томится от пламенной жажды -
  
  
  И кружку к устам он подносит с отрадой в пустыне!
  
  
  Но влага прогоркла и стала противней Польши...
  
  
  
  
  
  
   VI
  
  
  
  Дервиш поневоле и думой и сердцем смутился -
  
  
  И к кружке своей он с упреком тогда обратился:
  
  
  "Скажи, отчего ты напиток живой отравила
  
  
  И едкую горечь студеной воде сообщила?"
  
  
  
  
  
  
   VII
  
  
  
  Ответствует кружка: "Когда-то... спустя целым веком
  
  
  Была я таким же, дервиш, как и ты, человеком,
  
  
  И тоже любила, и тою же грустью терзалась,
  
  
  И так же, как ты, я в себе и в других ошибалась.
  
  
  
  
  
  
   VIII
  
  
  
  Я верила в счастье и вечную благость пророка,
  
  
  Но вера и твердость погибли на сердце до срока.
  
  
  Томясь, я погибла... и сделалась горстию пыли:
  
  
  Из ней эту кружку смышленые люди слепили.
  
  
  
  
  
  
   IX
  
  
  
  И вот почему я доселе в себе сохраняю
  
  
  Всю прежнюю горечь и горечью той отравляю
  
  
  Не только студеный и дышащий жизнью напиток,
  
  
  Но даже надежду и веры священный избыток".
  
  
  
  
  
  
  
  * * *
  
  
  
  
   Кого любить? Кому доверить
  
  
  
   Святыню сердца своего?
  
  
  
   Чьим нежным ласкам можно верить
  
  
  
   И положиться на кого?
  
  
  
  
   Где друг прямой и беспристрастный,
  
  
  
   Который руку нам подаст
  
  
  
   И не осудит нас напрасно,
  
  
  
   И осудить другим не дает?..
  
  
  
  
   Где? Как подумаешь об этом,
  
  
  
   Так как-то сердцу тяжелей,
  
  
  
   И, право, хочется со светом
  
  
  
   Расчет окончить поскорей...
  
  
  
  
  
  
  
  * * *
  
  
  
   (ПРИ ОТСЫЛКЕ СТИХОВ А. БАРБЬЕ)
  
  
  
  
   Вот вам Барбье, - его стихи
  
  
  
   Облиты желчью непритворной,
  
  
  
   Он современные грехи
  
  
  
   Рисует краской самой черной;
  
  
  
   Он не умеет так, как мы,
  
  
  
   Льстецы слепые мнений века,
  
  
  
  
  Хвалить развратные умы
  
  
  
  
  И заблужденья человека.
  
  
  
  
  Богобоязненный пророк,
  
  
  
  
  Неподкупной ничем свидетель,
  
  
  
  
  Он как палач разит порок,
  
  
  
  
  Как гений ценит добродетель.
  
  
  
   Вот вам Барбье! Его тоска,
  
  
  
   Его железная суровость,
  
  
  
   Неосторожность языка
  
  
  
   Сначала, может быть, как новость,
  
  
  
   Вам не понравятся. Но там.
  
  
  
   Вникая в смысл его глубокой
  
  
  
   По сердцу он придется вам:
  
  
  
   Вы правду цените высоко...
  
  
  
   Нагая истина в наш век
  
  
  
   Умы болезненно тревожит.
  
  
  
   И вдохновенный человек
  
  
  
   Не многим тронуть сердце может...
  
  
  
  
  
  
  
   1847
  
  
  
  
  
  
  ПОРТРЕТ
  
  
  
  
  
  Он не приветлив, но ему
  
  
  
  
  Ты можешь вверить сердца тайны,
  
  
  
  
  Он их не выдаст никому,
  
  
  
  
  Не кинет на ветер случайно...
  
  
  
  
  
  Он не приветлив, но когда
  
  
  
  
  Заметит след тоски во взоре,
  
  
  
  
  Он первый встретит вас тогда,
  
  
  
  
  И первый он разделит горе.
  
  
  
  
  
  Он не приветлив, но зато
  
  
  
  
  Когда полюбит он однажды,
  
  
  
  
  Он не разлюбит - ни за что,
  
  
  
  
  А это сделает не каждый...
  
  
  
  
  
  
  
  * * *
  
  
  
  Жаркое чувство любви не надолго в душе остается:
  
  
  Только что вспыхнет оно и угаснет сейчас же. Но пепел
  
  
  Этого чувства души возрождает в нас новое чувство:
  
  
  Дружбу, которая нам никогда и ни в чем не изменит.
  
  
  Так из простого цветка образуется осенью поздней
  
  
  Плод, услаждающий вкус, обонянье и взгляд человека.
  
  
  
  
  
  
  
  * * *
  
  
   Смотришь порой на нее, а мечтается, - смотришь на небо:
  
   Так у ней ясно чело, и так очи на звезды похожи!
  
  
  
  
  
  
   ИЗ ПРОПЕРЦИЯ
  
  
  
   (ПОСВЯЩЕНО А. Д. ЩЕЛКОВУ)
  
  
  
  
  
  
  Magnum iter ad doctas proficisci cogor Athsnas...
  
  
  
  Я принужден, наконец, удалиться надолго в Афины:
  
  
  Время и дальний предел исцелят мое сердце, быть может...
  
  
  С Цинтией видясь что день, я что день накликаю мученья:
  
  
  Верная пища любви есть присутствие той, кого любим...
  
  
  Боги! Уж я ль не хотел, и уж я ль не старался вседневно
  
  
  В сердце любовь потушить? Но она в нем упорно осталась.
  
  
  Часто, на тысячи просьб, миллионы отказов я слышал.
  
  
  Если ж случайно она, по неведомой прихоти сердца,
  
  
  Ночью ко мне залетит, то садится лукаво поодаль,
  
  
  С плеч не снимая одежд, облекающих стан ее гибкий...
  
  
  Да! мне осталось одно: убежать под афинское небо;
  
  
  Там, далеко от очей, и от сердца она будет дальше.
  
  
  Спустимте в море корабль; поскорее, товарищи, в руки
  
  
  Весла возьмите на взмах; привяжите ветрила на мачты!
  
  
  Вот уж и ветер подул, унося нас по влажной пустыне:
  
  
  Рим златоверхий, прости! До свиданья, друзья! Забывая
  
  
  Все оскорбленья любви, и с тобой я заочно прощаюсь,
  
  
  Цинтия, сердце мое! Новичок, я предался на волю
  
  
  Адриатических волн. В первый раз мне теперь доведется
  
  
  Шумно-бурливым богам океана молиться... Как только
  
  
  Легкий корабль наш пройдет Ионийское море и вступит,
  
  
  Чтоб отдохнуть от пути, на Лехейские тихие волны, -
  
  
  Ноги мои, в свой черед, понесут меня дальше и дальше...
  
  
  Там, до Пирея дойдя, я пущусь по дороге Тезейской,
  
  
  Дружно с обеих сторон обнесенной стенами. В Афинах
  
  
  Буду стараться себя переиначить сердцем и мыслью,
  
  
  С жаром души молодой изучая науки Платона
  
  
  Или твою, Эпикур! С возрастающей жаждой я стану
  
  
  Глубже вникать в красоты языка, на котором когда-то
  
  
  Громы метал Демосфен, а Менандр щекотал все пороки...
  
  
  Там услажу я мой взгляд чудесами искусства: ваянье,
  
  
  Живопись, музыка вдруг окружат меня чарами. После
  
  
  Время и дальний предел понемногу и тихо затянут
  
  
  Тайные язвы души; и умру я не слабою жертвой
  
  
  Жалкого чувства любви, а по воле судьбы неизбежной:
  
  
  Станет день смерти моей днем торжества моей жизни.
  
  
  
  
  
  
   В. В. ТОЛБИНУ
  
  
  
  
  Бывают дни в году, когда в душе у нас
  
  
  
  Печали новые родятся каждый час,
  
  
  
  Когда нога скользит; когда нам всё на свете
  
  
  
  Является глазам в каком-то черном цвете, -
  
  
  
  Когда в природе всё так дико и мертво,
  
  
  
  Что видеть, кажется, не хочешь ничего...
  
  
  
  Бурливо и темно в реке катятся волны,
  
  
  
  Густые облака дождливым мраком полны,
  
  
  
  Осенний воздух сыр и резок, как зимой,
  
  
  
  Деревья зыблются печально головой...
  
  
  
  Куда ни подойдешь, куда ни кинешь взгляд -
  
  
  
  Везде встречаются то нищих бледный ряд,
  
  
  
  То лица желтые вернувшихся из ссылки,
  
  
  
  То гроб с процессией, то бедные носилки...
  
  
  
  И если, наконец, растерзанную грудь
  
  
  
  Желая от тоски рассеять чем-нибудь,
  
  
  
  Ты за город уйдешь, в приют уединенный.
  
  
  
  Чтоб с уст любовницы сорвать залог священный
  
  
  
  Любви и верности... Увы! печаль-змея
  
  
  
  Туда прокрадется вослед, как тень твоя.
  
  
  
  И тщетно б ты хотел на лоне сладострастья
  
  
  
  Искать забвения, надежды и участья.
  
  
  
  Сквозь пурпурных ланит красавицы твоей,
  
  
  
  Сквозь милые уста и чудный блеск очей.
  
  
  
  Сквозь кожу тонкую пленительного цвета
  
  
  
  Тебе почудится костлявый вид скелета.
  
  
  
  
  
  
  
  * * *
  
  
  
  
   С невыразимым наслажденьем,
  
  
  
   О невыразимою тоской
  
  
  
   Слежу за речью, за движеньем,
  
  
  
   За взглядом, кинутым тобой.
  
  
  
  
   Мне сладко верить, что судьбою
  
  
  
   Тебе проложен светлый путь,
  
  
  
   Что радость встретится с тобою
  
  
  
   Когда-нибудь и где-нибудь...
  
  
  
  
   Но, грустно то, что, может статься,
  
  
  
   Идя с тобой путем иным,
  
  
  
   Мне поневоле не удастся
  
  
  
   Упиться счастием твоим.
  
  
  
  
   Так иногда под небо юга,
  
  
  
   В благословенный теплый край,
  
  
  
   Нам проводить приятно друга,
  
  
  
   Но горько вымолвить: прощай!
  
  
  
  
  
  
  
  * * *
  
  
  
  
   Ваш жребий пал! Счастливая пора
  
  
  
   Для вас прошла... Вы кинули игрушки...
  
  
  
   Не тешат вас пустые погремушки,
  
  
  
   Которые с утра и до утра
  
  
  
   Вас тешили не дальше, как вчера.
  
  
  
   Вы нехотя на жизнь открыли глазки,
  
  
  
   И что ж нашли? - Несбыточность мечты,
  
  
  
   Гонения лукавой клеветы,
  
  
  
   В друзьях своих - предательские ласки...
  
  
  
  
   А прежде вы смеялись надо мной,
  
  
  
   Вам шуткою моя казалась горесть,
  
  
  
   И опыта действительная повесть
  
  
  
   Была для вас безумною мечтой,
  
  
  
   Воображения болезненной игрой...
  
  
  
   Но от меня вас ждет другая плата:
  
  
  
   Гонимые от света и молвы.
  
  
  
   Во мне одном теперь найдете вы
  
  
  
   Сопутника, товарища и брата.
  
  
  
  
  
  
  
 &nb

Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
Просмотров: 275 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа