Главная » Книги

Дуров Сергей Федорович - Стихотворения, Страница 2

Дуров Сергей Федорович - Стихотворения


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

 Когда тлетворный вихрь открытого злодейства,
  
  
  
  Отъемлет каждый день сочленов у семейства:
  
  
  
  У сына мать его, у дочери отца,
  
  
  
  У плачущих сестер их брата-первенца,
  
  
  
  Когда старик седой, ценивший жизни сладость,
  
  
  
  Насильной смертию свою позорит старость;
  
  
  
  Когда мы, наконец, посмотрим на детей,
  
  
  
  Созревших до поры за книгою своей,
  
  
  
  Мечтавших о любви, свободе и искусствах, -
  
  
  
  И после ошибясь в своих заветных чувствах
  
  
  
  И к истине нагой упав лицом к лицу,
  
  
  
  На смерть стремящихся, как к брачному венцу, -
  
  
  
  Тогда невольно в грудь сомненье проникает:
  
  
  
  Смиренный - молится, а мудрый - размышляет:
  
  
  
  Не слишком скоро ли вперед шагнули мы?
  
  
  
  Куда влечет нас век? к чему ведут умы?
  
  
  
  Какие движут нас сокрытые пружины?
  
  
  
  Чем излечиться нам? И где всему причины?
  
  
  
  Быть может, что в душе, безвременно, у нас
  
  
  
  Высокой истины святой огонь погас,
  
  
  
  Что слишком на себя надеемся мы много,
  
  
  
  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
  
  
  
  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
  
  
  
  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
  
  
  
  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
  
  
  
  . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
  
  
  
  Не время ль пожалеть о тех счастливых днях,
  
  
  
  Когда мы видели учителей в отцах
  
  
  
  И набожно несли свое ярмо земное,
  
  
  
  Раскрыв перед собой Евангелье святое;
  
  
  
  Для ока. смертного - таинственная тьма!
  
  
  
  Неразрешимые вопросы для ума!
  
  
  
  Как часто, иногда, от них, во время ночи,
  
  
  
  Поэт не может свесть задумчивые очи,
  
  
  
  И, преданный мечтам и мыслям роковым,
  
  
  
  Один - блуждает он по улицам пустым,
  
  
  
  Встречая изредка, кой-где, у переходов
  
  
  
  Вернувшихся домой, с прогулки, пешеходов.
  
  
  
  
  
  
  
  ИЗ ХОЦЬКИ
  
  
  
  
   Если хочешь видеть лето,
  
  
  
   На себя взгляни, мой ангел,
  
  
  
   Взор твой блещет ярче солнца,
  
  
  
   Веет розою дыханье,
  
  
  
   Очи светятся лазурью.
  
  
  
  
   Если ж хочешь видеть осень,
  
  
  
   Загляни ко мне на сердце:
  
  
  
   В нем порывы - вихри бурны,
  
  
  
   Степь заглохшая - надежды,
  
  
  
   Мысли - тучи дождевые.
  
  
  
  
   О, пусть только б взгляд твой нежный
  
  
  
   Мне блеснул лучом надежды, -
  
  
  
   Бурный вихрь повеет розой,
  
  
  
   Степь раскинется цветами,
  
  
  
   Мысль засветит жарким солнцем.
  
  
  
  
   Но когда напрасно буду
  
  
  
   На призыв искать ответу, -
  
  
  
   Мрак падет ко мне на очи,
  
  
  
   В сердце холод разольется,
  
  
  
   Улетит душа во вздохах...
  
  
  
  
  
  
  
   1844
  
  
  
  
  
  
  ЦВЕТОК
  
  
  
  
  В зеленой дубраве, в глуши, под травою
  
  
  
   На утре явился цветок;
  
  
  
  Но к вечеру был он притоптан грозою,
  
  
  
   А к новому утру поблек.
  
  
  
  И жил он, и цвел он, и умер украдкой,
  
  
  
   Никто на него не взглянул, -
  
  
  
  Скажите, зачем же дышал он так сладко,
  
  
  
   Зачем он в глуши промелькнул?
  
  
  
  
  
  
  
  ИЗ БАРБЬЕ
  
  
  
  
  Как больно видеть мне повсюду свою горесть,
  
  
  
  Читать всегда, читать одну и ту же повесть,
  
  
  
  Глядеть на небеса и видеть тучи в них,
  
  
  
  Морщины замечать на лицах молодых.
  
  
  
  Блажен, кому дано на часть другое чувство,
  
  
  
  Кто с лучшей стороны взирает на искусство!
  
  
  
  Увы, я знаю сам, что если б на пути
  
  
  
  Я музу светлую случайно мог найти, -
  
  
  
  Дитя, в шестнадцать лет, с кудрями золотыми,
  
  
  
  С очами влажными и яркоголубыми, -
  
  
  
  Тогда бы я любил цветущие долины,
  
  
  
  Кудрявые леса, высоких гор вершины;
  
  
  
  Тогда бы, кажется, живая песнь моя
  
  
  
  Была светла как день, игрива как струя.
  
  
  
  Но каждому своя назначена дорога,
  
  
  
  Различные дары приемлем мы от бога:
  
  
  
  Один несет цветы, другой несет ярмо,
  
  
  
  На всяком существе лежит свое клеймо.
  
  
  
  Покорность наш удел. Неволей или волей.
  
  
  
  Должны мы следовать за тайной нашей долей,
  
  
  
  Должны, склонясь во прах, покорствовать во всем.
  
  
  
  Чего преодолеть не станет сил ни в ком.
  
  
  
  От детства мой удел был горек. В вихре света
  
  
  
  Я, словно врач, хожу по койкам лазарета,
  
  
  
  Снимая с раненых покровы их долой,
  
  
  
  Чтоб язвы гнойные ощупывать рукой...
  
  
  
  
  
  
  
   ИЗ ВИКТОРА ГЮГО
  
  
  
   Нежданно настает день горький для поэта,
  
  
   Когда он чувствует, что опытность и лета
  
  
   Тяжелым бременем лежат уже на нем.
  
  
   Проснувшись поутру, он думает о том:
  
  
   Где вы, весны моей мгновенья золотые?
  
  
   Вас нет! Вы пронеслись как призраки ночные,
  
  
   И я, как невзначай окраденный скупец,
  
  
   Гляжу с отчаяньем на жизненный ларец!
  
  
   И точно - он в душе горюет поневоле,
  
  
   Бледнея каждый день как цвет осенний в поле.
  
  
   Когда же видит он, что путь его, порой,
  
  
   Нежданно окроплен живительной струей,
  
  
   Он, плача, говорит, припомнив дни былые:
  
  
   "Нет, это не роса, а капли дождевые!"
  
  
   Отныне, может быть, испытанный во всем,
  
  
   Скорее истину постигнет он умом;
  
  
   Проникнет в глубину таинственного легче,
  
  
   Обнимет всё скорей, обдумает всё крепче,
  
  
   Рассудку подчинит свободную мечту -
  
  
   Разгонит дым густой, рассеет темноту.
  
  
   Но в нем погиб навек тот огнь животворящий",
  
  
   Который дан ему был в юности блестящей -
  
  
   И тщетно б он хотел в создания свои,
  
  
   Богатые умом и пламенем любви,
  
  
   Излить ту легкую и девственную сладость,
  
  
   Которую дает созданьям... только младость!
  
  
   И этого ему ничто не возвратит!
  
  
   Один ли, у себя, в раздумьи, он сидит,
  
  
   И, полный снов живых и сладкого призванья.
  
  
   Обдумывает план любимого созданья;
  
  
   Идет ли, утомясь, бродить в зеленый лес,
  
  
   Захочет ли дышать прохладою небес,
  
  
   Иль, увлекаемый вослед толпы свободной,
  
  
   Без цели ходит он по площади народной, -
  
  
   Увы, во воем почти, всегда почти, везде,
  
  
   За книгою своей, в прогулке и труде,
  
  
   Невольно сердце в нем той мыслию томимо,
  
  
   Что молодость его прошла невозвратимо!
  
  
  
  
  
  
  
  ИЗ В. ГЮГО
  
  
  
  
   Судьбу великого героя иногда
  
  
  
   Одно мгновение решает навсегда.
  
  
  
   В пылу кровавых сеч, раздоров и смятений
  
  
  
   Он может потерять порфиру и венец,
  
  
  
   И славу громкую, и имя, наконец -
  
  
  
   Но всё при нем его творящий гений.
  
  
  
  
   Так знамя иногда, в убийственном бою,
  
  
  
   Теряет красоту блестящую свою;
  
  
  
   Священную хоругвь сожгло живое пламя,
  
  
  
   Златистые тесьмы, бахромки и снурки, -
  
  
  
   Всё, всё разметано, разорвано в клочки,
  
  
  
   Но цел орел, вверху на древке знамя.
  
  
  
  
  
  
  
  НЕЭРА
  
  
  
  
   (ИЗ А. ШЕНЬЕ)
  
  
  
  
  Любовью страстною горит во мне душа.
  
  
  
  Прийди ко мне, Хромис: взгляни - я хороша:
  
  
  
  И прелестью лица и легкостию стана,
  
  
  
  Равняться я могу с воздушною Дианой.
  
  
  
  Нередко селянин, вечернею порой,
  
  
  
  Случайно где-нибудь увидевшись со мной,
  
  
  
  Бывает поражен какою-то святыней -
  
  
  
  И я ему кажусь не смертной, а богиней...
  
  
  
  Он шепчет издали: "Неэра, подожди,
  
  
  
  На взморье синее купаться не ходи,
  
  
  
  Пловцы, увидевши твое чело и шею,
  
  
  
  Сочтут, красавица, тебя за Галатею".
  
  
  
  
  
  
  
   1845
  
  
  
  
  
   ГОРЕ И РАДОСТЬ
  
  
  
  
   (ИЗ МИЛЬВУА)
  
  
  
  
  
   В светлой обители
  
  
  
  
   Вместе родилися -
  
  
  
  
   Горе тяжелое
  
  
  
  
   О легкою радостью.
  
  
  
  
   Боги им не дали.
  
  
  
  
   Равного жребия.
  
  
  
  
   Радость взяла себе
  
  
  
  
   Яркие крылышки;
  
  
  
  
   Горе без них пошло
  
  
  
  
   По свету мыкаться.
  
  
  
  
  
   "Кто-то поможет мне? -
  
  
  
  
   Горе подумало, -
  
  
  
  
   Боги на долю мне
  
  
  
  
   Не дали крылышек.
  
  
  
  
   Разве сойтиться мне
  
  
  
  
   О резвой подругою,
  
  
  
  
   Да попросить у ней
  
  
  
  
   Места на крылышках:
  
  
  
  
   Где опечалю я,
  
  
  
  
   Пусть она радует!"
  
  
  
  
  
   Вздумано - сделано:
  
  
  
  
   Словно как брат с сестрой,
  
  
  
  
   Горе пустилось в путь
  
  
  
  
   С ветреной радостью.
  
  
  
  
   Скрывши лицо свое.
  
  
  
  
   Радужным крылышком
  
  
  
  
   Милой сопутницы,
  
  
  
  
   Горе летит себе:
  
  
  
  
   Выжмет слезу оно,
  
  
  
  
   Радость сотрет ее...
  
  
  
  
  
   Скоро, однакоже,
  
  
  
  
   Горю наскучило
  
  
  
  
   Вместе с товарищем
  
  
  
  
   Резвым и ветреным.
  
  
  
  
   Горе пошло одно
  
  
  
  
   П_о_ свету мыкаться.
  
  
  
  
   Что же случилось с ним?
  
  
  
  
   Радости настежь дверь
  
  
  
  
   Каждый открыть готов, -
  
  
  
  
   Горю же места нет!..
  
  
  
  
  
   "Плохо без радости", -
  
  
  
  
   Горе подумало -
  
  
  
  
   И снова в спутницы
  
  
  
  
   Радость берет себе...
  
  
  
  
   С той поры по свету
  
  
  
  
   Неразлучаемо,
  
  
  
  
   Дружно и весело
  
  
  
  
   Всюду летят они:
  
  
  
  
   Где радость явится,
  
  
  
  
   Там ждите горести!
  
  
  
  
  
  
  
  ПРИСКАЗКИ
  
  
  
  
  
  Есть люди в памяти моей,
  
  
  
  
  Которых видел я когда-то;
  
  
  
  
  Судьба меня и тех людей
  
  
  
  
  Ничем не связывала свято.
  
  
  
  
  Любви не мог я ждать от них,
  
  
  
  
  Бояться их едва ли можно;
  
  
  
  
  Труда не стоит помнить их,
  
  
  
  
  А позабыть их невозможно...
  
  
  
  
  
  
  
  * * *
  
  
  
  Ложным приманкам не верь и вослед не ходи за толпою;
  
  
  Сам себе путь избери, сообразный с влечением сердца;
  
  
  Если на нем ты не сыщешь желанного счастья, то всё же...
  
  
  Тем усладишь свое горе, что выбрал его произвольно.
  
  
  
  
  
  
  
  СОНЕТ
  
  
  
  
  Нигде, ни в ком любви не обретая,
  
  
  
  Мучительным сомнением томим,
  
  
  
  Я умолял, чтоб истина святая
  
  
  
  Представилась хоть раз очам моим.
  
  
  
  
  И вечером, как сходит тень ночная
  
  
  
  И по полю клубится влажный дым,
  
  

Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
Просмотров: 314 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа