Главная » Книги

Блок Александр Александрович - Стихотворения 1897-1903 гг, не вошедшие в основное собрание, Страница 22

Блок Александр Александрович - Стихотворения 1897-1903 гг, не вошедшие в основное собрание


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

sp;Таков он был тогда -
  
  
  
  
  Мой сумрачный рассвет,
  
  
  
  
  Начало всех блаженств,
  
  
  
  
  Всех небывалых бед.
  
  
  
  
  Когда же мне блеснет
  
  
  
  
  Тот - настоящий свет?
  
  
  
  
  Когда же мне сверкнет
  
  
  
  
  Тот - пламенный рассвет?
  
  
  
  
  Когда ж он пропоет
  
  
  
  
  Тот - радостный ответ?
  
  
  
  
  
  28 декабря 1901
  
  
  
  
  
  
  
  * * *
  
  
  
  
   Я прокр_а_дусь ночью сонной
  
  
  
   К изголовью утомленной
  
  
  
   Вечной суетностью дня.
  
  
  
  
   Там незримый, неизбежный
  
  
  
   Мертвый голос вьюги снежной
  
  
  
   Посетит меня.
  
  
  
  
   29 декабря 1901
  
  
  
  
  
  
  
  * * *
  
  
  
  
   Туман скрывает берег отдаленный.
  
  
  
   Ладья бежит - заметней и смелей.
  
  
  
   Кто на руле - прекрасный и влюбленный -
  
  
  
   Тебе поет и гладит шелк кудрей?
  
  
  
  
   Смотрю я вдаль без воли и без плена,
  
  
  
   Мой берег пуст, но ясно вижу я -
  
  
  
   Поет и блещет розовая пена,
  
  
  
   В лучах зари бегущая ладья.
  
  
  
  
   И внятен крик тоскующий и страстный,
  
  
  
   И даль нема, и взор еще немей.
  
  
  
   И на руле - влюбленный и прекрасный
  
  
  
   Тебе поет и гладит шелк кудрей.
  
  
  
  
   12 января 1902
  
  
  
  
  
  
   ТРИ СТИХОТВОРЕНИЯ
  
  
  
  
  
  
  
   I
  
  
  
  
  Из царства сна выходит безнадежность -
  
  
  
  Как птица серая - туман.
  
  
  
  В явь ото сна умчит меня безбрежность,
  
  
  
  Как ураган.
  
  
  
  
  Здесь - все года, все боли, все тревоги,
  
  
  
  Как птицы черные в полях.
  
  
  
  Там нет предела голубой дороге -
  
  
  
  Один размах.
  
  
  
  
  Из царства сна звенящей крикну птицей,
  
  
  
  Орлом - в туман.
  
  
  
  А вы - за мной, нестройной вереницей,
  
  
  
  Туда - в обман!
  
  
  
  
  17 января 1902
  
  
  
  
  
  
  
   II
  
  
  
  
   Озарен таинственной улыбкой
  
  
  
   Проводил он дни земли.
  
  
  
   Шел на берег - и на глади зыбкой
  
  
  
   Льдистый призрак виделся вдали.
  
  
  
  
   Открывались красные ворота
  
  
  
   На другом, на другом берегу.
  
  
  
   И там - прекрасное что-то,
  
  
  
   Казалось, пело в лугу.
  
  
  
  
   Озарен таинственной улыбкой,
  
  
  
   Последние проводил он дни -
  
  
  
   Не в дневной надежде зыбкой,
  
  
  
   Не в ночной приветной тени.
  
  
  
  
   17 января 1902
  
  
  
  
  
  
  
   III
  
  
  
  
  Но прощай, о, прощай, человеческий род!
  
  
  
  Ты в тумане свои переходишь моря -
  
  
  
  Через Красное море туман поползет,
  
  
  
  Я покинул туман, предо мною - Заря!
  
  
  
  Я смотрю ей в глаза, о, народ, о, народ,
  
  
  
  Думы нет, мысли нет, только льдина плывет,
  
  
  
  Голубая, холодная, - прочь от земли!
  
  
  
  Озаренная солнцем смеется вдали!
  
  
  
  
  17 января 1902
  
  
  
  
  
  
   НА МОГИЛЕ ДРУГА
  
  
  
  
  Удалены от мира на кладб_и_ще,
  
  
  
  Мы вновь с тобой, негаданный мертвец.
  
  
  
  Ты перешел в последнее жилище,
  
  
  
  Я всё в пыли, но вижу свой конец.
  
  
  
  
  Там, в синеве, мы встретим наши зори,
  
  
  
  Все наши сны продлятся наяву.
  
  
  
  Я за тобой, поверь, мой милый, вскоре
  
  
  
  За тем же сном в безбрежность уплыву.
  
  
  
  
  22 января 1902
  
  
  
  
  
  
  
  * * *
  
  
  
  
   Целый день - суета у могил.
  
  
  
   В синеватом кадильном дыму
  
  
  
   Неизвестный уныло бродил,
  
  
  
   Но открылся - лишь мне одному.
  
  
  
  
   Не впервые встречаюсь я с ним.
  
  
  
   Он - безликий и странный пришлец.
  
  
  
   Задрожали бы все перед ним,
  
  
  
   Мне же - радостен бледный мертвец.
  
  
  
  
   Мглистый призрак стоял предо мной
  
  
  
   В синеватом куреньи кадил.
  
  
  
   Он владеет моею душой.
  
  
  
   Он за мною тогда приходил.
  
  
  
  
   Январь 1902
  
  
  
  
  
  
  
  * * *
  
  
  
  
   На небесах горят Ее престолы,
  
  
  
   Их на земле не суетны лучи.
  
  
  
   Ее блаженств гром_о_вые глаголы
  
  
  
   Для слуха чуткого мерещатся в ночи.
  
  
  
  
   Январь 1902
  
  
  
  
  
  
  
  * * *
  
  
  
  
  ...И были при последнем издыханьи.
  
  
  
  Болезнь пришла и заразила всех.
  
  
  
  В последний раз в прерывистом дыханьи
  
  
  
  Боролись жизнь, любовь и смертный грех.
  
  
  
  Он, озарен улыбкой всепознанья,
  
  
  
  Нашел удушливый голубоватый смех...
  
  
  
  
  Январь 1902
  
  
  
  
  
  
  
  * * *
  
  
  
  
  Неомраченный дух прими для лучшей доли
  
  
  
  Тоскующею тенью поутру.
  
  
  
  И день иной родится в свете воли.
  
  
  
  И легок будет труд в ином миру.
  
  
  
  
  Январь 1902 (?)
  
  
  
  
  
  
  
  * * *
  
  
  
  
   Они говорили о ранней весне,
  
  
  
   О белых, синих снегах.
  
  
  
   А там - горела звезда в вышине,
  
  
  
   Горели две жизни в мечтах.
  
  
  
  
   И смутно помня прошедший день,
  
  
  
   Приветствуя сонную мглу,
  
  
  
   Они чуяли храм, и холод ступень,
  
  
  
   И его золотую иглу.
  
  
  
  
   Но сказкой веяла синяя даль,
  
  
  
   За сказкой - утренний свет.
  
  
  
   И брежжило утро, и тихо печаль
  
  
  
   Обнимала последний ответ.
  
  
  
  
   И день всходил - величав и строг.
  
  
  
   Она заглянула ввысь...
  
  
  
   В суровой мгле холодел порог
  
  
  
   И золото мертвых риз.
  
  
  
  
   1 февраля - 28 сентября 1902
  
  
  
  
  
  
  
  У ДВЕРЕЙ
  
  
  
  
  
  Я один шепчу заклятья,
  
  
  
  
  Двери глухо заперты.
  
  
  
  
  Смутно чуятся объятья,
  
  
  
  
  В голове - Твои цветы.
  
  
  
  
  
  Неизведанные шумы
  
  
  
  
  За дверями чужды мне,
  
  
  
  
  И пленительные думы -
  
  
  
  
  Наяву, а не во сне.
  
  
  
  
  
  Наяву шепчу заклятья, -
  
  
  
  
  Наяву со мною Ты.
  
  
  
  
  Долгожданные объятья -
  
  
  
  
  Не обманы, не мечты.
  
  
  
  
  
  Февраль 1902
  
  
  
  
  
  
  
  * * *
  
  
  
  
   Всю зиму мы плакали, бедные.
  
  
  
   Весна отворила двери.
  
  
  
   Мы вышли - грустные, бледные,
  
  
  
   На сердце - боль и потери.
  
  
  
  
   И шли навстречу томлению,
  
  
  
   Полны предчувствий нестройных.
  
  
  
   И было нам дуновение
  
  
  
   Весенних струй беспокойных.
  
  
  
  
   В порыве ветра летучего -
  
  
  
   Мечта иль воспоминание
  
  
  
   Чего-то смутного, чего-то жгучего:
  
  
  
   Не этой весны дыхание.
  
  
  
  
   Февраль 1902
  
  
  
  
  
  
  
  * * *
  
  
  
  
  
  Боги гасят небосвод.
  
  
  
  
  Жадно молится народ.
  
  
  
  
  Мы же, близки смутной тени,
  
  
  
  
  Призываем юных жриц
  
  
  
  
  На тенистые ступени
  
  
  
  
  Остывающих теплиц.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Вот они - идут рядами
  
  
  
  
  Благовонными садами...
  
  
  
  
  . . . . . . . . . . . .
  
  
  
  
  
  Февраль 1902
  
  
  
  
  
  
  
  * * *
  
  
  
  
   Уже бесстрашный и свободный
  
  
  
   Стою у вековечных врат.
  
  
  
   Здесь - по равнине многоводной
  
  
  
   Скользит испытанный мой взгляд.
  
  
  
  
   Февраль - март 1902
  
  
  
  
  
  
  
  * * *
  
  
  
  
   Успокоительны, и чудны,
  
  
  
   И странной тайной повиты
  
  
  
   Для нашей жизни многотрудной
  
  
  
   Его великие мечты.
  
  
  
  
  
  
  
   Туманы призрачные сладки -
  
  
  
   В них отражен Великий Свет,
  
  
  
   И все суровые загадки
  
  
  
   Находят дерзостный ответ -
  
  
  
  
  
  
  
   В одном луче, туман разбившем,
  
  
  
   В одной надежде золотой,
  
  
  
   В горячем сердце - победившем
  
  
  
   И хлад, и сумрак гробовой.
  
  
  
  
   6 марта 1902
  
  
  
  
  
  
  
  * * *
  
  
  
  
   Мы шли заветною тропою
  
  
  
   Сегодня ночью в светлом сне,
  
  
  
   Ты в покрывало голубое
  
  
  
   Закуталась, клонясь ко мне.
  
  
  
  
  
  
  
   И, наяву не знавший ласки,
  
  
  
   Всегда томившийся от ран,
  
  
  
   В неизреченной, сонной сказке
  
  
  
   Я обнимал твой милый стан.
  
  
  
  
  
  
  
   Как бесконечны были складки
  
  
  
   Твоей одежды голубой...
  
  
  
   И в сердце больше нет загадки:
  
  
  
   Да, Ты и наяву - со мной.
  
  
  
  
   22 марта 1902
  
  
  
  
  
  
  
  * * *
  
  
  
  
   Ты - злая колдунья. Мой вечер в огне -
  
  
  
   Багрянец и злато горят.
  
  
  
   Ты светишься денно нощно во мне,
  
  
  
   Но твой презираю наряд.
  
  
  
  
  
  
  
   Я царь еще в жизни, - твоих багряниц
  
  
  
   Не страшен ни звон мне, ни свет.
  
  
  
   Воспряну в отчизне, поверженный ниц,
  
  
  
   Исторгну последний ответ!
  
  
  
  
   30 марта 1902
  
  
  
  
  
  
  
  * * *
  
  
  
  
  
  Душа ждала, но молчаливо
  
  
  

Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
Просмотров: 383 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа