Главная » Книги

Бенитцкий Александр Петрович - Стихотворения

Бенитцкий Александр Петрович - Стихотворения


1 2 3 4

  
  
   А. П. Бенитцкий
  
  
  
   Стихотворения --------------------------------------
  Поэты-радищевцы
  Серия "Библиотека поэта". Большая серия. Второе издание.
  Вступительная статья, биографические справки, составление и подготовка текста П. А. Орлова
  Примечания П. А. Орлова и Г. А. Лихоткина
  OCR Бычков М. Н. mailto:bmn@lib.ru --------------------------------------
  
  
  
  
  СОДЕРЖАНИЕ
  Биографическая справка
  230. Гробница друга
  231. К Амуру
  233. Весна
  234. Развалины
  235. Вдова. Сказка
  236. Ответ
  237. К статуе Амура
  238. Сентябрь
  239. Кончина Шиллера
  240. Печаль
  242. Отчаянная любовь. Романс
  243. Клятва
  245. Трус
  246. К портрету
  247. "Задумал в брак вступить Кондрат..."
  254. Награда
  255. К-е-е-й
  256. Язык любви
  257. Надпись к бюсту Сократа
  258. Возвращение Бахуса из Индии. Дифирамб (Из соч. Вилламова). Вольный перевод с немецкого
  260. Две картины. Из Антологии
  Александр Петрович Бенитцкий родился в 1780 году в семье обедневшего дворянина. Воспитывался он в пансионе профессора философии Московского университета И. М. Шадена, где когда-то обучался и Карамзин. Из пансиона Бенитцкий вынес хорошее знание иностранных языков, особенно немецкого. С июня 1799 до декабря 1803 года он находился на военной службе, из которой уволился "по слабости здоровья", после чего поступил переводчиком в Комиссию по составлению законов, где служили многие члены Вольного общества.
  Бенитцкий был принят в Вольное общество в конце 1806 года сначала корреспондентом, а с середины 1807 года - "ординарным" членом. С этого времени Бенитцкий деятельно участвует в его жизни: выполняет обязанности секретаря, читает на заседаниях свои произведения, предлагает проект нового Устава Общества.
  Бенитцкий дебютировал в печати стихотворением "Гробница друга", которое было опубликовано в "Журнале российской словесности" Н. П. Брусилова (1805, ч. 1). В этом же издании, а также в "Северном вестнике" И. И. Мартынова появляются и другие его произведения, преимущественно стихотворные. В 1807 году Бенитцкий выпустил альманах "Талия, или Собрание разных новых сочинений в стихах и прозе", где поместил около тридцати своих стихотворений и две "восточные" повести морально-дидактического характера - "Ибрагим, или Великодушный" и "Бедуин". В "Талии" печатали свои произведения Н. И. Гнедич, С. С. Бобров, П. Г. Политковский, И. И. Дмитриев, К. Н. Батюшков и некоторые члены Вольного общества - В. В. Попугаев, А. Х. Востоков. Вторая часть "Талии", уже отпечатанная, по неизвестным причинам не вышла.
  В 1809 году вместе с другим членом Вольного общества - А. Е. Измайловым - Бенитцкий начинает издавать ежемесячный журнал "Цветник". Перу Бенитцкого в этом издании принадлежит ряд стихотворений, несколько рецензий, "сильных, умных, острых", по отзыву Н. И. Греча, {Н. И. Греч, Опыт краткой истории русской литературы, СПб., 1822, с. 327.} и ряд произведений в прозе - "На другой день" ("Индейская сказка"), "Похвальное слово Пипиньке", "Грангул" и "Визирь". "Опыты его упражнений в словесности, - писал Л. Е. Измайлов, - особенно повести, - можно назвать образцовыми". {"Благонамеренный", 1820, No 3, с. 192 (прим. издателя к стихотворению "Изъяснение в любви портного").}
  Бенитцкий привлек к участию в "Цветнике" многих членов Вольного общества: А. X. Востокова, Н. Ф. Остолопова, Ф. И. Ленкевича, К. Н. Батюшкова, П. А. Никольского, Д. И. Языкова, а также П. А. Катенина, Н. И. Гнедича и других.
  Благодаря энергии издателя, журнал имел большой читательский успех. Однако здоровье писателя было подорвано непосильной работой и, по словам Греча, "страданиями душевными". 30 ноября 1809 года Бенитцкий умер от скоротечной чахотки. "Преждевременная смерть его... - писал Греч, - лишила Россию прекрасных надежд в сем молодом писателе" {Н. И. Греч. Опыт краткой истории русской литературы, с. 327.}.
  "Жаль Бенитцкого, - Жильберг(фравцузский сатирик второй половины XVIII в. - П. О.) в нем воскрес и умер. Большие дарования, редкий, светлый ум", {К. Н. Батюшков, Соч., т. 3, СПб., 1886, с. 43.} - писал К. Н. Батюшков Н. И. Гнедичу 6 сентября 1809 года, узнав о том, что дни Бенитцкого сочтены.
  Среди поэтов Вольного общества Бенитцкий занимает свое, особое место. Вопросы социальные, политические его мало интересовали. Ему ближе морально-философская проблематика. Для его лирики характерны две основные темы: бренность всего земного ("Гробница дру га", "Развалины", "Печаль") и прославление чувственных радостей, дающих забвение от грустных и печальных мыслей ("К Амуру", "Песнь Вакху", "Сентябрь", "Возвращение Бахуса из Индии"), Вакхические произведения Бенитцкого перекликаются с "легкой поэзией" К. Н. Батюшкова. С Батюшковым Бенитцкого сближает также борьба за очищение поэтического языка от церковнославянизмов и громоздких архаических синтаксических конструкций, вследствие чего оба они оказались противниками шишковистов
  {Список
  произведений
  Бенитцкого
  приведен в "Критико-биографическом словаре русских писателей и ученых" С. А. Венгерова (т. 3, СПб., 1892) и в статье И. А. Кубасова "А. П. Бенитцкий (1780-1809)". - "Журнал министерства народного просвещения", 1900, No 4, с. 280.}.
  
  
  
  230. ГРОБНИЦА ДРУГА
  
  
  
  Над кем мой взор встречает
  
  
  
  Сей памятник в полях?
  
  
  
  Чей остов истлевает
  
  
  
  В песчаных сих степях?
  
  
  
  Над кем стоит ветвистый
  
  
  
  Дуб гордый, наклонен?
  
  
  
  Над кем сей камень мшистый,
  
  
  
  Тяжелый положен?
  
  
  
  Нет надписи на оном,
  
  
   10 Нет в ветках соловья,
  
  
  
  Унылым чтобы тоном
  
  
  
  Дал знать: могила чья?
  
  
  
  Вокруг лишь раздается
  
  
  
  Стон мертвый птиц нощных;
  
  
  
  Полынь густая вьется
  
  
  
  В рассединах гробных.
  
  
  
  Конечно, путник бедный
  
  
  
  Из дальния страны
  
  
  
  В степи уединенной
  
  
   20 Свои окончил дни,
  
  
  
  И руки незнакомы
  
  
  
  Его здесь погребли, -
  
  
  
  Ах! где и наши домы?
  
  
  
  Всяк пришлец на земли!
  
  
  
  Недавно я святою
  
  
  
  Был дружбой съединен, -
  
  
  
  Теперь един с собою
  
  
  
  Один жить осужден.
  
  
  
  Твою ль, мой друг, объемлю
  
  
   30 Гробницу ныне я?..
  
  
  
  Увы! - лобзаю землю,
  
  
  
  Скрывающу тебя.
  
  
  
  Но или сквозь сыпучий
  
  
  
  Песок холодный сей
  
  
  
  Источник слез горючий
  
  
  
  Не пройдет до твоей
  
  
  
  Гробницы сокровенной?
  
  
  
  Внемли печальный зов:
  
  
  
  "Сними пред мною темный
  
  
   40 Ты вечности покров!
  
  
  
  Сними!" - Не отвечает
  
  
  
  Никто моим словам;
  
  
  
  Лишь ветр вдали взвывает,
  
  
  
  Бушуя по лесам.
  
  
  
  Из облак чуть выходит
  
  
  
  Луны померклый зрак;
  
  
  
  Угрюмый страх наводит
  
  
  
  Безмолвной нощи мрак.
  
  
  
  Едва в лесу катится,
  
  
   50 Едва ручей журчит;
  
  
  
  Нарушить он боится
  
  
  
  Безмолвье - и молчит.
  
  
  
  Простерта всюду с тьмою
  
  
  
  Уныла тишина;
  
  
  
  Всё предано покою,
  
  
  
  Весь мир в объятьях сна.
  
  
  
  Ничтожества картину
  
  
  
  Я зрю в моих глазах,
  
  
  
  Всё приймет здесь кончину
  
  
   60 И скроется в гробах.
  
  
  
  Счастливый и несчастный
  
  
  
  Отсель туда прейдут,
  
  
  
  Где радости всечасны
  
  
  
  В рядах веков текут.
  
  
  
  Где ныне те народы,
  
  
  
  Что жили на земли?
  
  
  
  Где скорби их, заботы
  
  
  
  Среди мгновенья мглы?
  
  
  
  Почто же здесь терзаться?
  
  
   70 Почто сует искать,
  
  
  
  Игрой мечты пленяться,
  
  
  
  Коль должно умирать?
  
  
  
  Хоть в граде - иль пустыне,
  
  
  
  Хоть в рубище - в парчах,
  
  
  
  Подвергнется судьбине
  
  
  
  Истленья бренный прах.
  
  
  
  И нас, и нас со времем
  
  
  
  Покроет сей песок;
  
  
  
  Простимся с жизни бремем -
  
  
   80 Постигнем все злой рок!
  
  
  
  Но длань его железна
  
  
  
  Не умертвит меня:
  
  
  
  Со вечностию смежна
  
  
  
  Душа и мысль моя!
  
  
  
  Состав мой истребится,
  
  
  
  Но вечен будет дух, -
  
  
  
  Он к жизни возвратится
  
  
  
  Там, где мой милый друг.
  
  
  
  <1805>
  
  
  
   231. К АМУРУ
  
  
  
  Божество Амур прекрасно,
  
  
  
  Царь небесный и земной,
  
  
  
  Всё тебе везде подвластно,
  
  
  
  Царствуй также надо мной.
  
  
  
  Долго счастья я искала,
  
  
  
  Прелестей твоих не знав,
  
  
  
  Наконец его узнала,
  
  
  
  Всё во власть тебе отдав.
  
  
  
  Я готова, друг мой нежный,
  
  
  
  Цепи ввек твои носить.
  
  
  
  Ах, один ты в жизни слезной
  
  
  
  Можешь счастье нам дарить.
  
  
  
  Так прими же в жертвы новы
  
  
  
  Моей верности обет,
  
  
  
  Пусть тобой, о бог любови!
  
  
  
  Счастье дней моих цветет.
  
  
  
  Ах! всё красится тобою,
  
  
  
  Всё огнем твоим живет;
  
  
  
  Летом, осенью, весною
  
  
  
  Радость взор нам твой лиет.
  
  
  
  Охраняй меня ты вечно,
  
  
  
  Будь вождем моей судьбе, -
  
  
  
  За сие клянусь сердечно
  
  
  
  Верной быть по гроб тебе!
  
  
  
  <1805>
  
  
  
  
  233. ВЕСНА
  
  
   Сияюща в лучах сребристых,
  
  
   Угрюмая природы дочь,
  
  
   Царица стран холодных, льдистых,
  
  
   Уже от нас сокрылась прочь.
  
  
   И се, спускается младая
  
  
   С высот эфирных к нам весна!
  
  
   Одежда розово-златая
  
  
   На ней струится как волна;
  
  
   Небесно-голубые взоры
  
  
   Ее повсюду свет лиют,
  
  
   Красней всходящия Авроры
  
  
   Блестит румянец сладких уст.
  
  
   Где ступит - там цветы алеют,
  
  
   Где кинет взор - там тьма отрад,
  
  
   Вослед ее зефиры веют,
  
  
   Повсюду льется аромат.
  
  
   Приход весны встречая красный,
  
  
   Певцы пернатые лесов
  
  
   Поют в честь гимны сладкогласны
  
  
   И славят в ней творца - любовь.
  
  
   Приемлют новый вид долины,
  
  
   Тучнеет хладная земля,
  
  
   В цветущи благовонны крины
  
  
   Оделись холмы и поля.
  
  
   Куда, куда ни обращаюсь,
  
  
   Несчетных творческих красот
  
  
   В разнообразии теряюсь,
  
  
   Всё к пению мой дух влечет!
  
  
   Взгляну ль на небо голубое,
  
  
   На лес, на горы, на моря,
  
  
   Как всходит солнце золотое,
  
  
   Как гаснет тихая заря.
  
  
   Се! зрю в тумане волн струистых
  
  
   С горы стремится водопад,
  
  
   Порывы вод его сребристых
  
  
   Чаруют мой и слух и взгляд.
  
  
   Он в яростном своем стремленья,
  
  
   Промчавшись с шумом за брега,
  
  
   Чрез камни, мохом покровенны,
  
  
   Течет на бархатны луга,
  
  
   Где, разливаясь в долах злачных,
  
  
   Едва струи свои катит
  
  
   И, как в стекле, в водах прозрачных
  
  
   Предметов разных кажет вид.
  
  
   Тут лебедь, белизной своею
  
  
   Гордясь, меж тростником плывет,
  
  
   Жемчужной белою струею
  
  
   Кипит за ним волна вослед.
  
  
   Пужливы рыбы сребробоки
  
  
   При свете солнечных лучей,
  
  
   Оставя недра вод глубоки,
  
  
   Гуляют на верху зыбей.
  
  
   Древа, одетые весною,
  
  
   Желая видеть свой наряд,
  
  
   Над ясной тихою водою,
  
  
   Вершины наклонив, стоят.
  
  
   Жестоки бури не дерзают
  
  
   Теперь на них свирепо дуть,
  
  
   Лишь зефиры вкруг них играют
  
  
   И птички на ветвях поют.
  
  
   Поля, обильем жатвы полны,
  
  
   Цереры взрощены рукой,
  
  
   Переливаются, как волны
  
  
   Тумана, утром, пред зарей.
  
  
   Селяне ждут с восторгом часа,
  
  
   Когда за верны их труды
  
  
   Богиня жатвы светловласа
  
  
   Велит им собирать плоды.
  
  
   Везде дары весны сияют -
  
  
   В полях, в садах, среди лугов,
  
  
   Везде богиню провождают
  
  
   Свобода, радость и любовь.
  
  
   Но тщетно разум мой дерзает
  
  
   Несчетны красоты сочесть,
  
  
   Которых нам ниспосылает
  
  
   Творец всего, что в мире есть.
  
  
   Я только смею лишь дивиться
  
  
   Его деяниям благим,
  
  
   Кем всё цветет, животворится,
  
  
   Тому дела его суть - гимн.
  
  
   <1806>
  
  
  
   234. РАЗВАЛИНЫ
  
  
   Престол немого разрушенья,
  
  
   Жилище мертвой тишины!
  
  
   Где среди мрака и истленья
  
  
   Текут свинцовы время дни;
  
  
   Где алчный зев его пространный
  
  
   Столпы поверженны грызет
  
  
   И ржавую печать на камни
  
  
   И горды мраморы кладет.
  
  
   На башнях, желтым мхом покрытых,
  
  
  10 В окошке тощий вран сидит,
  
  
   Над ним, на шпицах изогнутых,
  
  
   Разбитый флюгер ветр вертит
  
  
   И скрыпом томным наполняет
  
  
   Сырой, глухостенящий свод,
  
  
   Седой где филин лишь летает
  
  
   И птица нощи гнезда вьет.
  
  
   Где токи мутные струятся
  
  
   Покрытой плесенью воды,
  
  
   Змеи в расщелинах гнездятся
  
  
  20 И ищут тьмы средь темноты;
  
  
   Светило дневно не дерзает
  
  
   Расторгнуть мглу навислых стен:
  
  
   Там с страхом смерти обитает
  
  
   Гробовой нощи черна тень.
  
  
   Зверь дикий, из лесов дремучих,
  
  
   Вкруг утлых бродит пней;
  
  
   Подъяв главу в тернах колючих,
  
  
   Блеск кажет огненных очей.
  
  
   Близ каменных оград поникших
  
  
  30 Лежат остатки его жертв;
  
  
   Трупы и кости полусгнивши
  
  
   Красноголовый точит червь.
  
  
   Ворота тяжкие, широки,
  
  
   С железных крючьев сорваны;
  
  
   Дубовы вереи высоки
  
  
   К падению наклонены.
  
  
   Не прийдет боле в зной полдневный
  
  
   Под ними странник отдохнуть:
  
  
   Он зрит развалин вид плачевный
  
  
  40 И с скорбью продолжает путь.
  
  
   Тропинки все травой покрыты,
  
  
   Крапивой окна заросли,
  
  
   Плющом колонны перевиты
  
  
   Лежат разбиты на земли.
  
  
   О, как ужасен час вечерний!
  
  
   Сей медленно идущий час!
  
  
   В туманные здесь дни осенни,
  
  
   Когда с ним бурь несется глас!
  
  
   Уже, внимая глас сей грозный,
  
  
  50 Текущий со хребта холмов,
  
  
   Шумит, клонясь, тростник болотный
  
  
   Во глубине окружных рвов.
  
  
   Древа, возникши на чертогах,
  

Категория: Книги | Добавил: Armush (30.11.2012)
Просмотров: 432 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа