Главная » Книги

Бедный Демьян - Стихотворения, басни, повести, сказки, фельетоны (ноябрь 1917-1920), Страница 33

Бедный Демьян - Стихотворения, басни, повести, сказки, фельетоны (ноябрь 1917-1920)



>
  Просто шелк,
  
  
  
  Просто шелк!
  
  
   Что с ней хочешь, то твори,
  
  
  
  То твори,
  
  
  
  То твори,
  
  
   Потому что - не дури!
  
  
  
  Не дури!
  
  
  
  Не дури!
  
  
   Да живи, как бог велел,
  
  
  
  Бог велел,
  
  
  
  Бог велел!
  
  
   Мой-от Клим мне век заел,
  
  
  
  Век заел,
  
  
  
  Век заел!
  
  
   Помер... Вечный упокой,
  
  
  
  Упокой,
  
  
  
  Упокой!
  
  
   Кровопивец был какой,
  
  
  
  Вот какой,
  
  
  
  Вот какой!
  
  
   А чтоб я ему...ни-ни,
  
  
  
  А ни-ни,
  
  
  
  А ни-ни!
  
  
   Жили так-то мы ль одни?
  
  
  
  Мы ль одни?
  
  
  
  Мы ль одни?
  
  
   Стало, есть такой закон,
  
  
  
  Есть закон,
  
  
  
  Есть закон, -
  
  
   Повелось так испокон,
  
  
  
  Испокон,
  
  
  
  Испокон.
  
  
   А теперь пошел народ,
  
  
  
  Ну ж народ,
  
  
  
  Ну ж народ!.."
  
  
   Бабка сонно крестит рот,
  
  
  
  Крестит рот,
  
  
  
  Крестит рот
  
  
   И бормочет до утра,
  
  
  
  До утра,
  
  
  
  До утра:
  
  
   "Ох, стара уж я, стара,
  
  
  
  Ох, стара,
  
  
  
  Ох, стара!
  
  
   Помирать, никак, пора!.."
  
  
  
  Да, пора, -
  
  
  
  Да, пора!
  
  
  
  
  НА СВЕТ!
  
  
  
  
   Распроклятое ты наше житье женское,
  
  
  
  
   Распроклятое бабье житье!
  
  
  
  
  
  
   (Из народных песен.)
  
  
   "Всю те спину всполосую!" -
  
  
   Разъярясь, что дикий зверь,
  
  
   Дочь, раздетую, босую,
  
  
   Батя вытолкал за дверь.
  
  
   Вьюжный зимний день морозен,
  
  
   Дышит холод ледяной.
  
  
   Уж как грозен, грозен, грозен,
  
  
   Грозен батюшка родной!
  
  
   Говорил сосед соседу,
  
  
   Опрокинув рюмок пять:
  
  
   "Бей, сосед, жену к обеду,
  
  
   Перед ужином - опять!
  
  
   Мужичонкой станет хилым
  
  
   Тот, кто водочки не пьет.
  
  
   Век жене не будет милым,
  
  
   Кто жены своей не бьет!"
  
  
   Свекор злой трясет бородкой,
  
  
   Брешет сыну про сноху:
  
  
   "Будешь нянчиться с молодкой,
  
  
   Беспременно быть греху!
  
  
   В ней сидит, видать по роже,
  
  
   Бес такой, что уй-ю-ю.
  
  
   Слышь, держи жену построже,
  
  
   Как держал я мать твою!"
  
  
   Две старушки у обедни
  
  
   Скорбью делятся одной:
  
  
   Эту - зять побил намедни,
  
  
   Эту сын побил родной.
  
  
   К темным ликам дым кадильный
  
  
   Вздохи женские несет:
  
  
   "Ох-ти, - знать, лишь холм могильный
  
  
   От побоев нас спасет!"
  
  
   В церкви кто учил, не поп ли:
  
  
   "Баба - грех, соблазн и гнусь"?!
  
  
   Долго ль будут бабьи вопли
  
  
   Оглашать родную Русь?
  
  
   Бабы, выпрямите спины
  
  
   И вводите баб в Совет!
  
  
   Знайте, сестры, что дубины
  
  
   Уж ничьей над вами нет!
  
  
   Знайте, сестры: для народа
  
  
   Самый злой и страшный враг -
  
  
   Ночь, не знавшая исхода,
  
  
   Вековой туман и мрак.
  
  
   Обрели теперь мы крылья,
  
  
   Рабский сбросили завет.
  
  
   Приложите ж все усилья,
  
  
   Чтоб нам вырваться на свет!
  
  
  
  
  ОБМЕН
  
  
  
  
  
  
   Обменял шило на швайку.
  
  
  
  
  
  
  
  
  (Пословица.)
  
  
   Мне снился сон, что лорд Керзон
  
  
   (Конечно, был на то резон!)
  
  
   Прислал мне извещенье,
  
  
   Мне лично - извещенье.
  
  
   "Сэр! - так писал добрейший лорд. -
  
  
   Знакомством с вами, сэр, я горд.
  
  
   (Какое обращенье!
  
  
   Какое обращенье!)
  
  
   Достопочтеннейший джентльмен,
  
  
   Я рад сказать вам про обмен,
  
  
   Что он почти налажен,
  
  
   Да, он уже налажен.
  
  
   Товар обменный под рукой,
  
  
   Не столько важно нам - какой,
  
  
   Нам больше принцип важен,
  
  
   Да, голый принцип важен.
  
  
   Коль вы изящный кавалер,
  
  
   Есть все для вас, любой размер.
  
  
   Но если вы женаты...
  
  
   - Скажите, вы женаты? -
  
  
   Мы можем вам прислать в момент
  
  
   Сластей большой ассортимент.
  
  
   Есть дивные томаты.
  
  
   Вы любите томаты?
  
  
   Иль вам прислать комплект вещей:
  
  
   Перчаток, зонтиков, плащей,
  
  
   Цилиндров, макинтошей,
  
  
   Английских макинтошей?
  
  
   Не надо ль вам воротников,
  
  
   Манжеток, запонок, брелков?
  
  
   Всё - выделки хорошей,
  
  
   Всё - выделки хорошей!
  
  
   Не надо портить вам газет, -
  
  
   Бумажка есть у нас - глазет,
  
  
   И пачки, и рулетки,
  
  
   Изящные рулетки,
  
  
   Гигиенический предмет...
  
  
   Дай бог прожить вам сотни лет!
  
  
   Здоровы ль ваши детки?
  
  
   Здоровы ль ваши детки?
  
  
   Итак, джентльмен, товар лицом.
  
  
   Должны вы, будучи дельцом,
  
  
   Знать всем предметам цену,
  
  
   Доподлинную цену.
  
  
   Сомненья вас не будут грызть,
  
  
   Ведь нам, ей-ей, чужда корысть.
  
  
   Приступимте ж к обмену,
  
  
   Приступимте к обмену.
  
  
   От вас желали б мы иметь
  
  
   Хлеб, лес, пеньку, железо, медь...".
  
  
   Тут - кстати иль некстати,
  
  
   Ох, кстати иль некстати, -
  
  
   Раскрыв от удивленья рот,
  
  
   Я сделал резкий поворот
  
  
   И грохнулся... с кровати,
  
  
   Да, грохнулся с кровати,
  
  
   И на полу, глаза продрав
  
  
   (Таков уж мой, простите, нрав),
  
  
   Смеялся до рассвета,
  
  
   До самого рассвета.
  
  
   "Обмен... Загвоздка, брат, не в нем.
  
  
   Начнем обмен... Ну что ж, начнем!
  
  
   С какого, бишь, предмета?
  
  
   С какого, бишь, предмета?!"
  
  
  
  
  ЗА БУКВАРИ
  
  
   Зверь - не зверь, всего книжонка
  
  
   Всполошила всех Ерём:
  
  
   "Вот беда, взбесилась женка:
  
  
   Занялася букварем!"
  
  
   "У моей, брат, те же штуки.
  
  
   Просто плюнуть да бежать!"
  
  
   "Много ль надоть им науки,
  
  
   Чтоб уметь детей рожать?!"
  
  
   "Бабу след от книг отвадить:
  
  
   Знай свое веретено!"
  
  
   "С бабой грамотной не сладить!"
  
  
   "То-то, братцы, и оно!"
  
  
   "Как же быть-то?!"
  
  
  
  
   Споры жарки,
  
  
   Но сошлися все на том:
  
  
   "Буквари все - на цыгарки!
  
  
   Ну, а баб... учить кнутом!"
  
  
   Если б в селах были сходы
  
  
   Из одних таких Ерём,
  
  
   Не видали б мы свободы,
  
  
   Выли б с барами, с царем.
  
  
   На Ерём на всех припевки
  
  
   Надо плюнуть: дикари.
  
  
   Смело, бабы, тетки, девки,
  
  
   Все - садись за буквари!
  
  
  
   РАБОЧИЙ ПРИВЕТ
  
   По поводу 30-летия Владимира Ильича Ленина
  
   Еще не улеглись порывы урагана,
  
   Еще корабль дрожал, встречая грозный вал,
  
   Но, повинуйся искусству капитана,
  
   Ходил уверенно в его руках штурвал.
  
   Шум бури заглушив потоком слов хвалебных
  
   И окружив толпой восторженной того,
  
   Чей гений вел корабль среди стихий враждебных,
  
   Усталый экипаж приветствовал его.
  
   Матросов обведя спокойными глазами,
  
   На их приветствие ответил капитан:
  
   "Меня хваля, себя тем хвалите вы сами.
  
   Но... где ж испытанный товарищ наш, Хуан?"
  
   "Х-хе! - кто-то отвечал с насмешкою задорной. -
  
   Хуан приветствовать тебя придет... в порту.
  
   Сейчас он молотом внизу стучит упорно,
  
   Чиня пробоину в борту!"
  
   И молвил капитан: "Скажите же Хуану:
  
   Штурвала выпустить я не могу из рук.
  
   Пусть громче бьет Хуан, - его я слушать стану:
  
   Приветствий слаще всех мне будет этот стук!"
  
   Друзья, приветствуя родного "Ильича",
  
   Ответной похвалы лишь будет тот достоин,
  
   Кто, тяжким молотом (не языком!) стуча,
  
   Спасает наш корабль от тысячи пробоин.
  
  
  
  
  ТРИЗНА
  
  
  
  
  Польские паны под напором красных
  
  
  
   советских войск, не будучи в силах удержаться
  
  
  
   в Киеве и потеряв надежду захватить его снова,
  
  
  
   перед своим отступлением взорвали водопровод,
  
  
  
   электрическую станцию, все вокзалы, знаменитый
  
  
  
   Владимирский собор.
  
   Кто говорит: "позор"? Чья "честь" омрачена?
  
   Иль мы не знаем панской чести,
  
   Как велика ее цена?
  
   Или не знает пан, что нет его поместий,
  
   Что им затеяна последняя война,
  
   Что голова его давно обречена,
  
   Что не уйти ему от справедливой мести?
  
   Им разрушаются плоды его ль трудов?
  
   Иль он на храм смотрел, как на свою святыню?
  
   Пред гибелью своей он все свершить готов,
  
   Чтоб не осталося на свете городов,
  
   Чтоб превратился мир в пустыню,
  
   Чтоб ни единый ключ живой воды не бил,
  
   Чтоб без питания и света,
  
   Могила всех панов и всех, кто их сгубил,
  
   Среди угаснувших светил
  
   Плыла земля - свой век отжившая планета.
  
   Бойцы, сомкните же дружней свои ряды,
  
   И, в краткий срок отбив советскую отчизну
  
   От всей помещичьей, шляхетской злой орды,
  
   С рабочими всех стран, в лучах одной звезды,
  
   По всем панам всемирно справим тризну.
  
  
  
  
  ОЦЕНКА
  
  
  
  
  На предложение, сделанное русскими
  
  
  
   эмигрантами - дать швейцарским банкам в
  
  
  
   обеспечение свои имения и дома в России,
  
  
  
   представитель швейцарских интересов заявил: 1)
  
  
  
   что предложенный залог - миф, никаких гарантий
  
  
  
   не дающий, 2) что русские должны обеспечить
  
  
  
   заем реальными гарантиями, как то:
  
  
  
   драгоценностями, имениями где либо за границей
  
  
  
   или в Польше.
  
  
  
  
  
  
  
  ("Последние новости")
  
   Персоной будучи в кругах известных видной,
  
   Потомственный буржуй с осанкою солидной
  
  
  (При случае его я назову)
  
   Зашел в Париже в банк и сразу: "Вуле-ву?
  
  
  На редкость выгодная сделка.
  
   Мне банк даст золота, я банку - векселя
  
   Под обеспеченье!.."
  
  
  
  
   "Какое?"
  
  
  
  
  
   "Есть земля...
  
   Вполне исправное громадное именье,
  
  
  При нем завод - мое почтенье!
  
  
  Железный путь совсем вблизи,
  
  
  Большая пристань тут же рядом..."
  
   Какой же банк таким побрезгует закладом?
  
  
  В минуту дело на мази.
  
  
  Но... вмиг всю сделку погубило
  
  
  Словцо, всего одно словцо.
  
   Директор банковский, смеявшийся так мило,
  
  
  Вдруг скорчил кислое лицо:
  
   "А как - пардон, мусью! - как велика оценка
  
   Именья вашего?"
  
  
  
  
  "Мильон".
  
  
  
  
  
   "Мерси, мерси!..
  
   А где ж, мусью, оно?"
  
  
  
   "Где? - побелев, как стенка,
  
   Забормотал буржуй. - В России!.. Ан Рюсси!.."
  
   "Ах, ан Рюсси!" - вздохнул в ответ директор банка
  
   И дал российскому мусью... на чай полфранка!
  
  
  
   КРЫМСКОЕ ВОРОНЬЕ
  
  
  
  Красноармейская песенка
  
  
   Били, бьют со всех сторон.
  
  
  
  Трудно удержаться.
  
  
   Черный Врангель, герр барон,
  
  
  
  Пробует сражаться.
  
  
   Был Деникин, был Колчак,
  
  
  
  Не было барона.
  
  
   Экий, гляньте-ка, смельчак!
  
  
  
  Мокрая ворона!
  
  
   Через крымский Перекоп
  
  
  
  Дура-птица скачет
  
  
   И глазами хлоп да хлоп:
  
  
  
  Ошалела, значит.
  
  
   Вслед за нею воронье
  
  
  
  Каркает протяжно.
  
  
   Дело что-то не так,
  
  
  
  Не ахти как важно.
  
  
   Охватил всю стаю страх.
  
  
  
  Повернуть обратно?
  
  
   Пушки - трах-тарах-тарах!
  
  
  
  Вот как жарят знатно.
  
  
   Жарко так, хоть со скалы -
  
  
  
  Черной стае в воду,
  
  
   Это красные орлы
  
  
  
  Не дают ей ходу!
  
  
   "Черный Врангель - смерть ему!"
  
  
  
  "Разряжай патроны.
  
  

Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
Просмотров: 331 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа