Главная » Книги

Бедный Демьян - Стихотворения, басни, повести, сказки, фельетоны (ноябрь 1917-1920), Страница 23

Бедный Демьян - Стихотворения, басни, повести, сказки, фельетоны (ноябрь 1917-1920)



е,
  
   Через трупы через ваши посинелые
  
   С офицерской моей гвардиею пламенной
  
   Я дошел бы до Москвы до белокаменной
  
   И, увенчанный всесветной царской славою,
  
   Осчастливил Русь колчаковской державою:
  
   Посадил бы вкруг себя господ сенаторов,
  
   По губерниям назначил губернаторов,
  
   Разослал бы становых к местам насиженным,
  
   Землю всю б вернул помещикам обиженным, -
  
   Склады, фабрики - железные, суконные -
  
   Снова в руки передал бы я в законные;
  
   Богачам-купцам вернув статью доходную,
  
   Разрешил бы я торговлю им свободную,
  
   Городским бы господам вернул владения,
  
   Вновь питейные открыл бы заведения,
  
   В ход пустил бы все заводы спиртогонные,
  
   С винных лавок брал прибытки б миллионные,
  
   Все казармы вновь набил бы я солдатами:
  
   "Маршируйте перед царскими палатами!
  
   Расправляйтесь, черти, с братьями и сестрами:
  
   Утверждайте власть мою штыками острыми!
  
   Защищайте достояние господское!
  
   Запрягайте в барский плуг сословье скотское!"
  
   С подлой чернью, своевольной, узколобою,
  
   Поведу я, новый царь, уж речь особую:
  
   Задушу двойной, тройною контрибуцией,
  
   Запорю, чуть где запахнет революцией, -
  
   Не за речи, а за помыслы продерзкие
  
   В клочья мяса превращу все рожи мерзкие, -
  
   В тюрьмах буду подлецов гноить повалкою,
  
   В церкви буду загонять железной палкою:
  
   "Войте, псы, на четвереньках по-звериному,
  
   Присягайте - покоряться мне единому
  
   С благоверною супругой и со чадами!"
  
   Мужичью пригну я головы прикладами:
  
   "Много, черти, вы мутили да похабили!
  
   Возвращайте, что у бар вы понаграбили,
  
   Все до перышка сносите мне, до ниточки:
  
   Покрывайте-ка господские убыточки!"
  
   Не забыты будут мной отцы духовные:
  
   Увеличу я доходы их церковные
  
   И земельные угодья им пожалую:
  
   "Службу вы, отцы, несли царям не малую,
  
   Проявите ж и ко мне святое рвение:
  
   Всенародное устройте вы говение,
  
   Исповедайте всю челядь непокорную,
  
   Помогите мне траву всю вырвать сорную,
  
   Злые плевелы отвеять все решительно, -
  
   А уж я по ним ударю сокрушительно;
  
   Не осталось чтобы семени проклятого,
  
   Буду вешать бунтарей через десятого!
  
   Никакого лиходеям послабления,
  
   Чтобы помнили, как делать разграбления,
  
   Как господское добро себе присваивать,
  
   Как советское правление устраивать!
  
   Будут маяться, как деды их не маялись!
  
   Так зажму, чтоб бунтовать навек закаялись!"
  
  
  Кончил речь Колчак, из пушки ровно выпалил,
  
   Свои буркалы на фронт свирепо выпялил,
  
   Ажио пятки у чалдонов зачесалися.
  
   (Только пятками чалдоны и спасалися.)
  
   "Ой вы, пятки ж наши быстрые, вы пятушки!"
  
   Переглядываться стали тут ребятушки,
  
   То ль колчаковское воинство хороброе:
  
   "А ведет Колчак на дело нас недоброе,
  
   На Иудино ведет на злодеяние!
  
   Ждет какое ж нас за это воздаяние?
  
   А не в пору ль, чем служить такому ворону,
  
   Передаться всем на красную нам сторону,
  
   На ту ль сторону рабочую, крестьянскую,
  
   Сообща с ней доконать всю сволочь панскую,
  
   Всю дворянскую породу именитую,
  
   С Колчаком и всей его проклятой свитою?!
  
   А не в пору ль, чем нам биться с братьей кровною,
  
   Кончить дело мировою полюбовною,
  
   Да просить, чтоб нас простили обмороченных,
  
   Да в Советы слать людей неопороченных,
  
   Власть Советскую повсюду строить честную,
  
   Трудовую жизнь налаживать совместную?!"
  
  
  
  
   *
  
   Эх, кабы да это, братцы, все случилося!
  
   Уж и что бы на Руси-то получилося!
  
   Кабы оземь Колчаков мы всех шарахнули,
  
   То-то б зажили, - святые б в небе ахнули!
  
   Жизнь земная стала б слаще райской сладости,
  
   И уж выпил бы я здорово на радости!
  
  
  
  
  ПЕСНЯ
  
  
   "ДЕМОКРАТИЧЕСКОГО" КООПЕРАТОРА
  
  
  
  
  Посвящается бывшему министру кабинета
  
  
  
   Керенского В. Н. Зельгейму.
  
  
   Я - не поклонник большевизма,
  
  
   Я - стойкий, честный демократ,
  
  
   Я - для поправки организма -
  
  
   Хватил сто тысяч аккурат.
  
  
   Пусть все кадят рабочей блузе,
  
  
   Мне так пристал цилиндр и фрак.
  
  
   И у себя в "Центросоюзе"
  
  
   Я не дурак, я не дурак.
  
  
   За неустанные работы
  
  
   Я получил свой пенсион.
  
  
   Как хорошо не знать заботы,
  
  
   Попав в швейцарский пансион.
  
  
   Бродить в горах весной и летом,
  
  
   И сладко пить, и сытно есть,
  
  
   И проявлять пред целым светом
  
  
   "Демократическую" честь.
  
  
   Кооператор я солидный,
  
  
   Не вор, не плут. Люблю уют,
  
  
   И - раз предлог есть благовидный, -
  
  
   Смешно не взять, когда дают.
  
  
   Взять, и с отменно чистой миной
  
  
   В кафе швейцарском вечерком
  
  
   Сидеть с дражайшей половиной
  
  
   И томно бредить Колчаком.
  
  
  
   КУЛАЦКИЙ ПЛАЧ
  
  
   Стоит кулак и чешет бороду:
  
  
   "Ох-хо-хо-хо! Дела-дела!
  
  
   Опять комиссия из городу:
  
  
   Каких явилось два орла!
  
  
   Имел я добрых две винтовочки.
  
  
   Приберегал их до поры.
  
  
   Ждал измененья обстановочки.
  
  
   У, псы, едят вас комары!
  
  
   Нашли винтовки под периною,
  
  
   Не пулемет, как у попа.
  
  
   С какой бы яростью звериною
  
  
   Я размозжил вам черепа!
  
  
   Убавь, кричат мне, фанаберии,
  
  
   Не то!.. Ну что ж? В конце концов
  
  
   Для ихней красной артиллерии
  
  
   Пришлось отдать двух жеребцов.
  
  
   В красноармейцы, вишь, охотников
  
  
   Столпилось сколько у стола.
  
  
   Для трех сынков моих, работников,
  
  
   Давно уж очередь была.
  
  
   Укрыл. Где чадушки спасаются,
  
  
   Пока никто не подсмотрел.
  
  
   Худеют парни. Опасаются,
  
  
   Поймают - кончено: расстрел!
  
  
   Ох, что же это стало деяться?
  
  
   Когда ж я обрету покой?
  
  
   Терпеть? Еще ли ждать-надеяться?
  
  
   Аль уж надежды никакой?"
  
  
   Страдая всей своей "утробою",
  
  
   Скулит кулак: "Дела-дела!"
  
  
   И смотрит с бешеною злобою
  
  
   На флаг кумачный у стола.
  
  
   "ДЕМОКРАТИЧЕСКИЕ ПРИНЦИПЫ"
  
  
  
  
  Принципы народовластия и демократических
  
  
  
   свобод никому не дороже, чем нашей партии. Во
  
  
  
   имя борьбы за принципы демократии мы и сейчас
  
  
  
   стоим в оппозиции к политике российской
  
  
  
   коммунистической партии.
  
  
  
  
  
   (Из меньшевистского манифеста.)
  
   Читали меньшевистскую декламацию?
  
   Какую Колчаку дали аттестацию!
  
   Не стоит-де он меньшевистской симпатии,
  
   Потому что он враг демократии.
  
   Слова из песни не выкину:
  
   Влетело заодно и Деникину:
  
   - Надо смотреть за Деникиным в оба,
  
   Подозрительна, дескать, и эта особа, -
  
   А Деникин смеется ("От слова не станется!"),
  
   Прет на нас и назад не оглянется,
  
   Оставляет свой тыл без внимания,
  
   Потому что в тылу - "шейдемания",
  
   Меньшевистская братия,
  
   Грузинская демократия,
  
   Стадо вьючных, покорных Антанте, ослов,
  
   Воплощение мартовских слов,
  
   Живая тому иллюстрация,
  
   Что демократия - не реставрация.
  
   - _Мартов_, дав большевизму анализ критический,
  
   Позабыл помянуть про демократический
  
   "Идеал воплощенный", меньшевистский Тифлис!
  
  
  Браво, _Мартов_! Божественно! Бис!
  
   Декламируй за нашей спиною,
  
   Благо нашей гражданской войною
  
   Огражден ты от риску
  
   Подкрепить пред Деникиным клятвой "подписку"
  
   В том, что после Деникинской "палочной критики"
  
   Навсегда отрекаешься ты от политики.
  
   Жалкий вождь жалкой партии - гнусной и жалкой!
  
   Свыкшись некогда с царскою палкой,
  
   С генеральскою палкой ты свыкся бы тоже.
  
   (Это мы генералов колотим по роже.
  
   Хоть "растрижды верховное" будь он правительство!)
  
   Ты ж, наверно, уже мастеришь репетицию:
  
   - "Ва.. ва... ваше... высокое., превосходительство...
  
   Разрешите... подать вам... "петицию"!"
  
  
  
  
  "ME-ME"
  
   Ночь... Небо синее... Луна и все такое...
  
  
  Опять же рядышком кума...
  
   Так диво ли, что волк, разнежившись весьма,
  
  
  Стал исходить в любовном вое?
  
   "Ах, кум, - заахала восторженно лиса, -
  
  
  Бывают же такие голоса!
  
  
  Кум, перестань. Смотри: я плачу!"
  
   "Недурно? - отвечал куме польщенный волк. -
  
  
  Ну, успокойся, я умолк.
  
   Как видишь, я своих талантов зря не трачу.
  
   Хотя, по совести, какой же я певец?
  
   Нет, ты послушала б хороший хор овец,
  
   Так ты признала бы без моего влиянья:
  
   Нет ничего милей овечьего блеянья!
  
   "Ме-ме!.. Ме-ме!.." Напев как бы совсем простой,
  
   А что такое "ме"? Ты вслушайся да вникни.
  
   Выходит - ежли волк овце прикажет: стой!
  
  
  Так значит: стой, овца, не пикни!
  
   Покорно отвечай своею головой
  
   И волка не вводи в излишнюю досаду,
  
   Чтоб, утолив тобой законно голод свой,
  
   Волк большего вреда не причинил бы стаду.
  
   Да. Потому что волк есть волк, а ты - овца,
  
  
  И оба правы до конца,
  
  
  И ни к чему все эти толки,
  
   Что гибель скорая постигнет всех волков,
  
   Раз основной закон истории таков:
  
   Где есть дремучие леса, там есть и волки.
  
   И ясно, что пройдут еще века, века,
  
   Пока расчистятся все дебри и пока
  
   Вся жизнь устроится по новому закону,
  
   Настанет тишь да гладь, да божья благодать, -
  
   Мир уподобится овечьему загону:
  
   Везде одна овца, а волка не видать.
  
   Но рая этого придется долго ждать!
  
   До тех же пор овце брыкаться неприлично.
  
   Вот что такое "ме". Ты поняла, кума?"
  
  
  "Еще бы! Поняла отлично.
  
  
  Во всех курятниках обычно
  
   Такие ж песенки слыхала я сама".
  
  
  
  
   *
  
   Чём, право, не пример овечьих убеждений,
  
  
  Весьма приятных для волков
  
   (Для всех Деникиных и прочих Колчаков),
  
   Me... ме... ме... методы программных рассуждений
  
   Me... ме... ме... ме... меньшевиков?!
  
  
  
   МЕНЬШЕВИСТСКИЙ РАЙ
  
  
  
   Письмо меньшевикам
  
  
  Дорогая моя "социал-демократия",
  
  
  Мартов, Дан и прочая меньшевистская братия!
  
  
  Знаю я, что в Москве вам - тоска.
  
  
  Опять же, нет хлеба ни куска,
  
  
  Об этом вы вопиете на всех переулках,
  
  
  Так поговорим... о колчаковских булках.
  
  
  А впрочем, вы - люди с головами,
  
  
  Знаете, что Колчак кормит только словами,
  
  
  Давая на закуску
  
  
  Расстрел, плеть или кутузку,
  
  
  Смотря "по вине".
  
  
  Поговорим лучше об идеальной стране,
  
  
  Где правят ваши единомышленники,
  
  
  Социал-промышленники.
  
  
  О Грузии вы послушаете с удовольствием.
  
  
  Хоть и там не густо с продовольствием,
  
  
  А все ж, если б вы Грузию навестили,
  
  
  "Три Ноя" вас бы угостили,
  
  
  Угостили б, наверно, не слишком открыто, -
  
  
  Чужие свиньи залезли в корыто.
  
  
  Ну, да и вам останется что-либо.
  
  
  Что останется, и на том спасибо.
  
  
  Приятели ваши - природные буфетчики:
  
  
  "Социал-банкетчики"!
  
  
  Немцев принимали - банкет!
  
  
  Турок встречали - банкет!
  
  
  Англичан приглашали - банкет!
  
  
  Играли с Томсоном в крокет,
  
  
  Облизывали ему пятки.
  
  
  Шустрые ребятки!
  
  
  Англичане уйдут, придут итальянцы,
  
  
  Опять банкет и танцы,
  
  
  Шашлык и макароны,
  
  
  Да здравствуют новые "патроны",
  
  
  Сиречь - покровители! -
  
  
  Запляшут грузинские правители!
  
  
  "Пляши, враже, як пан каже!"
  
  
  "Ничего, что рожа в саже:
  
  
  Оботремся лакейской салфеткой,
  
  
  А баре угостят конфеткой!
  
  
  Сласти, не сласти,
  
  
  Главное: удержаться у власти!"
  
  
  А почему сие необходимо?
  
  
  Грядущее - неотвратимо.
  
  
  Все знают, что оно несет.
  
  
  Подлецов ничто не спасет!
  
  
  Насчет грузинского "рая" вы правы:
  
  
  Там новый быт и новые нравы.
  
  
  Английские солдаты
  
  
  Заняли лучшие палаты,
  
  
  Воздвигли перед ними площадки
  
  
  И продают шоколадки,
  
  
  Ананасы и другие деликатесы.
  
  
  Окромя того, англичане большие повесы:
  
  
  До вечера торгуют аккуратно,
  
  
  Вечером и ночью - "раздача бесплатно",
  
  
  Принимают ночных гостей сердечно,
  
  
  Дам и девиц, конечно!
  
  
  Все дамы, знатные и незнатные,
  
  
  Получают подарки "бесплатные"
  
  
  И, целуя иного лейтенанта,
  
  
  Визжат: "Да здравствует Антанта!"
  
  
  Вот она, высшая политика!
  
  
  А Церетели слывет за паралитика,
  
  
  Не имеет никакого успеха:
  
  
  "Только делу помеха!"
  
  
  Друзья, тут ни при чем моя язвительность.
  
  
  Все это подлинная действительность -
  
  
  Сам Жордания дал оценку своей тактике:
  
  
  "Проходим этнографию... на практике.
  
  
  Даем возможность для тифлисских жителей
  
  
  Не покидая родных обителей,
  
  
  Изучать все нации Европы.
  
  
  Скоро приедут эфиопы,
  
  
  Устроим банкет на лоне природы,
  
  
  Дамы сбросят "парижские моды",
  
  
  "Парадная форма" - полное обнажение.
  
  
  Потому: "эфиопское положение"!
  
  
  Мартов! Попробуй дать "опровержение",
  
  
  Скажи громко, что я, дескать, лгу.
  
  
  Я еще почище факты берегу.
  
  
  Пока их приводить нет необходимости,
  
  
  Но я докажу, что "Тифлис - дом терпимости",
  
  
  Что грузинские меньшевики - социал-духанщики,
  
  
  Прохвосты и обманщики,
  
  
  И что близятся дни,
  
  
  Когда будут они
  
  
  Со всем угнетающим Грузию сбродом
  
  
  Сметены, словно мусор, восставшим народом.
  
  
  
  
  ВЫБИРАЙТЕ
  
  
  
  Образина - для иконы,
  
  
  
  Просто ангельской красы:
  
  
  
  Генеральские погоны,
  
  
  
  Генеральские усы,
  
  
  
  Щеки жирные обвисли,
  
  
  
  Под глазами два мешка,
  
  
  
  Без единой светлой мысли
  
  
  
  Меднолобая башка,
  
  
  
  Рожа выбритая гладко...
  
  
  
  Будьте, братцы, начеку:
  
  
  
  С ним буржуям будет сладко.
  
  
  
  Но не сладко мужику!
  
  
  
  Взгляд суровый, голос зычный.
  
  
  
  Верным псом он был царю.
  

Другие авторы
  • Кайсаров Михаил Сергеевич
  • Чернышевский Николай Гаврилович
  • Прутков Козьма Петрович
  • Бельский Владимир Иванович
  • Дроздов Николай Георгиевич
  • Хвощинская Надежда Дмитриевна
  • Стокер Брэм
  • Быков Петр Васильевич
  • Буссе Николай Васильевич
  • Эмин Федор Александрович
  • Другие произведения
  • Белинский Виссарион Григорьевич - Русский театр в С.-Петербурге. Братья-враги, или Мессинская невеста. Трагедия в трех действиях, в стихах, соч. Шиллера
  • Розанов Василий Васильевич - Наш "Антоша Чехонте"
  • Мопассан Ги Де - Ночь под Рождество
  • Картер Ник - По чужой вине
  • Горький Максим - Песня о буревестнике
  • Голицын Сергей Григорьевич - Скажи, зачем...
  • Богданов Александр Александрович - Заявление А. А. Богданова и В. Л. Шанцера в расширенную редакцию "Пролетария"
  • Светлов Валериан Яковлевич - Вечный узник
  • Стивенсон Роберт Льюис - Черная стрела
  • Дорошевич Влас Михайлович - Исчезнут ли тягчайшие наказания?
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (29.11.2012)
    Просмотров: 366 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа